Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Было дело:: - Алла Пугачева

Алла Пугачева

Автор: imbo_down
   [ принято к публикации 11:22  26-12-2009 | я бля | Просмотров: 580]
Алла Пугачева

В детстве у меня был знакомый - белобрысый мальчик, Женя Мельников. Его называли Сусликом, а когда он брился налысо, то - Мюллером. Мюллер ему больше подходило, это я сейчас, только что, понял, ведь Мюллер - это мельник по-немецки. Хотя в то же время - думать о том, что ему больше подходило - ни к чему. Женя любил Аллу Пугачеву. Он любил ее всю: ее платья, ее песни, ее фотокарточки. Когда на экраны вышел фильм "Женщина, которая поет", и заборы страны были облеплены плакатами Аллы Пугачевой, то Женя сорвал один плакат и съел. Нет, конечно, не сразу, а постепенно. Он порвал плакат на мелкие кусочки, а потом добавлял их себе в суп.
Когда в воскресенье, после обеда, последний кусочек плаката был доеден, Женя-Суслик вышел во двор, погладил себя по животу и сказал:
- Теперь она моя!
- Она никогда не будет твоей, - ответил я и ударил его тяжелым солдатским ботинком по голени. Других ботинок у меня не было. Фигли - тогда ж у нас была совдепия.
Женя согнулся от боли, но на его губах играла улыбка. Он был счастлив, и не стал со мной драться.
- Тебе завидно! - крикнул он и побежал к реке, навстречу солнцу, такому же рыжему, как волосы Аллы Пугачевой.
Конечно, мне было завидно.
В тот день я и написал письмо Алле Пугачевой.
Я написал, о том, что хоть Суслик и сожрал ее плакат, но все равно, я ее больше люблю и хочу быть с ней, и что жду ее.
Я не знал адреса и подписал конверт: "Алле Пугачевой". Этого было достаточно. Через неделю мне пришла телеграмма с короткой фразой: "встречай выезжаю".
Поезд приходил рано, в шесть утра. Я завел будильник на четыре и положил его под медный таз, чтобы он громче звенел. Правда, это оказалось лишним, я просто не смог заснуть - все думал: что я ей скажу, а вдруг я ей не понравлюсь. Еще мне было интересно, в чем она будет одета? Хорошо бы в такую белую рваную простыню, в которой она пела песню на стихи Шекспира: "Уж если и разлюбишь, дак теперь", тогда бы я ей сказал, что когда сплю, то укрываюсь такой же рваной простыней. Я ее порвал из-за любви.

На вокзал я пришел рано - всходило солнце, легкий ветер гнал мятую газету "Правда", пьяный дворник пел на вокзальной скамейке: "Все могут короли..." и ему подвывала грязная одноглазая болонка. Я грустно смотрел на нее и моргал. В тот момент я думал, что Алла Пугачева может и не приедет ко мне, но поезд пришел ровно в шесть, и в серой толпе прибывших засияли огненно-рыжие волосы Аллы Пугачевой. Одета она была в настоящие джинсы фирмы «Lee», желтую футболку с изображением Алена Делона и темные большие очки. Я сразу понял, что очки ей для того, что бы ее в поезде не узнали и не просили спеть.
Алла Пугачева подошла ко мне, сняла очки, и я увидел ее большие изумрудные глаза. Они были гораздо красивее, чем в нашем черно-белом телевизоре.
- А вот и я, - сказала Алла Пугачева.
- Да, вижу, - сказал я, и мы пошли по черному от начавшегося внезапно дождика асфальту. Светило солнце и шел дождь...
- Дождь, когда приезжаешь это к счастью, - сказала Алла Пугачева.
- Это грибной дождь, после него всегда бывает радуга.
- Да, радуга.
В небе, над гастрономом появилась радуга.
- Любишь, говоришь меня? - спросила Алла Пугачева и приостановилась.
- Люблю и хочу быть с вами.
Алла Пугачева провела рукой по прекрасным волосам. В свете утреннего солнца засияли ее веснушки. Прозрачные капли дождя стекали по ее щекам и отражали облака.
- Знаешь мальчик. Любовь вещь жестокая и злая. Знаешь, зачем я приехала?
- ?
- Хочу избавить тебя от нее.
- А как? А зачем?
Алла Пугачева не ответила и, махнув рукой, быстро направилась к гастроному.
Я ринулся за ней, наступил на развязавшийся шнурок и чуть не брякнулся в лужу.
- Как? У писателя, которого сейчас все читают, написано, что это делается через постель, - на ходу ответила мне Алла Пугачева. - Зачем? Да фиг его знает зачем. Разнообразия хочется. Надоели мне эти вечные гастроли и лицемерные рожи…
- У какого писателя?
Алла Пугачева не ответила - мы подошли к дверям гастронома, и она стала в них стучать кроссовкою. Кроссовки у нее были фирменные. Настоящие!
- Дак, ведь закрыто, - сказал я.
- Ебаная совдепия! - закричала Алла Пугачева красивым низким голосом.
- А, что вы хотите там?
- Называй меня на "ты". Водки я хочу! Чего ж еще.
- Водки? - удивился я.
- Ну да! Какая ж постель без водки! Да и просто чисто выпить хочется.
Я в то время в тонкостях постелей не разбирался и промолчал.
- Придется брать у таксистов, - Алла Пугачева вытерла мокрый от дождя лоб. - Пошли!
Я почапал за ней к таксистской стоянке.
Таксисты узнали Аллу Пугачеву и с радостью дали ей водки и банку «Завтрака туриста» за бесплатно. Я все боялся, что они попросят Аллу Пугачеву спеть, но таксисты, видимо, постеснялись и только попросили, что бы Алла Пугачева дала им автографы. У одного таксиста она расписалась на щеке и со звонким смехом сказала:
- Спасибо, мужики! Только вот, как мы будем «Завтрак туриста» открывать? У меня консервного ножика с собой нет. Нет у меня привычки, ножи с собой носить.
У таксистов консервный нож был. Они нам Завтрак туриста окрыли.
- Завтрак тракториста, - пошутила Алла Пугачева и передала открытую банку мне, что бы я ее нес, а водку (две бутылки Пшеничной) понесла сама.
Я сказал, что ко мне лучше идти не надо, потому что у меня постель маленькая. Хоть Алла Пугачева и не велика ростом, (в то время я ее был даже чуть ниже) но все равно мы бы у меня на постели не поместились. Фигово еще и то, что мои предки или очень бы удивились, или - обрадовались. Мать же у меня тоже Аллу Пугачеву любила, но не так как я, а просто ее песни. Она бы точно стала ее вареньем и чаем угощать. На фига все это!
- Да, конечно, на фига все это, - сказала Алла Пугачева. - Пойдем в гостиницу, только давай сначала выпьем на природе, а то у меня от этих гостиниц уже голова кругом идет. Сам понимаешь - гастроли. Вся жизнь на колесах. Это вы все, наверное, думаете, что у певицы жизнь легкая.
- Я так не думаю, - я и, правда, не думал ничего такого.
Я просто любил Аллу Пугачеву.
- Вот и хорошо, что не думаешь.
Мы уселись с Аллой Пугачевой на скамейку, под березой, и стали смотреть на реку. Нет, смотреть стал я. На меня что-то напала нерешительность, я снова не знал, что сказать Алле Пугачевой. Не знал, что бы ее заинтересовало. А ей было не до меня, она все никак не могла открыть бутылку и ругалась:
- Ебать в сраку! Вот, блядь, фабрики! Совкове фуфло! Не могут скоты нормальные крышки сделать для бутылки.
- Давайте, Алла Пугачева, я попробую.
- Ну вот. Я ж тебе велела, что бы ты меня на "ты" называл. Так мы с тобой не сговоримся!
- Хорошо. Буду называть на "ты".
- Вот и океюшки.
Алла Пугачева положила мне руку на голову, потрепала по волосам и улыбнулась. Я заметил, что у нее между зубами щель.
- Есть такая примета, что у счастливых людей щель между зубами, - сказал я.
Алла Пугачева прыснула от смеха и даже немножко покраснела. Я заметил, что ей эта моя фраза понравилась.
- Слушай, Алла, а вот скажи, а как там у вас в Москве? - вгрызаясь зубами в металлическую пробку, спросил я.
- Не поняла? - широко открыла глаза Алла Пугачева и заморгала огромными ресницами.
- Ну, Кремль. Как там? Он какой? Сам-то я ни разу не видел, - я вдруг обрезал губу об острый край пробки, и горлышко бутылки окрасилось красным.
- А, Кремль, - усмехнулась Алла Пугачева. – Кремль, Кремль… на месте. Обычный он. Стоит. Так что все нормально.
Я наконец-то открыл бутылку и передал ее Алле Пугачевой. Она зачем-то перекрестилась, выпила и нюхнула «Завтрак туриста», чуть-чуть запачкав кончик носа в томате.
Я тоже выпил, подавился и закашлялся. Я раньше так-то пил водку, только, не очень много и, конечно же, не с Аллой Пугачевой.
- Хорошо тут у вас, - сказала Алла Пугачева, потянулась и похлопала меня по спине.
Я перестал кашлять и оглянулся. Было и, правда, хорошо: березы, речка. В речке привязанные к берегу пустые лодки. Я подумал, что ради Аллы Пугачевой, точно, сегодня одну угоню.
- Алла, может, ты споешь?
- Не сразу, не сразу, - задумчиво сказала Алла Пугачева и выпила. На этот раз очень много. Оторвавшись от бутылки, она утерла красную томатную точку с кончика носа и вдруг неожиданно затянула:

Я несла свою Беду
По весеннему по льду.
Надломился лед - душа оборвалася,
Камнем под воду пошла,
А Беда, хоть тяжела,-
А за острые края задержалася.

И Беда с того вот дня
Ищет по свету меня.
Слухи ходят вместе с ней с Кривотолками.
А что я не умерла,
Знала голая ветла
Да еще перепела с перепелками...

- Грустная песня, - сказал я. - Я ее у тебя, Алла в репертуаре не слышал.
- Это - Высоцкий. Знаешь?
- Конечно, знаю. Он про зону песни поет. Блатняк. У него еще голос такой же, как у нашего учителя по труду. Такой же хриплый.
- Да, что ты понимаешь!.. - немножко раздраженно сказала Алла Пугачева и снова выпила.
Первая бутылка кончилась, я хотел спросить, нужно ли открывать вторую, или потом в постели, но не успел. Алла Пугачева вдруг соскочила со скамейки и воскликнула:
- О кей! Жизнь одна! Не будем о грустном.
Пританцовывая, она запела песню про Арлекино. Очень громко.
К нам подошли два мента.
- Эй, что за еб твою мать! - закричал один.
Алла Пугачева прекратила пение и со злостью крикнула:
- Тебе чего надо, козел! Не видишь людям весело! - опьянела она очень сильно. Пошатывалась. - Пошли на хуй, сучары! Не видите что ли, кто я такая!
У одного мента подпрыгнула фуражка на его тупой башке, а у другого вытянулась челюсть.
Они заломили Алле Пугачевой руки за спину и потащили к своей ментовской машине. Я схватил бутылку Пшеничной и побежал за ними.
- Дяденьки! Это ж - Алла Пугачева! Вы что ее не узнали?! - кричал я.
- Уйди отсюда, пацан, - сказал один мент, а второй выхватил у меня бутылку и пихнул ее себе в карман. – Вали отсюда!
Вдвоем они затолкнули громко матерившуюся Аллу Пугачеву в машину и повезли.
Я побежал за ней, но машина обрызгала меня грязью и скрылась за углом.

В голове от выпитого немного шумело, меня подташнивало.
Как-то я добрался до двора. Увидел Женю Мельникова и сказал ему:
- Ко мне приезжала Алла Пугачева.
Суслик цыркнул через зубы.
- Ну и где она теперь?
- Ее менты забрали.
Суслик принюхался.
- Ты чего пил портвейн что ли?
- Не портвейн. Мы выпили бутылку водки. А вторую мент забрал. Там еще Завтрак туриста остался на скамейке.
Суслик сплюнул еще раз и повертел пальцем у виска.
А меня вдруг начало рвать. Вроде я «Завтрака туриста» не ел, но рвало меня именно им. Суслик ржал, а мне было предельно хуево.

Сразу после армии Женю Мельникова-Мюллера посадили в тюрьму, за убийство тещи. А я и, правда, избавился от любви через постель. Точнее, через больничную койку.
В тот день проблевавшись, я рассказал матери, что ко мне приезжала Алла Пугачева. Она меня отвела к врачу Колтошнику. Тогда, как раз пробовали электрошок, и мне досталось от Колтошника по первое число.
Больше я Аллу Пугачеву в живую не видел. Да и не хочу. Дело в том, что когда я ее вижу в телевизоре, то мне уже становится не хорошо - начинает сильно подташнивать.
Это не от того, что она плохая певица, а от чего-то, от другого...


Теги:





0


Комментарии

#0 22:26  26-12-2009Оксана Зoтoва    
здорово

про любовь

#1 02:17  27-12-2009Файк    
Тещей надо мочить. Сегодня замочу.
#2 14:04  27-12-2009ГССРИМ (кремирован)    
очень позитивно и слог хороший.
#3 14:11  27-12-2009флюг    
Хороший текст
#4 18:29  27-12-2009дервиш махмуд    
хорошо. пубертатный возраст как он есть...
#5 18:45  27-12-2009Ульяна Владимировна    
прочитала на легке, но к сожалению ничего для себя не вынесла.
#6 01:18  28-12-2009Лев Рыжков    
Другое дело. Хороший рассказ. Только концовка так себе, без поворотов.
#7 19:32  20-09-2012Дмитрий С.     
Крутейшен.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
11:14  29-11-2016
: [27] [Было дело]
Был со мной такой случай.. в аптекоуправлении, где я работал старшим фармацевтом-инспектором, нам выдавали металлические печати, которыми мы опломбировали аптеку, когда заканчивали рабочий день.. печатку по пьянке я терял часто, отсутствие у меня которой грозило мне увольнением....
18:50  27-11-2016
: [17] [Было дело]
С мертвыми уже ни о чем не поговоришь...
Когда "черные вороны" начали забрасывать стылыми комьями земли могилу, сочувствующие, словно грибники, разбрелись по новому кладбищу. Еще бы, пятое кладбище для двадцатитысячного городишки- это совсем не мало....
Так, с кондачка, и по старой гиббонской традиции прямо в приемник.

Сейчас многие рассуждают о повсеместной потере дуъовности, особенно среди молодежи. Будто бы была она у них, у многих. Так рассуждают велиречиво. Даже сам патриарх Кирилл...

Я вот тоже захотел....
Я как обычно взял вина к обеду,
решил отпить глоток за гаражами,
а похмеляющийся рядом горожанин,
неторопливую завёл со мной беседу.

Мой собеседник был совсем не глуп,
ведь за его плечами "восьмилетка."
Он разбирался в винных этикетках,
имел "Cartier" и из металла зуб....
09:26  18-11-2016
: [47] [Было дело]
Выползая на ветхо-стабильный причал,
Окуная конечности в мутные волны,
Кто-то ржал, кто-то плакал, а кто-то молчал,
За щекой буратиня пять рваных оболов.

Отстегнув за проезд, разогнувши поклон;
От услышанных слов жмёт земельная тяжесть....