Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Критика:: - Сингулярность или конец всякой письменности

Сингулярность или конец всякой письменности

Автор: Ромка Кактус
   [ принято к публикации 02:29  13-01-2010 | я бля | Просмотров: 524]
Роману Пашкевичу

В начале было слово и это слово было слово «хуй», намалёванное зелёной краской на покосившемся и почерневшем от времени и влаги деревянном заборе, за которым, на самом деле, скрывались дрова. Таким образом, вместе с письменностью в мир проник и пиздёжь, названный древними лингвистами, в силу их метафизической неопытности, «поэтической аллегорией». Творчество поэтов по сей день заключается преимущественно в рифмованной подмене дров на хуи и наоборот. Достаточно вспомнить стихи Ивана Баркова или «пятивершковое бревно» из поэмы Маяковского «Владимир Ильич Ленин».

Прозаики и драматурги оказались куда более изобретательными пидорасами и научились пиздеть практически обо всём на свете: одни эпично, а другие драматично, то есть изображая через действие.

Наибольшей художественной выразительности литература достигла в конце прошлого века, когда действовали такие мастодонты смыслового гекзаметра и интеллектуального пеггинга, как Игорь Наш Жирдомиров и Иоганн Ебабель. Большим Взрывом, запустившим Литературную Сингулярность, стал выход ограниченного тиража (7 235 900) романа-эпопеи в комиксах Жирдомирова «Небесный свет во зраке освежёванной мохнатки», в котором не было ни единого слова правды. Жирдомирову удалось наконец то, о чём всегда мечтал Генри Миллер – он смог оставить анальную трещину на лице Вселенной. Попутно был запущен процесс, впоследствии названный Литературной Сингулярностью.

Согласно теории Выготского-Леонтьевой, наша Вселенная возникла приблизительно 10,73 млрд. лет назад из слова «хуй», написанного на бесконечном заборе с Планковскими дровами, и с тех пор бесконечно расширялась, благодаря стараниям всяческих графоманов, выражавших свои бредни посредством письменного знака. Плотность смыслового поля вместе с тем уменьшалась, потому что писали всё больше бессмысленную хуету. Произведение Игоря Нашего настолько увеличило плотность смыслового поля, что Ноосфера содрогнулась и коллапсировала, а Вселенная принялась стремительно сжиматься.

Осознав содеянное, Жирдомиров отказался от литературной деятельности и публично сжёг на площади Кампо деи Фиори в Риме свой именной золотой Parker, а сам постригся в православные хоругвеносцы. Но было слишком поздно. Появились множественные эпигоны Жирдомирова, которые продолжают дело его литературного сатанизма.

Например, вот что пишет некий Тихон Матрикаров в своих «Буревестниках рвоты»:

«…когда Железобетонная Леди ржавым трезубцем поддела ногу мальчишки и потащила к камину.

- Огня! – взмолился Вагрунков. Его зубы стучали в ореоле из синих губ, как гнутые, грязные ложки в треснувшем подстаканнике на верхней полке спального купе скорого поезда, на полном ходу несущегося с разрушенного враждебными вихрями моста в пропасть, усеянную осколками чьих-то надежд.

Железобетонная Леди метнула конечность в огонь, в котором уже пылали ослиная челюсть, голова Гонгадзе и семь мотков лобковой шерсти Ксении Собчак. Вагрунков блаженно заулыбался; в его улыбке, как в Зеркале Андрея Тарковского, отражалось довольство и сытый лиризм комиссованного подрывника. От жара испарялась усталость Вагрункова, его неуверенность в грядущем завтра, несущем для него тяжёлые изменения; расправляло свои крылья до того бывшее поникшим и сморщенным либидо. По-новому посмотрел Вагрунков на тяжёлые пирсингованные груди Железобетонной Леди, на её обнажённые плечи в татуировках, изображавших «Тайную вечерю» руки Леонардо, на её тонко и пронзительно пахнувшее лоно, заросшее суровым оптоволокном. Вагрунков вскрикнул и сорвал с себя обосранные карпетки, и отбросил их в сторону. Железобетонная Леди откинулась спиной на краснодеревную банкетку, расставила ноги и двумя руками ухватилась за пудовый клитор. Вагрунков слюнявой торпедой вонзился в пещеру страсти и вскоре с ногами исчез в завертевшемся водовороте похоти и сексуальных извращений.

Глядя на это, профессор Левенталь перестал вылизывать последствия взрыва дифтерийной бомбы, опустился животом на пол и два раза тонко пёрднул, чтобы подозвать бородатую собачку Мусечку. Болонка привычно забралась на спину профессора и стала ебать его анус крошечным хуем, похожим на волосатого таракана.

Левенталь поцеловал фотографию Владимира Набокова в губы, заплакал и натянул карпетки Вагрункова себе на голову. С к в о з ь них он у в и д е л
прекрасный мир, о м ы т ы й первыми лучами солнца;
маленького мальчика, вырезающего розовых слонят из большой б е р ц о в о й кости своей мамы, которых он вскоре поменяет на скальпы индейцев навахо;
цветы вереска, залитые алой к р о в ь ю жертвенного бегемота, пойманного девственной плевой царицы Мулафь;
обезьяний т в о р о ж о к во рту у гегемона;
пёстрые о б о и в прихожей;
торжественный финал всей этой б р о с к о й хуйни».

Именно такие тексты и приближают день, когда литература сожмётся даже не до треугольного хуя постмодернизма, но до единственной печатной точки.


Теги:





0


Комментарии

#0 10:18  13-01-2010Шева    
Глыбоко.Вошел в образ. Или орган.
#1 10:27  13-01-2010Файк    
.
#2 10:38  13-01-2010шмель    
беккет бы одобрил ровно как и йа одобряйу сей чудовищно мутнай иссе..
#3 12:51  13-01-2010метеорит    
теперь я понимаю, что когда человек выпил, ему хорошо и он говорит, что птички поют на душе - это и есть буревестники рвоты, этого торжественного финала всей этой б р о с к о й хуйни, называемой литературным сатанизмом

зачот

#4 13:48  13-01-2010elkart    
нипичатная точька
#5 21:13  13-01-2010дервиш махмуд    
это конешно, хорошо.

но бездуховно.

#6 01:08  14-01-2010Дымыч    
уже не в первый раз из под Ромкиного крео заносит в викпедию. кварки-шмарки.. непостижимо но оччень занятно.

Рома, а тебе какая из теорий гравитации наиболее симпатична?

по тексту.. да как и по сингулярности.

#7 16:21  14-01-2010Арлекин    
жмуруку
#8 17:34  14-01-2010Ромка Кактус    
Дымыч, да йа как-то не запаривалсо, так только просмотрел немного. если было бы времени побольше, предпочёл бы ознакомитьсо скорее с работами Леонтьевой, чем с физикой
#9 12:27  15-01-2010Дымыч    
Рома, ну а у меня крайний гон - составить более-менее внятную картину сущего. вот не нравится телега большого взрыва, хоть тресни.

кста, чо за Леонтьева?

#10 16:56  15-01-2010Ромка Кактус    
Дымыч, посмотри, например, в педивикии квантовуйу гравитацийу

а Леонтьева Нина Николавна, по ходу, бешенный, неудержимый структурный лингвист

#11 21:37  15-01-2010Чхеидзе Заза    
Казалось мне,что Ромка Кактус

Словесное освоил дело.

Но как вчитался:хренотень,

Пиздёжь...И как писать не лень?

#12 03:10  25-08-2010Husni    
Первая половина охуительно хороша!

Комментировать

login
password*

Еше свежачок

(А. В. Иванов. Вилы. — М: Издательство АСТ: Редакция Елены Шубиной. 2016. — 574 с. — (Новый Алексей Иванов)

Явившийся читателю аккурат накануне выборов в начале осени увесистый этот том имел все амбиции быть острым, «на злобу дня». Но выборы прошли тише некуда, и «Вилы» впились в бок критики почти критикой не замеченными....
18:21  23-11-2016
: [14] [Критика]
это было или нет
или через много лет
позабыто безвозвратно
сдан билет погашен свет

вёсла сушатся над морем
ласты склеились в углу
тихо капают во мглу
слёзы грёз убитых горем

все слова теперь умолкли
пустота и тишина
и лежат на книжной полке
кучей книжного дерьма

было ли хоть что-то важно
или только сон бумажный
....
12:13  12-11-2016
: [80] [Критика]
Он уходил. Хрипел и пачкал красным
Колючий снег. И пеной на клыках
Встречал рассвет. По ломаному насту.
Он проиграл, но не изведал страх.

Он уходил. И псы к нему боялись
Податься ближе десяти шагов...
---------------------------------------
Вот вы в своих стихах не заебались,
Поэты, блядь, отстреливать волков?...
ПАДАЕТ ПЕРВЫЙ СНЕЖОК. ПОДМОРОЗИЛО...
.
Падает первый снежок.Подморозило.
Листья опали с древес.
Смотрится в светлое зеркало озера
Голый по-зимнему лес.
.
Ветер холодный поет колыбельную
Мокрым кустам ивняка
В сонной долине серебряной лентою
Тонкая вьётся река....
(В. Пелевин, «Лампа Мафусаила, или Крайняя битва чекистов с масонами» — М.: Издательство «Э», 2016. — 413 с.)

На вопрос «Пелевин или Сорокин?» Дмитрий Быков глухо в ночи ответил категорически: «Пелевин!» Вопрос этот (впрочем, как и ответ), из разряда: «Любовь или морковь?...