Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - Триста миллионов шагов (окончание)

Триста миллионов шагов (окончание)

Автор: krоt
   [ принято к публикации 14:27  26-03-2004 | Спиди-гонщик | Просмотров: 261]
Глава 12

Дома были расположены в два ряда вдоль единственной улицы, по которой вместе с людьми, судя по количеству навоза, также свободно ходил и домашний скот.

Дойдя до дома старейшины, определенный Жибой по каким то, одному ему ведомым признакам, группа остановилась, ловя на себе настороженные взгляды местных жителей, с неодобрением смотрящих на вооруженных людей.

Сделав приглашающий жест Волкову, Жиба вместе с ним зашел в дом и, поклонившись сидящему посреди комнаты старику, пьющему чай, быстро и отрывисто заговорил, поминутно оглядываясь и указывая на Волкова. По завершении монолога уйгура старик долго и внимательно разглядывал Волкова, после чего сказал несколько коротких фраз и продолжил свое чаепитие, видимо совершенно потеряв интерес к посетителям. Еще раз поклонившись ему, Жиба сделал Волкову знак выйти на улицу.

- Ну и каковы результаты? – спросил полковник, когда они очутились снаружи.

- Лучше некуда. Почтенный Хэкай разрешил нам отдыхать в поселке сколько нам потребуется и мало того, даст опытного проводника который доведет нас до Пещер Праведных кратчайшей и самой безопасной дорогой.

- Отрадно это слышать. В таком случае завтра с утра пусть он будет готов. Я не намерен здесь долго задерживаться.

Расположившись в предоставленном им доме, немного тесноватом для семнадцати человек, но тем не менее вполне теплом и уютном, путешественники наскоро перекусили и стали готовится ко сну. Проводник, которого звали Айнар, договорился с Жибой, что он зайдет за ними на восходе, чтобы успеть попасть к цели назначения засветло.

Волков, даже когда уже все уснули, лежа молча смотрел в потолок, анализируя происходившее с ним за последнее время. Особенно не давали ему покоя сны, не меняющиеся в обстановке и участниках, но имеющие развитие во времени и становившиеся все четче и красочней по мере приближения к горам. Успокоив себя, в конце концов, тем, что просто это следствие сна на свежем воздухе, ибо никакого другого объяснения он придумать и не смог, Волков, наконец-таки, заснул.

На этот раз он уже совершенно четко знал, что будет делать.

Подойдя вплотную к сидящему старику, он тронул его за плечо. «На этот раз я поведу тебя!» И крепко взяв его за отворот рукава, начал восхождение. Старец покорно шел за своим молодым спутником, не проявляя ни малейшего намерения к сопротивлению. Отсчитывая шаги по ударам сердца, Волков, наконец, поравнялся с тем местом, на котором он, столь самонадеятельный, провалился бы вниз, если бы не старик. «Теперь веди меня дальше сам! Я все же пройду до конца, что бы это мне не стоило!» Волков, без труда подняв в воздух легкого, словно ребенок старика, поставил его перед собой и жестом предложил ему двигаться вперед. Старик улыбнулся и сделав какой то знак пальцами, растворился в воздухе. «Ну и черт с тобой! Я дойду сам!». Упрямо склонив голову Волков молча пошел вперед, и шел до тех пор, пока под его ногами не развернулась бездна…


Айнар постучал в дверь хижины на рассвете, как и договаривались. Пять минут на сборы, десять на быстрый завтрак и уже в половине седьмого экспедиция выступила вперед.

Пастух не отягощенной никакой хитрой амуницией, лишь имевший при себе длинный посох, вел их вперед, какими то одному ему известными тропами. Там, где даже завзятые альпинисты Бортко и Коротков дружно признавали отсутствие какого либо пути, он неожиданно находил узкую тропку, причем шел по ней совершенно спокойно, терпеливо ожидая пока обвязавшись тросами члены группы сцепкой пройдут особо опасные участки. Ближе к часу дня проводник остановился на одной из ровных площадок, и сказав несколько фраз Жибе вытащил из каменной расщелины ворох хвороста.

- Он предлагает сделать привал и поесть. – обратился тот к Волкову. – Здесь у местных пастухов место стоянки – добавил он, предвосхищая вопрос, откуда появился хворост.

Вслед за хворостом появился казан и, набросав туда снега, Айнар занялся приготовлениями пищи. Помогать ему вызвались Найденов и Полечка. Остальные же члены группы разбрелись по площадке и занялись кто чем.

Когда неприхотливый обед из все той же вездесущей лапши и чая, скрашенный несколькими банками консервов был закончен и экспедиция уже собиралась продолжить путь, на площадке появился один из местных жителей и подойдя к Жибе начал горячо что то ему рассказывать. По мере этого лицо уйгура становилось все мрачнее и мрачнее.

- Что он говорит - увидев пантомиму Жибы Волков подошел к нему.

- Ничего хорошего. В поселок пришел отряд китайских солдат они спрашивали о нас. По-видимому, ничего хорошего нам ожидать не приходится. К тому же он сказал, что другие пастухи видели солдат и в других местах этого района. По-видимому, на нас устроили целую облаву. Что будем делать? – Волков закрыл глаза. С самого начала пути он опасался пристального внимания со стороны китайских властей, и вот его опасения начали сбываться. Понимая, что времени у него мало и решение надо принимать немедленно, Волков взвесил все обстоятельства. Путей было несколько: первый, из приходящих на ум состоял в том, чтобы прорываться через Тянь Шань в сторону советской границы, хотя полковник и не был уверен, что все его люди выдержат такой переход.

Второй же, хоть и более безопасный, но позорный, был в том, что просто не предпринимая ничего, как будто они ничего и не знали продолжить путь к пещерам и позволить себя схватить солдатам. Официально оформленной экспедиции, пусть даже и подозреваемой в чем-то ничего не грозило. Максимум это высылка из страны, ничего, всегда можно будет послать и еще одну, пусть и нелегально, через границу, пусть и в другом составе, но ничего трагического в этом не было. Единственное, что на карьере Волкова с того момента можно было бы поставить жирный крест.

Однако, совершенно несогласный на это, он выбрал еще один, сомнительный по надежности, но, тем не менее, единственно устраивающий его план – поскольку в дальнейшем для основной цели экспедиции Найденов, его аспиранты, Полечка, а так же, возможно, коротковские лаборанты и люди Бортко не представляли особой необходимости, то он решил отправить их обратно в деревню. В конце концов, китайцы навряд ли точно знают количество людей в группе, а если и выяснят, то во-первых, на это уйдет какое то время, за которое Волков рассчитывал уже добиться цели, а во-вторых, если начнут спрашивать где недостающие люди, всегда можно сказать, что они по неосторожности погибли на ледниках.

Сам же Волков, сократив основную группу до минимума, продолжит путь к пещерам, после чего станет уходить на северо-запад, в сторону Казахстана.

Собрав участников группы полковник вкратце объяснил им свой план.

- Вам необходимы с собой эти молодые люди, Василий Дмитриевич?- кивнул он в сторону лаборантов.

- Хм, вообще то аппаратура которую они несут, должна значительно мне помочь, при фиксации биополей, но, в принципе, если это необходимо, я могу обойтись и без нее.

- Отлично. Тогда аппаратуру уничтожить, а вы присоединяетесь к остальной группе которая возвращается. Вперед до пещер пойдем я, Василий Дмитриевич, майор Бортко, один из его людей на всякий случай, и проводник. Главным в уходящей группе назначаю вас. Кирилл Александрович. – Найденов захлопал глазами и имел такой вид, будто бы сейчас расплачется.

- Значит, вы уходите без нас? Бросаете на произвол судьбы, да? Хотя у нас всегда так, на пути к великой цели жизнь людей имеет второстепенное значение.

- Дорогой Кирилл Александрович, - Волков переминался с ноги на ногу, чувствуя, что эта полемика только сокращает драгоценное время, которого и так было мало. – Вы не понимаете, что в данной ситуации это единственно безопасный для вас вариант. Я не могу вас взять с собой, поскольку не уверен, что вы выдержите длительные горные переходы которые нам предстоят. В общем, у меня нет времени обсуждать это с вами. Если угодно, это приказ. – Развернувшись к нему спиной, показывая, что разговор окончен, Волков махнул рукой уходящим с ним, двинувшись вперед.

- Я иду вместе с вами- подбежавший к нему Жиба пошел рядом. – У китайцев я и так давно на подозрении, а если они увидят меня вместе с остальными, то мне, в отличии от ваших людей точно не жить. Лучше пусть я замерзну в горах, чем попаду в лапы китайской контрразведки. К тому же теперь, когда Найденов ушел вниз, вам нужен будет переводчик для общения с монахами, так что сами видите, без меня вам никак не обойтись– Волков молча кивнул головой, признавая обоснованность аргументов уйгура, и маленькая группа зашагала вперед.

Глава 13

- Долго нам еще? – Тяжело дыша Волков, остановился перевести дух. Коротко спросив чего-то у проводника, Жиба кивнул в ответ.

- Вихара находится за этим перевалом. Он говорит, что мы дойдем за два часа, если не будем мешкать.

- Хорошо, вперед. – Штурм последнего перевала давался с особенным трудом, к накопившейся физической усталости, присоединилась усталость моральная. Находясь на пороге достижения заветной цели, Волков как-то смутно ощущал в себе некие изменения, суть которых не мог уловить до конца, но, тем не менее, чувствовал их важность для своего дальнейшего существования.

Спустившись в открывшуюся перед ними расщелину, проводник повел группу по длинному извивающемуся коридору, образованный двумя скалами, пока они не вышли на небольшую площадку, в правом углу которой зияло черное отверстие входа в пещеру.

- Как я понимаю, мы у цели, Сергей Петрович? – Коротков тяжело утер пот со лба. Проводник подошел к расщелине и, достав там факел, чиркнул спичкой. Стоя с ним около входа, он приглашающе махнул рукой и пошел вглубь пещеры.

- Мда, милейший Кирилл Александрович был бы явно в восторге от этого. – Осматривая в колеблющемся свете факела стены коридора украшенные фресками на буддийские мотивы, Коротков пытался своим независимым видом и язвительными замечаниями скрыть растущее волнение. Внешний коридор вскоре закончился, и они попали в большую залу, в которой природа создала естественные украшение из известняка, которые трудолюбивые руки отшлифовали до идеала, создав из причудливых наростов и колонн композицию могущую поспорить по красоте со многими рукотворными храмами.

Остановившись посередине залы, проводник тронул рукой свисавший с середины известняковой арки колокольчик, издавший мелодичный перезвон.

- Вы готовы к общению с монахами? – Жиба внимательно посмотрел на Волкова, лицо которого ничего не выражало, несмотря на внутреннюю борьбу, происходившую у него внутри. Внимание Волкова полностью привлек сюжет, изображенный на одной из стен фресок, где на фоне горных вершин фигура в желтом одеянии воздевала руки к небесам. Чем дольше полковник смотрел на нее, тем больше ему казалось, что он погружается свои сны.

- Что вы сказали? – спохватился он – Ах, да. Готов, конечно. Было бы глупо пройти такой путь, стольким пожертвовать стольким, чтобы оступиться у самой цели, не так ли? – Жиба пожал плечами.

- Тогда будьте предельно внимательны. Сейчас придут привратники. Айнар, конечно, охарактеризует им нас с лучшей стороны, но это лишь первое впечатление. Все будет зависеть от того, что именно вы скажите им, насколько сумеете убедить в чистоте своих помыслов. Волков уже набрал воздуха в грудь, чтобы ответить, когда из дальнего конца зала вышли двое бритых наголо человека в шафрановых рясах и молча застыли в нескольких метрах от проводника. Поклонившись им и прижав руку к груди, Айнар заговорил, не отрывая глаз от монахов и, чем поразил Волкова, ни разу не взглянув и не кивнув в их сторону. Закончив свою речь, пастух сделал шаг в сторону, как бы приглашая остальных подойти поближе. Волков выступил вперед и посмотрел на стоящих перед ним.

- Переводите – бросил он Жибе – Мы пришли сюда с миром и наша цель лишь выяснение истины. Мы ученые и нам важны знания великих мудрецов древности, которыми, как мы слышали, вы обладаете. Нам нечего предложить вам в замен, потому что мы сами беглецы, за которыми гонятся китайские солдаты. Мы просим у вас сострадания и понимания того, что лишь достижение высшей цели в этой жизни – выяснение Истины, важно для нас. Я не хочу долго говорить, полагаюсь на вашу мудрость и лелею надежду, что вы с пониманием отнесетесь к нам и нашему скромному труду во благо всех людей. – Окончив эту речь, Волков закрыл глаза, ожидая ответа монахов, однако и по прошествии пяти минут после его слов, они хранили абсолютное молчание. Волков приподнял веки и увидел, что оба стоящих перед ним все также внимательно смотрят на него, будто бы ожидая еще чего-то. Полковник вопросительно посмотрел на Жибу, но тот лишь недоуменно пожал плечами. Волков медленно расстегнул ремень с амуницией и сложив все к ногам, в одной куртке, намеренно расстегнутой, что бы привратники видели отсутствие под ней, каких либо могущих нанести им вред предметов, разведя в руки в стороны, открытыми ладонями к монахам, сделал три шага вперед.

Далее, повинуясь появившемуся откуда то наитию, он сел прямо на пол, скрестив под собой ноги. Не сговариваясь, как по команде, оба стража входа также опустились на пол, внимательно смотря на полковника. Пытаясь и дальше следовать нахлынувшему на него чувству, Волков с силой зажмурил глаза, ожидая, что дальнейшая последовательность действий придет сама. Перед его внутреннем взором появилась пещера, однако наблюдал он ее почему то из дальнего верхнего угла. Дав себе команду, он моментально сделал полукруг и смотрел на себя уже из-за спин сидящих монахов, на свое лицо, остававшееся совершенно безмятежным, несмотря на чудовищное напряжение внутренних сил. Внезапно он увидел сконденсировавшуюся за его спиной фигуру в желтом одеянии, в которой он немедленно узнал старика из своих снов. Дружелюбно ему улыбнувшись, тот начал чертить в воздухе какие то знаки, и Волков, глядя на них и отдавая приказы своему физическому телу, взяв в руку лежавший перед ним обломок известняка начал чертить те же фигуры на полу. Сделав последний штрих пальцем в воздухе, фигура растворилась также неожиданно, как и появилась, а Волков, силы которого были уже на пределе, мокрый от напряжения, завалился на бок, рядом с начертанными им иероглифами и потерял сознание.


«Ты помог мне. Зачем?» Старик, не отрывая взгляда от гор, взмахнул рукой, и они оказались в абсолютной темноте, которую перечеркивала уже знакомая светящаяся нить. Стоя немного впереди он выжидающе смотрел на Волкова. Глядя в его гипнотизирующие глаза, полковник стал медленно подниматься к нему, преодолевая некое сопротивление которого раньше не замечал. Когда он приблизился почти вплотную, Волков сам не понимая зачем, протянул вперед руку. Старик протянул свою в ответ. Расстояние разделяющее их пальцы было не более десяти сантиметров, однако сопротивление которое испытывал Волков в продвижении вперед, стало поистине чудовищным. Напряжением всех сил, он смог отвоевать еще пару сантиметров, когда незримая преграда впереди не стала совсем непреодолимой. Практически ощущая протянутую ему ладонь, он дико закричал и рванувшись вперед, ощущая как рвутся сухожилия и выламываются кости из суставов, схватил руку старика, прежде чем успел почувствовать, что начинает падать вниз….


Теги:





1


Комментарии

#0 15:00  26-03-2004Пыскин Злыдень    
занимаиельно и душевно

но СССР остался без великих знаний и развалился

#1 15:14  26-03-2004Гагарин    
Зашибись))))))))
#2 15:41  26-03-2004Сэмо    
заебца. вперло.

печально так.

но ожидал отчего-то чего-то (хы! тафталогия) более охуенного.

но и так - замечательно

#3 15:48  26-03-2004кот    
- входите, полковник, присаживайтесь.

сказал старик в желтой рясе.

восток - дело тонкое, хули...

а вообще все заебись

#4 15:49  26-03-2004Полпот    
Когда мое время пришло

И непостоянство и смерть догнали меня

Когда прекращается дыхание

И тело и ум расходятся

Да не испытаю я помрачения,

Привязанности и цепляния

Но останусь

В естественном состоянии дхармакайи

©Лонгченпа

Мы еще не пробудились по-настоящему от состояния сна изначального неведения

©Тулку Ургьен Ринпоче

#5 15:56  26-03-2004Спиди-гонщик    
"Здравствуйте, Максим Максимович", - сказал старик и так знакомая всем советским людям лукавая улыбка озарила его усталое лицо...


Это же про Штирлица и Ленина рассказ, ёпта.

#6 15:59  26-03-2004Stockman    
можно было конечно что-нибудь покруче завернуть, но и так хорошо...
#7 16:36  26-03-2004Полпот    
Спиди-гонщик

Извините, Др. Спиди, но Штирлицем он при Берии стал.

А на Штирлица действительно похоже. И на матриццу.

Интересно, кто из них Юстас?

#8 16:46  26-03-2004Спиди-гонщик    
Полпот

Кто твой дилер? Максимом Максимовичем Исаевым он всю жизнь был, а америкосы на луну явно после Берии летали, так что - всё в норме.

#9 16:53  26-03-2004Полпот    
Спиди - гонщик

норкотиков не принимаю, да-с.

Только когда америкосы на луне отметилис, Ильич ужо давно мумией стал. Так што тогда уж Ленин, а папаша Мюллер.

#10 16:59  26-03-2004Полпот    
в смысле "не Ленин"
#11 16:59  26-03-2004Спиди-гонщик    
Полпот

Эхх, молодёжжж... Ленин - он же вечно живой!!!

#12 17:07  26-03-2004Полпот    
(покрывшыс испариной и покраснеф от стыда)

И правда. Я ещо стих помню -

"Ленин жил. Ленин жив. Ленин будет жить".

З.Ы. А Лениниана ничего так вышла, занимательная.

Жаль только про Мао ничего нету.

#13 17:21  26-03-2004krоt    
Полпот, неправда. Мао упоминается. Читай внимательней
#14 17:25  26-03-2004Сергей Минаев    
Очень хороший текст получился
#15 17:39  26-03-2004Степан    
Похоже очень на Павла Крусанова. А вооще заебись.
#16 17:44  26-03-2004krоt    
А кто есть такой Павел Крусанов?
#17 17:47  26-03-2004Полпот    
Да ладно вам, "похоже - непохоже"...."похоже на Пелевина, погхоже на Павла Крусанова..."

Если читается с интересом и написано здорово - какая разница, на что это похоже?

#18 17:58  26-03-2004thrilla    
отлично. читаецца хорошо. и складно. только концовка подломала - как споткнулся. мож так и надо?
#19 17:59  26-03-2004Степан    
krоt

Павел Крусанов - песатель. Пишет книжки.

#20 18:03  26-03-2004krоt    
Степан, очень удивился бы если б он был, скажем автогонщиком:)
#21 18:29  26-03-2004Степан    
А если он по образованию афтогонщик, а песательствовать это его хобби? Где разница и что первично? Ты песатель или нет?
#22 01:36  27-03-2004krоt    
Нет, я вообще сам по себе. А писатели это Достоевский и Толстой. Не следует лезть со свиным рылом в калашный ряд. Я это давно понял.

З.Ы.

КК говно. Как впрочем и все остальное. Читайте классику

#23 02:07  27-03-2004Степан    
krоt

Классика классикой, базаров ноль, но текст вышел оченно заебатый, маладца!

#24 19:25  27-03-2004барыга    
У остальных монахов видимо голова горячая и руки немытые .

Жаль , шта не розвил , надо было в СССР ебануть по шелковому пути , там места знакомые ...

#25 21:03  27-03-2004Полпот    
Аригато исчо раз.
#26 13:39  29-03-2004тык    
вчитываться надо... на работе хуй оценишь..

дома перечту


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
18:44  27-11-2016
: [12] [Литература]
Многое повидал на своем веку Иван Ильич, - и хорошего повидал, и плохого. Больше, конечно, плохого, чем хорошего. Хотя это как поглядеть, всё зависит от точки зрения, смотря по тому, с какого боку зайти. Одни и те же события или периоды жизни представлялись ему то хорошими, то плохими....
14:26  17-11-2016
: [37] [Литература]
Под Спасом пречистым крестом осеню я чело,
Да мимо палат и лабазов пойду на позорище
(В “театр” по-заморски, да слово погано зело),
А там - православных бояр оку милое сборище.

Они в ферезеях, на брюхе распахнутых вширь,
Сафьян на сапожках украшен шитьем да каменьями....
21:39  25-10-2016
: [22] [Литература]
Сначала папа сказал, что места в машине больше нет, и он убьет любого, кто хотя бы ещё раз пошло позарится на его автомобиль представительского класса, как на банальный грузовик. Но мама ответила, что ей начхать с высокой каланчи – и на грузовик, и на автомобиль представительского класса вместе с папиными угрозами, да и на самого папу тоже....
11:16  25-10-2016
: [71] [Литература]
Вечером в начале лета, когда солнце еще стоит высоко, Аксинья Климова, совсем недавно покинувшая Промежутье, сидя в лодке молчаливого почтаря, направлялась к месту своей новой службы. Настроение у нее необычайно праздничное, как бывало в детстве, когда она в конце особенно счастливой субботы возвращалась домой из школы или с далекой прогулки, выполнив какое-либо поручение....
15:09  01-09-2016
: [27] [Литература]
Красноармеец Петр Михайлов заснул на посту. Ночью белые перебили его товарищей, а Михайлова не добудились. Майор Забродский сказал:
- Нет, господа, спящего рубить – распоследнее дело. Не по-христиански это.
Поручик Матиас такого юмора не понимал....