Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - De profundis (часть II)

De profundis (часть II)

Автор: Лев Рыжков
   [ принято к публикации 01:37  23-01-2010 | Щикотиллло | Просмотров: 651]
Начало здесь: http://www.litprom.ru/text.phtml?storycode=33131

Маяковская - Тверская
Чем дальше уходила Лена от вокзальной площади, тем жутче ей становилось. Человеком она была достаточно робким, способным испугаться любой ерунды. Фильмов ужасов - и то боялась. Страхи ее часто имели надуманный характер.
Например, она боялась садиться в такси, если за рулем был кавказец. Хотя рассудком понимала, что дурного ей не сделают. Страшно было идти ночью по темной улице. По освещенной, впрочем, тоже. Боязно становилось, и когда шумела в подъезде нетрезвая компания.
Но эти страхи были гипотетические. Из области возможного. Чаще всего они не сбывались.
Но теперь, когда в сумочке лежало оружие, ужас покинул зону гипотез. Пробрался в реальность. Одно дело смотреть в кинозале на вооруженной бензопилой придурка, гоняющего молодежь. Ощущать на коже россыпь мурашек. Знать, что подобного в твоей жизни не случится. Но когда гость с бензопилой является в твой дом, обливаешься холодным потом, разумеется, уже иначе.
Испуганный рассудок предлагал одну версию за другой.
Вдруг это менты сами подбросили ей оружие? Потом арестуют. Посадят в кошмарную тюрьму. Но почему именно Лене? Чем она могла так заинтересовать стражей порядка?
Еще это могло быть опытом каких-нибудь жестоких ученых. Однако и такое предположение не выдерживало критики. Среди знакомых девушки не было ученых. Даже вшивых аспирантов, не говоря о кандидатах.
А, может, это что-то вроде скрытой камеры? Вот сейчас Лена идет по улице. А следом - этак незаметно - движется телеобъектив. Они же сейчас маленькие. Могут быть закреплены, скажем, в пуговице.
Усилился ветер, и по мостовой застучали капли дождя. Лена ускорила шаг. Дождь становился все мощнее. Зонтик Лена как всегда оставила дома.
«Ну, почему я такая дура? - размышляла Лена. - Каждый раз впросак попадаю. Вот и сейчас зонтика у меня нет. Ладно, хоть плащ надела…»
До памятника Маяковскому и станции имени его же оставалось чуть-чуть. Лена резво бежала через площадь. У самого входа оглянулась - не «пасет» ли ее кто-нибудь? Конечно же, заметить слежку не удалось. Конечно, профессионалом Лена не была. Даже любителем. Она понимала, что если кто-то и следит за ней, то делает это максимально незаметно.
Хотя кое-что могла предпринять и она. Ступив на металлическую дорожку эскалатора, Лена выждала пару секунд. А затем резко шагнула влево и побежала.
Впрочем, Лена оказалась не единственная «спешащая». По левому краю спускались многие. А у перехода к станции даже образовалось что-то вроде затора. К тому же напирали сзади.
Скрыться не удалось. Впрочем, стоило попытаться еще раз. Хотя бы на «Пушкинской».
«Двигай на «Красногвардейскую», - вспомнила Лена слова бельмоглазого. - И без фокусов».
Миновав эскалатор, Лена оглянулась. Отвратительного типа, испугавшего ее, среди людей не было заметно. Впрочем, это мало, о чем говорило. У него могли быть… сообщники.
Лена вздрогнула.
Делать следовало вот что. Сходить к Пушкину. Купить «мультикомпонентную смесь». Потом отправиться домой, включить музыку. И кайфовать, забыв обо всех ужасах. Да, так Лена и поступит.
«Стоп! - произнес внутренний голос. - А пистолет куда денешь?»
От пистолета, действительно, следовало избавиться. Лена вспомнила, как хотела утопить его. А почему нет? Только сделать это можно ближе к дому. Скажем, на Химкинском водохранилище. От квартиры совсем недалеко. Ну, вот и славно…

Тверская - Театральная
Когда Лена вышла на поверхность, то обнаружила, что дождь усилился.
«Твою дивизию! - подумала Лена. - Что же я такая невезучая-то?»
Народу у Пушкина было, как всегда много. Самого разнообразного. Большинство - под зонтиками. Лавочки пустовали. Правда, на одной, спал какой-то расхристанный тип. Было много девушек. Одна - даже в зеленом плаще.
«Вот пизда охуевшая!» - Лена и не догадывалась, что способна так злиться. И тут вспомнила, что у нее должен быть журнал. Пришлось открывать сумочку. Журнал, конечно, размокнет. Да и фиг с ним. А вот прическу жалко. Хотя…
Радуясь собственной находчивости Лена прикрыла голову журналом. Она продолжала разглядывать людей. Кто же из них тот самый курьер? Лена в задумчивости глядела на группку хмурых панков - чумазых и обтрепанных. Она даже прошлась мимо них. Однако те в ее сторону даже не покосились.
Неожиданно Лена поняла, что стоит обновить гардероб. Зеленый плащик, например, утратил все ее симпатии. Деньги, в принципе, есть. А в «Охотном ряду», если скидки будут, две тысячи можно запросто потратить. Ну, или три…
- Девушка, - прервал ее размышления мужской голос. - Это вы смесь заказывали?
Лена поспешно обернулась. Посмотрела на говорившего.
Вот бы не подумала, что это и есть курьер. Внешность невыразительная. В костюме. Самом заурядном, мышиного цвета.
«Хорошо мужикам! - подумалось вдруг. - Они про шмотки и близко не думают».
- А, да! Я…
- Две тысячи с вас, - равнодушно произнес курьер.
Хоть бы улыбнулся. Впрочем, оно ему надо? У него таких, как Лена, десятки в сутки.
Пока Лена доставала из сумочки кошелек, в голове мелькали глупости. Что, если завести роман с торговцем наркотиками? Конечно, профессия у него опасная. Но он знает, что рискует. Наверняка и меры предосторожности есть. Зато у Лены будет навалом всяких там «многокомпонентных смесей». Она забудет про нарколепсию.
Мужчина в сером потянулся к ее плащу. Быстрым и аккуратным движением положил ей что-то в карман. Лена смогла заметить только бесцветный пластик.
- Это… она? - спросила Лена. - Ну, смесь?
- Да, конечно, - охотно пояснил курьер. Голос у него оказался приятный. - Смесь экстази, ЛСД, амфетаминов и ДМТ.
- Ух! - сказала Лена. - А как употреблять?
- Можно целую таблетку. Всего их там две. Можно половину. Если раньше не пробовали.
- Нет, я лучше целую.
Впрочем, курьер ее уже не слушал. Он деловито направлялся к метро.
«Хам!» - определила девушка, подумав, что романов с наркоторговцами лучше избегать.
До «Охотного ряда» Лена вздумала проехать на такси. Все равно деньги есть. И много не потратишь. Спустившись под землю, девушка оказалась у «Макдональдса».
Такси остановилось немедленно. Фиолетовая «семерка». За рулем сидел угрюмый мужик в фиолетовой, под цвет автомобиля, куртке. Лена подумала, что, может быть, заблуждалась в недавних размышлениях о самцах. Вот этот уж точно соответствием цветов озабочен.
- «Охотный ряд», - сказала Лена и прыгнула на заднее сиденье.
«Сейчас, что ли, таблетку проглотить? - задумалась девушка. - Действительно, почему нет?»
Лена быстро опустила руку в карман. Пакетик оказался небольшим. Девушка потянула за края и достала одну из таблеток. Быстро, чтобы не успеть передумать, забросила одну таблетку в рот. На вкус та оказалась как аспирин УПСА.
- Вот хуйней же, девушка, занимаетесь, - укоризненно произнес таксист.

Театральная - Новокузнецкая
Лена застыла. Вдруг ее охватил жгучий стыд. Не хватало, чтобы ее застукал таксист.
- Вы… не подумайте. Это просто аспирин.
Водитель обернулся. Лицо его поросло неопрятной щетиной.
- Да я не про это, - сказал он. - Нужны мне ваши таблетки. Х-ха…
- А про что?
- Плохо вам будет, - сказал таксист. - Там, куда вы едете.
- А… откуда вы знаете?
- Сложно объяснить. Знаю, и все… Хотите, я вас домой отвезу? Ей-богу, лучше будет…
Неожиданно Лена почувствовала злость. Еще и водитель будет указывать.
- Везите, куда я сказала…
- Да уже приехали, - произнес таксист. - Сто рублей…
Таксист сидел, не оборачиваясь. Лена вдруг обнаружила, что пристально рассматривает его затылок. То место, где голова переходит в шею. Там образовывались неопрятные, поросшие жестким волосом, складки. Тем не менее, в них была какая-то притягательность. Эти складки заворожили Лену, и если бы ее попросили объяснить…
- Девушка, вы расплачиваться будете? - Голос таксиста вывел Лену из задумчивости.
- А! Ох, извините, задумалась, - Лена раскрыла сумочку.
- Я же говорю: домой вам лучше ехать…
- Нет-нет, спасибо, - Лена протянула таксисту мятую сотку и быстро вышла.
Чуть ли не бегом она пересекла Манежную со всеми ее иностранцами, ловеласами, школьницами, экскурсиями. Усиливался дождь. Невдалеке рокотал гром. С облегчением Лена нырнула в пещеру торгового центра. Перевела дух.
«Меня, наверное, уже прет», - думала она. Дура она, если разобраться. В эти годы уже детей растят. А она впервые таблетки с наркотиками попробовала…
Как ни странно, этот прискорбный жизненный факт вдруг развеселил Лену. Несомненно «смесь» уже начинала действовать. Откуда-то из глубин торгового центра звучала ритмичная музыка. Вдруг захотелось плясать.
Весь громадный торговый комплекс явился Лене, как заполненная огнями и музыкой пещера. «А ведь это так и есть, - подумала она. - Мы - пещерные люди. И музыка… Из глубин. Из бездны. Музыка бездн». Мысли приобретали странное направление. Почему-то ни к месту вспомнилось латинское словосочетание «de profundis». Хотя Лена не могла сказать, что оно значит. И почему собственно вспомнилось.
Звуки манили, и Лена двигалась к ним. Как бабочка на огонь. Лица, фигуры слились в одну пеструю бесконечную ленту. Лена не замечала ничего. Она пыталась размышлять о музыке бездн. Однако мысли вдруг сделались тяжелыми, будто кирпичи.
Впрочем, попытки размышлений не заняли много времени. Неожиданно из окружающего хаоса выпрыгнули яркие буквы: «Скидки 70%». И эта надпись потрясла Лену даже больше, чем музыка глубин.
- Да! - прошептала Лена.
В магазине суетились люди. А Лена сразу увидела то, что было ей нужно. Джинсы. Потрясающей красоты. Украшенные стразами. Лена поняла, что именно к обретению этой шмотки двигалась всю жизнь. Все ее существование было предназначено для того, чтобы купить эти джинсы. Для этого она воспитывалась и ходила на работу. Для этого почти тридцать лет назад встретились ее родители. Для этого вращается земля.
На джинсы посматривала какая-то блондиночка с отвратительным маникюром.
- Нет! - испугалась Лена, метнулась к столику.
Ей удалось схватить джинсы первой. Блондинка фыркнула и прошипела что-то вроде:»Дура!» Но Лене было все равно. Ведь жизнь обретала смысл.
Разумеется, джинсы сидели, как влитые. Девушке стоило большого труда перестать любоваться их отражением.
Даже у кассы Лена не могла перестать на них смотреть.
- Тысяча четыреста, - сказала продавщица.
Лена подняла глаза. И…
Это было подобно ушату ледяной воды за шиворот. На Лену смотрела отвратительная, покрытая слизью и гноем, чешуйчатая харя.
- Нет! - прошептала Лена.
- Будете покупать? - скрежетало чудовище.
Но Лена уже бежала прочь. Остановилась у самого эскалатора. Вокруг прогуливались чудовища. Невыносимые, тошнотворные, распространяющие зловоние. С жуткими, гнилыми клыками. Острыми когтями. Чудовища окружали Лену. Спускались к ней по эскалатору.
- Мамочки! - простонала Лена.
Путь наверх был закрыт. Лена помчалась вниз. Там-то Лена почувствовала себя в настоящей бездне. Монстры чавкали за столиками. Боясь дышать, Лена пробиралась между столиков.
В глубине сидел единственный, как показалось Лене, нормальный человек. В его глазах был страх. И Лена поняла, что он видит.
- Они не люди! - сказала девушка, подходя к нему. - Я знаю, вы способны видеть.
Человек разглядывал столик неподалеку, где восседал… О Господи! …Восседал гигантский кольчатый червь. В дорогом темно-синем костюме.
- Это монстры! - продолжала Лена. - Внешне они могут казаться людьми. Однако на самом деле…
- С чего вы решили, будто я… - перебил незнакомец.
- С того, что вы боитесь. И я это вижу…
Человек вскочил из-за стола. Направился к выходу. Но еще раньше из-за стола поднялся червь в костюме.

Новокузнецкая - Павелецкая
Один из ее бой-френдов, Мишка, любил играть в компьютер. Зарубаться в стрелялки, как он это называл. Лена издали наблюдала, как Мишка с оружием в руках движется через подвалы, заполненные гнусными уебищами. Она думала, что фантазия того, кто породил всю эту мерзость, явно не здоровая. Еще размышляла, что бы она делала, коль занесет в такой подвал. Да она бы точно не стреляла. Наверное, просто визжала бы от ужаса.
Однако Лена и представить не могла, что неожиданно свалится в заполненные чудовищами катакомбы. Монстры двигались вокруг нее. Кто-то норовил ощупать Лену склизкими усиками. Другие тянули к ней липкие зазубренные щупальца, сочащиеся несусветной гнилью.
Лена старалась не кричать. Она шла сквозь чудовищ, зажав ладонью рот. Пока что ее не трогали.
Каким-то чудом Лена вышла к площадке с эскалаторами. Она стояла, закрыв глаза. Пытаясь избегать смотреть на тварей вокруг.
Вдруг кто-то из них тронул Лену за плечо. Лена открыла глаза. Ей в глаза пристально заглядывал огромный белесый лягух.
- Девушка… вам… плохо?.. - квакнул тот огромной щелью рта.
Лена взвизгнула и отчаянно затрясла головой.
- Не трогайте меня, - простонала она. - Умоляю, не трогайте!
Хотя, конечно, смешно просить о жалости у монстра.
Лена метнулась к эскалатору. Твари кишели повсюду.
«Они только мерещатся, - пыталась убедить себя Лена. - Это все таблетки дурацкие».
Но иллюзией как раз представало все то, что она видела до этого. Сейчас-то девушка понимала, что тела и лица были лишь маскировкой. Не более. А правда - вот она…
Когда Лена выбралась, она не могла поверить такому счастью. «Я жива», - думала она. В этот момент ее собственная жизнь казалась Лене хрупким, фарфоровым чудом. Его ведь так легко разбить, смять, повредить, это чудо.
Александровский сад тоже кишел чудищами. Маленькие пучеглазые твари бродили по аллеям. Шпыняли одни других щупальцами и ложноножками. Целая делегация крючконосых склизких рептилий при фотоаппаратах двигалась навстречу Лене. Как зачарованная, словно метаясь в ужасном бреду, прорывалась Лена через них. Страшилища обсели лавочки, хлебали пиво, жрали мороженое, катались на досках. Какой-то скользкий, зеленый и чешуйчатый гад протягивал Лене фотоаппарат:
- Девушка… сфотографируйте… нас…
Слова доносились, как из бочки.
- Нет! - шарахнулась Лена, брезгуя даже прикасаться. - Идите вы…
Чудища зашипели, выпустили клыки. Но Лена была уже далеко. Она перешла на бег.
К ее облегчению, на мосту страшилищ значительно убавилось. Словно в беспамятстве Лена двигалась по улицам. Куда-то сворачивала. От кого-то шарахалась.
Беспамятство являлось не таким, что обычно застигало Лену врасплох. Не такое, когда она засыпала. Так милосердная память стирает детские обиды, ужасы, чтобы те в будущем не изгаживали жизнь.
Лена оказалась на Болотной площади. Здесь тоже были чудовища. Они катались на велосипедах и досках. Иные не боялись выпускать огненные струи.
Неожиданно беглянка увидела людей. Это были молоденькие девушки. Одна из них - брюнетка в ярко-оранжевой куртке - таскала за патлы рыжую девчонку. Рыжая была в коротенькой юбочке, тяжелых говнодавах и желтой футболке.
- Я тебе дам, пизда, чужих мужиков отбивать, - злобно говорила брюнетка.
Лене вдруг стало обидно.
- Девушки, - сказала она. - Вы же люди. Опомнитесь. Нас же так мало…

Павелецкая - Автозаводская
После этих слов брюнетка и рыжая действительно остановились. Брюнетка отпустила волосы рыжей. Нагло посмотрела в сторону Лены. Так, отстраненно и снисходительно, глядят подростки, которым унылые взрослые читают нотацию. Впрочем, девчонки были не сильно и моложе. Брюнетка - лет на пять. Рыжая - примерно на семь.
- Иди-ка, тетя, отсюда, - сказала брюнетка.
- «Нас так ма-ало!» - передразнила рыжая. - Это лесбиянка, сто пудов…
- Что? - задохнулась от возмущения Лена.
Впрочем, девушки не понимали.
- Оглянитесь вокруг, - продолжала Лена. - Почему вы…
- Так, - решительно сказала брюнетка. - Она меня достала.
Девушка шагнула вперед. Перед собой оранжевая, как бритвами, размахивала ярким, в тон куртке, маникюром.
Лена попятилась. Затем сорвалась на бег. Девушки смеялись ей вслед.
Лена бежала по мостику, увешанному замками. Два чешуйчатых монстра целовались непосредственно у перил.
«Что же творится? - испуганно думала Лена. - Во что превратился мир? Или это все-таки действие наркотика, которое скоро пройдет?»
Забыв про время, она шла какими-то переулками. Иногда бежала. Чудовищ по дороге встречалось немного. А те, что встречались, даже не оборачивались к Лене.
«Ну, конечно, - думала Лена. - Они же не понимают. Считают, что они люди. Может быть, истинный облик вижу только я. На их взгляд я - обычная девушка. Наверное, зря я боюсь».
Постепенно Лена начинала успокаиваться. Девушка шла по Новокузнецкой улице. Шла, и пыталась воспринимать монстров, как должное.
«Не зря я компьютерные игрушки вспоминала, - думала она. - У меня ведь даже и оружие есть. Хорошо, что я стрелять не умею…»
Лена уже не сомневалась, что окружающие вернутся к повседневному облику. Произойти это должно было уже, наверное, скоро.
Кроме того, она больше не засыпала. А это дорогого стоило. Может, даже эти чудовища были не так страшны. К ним привыкнуть трудно, однако можно. Засыпать, погружаться в неизвестность и сомнительные авантюры, гораздо хуже.
Лена вышла к огромной площади. На другой стороне зиждился гигантский Павелецкий вокзал.
«Надо как-нибудь пистолет выкинуть», - решила Лена. Если за входом на кольцевую станцию обойти площадь, можно добраться к реке. Там, конечно, небезопасно. Но и людей мало. А из машин смотреть не будут. Хотя кто их знает… Зашвырнуть подальше, и всех делов.
Чем ближе к метро, тем отвратнее становились чудовища. Оскаленные, клыкастые, распространяющие вокруг себя агрессию. Лена решила, что правильней будет не глядеть в их сторону. Лучше под ноги.
Но и там ее поджидало ужасное открытие. Оказалось, что Лена порвала колготки. Черная непрочная ткань пошла уродливыми стрелками. Лена ненавидела попадать в такие ситуации. Она даже завидовала мужикам. Те и не догадываются, какое это западло. И что теперь делать? Ответ был ясным - покупать новые.
Лена спустилась в переход. Как она ни готовила себя, пришлось вздрогнуть. Колготками торговала абсолютно жуткая баба с шакальей башкой. Из провалов глазниц вытекало что-то желтое. Как назло, мелкие деньги у Лены отсутствовали. Пришлось ждать сдачу.
Дальше хуже. Лена вышла на поверхность и устремилась к синим будкам. Их охраняло вообще неописуемое, покрытое коростой существо. Лена сунула ей две мелкие купюры. Отказалась взять сдачу.
В туалете она переоделась, стараясь не касаться руками гнусного антуража. Сложив вдвое пустую упаковку, Лена отодвинула задвижку. И вдруг осознала, что поторопилась хоронить свои кошмары. Снаружи ее дожидался человек, который был хуже любого монстра.
- Ну, привет, - сказал бельмоглазый.
Галлюциноген не преобразил его. Не выросли клыки. Кожа не ощетинилась чешуей. Впрочем, этого и не требовалось. Сейчас бельмоглазый внушал Лене подлинный ужас.
- Здравствуйте! - робко сказала Лена и бросилась к переходу.
- А ну, стой!
Задыхаясь, Лена бежала по смрадному, полному чудищ, переходу. Она спиной чувствовала дыхание бельмоглазого. Убежать было невозможно. Лена и сама об этом знала. Лена и так бегала плохо. А на каблуках - тем более.
Бельмоглазый грубо схватил ее за плечо, развернул. Его жуткие глаза будто сканировали Лизу.
- Значит, так. Пофокусничали и хватит. Тебе задание дали. А ты хуйней занимаешься.
- Я не буду выполнять, - тоненько заскулила Лена. - Я не знаю, что вы от меня хотите.
- А ты вспомни, - усмехнулся человек. - Или ментам тебя сдать?
Лена ощутила, как слабеют, подкашиваются ноги.
- Нет, - простонала она. - Зачем ментам?
- Девочка, ты охуела, - сказал бельмоглазый. - Я тебя в последний раз жалею. Еще раз вздумаешь потеряться, не обессудь…
- Я… не буду… Извините…
Цепко держа Лену, бельмоглазый вел ее сквозь кишку перехода. Подземелье казалось бесконечным. Все психоделические монстры утратили свою жуть. Действительность была значительно кошмарнее. Они подошли к вокзалу.
- Пошла, - сказал бельмоглазый у турникета.

Автозаводская - Коломенская
Ноги стали будто ватные. Лене хотелось упасть на зазубренные ступеньки эскалатора и разреветься. Все то, что происходило, являло крайнюю степень несправедливости. Почему, скажите, все эти беды обрушились именно на Лену? Разве она делала кому-нибудь что-то плохое? Никогда в жизни! И зла не желала. Может, она предавала, убивала?
«А про это - не знаю», - заявил внутренний голос. У Лены мурашки брызнули по коже. А ведь и действительно. Кто поручится за то, что, находясь во сне, она…
- Хватит! - вслух одернула себя Лена.
Усатый мужчина ступенькой ниже, читавший газету, обернулся, бросил равнодушный взгляд. Через мгновение отвернулся и продолжил свое занятие.
Девушка вдруг заметила, что окружающие больше не кажутся ей монстрами. Еще десять минут назад это открытие принесло бы облегчение. Но сейчас Лена продолжала загоняться. Если во сне она делала что-то гнусное, недопустимое, то, значит, поделом? Впрочем, постулат, что мир устроен справедливо, еще требует доказательств. Отчего тогда плохие люди живут хорошо? А хорошие как раз наоборот?
Приближался состав. Кляня себя за глупость и трусость, Лена вошла. Поезд направлялся в сторону «Красногвардейской». Лена могла бы воздержаться от того, чтобы ехать неизвестно куда. И неизвестно с какой целью. Имея в сумочке оружие плюс наркотики. Но страх пересиливал.
Обнаружив свободное место, Лена уселась. Ненамного опередив пожилую женщину с зонтиком и книжкой. Тетка метнула ненавидящий взгляд, который Лена стойко проигнорировала. «Поколбасило бы тебя с мое!» - думала Лена.
Тетка фыркнула. Девушка подумала, что в недавних кошмарах эта тетка стала бы, может, гниющей лошадью. Мысль оказалась настолько смешной, что Лена хихикнула. Тетка демонстративно принялась балансировать на высоких каблуках, отгородившись чтивом. Название заинтересовало Лену. Поперек обложки было выведено «Невидимые дети».
Неожиданно в голове Лены что-то сверкнуло. Проблеск чего-то, давно уже забытого. Того, что произошло с Леной, когда она была еще маленькой.
«Невидимые дети», - крутилась в мыслях фраза. И Лена - вспоминала. И сама удивлялась тому, что могла забыть про это.
В ее жизни был такой ребенок. В самом раннем детстве. Которое неминуемо улетучивается из памяти. Всегда. И у всех.
Лена закрыла глаза, и какая-то невидимая сила будто повлекла ее. Безудержно и неотвратимо. В далекое прошлое.
Ей три или четыре года. Лена живет у папы и мамы в Ставрополе. Маленький домик представляется ей огромным и наполненным тайнами. Чуть ли не дворцом. В нем много секретов, а также всего интересного. К примеру, за шкафчиком на кухне живет мышка. Она гоняется за тараканами, которые пугают Лену. Мышка - хорошая, тараканы - плохие.
Утром папа и мама собираются на работу, отводят Лену в ясли. Девочка терпеть не может просыпаться затемно. Особенно зимой. Однако поделать что-либо невозможно. В ясли ходить - надо.
Ранним утром в яслях Лена часто плачет. Но слезы быстро проходят. В яслях есть, с кем можно поиграть. Или побеситься. Хотя, если беситься, нянечка поставит в угол.
Однако даже в углу Лена не скучает. Почему-то Лена всякий раз оказывается там с девочкой, которую зовут Машенька. Машенька - хорошая. Она смешит Лену, корчит забавные рожицы, передразнивая нянечку. Еще, когда дурацкая воспетка отворачивается, Лена с Машенькой прыгают. Нянечка ругается. Хотя Лена и Маша все равно наказаны.
Но вот странность. Когда зовут кушать, Машенька не ходит. И места за столом ей нет. Несколько раз Лена скандалит, требует дать ее кашу Машеньке. Жирная девчонка-ябеда, которую, по немыслимому совпадению, тоже зовут Машей, вытягивает руки.
- Вылей чай этой дуре на голову! - шепчет Машенька Лене.
Лена берет обжигающе горячий стакан, неловко переворачивает ее. Вместо головы чай попадает на руки. Но жирная дура все равно орет. Маша хихикает. И Лена довольна - она все сделала правильно.
Воспетка ругается на Лену. Мама шлепает дочку. Лена плачет. Но Машенька ее утешает.
Машенька идет с ними домой. Родители игнорируют подружку. Они не дают Машеньке конфет. Не кормят ее ужином. Лена делится сладким.
- Я не буду! - говорит Машенька. - А ты кушай на здоровье.
Машенька - идеальная подружка.
Родители не запрещают Лене играть с этой девочкой. Даже когда становится поздно, и надо ложиться в кровать.
Раз или два Лена требует постелить и Машеньке. Однако мама лишь удивляется:
- Какая еще Машенька?
Однажды зимним вечером Машенька раскрывает Лене страшную-престрашную тайну.
- Я невидимка, - говорит Машенька. - Меня видишь ты. И больше никто!
- Даже папа? - удивляется Лена.
У папы - большущие очки. Как-то он хвастался Лене, будто может видеть через них звезды и планеты. Как в телескоп.
- Даже папа! - улыбается Машенька.
- А как ты живешь невидимой? Должно быть, обидно, что с тобой не играют?
- Зато я играюсь с тобой. Ты - моя любимая подружка! - говорит невидимая девочка.
- Ты ведь не бросишь меня? - шепчет Лена, засыпая.
- Скоро мы расстанемся, - говорит подружка.
Это огорчает Лену. Девочка начинает всхлипывать.
- Не плачь! - смеется Машенька. - Зачем скуксилась? Я уйду от тебя. Но это когда еще будет! А пока я с тобой, мы будем играться.
- Ты уйдешь навсегда?
- Нет, - улыбается Машенька. - Может быть, я вернусь, когда ты станешь большой.
- Не хочу становиться большой! - капризничает Лена. - Взрослые - противные и грустные.
- Я вернусь, и мы повеселимся.
Засыпает Лена все равно счастливой.
Они часто играют с Машенькой, когда не видят родители. Для одной игры надо поймать как можно больше тараканов. Притом больших. Поместить их в коробку от спичек. Однако нужна еще и полная коробка. И моток ниток. Дальше Лена и Машенька привязывают к таракану спичку. И поджигают. Он потом так смешно бегает.
Пустые коробки иногда отсутствуют. Тогда Машенька велит Лене разжечь газовую плиту. Девочки кидают пленных тараканов на огонь. Их панцири очень смешно трещат. И лопаются.
Однажды им удается поймать мышку. Та вырывается, пытается кусаться, но девочки засовывают ее в бутылку. Та совсем пустая. С обалденной картинкой. На этикетке выведено «Rum», изображен дядька со шпагой. Лена мечтает, чтобы ее будущий жених выглядел именно так. Мышка не хочет в бутылку, пищит, обкакивается. Девочки хохочут. Они толкают мышонка в попу карандашами и, наконец, добиваются своего.
Дальше Машенька советует налить внутрь папин одеколон. И еще мамины духи. А потом они бросают внутрь зажженную спичку. Мышонок очень смешно визжит, потешно дергается. Девочки смеются. Правда, начинает ужасно вонять. Подружки выносят бутылку на задний двор и закапывают в землю.
Машенька пугает Лену. Она говорит:
- Представь, вдруг обгорелый мышонок смоется?
Лена принимается рыдать. Ей не жалко мышонка. Ей просто делается очень страшно.
В садике Лена и невидимая подружка дразнят жирную Машу. Фамилия толстухи и ябеды - Мухоморова.
- Мухомора - обжора! - кричат девочки. - Обжора Мухомора нажралась помидоров!
Толстая Маша плачет и жалуется воспетке. Нянечка ставит Лену в угол. Хотя там ей не скучно. Рядом верная Машенька.
Внезапно к ним домой приходит «обжорная толстуха». Приходит вместе с мамой.
- Ваша Лена изводит дочу! - жалуется обжорная мамаша.
Она - такая же рыхлая, как и дочь. Лена смущена, она хочет убежать.
После того, как незваные гости уходят, мама бьет Лену. Девочка плачет.
- Не смей больше обижать ее! - кричит мама. - Чтобы больше я о таком не слышала!
Лена плачет в кроватке.
- Не грусти! - заявляет Машенька, которая уже тут. - Все равно глупая корова не скроется.
Для того, чтобы отомстить, нужна выдержка. Семь бесконечных дней они не трогают «корову». Потом выдается удачный момент. Лена и Маша проникают в коридор со шкафчиками. И Лена писает на «обжорины» колготки. Это случается незадолго до прогулки.
Глупая корова обнаруживает, что ее вещи - мокрые. Начинает пускать сопли.
- Мухомора обоссалась! - кричит Лена. А с ней и все дети.
Дома Лену снова шлепают.
- Мы ей отомстим раз и навсегда! - уверяет подружка.
Поздней весной группа отправляется на экскурсию. Сначала их везут на автобусе. До самого горного перевала. Там открывается вид потрясающей красоты. Обжора подходит к самому обрыву. Нянька тоже любуется.
- Давай! - кричит Машенька. И Лена толкает Мухомору в спину. Та летит, нелепо махая жирными руками, словно пытаясь взлететь.
Лена пятится. Теряется среди детей. Замечают пропажу Мухоморовой. Поднимается крик.
Но Лену тревожит другое. Куда делась Машенька? Ее нет! Лена ищет ее, а все думают, что она переживает за глупую Мухомору.
С тех пор Машенька исчезает. Лена плачет, но вскоре забывает Машеньку. Совсем…


Теги:





2


Комментарии

#0 02:49  23-01-2010Мама Стифлера    
От Лёвиного таланта у меня никогда не бывает комплексов неполноценности. Только исключительная чёрная-пречёрная зависть гг
#1 03:35  23-01-2010ПОРК & SonЪ    
Да,это человек который стабильно хорошо пишет.
#2 06:40  23-01-2010Дикс    
захватывает всё больше и больше

Лев, уточни пожалуйста, сколько всего есть и будет таких взаимосвязанных рассказов?

.

Кровь, De profundis

.

может ещё что-то есть, что я пропустил?

#3 09:10  23-01-2010эфесбешник    
Дикс

Кол-во веток

#4 13:47  23-01-2010Ebuben    
отсыл к прошлому - блестяще. мир глазами маленьких детей - это всегда интересно, а в такого рода произведениях добавляет мрачности и сгущает краски. Очень многое тянется из детства.

первую часть не читал, но щас исправлю.

И еще: такое хочется читать на бумаге. беспезды.

#5 16:36  23-01-2010КоSHка-ОбъебоSHка    
Прям муражки бегут повсюду. Когда будут все части - распечатаю и - в спецпапочку.
#6 17:09  23-01-2010ананичев    
Интересно что дальше.
#7 17:44  23-01-2010Мистер Блэк    
читаю. увлекательно чо.
#8 18:07  23-01-2010Гомо Drill    
уважаемый автор LoveWriter. вы очень складно пишете. и обильно. пользуясь случаем, как начинающий писатель у писателя состоявшегося, хочу спросить ваше мнение относительно этого рассказа :


Рассказ про людей и их части.


- Тук-тук.

- Кто там?

- Это я, почтальон Печкин. Принёс кассету про вашего мальчика. И его пальчик.


прошу меня извинить, не сочтите за оскорбление.

#9 18:18  23-01-2010Мегапиxарь    
Ахметов, ты серьезно?
#10 18:21  23-01-2010Мышь.Летучая.    
LoveWriter - как всегда - великолепно и захватывающе. Понимаешь, что выражение "на одном дыхании" - не просто фразеологизм. И +1 к Ebubenу - на бумаге такое читать на порядок прикольней.
#11 07:06  24-01-2010Иван Гилие    
поражаюсь я фантазии данного автора.. впечетлён текстом.. молодец, хуле?
#12 16:05  24-01-2010белорусский жидофашист    
заебцом
#13 19:03  24-01-2010Sgt.Pecker    
зер гут

несколько пахнуло джонкарпентеровским They Lives или показалось?

кавычки местами только лишние имхо

"спешащая" например и т.д.

зачот полюбому,хуйарь до Красногвардейской

правда там ещё ответвление на Каховскую и подозреваю что оно может быть задействованно для чего-нибудь потустороннего гггг

#14 16:34  25-01-2010Лев Рыжков    
Спасибо, дорогие осилившие. В очередной раз потрясен вашим терпением и усидчивостью.

Мама Стифлера

Мерси. Тока черной-пречерной зависти уж не надо. Я вот, в свою очередь, твоему таланту по-белому как-то завидую.

ПОРК & SonЪ

Сам такой.

Дикс

Пока есть только перечисленное тобою. Будет еще десять новелл. Когда - не знаю.

Ebuben

Дети наше всё, ага.

Ахметов

Да что тут сказать. Прочитал внимательно. Рассказа. по сути, и нет. Есть только одна шуточка, не особо-то и смешная. А чтобы получился рассказ, хотя бы короткий, нужны эмоции, детали, сюжет. Хуйарь, может, будет тебе счастье.

Sgt.Pecker

Карпенеровских "Вампиров" смутно помню. Остальное, может быть, и не смотрел вовсе. А что до ответвления на Каховскую, то оно пригодится для отдельного рассказика.Сюжетец, в принципе, есть.

#15 14:34  26-01-2010Ted    
Весьма!
#16 21:46  26-01-2010Perdbek    
как по мне маловато персонажей

эта лена начинает настоебывать

#17 14:35  27-01-2010Лев Рыжков    
Perdbek

Хм. Учтем.

#18 02:48  03-11-2010Весёлый такой    
чота сиреневый таксист дохуя информированый
певая фаза дискотечного прихода у Лены очень достоверно нарисована, а вот описания чудищ чота не впечатляют, про Лену и Машеньку вопщем хорошо, но вот не понял нащот бутылки, она чо с широким горлышком? проще былоб мышонка в стеклянную банку запихнуть, дядьки со шпагами и на овощных консервах могут быть, и нащот полёта толстой Маши с обрыва банально както, в метро под поезд её пристроить куда как готичней

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
12:13  06-12-2016
: [52] [Литература]
Буквально через час меня накроет с головой FM-волна,
и в тот же миг я захлебнусь в прямых эфирных нечистотах.
Так каждодневно сходит жизнь торжественно по лестнице с ума,
рисуя на полях сознанья неразборчивое что-то.

Мой внешний критик мне в лицо надменно говорит: «Ты маргинал,
в тебе отсутсвует любовь и нет посыла к романтизму!...
18:44  27-11-2016
: [12] [Литература]
Многое повидал на своем веку Иван Ильич, - и хорошего повидал, и плохого. Больше, конечно, плохого, чем хорошего. Хотя это как поглядеть, всё зависит от точки зрения, смотря по тому, с какого боку зайти. Одни и те же события или периоды жизни представлялись ему то хорошими, то плохими....
14:26  17-11-2016
: [37] [Литература]
Под Спасом пречистым крестом осеню я чело,
Да мимо палат и лабазов пойду на позорище
(В “театр” по-заморски, да слово погано зело),
А там - православных бояр оку милое сборище.

Они в ферезеях, на брюхе распахнутых вширь,
Сафьян на сапожках украшен шитьем да каменьями....
21:39  25-10-2016
: [22] [Литература]
Сначала папа сказал, что места в машине больше нет, и он убьет любого, кто хотя бы ещё раз пошло позарится на его автомобиль представительского класса, как на банальный грузовик. Но мама ответила, что ей начхать с высокой каланчи – и на грузовик, и на автомобиль представительского класса вместе с папиными угрозами, да и на самого папу тоже....
11:16  25-10-2016
: [72] [Литература]
Вечером в начале лета, когда солнце еще стоит высоко, Аксинья Климова, совсем недавно покинувшая Промежутье, сидя в лодке молчаливого почтаря, направлялась к месту своей новой службы. Настроение у нее необычайно праздничное, как бывало в детстве, когда она в конце особенно счастливой субботы возвращалась домой из школы или с далекой прогулки, выполнив какое-либо поручение....