Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - Охота крысы

Охота крысы

Автор: Лев Рыжков
   [ принято к публикации 19:13  29-01-2010 | Щикотиллло | Просмотров: 571]
Начало тут и тут

Ухо на ладони казалось холодным и будто бы восковым. Хотя, может быть, это подсознание так шутило с Лизой. Все-таки трудновато осознавать, что еще недавно этот хрящик с засыхающими по краям клочками кожи располагался на голове живого человека. А сейчас этого человека нет в живых…
«Хватит!» - одернула себя Лиза, понимая, что ее сейчас вывернет.
Она стояла, опершись ладонью о стену, и пыталась привести мысли в порядок. Можно подолгу рефлексировать над каждой жестокостью, горевать о каждой погубленной жизни. Но мир, похоже, безвозвратно изменился. Сейчас такая вот ухорезка - в порядке вещей. Приоритеты стали другими. Все сделалось как раньше. в пещерные времена. Самое главное теперь - выжить. Ну, а на втором месте - досыта поесть.
Дверь за ее спиной неожиданно открылась. На секунду-другую появилась чья-то рука, швырнула что-то на пол и исчезла.
Лиза крикнула:
- Подождите! Не закры…
Но в переговоры сне, похоже, никто вступать не намеревался.
Лиза бросила взгляд на то, что ей швырнули, и вдруг застыла. Это был Димкин школьный рюкзак. Со всеми аэрозольными флаконами.
Да они издеваются, что ли? Лиза подняла рюкзак, развязала тесемки. Она не знала, пригодятся ли ей все эти освежители. Хотя почему нет? Крысы их боятся. Вдруг встретятся? Хотя это и последний этаж. Смогут ли крысы добраться сюда?
Вопросы-вопросы…
Во всяком случае, аэрозольные баллончики Лизе не помешают. Если взять такой в руку, снять колпачок, он может служить оружием. Им можно (хотя бы гипотетически) отпугнуть крыс. Ну, и людей… Если постараться в глаза попасть. Впрочем, Лиза надеялась, что до такого все-таки не дойдет.
Ухо Лиза переложила в левую руку. Думала опустить в карман джинсов, но после этакой мерзости штаны и не отстираешь. Тем более, в новом, кровожадном мире стирка - под большим вопросом.
Вообще-то следовало поторапливаться. Времени не так много. Если верить седому террористу, у Лизы не больше шести минут на каждый этаж. А она тут стоит, рефлексирует.
Лиза направилась к лестнице, предварительно задвинув рюкзак за кадку, около которой совсем недавно рожала женщина. Еще два баллончика она рассовала по карманам.
Вперед.
Она помнила свои недавние приключения на этой лестнице. Впрочем, за это время столько произошло, что казалось, будто насильники нападали на нее где-то месяц назад. Вот и следы драки. Потеки крови на побелке. Несколько пятен на ступенях.
Лиза подошла к глухой металлической двери, рядом с которой на датчике мигал красный огонек. В прошлый раз Лиза слышала доносившиеся изнутри удары и ругань. Однако сейчас за дверью было тихо. Чтобы удостовериться, Лиза приложила ухо к двери и прислушалась.
Меньше всего на свете Лиза ожидала, что дверь вдруг откроется. Однако так и произошло.
Лиза выпрямилась и посмотрела в лицо человеку, стоявшему в дверном проеме…
***
На пороге стоял пухленький, лысоватый человек, возраст которого приближался к сорока годам. Одет он был в дорогой, но уж очень сильно помятый черно-синий костюм. Помятость эта вовсе не производила впечатления тщательно продуманной. Скорее, казалось, что носитель костюма спал прямо в нем на не очень-то ровной и мягкой поверхности. Волосы, цвет которых можно было определить как пепельный, обрамлявшие лысину, были совсем уж неприлично всклокочены.
Человек на пороге… улыбался.
- Волшебница! Богиня! - со странноватым пафосом восклицал он. - Откуда вы здесь взялись? Прошу вас, проходите же…
- Э-э… здравствуйте, - сказала Лиза.
Она ожидала любого приема. Но даже и помыслить не могла, что ее станут встречать с распростертыми объятиями. Ей даже стало неудобно за ухо, которое она сжимала в левой руке.
- А у нас тут небольшой сабантуй, - продолжал лысоватый. - Легкий, так сказать, перекус в тени апокалипсиса. Я, кстати, Николай Олегович…
- Очень приятно. Я - Лиза.
- Проходите, Лиза, проходите.
- Н-нет, - Хотя кишки и сводило от голода, Лиза нашла в себе силы противостоять искушению.
К тому же у нее вовсе не было уверенности, что Николай Олегович не лелеет на ее счет каких-либо планов.
- Понимаете, у меня срочное дело, - начала Лиза, невольно тиская пальцами холодный, противный хрящ отрезанного уха.
- Э, да бросьте, Лизавета, - махнул пухлой ладошкой Николай Олегович. - Какие сейчас могут быть дела? Радоваться надо…
- Да чему же радоваться? - не выдержала Лиза.
- Очень просто, - расплылся в улыбке Николай Олегович. - Меня, видите ли, сегодня банкротить хотели… Финансовые инспекции недочеты нашли. Долги банку. Просрочки платежей. Миллионы насчитали, верите - нет? Утром сегодняшним хотели возбуждать уло… уго… уголовное дело.
Только сейчас Лиза заметила, что Николай Олегович - пьян. Не мертвецки, конечно, но близко к тому.
- Я уж всю ночь не спал, - продолжал он. - В кабинете сидел, прощался, можно сказать. А утром - чудо! Чудо! Рухнула вся банковская система. Напрочь. Нет больше ее. Некому меня в тюрьму сажать. Конец кошмару!
Лиза оторопела. У нее не могло уместиться в голове, что, оказывается, тому, что сделалось с миром, можно радоваться…
- Коля, ты что там застрял? - раздался мужской голос из глубины офиса. - Водка нагревается…
- Это Витя, заместитель мой. Тоже пронесло его. Зайдете, может, на пять капель?
- Но подождите, - произнесла Лиза. - А семей, детей у вас нет, что ли?
- Ну, как не быть! - развел руками лысоватый. - Есть, конечно. Моя семья, например, в Сочи. А Витькина - на даче…
- И вы за них не волнуетесь?
- Да бросьте вы. Что с ними сделается? День-два - и все в порядок придет. Вот увидите. Это государство ни Наполеон, ни Гитлер, ни оба Буша не сокрушили. А вы думаете, каким-то хвостатым отродьям это удастся? Ха! Только когда порядок наведут, с меня уже и взятки гладки. Если бы можно было, я бы тех крысок расцеловал. Верите - нет?
При этих словах Лиза потеряла дар речи. А Николай Олегович продолжал:
- Надо, я считаю, радоваться настоящему моменту. Как там говорил французский король: «Apres nous le deluge». После нас - хоть трава не расти. Лично для меня сегодня - день чудес.
Наконец-то человечек заметил то, что Лиза сжимала в левой руке.
- А это у вас, позвольте полюбопытствовать, что?
- Ухо, - лаконично ответила Лиза.
- Настоящее, вы хотите сказать? А можно полюбопытствовать?
Лиза совершенно не знала, как ей реагировать. Она просто протянула Николаю Олеговичу свою жутковатую «вверительную грамоту», и тот несколько секунд мял ухо в пальцах, затем не без брезгливости вернул Лизе.
- А зачем оно вам? Собираете коллекцию? - При этих словах он вдруг подмигнул.
Лизе захотелось отхлестать его по щекам. Желательно мокрой тряпкой.
Лиза сбивчиво и взволнованно принялась объяснять, что этажом выше засели вооруженные террористы, захватившие, помимо прочего, и ее сына, рассказала об их ультиматуме.
Николай Олегович ощутимо мрачнел.
- И что же вы хотите от меня? Чтобы я пошел к ним?
- Да, - сказала Лиза.
- Не могу, - с бесстыжей наглостью глядя ей в глаза, произнес Николай Олегович. - По двум причинам. Во-первых, к тому времени я совершенно точно буду очень пьян. А во-вторых, вы за кого меня держите? Я сегодня чудом - невероятным чудом! - спасся из смертельной западни. И вы хотите, чтобы я прямо сейчас клал голову на плаху? Шел к каким-то террористам?
- Но поймите… - лепетала Лиза. - Там же дети. Сын мой…
- Я все понимаю, - мягко произнес Николай Олегович. - Но помочь вам не могу. К тому же я не вижу смысла разговаривать с ними. Через день-два их не станет…
- Да как же вы можете так говорить? - возмутилась Лиза.
Но Николай Олегович вежливо и мягко уже выталкивал ее прочь.
- Завтра приходите, - сказал он. - А лучше послезавтра…
Когда Лиза оказалась за порогом, щелкнули запоры металлической двери. Снова замигал красным огоньком датчик.
- Да чтоб вы там захлебнулись своей водкой! - крикнула Лиза. - Уроды! Гады вонючие!
Из-за двери не доносилось ни звука.
Лизе хотелось плакать.
***
Время бездарно уходило. Отсчет времени начался в тринадцать восемнадцать. Сейчас часы на мобильном телефоне показывали тридцать четыре минуты второго. Лиза понимала, что не успеет. Такими темпами, и с такими удручающими результатами. Седой убьет Димку.
Лиза представила, как главный бандит и его шестерки волокут Димку, такого маленького, беззащитного. Представила, как Димка вырывается, зовет ее: «Мама! Мама!» А Лиза в это время… А что она будет делать? Умолять какого-нибудь очередного козла в кабинете? Или биться в истерике на лестнице? Или колотить в дверь: расстреляйте, мол, меня вместо Димки? Будет слышать стрельбу, глухо выть от собственного бессилия.
Соберись, мать, не раскисай.
Димка возник перед мысленным взором, как воочию. Волосы его были растрепаны, сам он нахохлился, как какой-то воробышек. «Мама, - звал он. - Ты меня слышишь, мама?»
«Ну, вот, началось», - подумала Лиза. Она понимала, что дальше будет только хуже. Конечно же, ближайшие пять часов станут худшими в ее жизни. А дальше… Дальше вообще начнется ад. Сможет ли она себе простить гибель Димки?
«Да мама же! - кричал нахохлившийся Димка в ее голове. - Послушай меня! Это я!»
«Господи, сынок, прости меня. Я, конечно, постараюсь, но я не смогу. Наверное… Это все бесполезно. Может, с крыши выброситься?»
«Мамуль, прекращай отстойничать! - умолял призрачный Димка, разрывая Лизе сердце. - Я тут, внутри!»
«Ну, да, - согласилась Лиза. - Внутри моей головы».
«Да нет же, мама! Я в этом закрытом офисе! Ты недалеко ушла?»
«Странные вопросы для воображаемого ребенка…»
«Мамулечка! Да настоящий я! Это я просто с тобой на связь выхожу!»
«Я схожу с ума», - подумала Лиза.
«Только не начинай сомневаться, мам! Я настоящий!»
«Прости меня, Димочка…»
«Достала ныть, мамуль. Что ты как в мелодраме. Я еще живой…»
«Я знаю, сыночек. Я знаю…»
«Не знаю, как тебе доказать…»
«Что?! - оторопела Лиза. - Но что ты, плод моего воображения, будешь мне доказывать?»
«Блин, мамуль! Не хнычь, ладно?»
Когда два года назад на третьем транспортном попала в автокатастрофу мама, Димкина бабушка, Лиза совсем расклеилась. И Лиза запомнила это его «не хнычь». Она тогда даже чуть не отлупила Димку. Было искушение.
Конечно, сейчас сын существовал исключительно в воображении. Но даже и так, оказывается, мог довести. Лиза еще раз подумала, что сходит с ума.
«Мамуль, ну, достала ты, - бесцеремонно заявил воображаемый Димка. - Короче, чтоб ты поверила, я опишу тебе, где нахожусь. Это маленький кабинет. Без окон. Тут стоит диван, на котором рожает тетя. Еще тут есть стол, кресла. Тетки еще воют… Заманали. Все тебя вспоминают. Мне даже неловко. Печенюшки мне дают…»
«Что?! Террористы дают печенюшки?»
«Да не террористы. Тетки…»
«Дима, сколько раз я тебе говорила, что нельзя…»
«…называть женщин «тетками». Ладно, женщины. А террористы… Тут, в нашей комнате, они тоже есть. Женщина…»
Лиза поняла, о ком сообщает Димка. О той коротко стриженой девке, которая нашла их на крыше.
«Вот эту тварь как раз можно и теткой называть».
«Тебя не поймешь, мамуль. Ну, вот, в общем, это - то, что я вижу…»
«А где остальные?»
«Я не знаю, мама. Тут огромный офис на самом деле. Ну, теперь поверила? Настоящий я?»
«Нет, - ответила Лиза. - Ты мне только кажешься, а я схожу с ума».
«Вот увидишь, я не вру. Помнишь, ты сегодня узнала, что у меня проявились способности?»
«А, может, действительно?» - подумала Лиза.
Она посмотрела на часы. Время шло. Притом неумолимо. Как итог, она пробредила почти пять минут.
Лиза потерла лицо ладонями, несколько раз ударила себя по щекам. Хорош рефлексировать. Надо спасать Димку…
И действительно, образ сына в ее голове стал меркнуть. Лизе даже показалось, что он, этот образ, еще на что-то там дуется.
Лиза решительно зашагала вниз по лестнице и остановилась около уже знакомой пластиковой двери.
***
Дверь, как и тогда, была не заперта. Лиза приоткрыла ее и вошла внутрь. Оглядев помещение, она обнаружила, что по сравнению с прошлым разом кое-какие изменения все-таки произошли. Антикварная мебель была перевернута. Роскошные обои со стен - местами сорваны. Те же, что уцелели, оказались заляпаны какой-то немыслимой дрянью.
Самое удручающее впечатление производил, пожалуй, рояль. Клавиши заливала кровь.
Откуда-то издалека слышался задорный женский смех.
«И эти тоже напились, - с тоской подумала Лиза. - Вот бы не подумала, что апокалипсис - это так весело».
На всякий случай Лиза вытянула руку с аэрозолью, положив палец на кнопку распрыскивателя.
Света не было. В коридоре царила темнота. Лиза чуть не упала, наступив на какую-то папку. Одну из множества, валявшихся на полу. Впрочем, какого только мусора там не было. Среди хлама валялся даже раскуроченный ноутбук.
«Вдруг они тут с ума посходили? - подумала Лиза. - Или в бешенство впали?»
Смех усилился. Раздавался он из-за двери, на которой было написано «Конференц-зал».
Лиза собралась с духом и вошла.
В первые секунды она не могла поверить картине, представшей ее глазам.
В самом центре помещения в кресле сидел худощавый человек лет сорока-пятидесяти. Лицо его было окровавлено. Но если бы только это…
Человек был привязан скотчем к креслу. По его лицу была размазана какая-то дрянь, среди которой Лиза, как ей казалось, различила крем от торта, горчицу, взбитые сливки.
Но самым шокирующим было даже не это. Рот человека был заткнут каким-то продолговатым розовым предметом. И это предмет также был зафиксирован скотчем.
- Здравствуйте, девушка! - раздался веселый мужской голос. - Вы правы, что пришли к нам с освежителем воздуха. У нас тут действительно воняет…
К Лизе обращался тот самый молодой мужчина, который не так давно молотил привязанного к креслу физиономией об рояль.
Раздался визгливый женский смех. Веселилась крашеная блондинка в черном деловом платье и на каблуках.
В помещении находился еще и третий человек. Он сидел, опустив голову на ладони, отчего взгляду Лизы ясно представала розовеющее пятно лысины.
- А я говорю, что ничем хорошим это не кончится, - бормотал он.
- Слышь, Хомяков, ты достал уже очковать, - презрительно бросила блондинка.
- А спросят нас: куда Григорий Иванович делся?
- Крысы, скажем, сожрали, - засмеялся весельчак-драчун. - Правда, девушка?
Он немедленно протянул Лизе руку.
- Я - Вова. И, кстати, перестаньте размахивать пшикалкой. Мы не воняем. И нападать на вас не собираемся.
Не дождавшись ответного рукопожатия «весельчак» Вова неожиданно вырвал из Лизиной руки дезодорант, направил его в глаза привязанному и пшикнул щедрой струей. Человек в кресле забился в судорогах. Лизе уже давно было жалко бедолагу.
- Что вы делаете? - спросила она.
- Мучаем разлюбезного нашего Григория Ивановича, - по-клоунски гримасничая отвечал Вова. - Или вам освежителя жалко?
Он протянул дезодорант Лизе.
- Что он вам сделал?
- Ха! Легче сказать, чего он не делал! - ответил «весельчак» и принялся загибать пальцы. - Изводил непосильной работой, штрафовал, увольнял за малейшие погрешности, притом с волчьим билетом.
- Начальник ваш, что ли? - спросила Лиза.
- Берите выше, генеральный директор. Вы его не жалейте, девушка. Если бы вы поработали под его началом, даже следа жалости к этому отродью в вашей душе не осталось бы. Извините за то, что выражаюсь высокопарно.
- Да козел он, - хихикнула блондинка.
- И совсем забыл: Григорий Иванович долго и целеустремленно стремился к званию настоящего исчадия ада. Он имел наглость приставать к нашей Лидочке. За что в том числе сейчас в полной мере огребает наказание при помощи фаллоимитатора. Кстати, Лидочка, еще раз спрошу тебя: откуда ты его взяла?
- Не твое дело, Филипченко, - фыркнула блондинка. - При всем уважении, тебе в этом я бы отчиталась в последнюю очередь.
Лиза, наконец, поняла, какой предмет мучители генерального директора используют вместо кляпа.
- Господи! - изумленно прошептала она.
- Ага! Вы, наконец, поняли, что это такое, - догадался «весельчак». - Впрочем, Лидочка не даст соврать, у этого предмета есть еще одна опция.
Он подошел к привязанному и, как заметила Лиза, вдавил какую-то кнопку на розовом предмете. Фаллоимитатор зажужжал и пришел в движение. Григорий Иванович заметался в кресле. Лиза увидела, как изо рта, небрежно замотанного клейкой лентой, вытекает кровь. Мучимый генеральный директор издал глухой вой.
- Что вы делаете? - возмутилась Лиза. - Выключите немедленно! Почему вы ведете себя, как… Как гестаповцы какие-то!
Блондинка и «весельчак» разразились смехом. Плешивый Хомяков вдруг вскочил, подбежал к привязанному и, нервничая, нажал на кнопку. Фаллоимитатор перестал вибрировать.
- А вы знаете о последнем нововведении нашего генерального? - вытирая выступившие от смеха слезы, сказал «весельчак». - Приходить на работу к семи утра. Да-да, девушка! Представляете? Я, например, в Бирюлево живу. Нормально, да?
- Ну… - замешкалась Лиза, не видевшая в этом факте ничего страшного. К тому же она понятия не имела, как далеко отсюда располагается злосчастное Бирюлево, поскольку ни разу там не бывала. Знала только, что туда примерно с полчаса надо ехать от «Кантемировской».
- А Лидочка - в Люберцах! А Хомяков… Хомяков, ты где живешь?
- Юго-Западная, - глухо буркнул плешивый.
- И вот все мы были вынуждены в течение долгого времени приезжать на работу к семи утра, - распалялся Вова. - А почему, спросите вы. Потому что каждый из нас так или иначе провинился. Хомяков - напортачил в отчете. Лидочка - отвергла сексуальные поползновения непосредственного начальства. Ну, и я…
- За раздолбайство, - усмехнулась Лидочка, закуривая тонкую сигаретку.
- Не суть! И вот, стоило кому-нибудь из нас опоздать хоть на пять минут, мы бы вылетели по статье! А это не шутки! Прецеденты уже бывали. Вон, Вейцмана на той неделе вышвырнули…
Лизе ничего не говорила эта фамилия. Она как никогда остро стала чувствовать, что попусту теряет время. Однако ситуация возмущала ее. Григория Ивановича было все-таки жалко.
- А он сам не мучился? - спросила она. - Ему же тоже рано приезжать приходилось…
- А Григорий Иванович у нас - жаворонок. Ни свет, ни заря встает. Козлина, блин… И вот, незадолго до того, как весь мир оказался охвачен катастрофой, мы все собрались в этом офисе. Строгий начальник и трое разгильдяев. И вот теперь мы наслаждаемся возмездием. И будем наслаждаться, пока…
- Послушайте! - перебила его Лиза и показала всем присутствующим ухо.
Рассказывала она сбивчиво, однако после ее рассказа «разгильдяи» помрачнели.
- Так и где это? - спросил Вова.
- Двумя этажами выше, - сказала Лиза. - Надо, чтобы кто-то от вас отправился на переговоры…
- Ну, и забирайте Григория Ивановича, - сказал «весельчак». - А что? Без малейших сожалений отдадим.
- Может, хватит шуточек? - Лиза начинала беситься. - Там же женщины, дети…
- Среди нас тоже есть женщины, - Вова изловчился и похлопал Лиду по заднице. - Ну, а я разумом чисто ребенок.
- Какие же вы… - Лиза начинала задыхаться от возмущения. - Чем над этим несчастным издеваться, лучше бы помогли!
- Увы, сударыня, вашему горю мы помочь бессильны. Но если понадобится человек для количества, то приходите за Григорием Ивановичем. Отдадим без сожалений…
- Я искренне желаю, чтобы вас сожрали крысы, - сказал Лиза, развернулась и вышла.
Блондинка что-то возмущенно пискнула. Лизу не преследовали.
Уже на лестнице Лиза расплакалась. Она уже знала, что проиграет.
***
Следующий этаж Лиза решила проскочить, не заглядывая туда. У нее имелись все основания полагать, что там остались только два отморозка: крепыш Михеич и узколицый. Еще совсем недавно они пытались ее изнасиловать. А сейчас с ними, значит, надо вести переговоры?
«Я дура и трусиха, - корила себя Лиза, спускаясь по ступеням. - Я могла хотя бы попытаться».
Однако пересилить свое отвращение Лиза не могла. Сил на это уже не осталось. К тому же, возможно, ниже все-таки обитали вменяемые люди. Может быть, кого-то из них удастся заманить на переговоры к террористам? В конце концов, если дело стало за количеством людей, она согласится взять даже этого несчастного Григория Ивановича. Если от этого зависит спасение Димки.
Лиза спускалась, и взгляду ее открылась та самая курилка, где она встретила двух уродов. Сейчас здесь было пусто.
«Господи, пронеси!» - думала Лиза, стараясь спускаться бесшумно.
Подлость случилась, откуда не ждали. Один из баллончиков выпал и грохоча, как колокол, покатился по бетонному полу.
Лиза поместила дезодорант, который держала в руке, под мышку, наклонилась поднять выпавший. И вот тут-то на нее и напали. Грубые руки схватили Лизу за талию.
- Вот она, тварь эта! - раздался пьяный мужской голос. - Сама сучка к нам пришла, слышь, Михеич!
- Отпусти! - кричала Лиза, пытаясь пяткой угодить узколицему уроду (а это, несомненно, был именно он) по голени.
Сейчас она впервые пожалела, что не надела каблуки.
- Она брыкается, Михеич!
Узколицый волок Лизу куда-то по коридору. Лиза выплеснула мощную струю из флакона за спину. Однако нападавший и не думал выпускать ее.
- Вот она, тварюшка! - раздался голос Михеича.
Он схватил Лизу за волосы, рывком поднял голову.
Лиза видела, что сейчас его лицо превратилось в сплошной кровоподтек.
- Что, красавец я стал? - спросил отморозок, ухмыляясь осколками зубов. - Все из-за тебя. Но ты, сучка, не волнуйся. Мы тебя тоже сейчас изуродуем. Мало не покажется.
- Куда ее? - спрашивал узколицый.
- А давай на стол? У Борис Евгеньича в кабинете? У меня давно мечта была: на том столе какую-нибудь телочку вздрючить.
- Да как скажешь!
Лиза поняла, что лучше не сопротивляться. Сопротивление не даст никакого результата. Для того, чтобы спасти Димку, она готова была вытерпеть даже насилие. Может, хоть этих подонков она сможет убедить? Или действовать хитрее? Завлечь их наверх обманом?
- Ну, вот так! - Лиза чувствовала, как ее втащили в кабинет.
Михеич отпустил ее волосы. На пол что-то посыпалось. Не надо было иметь способности ясновидящей, чтобы понять: здоровяк расчищает плацдарм от папок и бумаг.
- Вот сюда ее, Колёк, давай. Ага… Блин, что за хрень у нее в руках?
Здоровяк вырвал у Лизы из рук баллончик, стал отбирать ухо. Лиза сама не знала, зачем сопротивлялась. После двух-трех секунд борьбы ухо оказалось у Михеича.
- Опа! Коль, смотри. Чо это такое?
- Закуску сучка принесла, - прокомментировал узколицый.
Михеич больно толкнул ее рукой в грудь и, подхватив под мышки, стал заваливать спиной на стол.
«Расслабиться, что ли, получать удовольствие? - думала Лиза, отчаянно визжа и брыкаясь. - Что я выиграю от сопротивления? Валерия Петровича убили. Некому меня спасать…»
На какое-то мгновение она почувствовала себя Жюстино. из совершенно мерзкого и жестокого романа маркиза де Сада. Ту, бедняжку, тоже все, кому не лень, использовали. И раз от раза становилось только хуже.
- Давай, штаны с нее снимай, - руководил Михеич. - Чо ты там затупил?
- Да сопротивляется, - мямлил Коля.
Лиза действительно отбивалась, как могла. Она брыкалась ногами. На мгновение ей показалось, что она делает какую-то чрезвычайно утомительную гимнастику.
Неожиданно один из ударов достиг цели. Коля завыл и даже перестал срывать с нее одежду.
- Блин, Михеич, она мне по яйцам попала…
- Вот же, дурака кусок, - сплюнул крепыш.
Над головой Лизы была люстра. Форма ее оказалась довольно странной. Люстра напоминала колесо со спицами. Примерно такие она видела в старинных вестернах. Бравый ковбой в прыжке цеплялся за такую люстру руками, а ногами раздавал лихие зуботычины недругам. Вот бы самой так сейчас повиснуть…
Узколицый все орал. Но теперь его крик полнился, как показалось Лизе, не только болью, но еще и страхом.
- Бля, Михеич, что по мне ползает? Посмотри! Посмотри же!
Здоровила Михеич на мгновение отпустил Лизу.
- Ох, ёпт, да это же… Откуда они здесь взялись?
Лиза быстро уселась. Времени на то, чтобы пристально вглядываться и анализировать ситуацию, не было. В мозгу зафиксировалось искаженное лицо Коли. Какая-то серая шевелящаяся тень у него за спиной.
А в следующее мгновение Лиза вскочила на ноги, оттолкнулась от поверхности стола, подпрыгнула и кое-как повисла на люстре.
Может быть, это и спасло ее.
То, что немедленно стало происходить внизу, казалось каким-то несусветным кошмаром. Михеич валялся по полу, облепленный серой, визжащей массой. Его приятель орал страшным голосом, отдирал от лица крыс, отшвыривал в сторону. Но тварей становилось все больше. Узкое лицо молодого насильника покрывалось алыми пятнами.
Лиза висела на люстре и одновременно тряслась от ужаса. К этому добавлялась и еще одна эмоция: стыд. Подонки все-таки сорвали с нее джинсы, и сейчас те болтались в районе лодыжек. Манипулируя ступнями, Лиза не давала штанам упасть.
«Господи, бред какой-то!» - отчаянно думала она.
***
«Мамуля, что случилось?» - перед мысленным взором снова возник Димка.
«Видел бы ты, малыш, сейчас свою мамулю, - подумала Лиза. - Повисла как дура на люстре. Без штанов, а прямо под ней пируют крысы…»
«Блин, держись, мамуля!»
«Да ты сам там держись! И вообще, ты мне только кажешься…»
Крепыш Михеич метался по кабинету, облепленный грызунами, стряхивал их с себя. Но безуспешно. Узколицый катался по полу, истошно кричал. И вдруг замер. Лиза видела, как в сторону отбежала одна из серых тварей, держа в пасти…
Господи Боже…
Крыса трогательно, прямо как ручная, присела на задние лапки, и, обхватив скользкий глаз передними, принялась примериваться, куда бы вонзить клыки.
Лизу вырвало. Никогда в жизни она бы не подумала, что будет делать это, повиснув на люстре. Неаппетитное месиво хлынуло на стол и на копошившихся там крыс.
Некоторые из них задрали головы и стали смотреть на Лизу. Раздался какой-то писк, и крысы принялись подпрыгивать, намереваясь зацепиться за джинсы, которые по-прежнему болтались внизу.
Лиза и впоследствии не могла бы сказать, как ей это удалось. Она опустила левую руку, рискованно повиснув только на правой, носком ноги как можно выше подбросила брюки и - в этом-то и состояло самое чудо - умудрилась их поймать. Дальше было тоже непросто. Где-то в левом кармане оставался баллончик с освежителем. Лиза зубами схватилась за пояс джинсов, запустила руку в карман. Правая рука ныла и стремительно немела. Лиза понимала, что долго не продержится.
Нащупав баллончик, она разжала зубы и позволила брюкам упасть прямо в кровь и грязь.
И тут возникла еще одна трудность: с баллончика не снимался колпачок. Лиза машинально поместила баллончик между ног, стиснула его бедрами и потянула корпус. Со стороны это, должно быть, выглядело двусмысленно. Но на самом деле было просто жутко.
Крышка отошла. Лиза позволила ей упасть, баллончик же сжала бедрами и быстро схватилась за колесо люстры левой рукой. Лишь схватившись, поняла, что еще секунда-другая, и правая бы - не выдержала.
Сейчас рука болела и не желала шевелиться. Ее словно кололи миллионом иголочек. Лиза пошевелила пальцами, разминая руку.
Хищные твари пищали внизу. Кто-то из них норовил допрыгнуть до Лизы с поверхности стола. Пришлось поджать ноги. Лиза понимала, что счет идет уже не на минуты, а, скорее, на секунды.
И все равно она не успела. Одна из крыс зацепилась за стопу и, перебирая когтями по коже, быстро-быстро поползла вверх.
Лиза заорала от ужаса. Немота в руке прошла, сменившись болезненным покалыванием. Она схватила баллончик и принялась поливать ногу. Аэрозоль вызывал болезненное жжение в свежих царапинах. Но какие же это были пустяки!
Еще сегодня утром Лиза поняла, что крысы боятся аэрозолей. Тварь, что ползла по ноге, исключением, по счастью, не оказалась. Истошно запищав, крыса упала на пол.
Не жалея освежителя, Лиза принялась поливать им стол. Крысы бросились врассыпную.
Задыхаясь от химической вони, Лиза придавила баллончик подбородком и, наконец, выпрямила ноги.
«Может, спрыгнуть на стол? - подумала она. - Отдохнуть немного. Потом опять на люстру?»
Однако стоило ей посмотреть на загаженную поверхность стола, как всякое желание прыгать пропало. К тому же не факт, что она во второй раз сумеет допрыгнуть. А вдруг поскользнется?
Лиза не сразу поняла, отчего отступившие крысы вдруг подняли истошный визг? И почему они бросаются из кабинета наутек? Со стороны коридора кабинет стремительно наполнялся белой пеной.
«Что это? Я брежу?» - испуганно думала Лиза.
В кабинет зашел человек, державший в руках красную капсулу огнетушителя.


Теги:





1


Комментарии

#0 19:50  29-01-2010О_Веймарн    
Начало ссылку пожалуйста поставьте
#1 19:51  29-01-2010Григорий Залупа    
Вод это удачьно йа заскочил! Ща зачетаем аццкова фонтазста!
#2 19:52  29-01-2010Григорий Залупа    
2О_Веймарн

четай таг, упиздень. каму нада тот нойдёт.

#4 20:02  29-01-2010О_Веймарн    
Ага, спасибо
#5 20:03  29-01-2010Мышь.Летучая.    
наконец-то! Ну и разумеется - оч.хорошо.
#6 20:12  29-01-2010О_Веймарн    
Супер.
#7 20:13  29-01-2010Григорий Залупа    
Чотко, ёпть! Очень понравелос.
#8 22:53  29-01-201052-й Квартал    
блин,вот как-нибудь обязательно распечатаю всего ловерайтера и прочитаю разом
#9 01:37  30-01-2010Лев Рыжков    
Спасибо, друзья, что читаете эту беспардонную ахинею. Обещайу поскорее ее завершить.

52-й квАртал

Сочувствую заранее.

#10 11:05  30-01-2010белорусский жидофашист    
+
#11 14:46  30-01-2010Шева    
Зер гут.
#12 20:38  30-01-2010Лев Рыжков    
Благодарствуйу, поцоны.
#13 20:41  30-01-2010Ebuben    
я распечатаю, потом зачту, ибо ждал этой вещи.
#14 23:19  30-01-2010Timer    
Приятно так пачитать. Отлично
#15 13:56  31-01-2010Лев Рыжков    
Спасибо. Хоть бы поругал кто, что ле.
#16 14:10  31-01-2010Гусар    
Поругаю. И не побоюсь, прямо в лицо! Думаешь, хорошо пишешь? Остальные боятся, а я скажу! Нет. Это гениально! А что, я правду-матку. И не вздумай прекращать писать!

Если серьезно, один из действительно настоящих писателей здесь.

#17 14:30  31-01-2010Sgt.Pecker    
КГ/АМ
#18 14:30  31-01-2010Sgt.Pecker    
ГИХШП
#19 14:35  31-01-2010Sgt.Pecker    
вот
#20 14:45  31-01-2010Лев Рыжков    
Бгг.
#21 15:04  31-01-2010ПОРК & SonЪ    
Блять ну и поебень же!Вот постоянно буду читать автора и срать в каментах!Какая блять тут литература ? В рикаменд эту писанину и дело с концом.
#22 16:25  31-01-2010ПОРК & SonЪ    
А вапще творчество автора хочется с бумаги почитать.
#23 19:00  31-01-2010Лев Рыжков    
ПОРК & SonЪ

С туалетной если только. Деревьев чота жалко. Столько их из-за хуйни никчемной гибнет.

#24 14:43  01-02-2010valkumar    
dead rising
#25 15:04  01-02-2010Марьян Хуясе    
LoveWriter

+1, уже давно по тем же изображениям читаю исключительно с ноута)

#26 17:09  01-02-2010Ted    
Уффф *Выдохнул* Супер!!!

Шикарный текст!


Кое-где показались шероховатости. Если желание 1-01-2010 13:56 еще не остыло, то могу поворчать малеха.

#27 17:56  01-02-2010Лев Рыжков    
Спасибо, поцоны.

Ted

Конечно. Даже спрашивать не надо. Для того оно и вывешено, гг.

#28 18:05  01-02-2010Ted    
На пороге стоял пухленький, лысоватый человек, возраст которого приближался к сорока годам - она с ним не знакома, поэтому, имхо, он выглядел лет на сорок, то есть - … лет сорока… или … возраст которого, вероятно, приближался…


Роскошные обои со стен - местами сорваны


Клавиши заливала кровь. - если кровь еще течет, то не понятно откуда. Вероятно - … рояль, с залитыми кровью клавишами


А это к слову:

сам он нахохлился, как какой-то воробышек - имхо без какой-то будет лучше и ближе к жизни.

#29 18:19  01-02-2010Лев Рыжков    
ОК. Спасибо.
#30 19:41  01-02-2010ананичев    
Продолжение, как я понял следует?
#31 18:33  03-02-2010Лев Рыжков    
ананичев

Да, конечно. Окончание представляет собой достаточно большой фрагмент. Может быть, в двух частях будет.


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
12:13  06-12-2016
: [50] [Литература]
Буквально через час меня накроет с головой FM-волна,
и в тот же миг я захлебнусь в прямых эфирных нечистотах.
Так каждодневно сходит жизнь торжественно по лестнице с ума,
рисуя на полях сознанья неразборчивое что-то.

Мой внешний критик мне в лицо надменно говорит: «Ты маргинал,
в тебе отсутсвует любовь и нет посыла к романтизму!...
18:44  27-11-2016
: [12] [Литература]
Многое повидал на своем веку Иван Ильич, - и хорошего повидал, и плохого. Больше, конечно, плохого, чем хорошего. Хотя это как поглядеть, всё зависит от точки зрения, смотря по тому, с какого боку зайти. Одни и те же события или периоды жизни представлялись ему то хорошими, то плохими....
14:26  17-11-2016
: [37] [Литература]
Под Спасом пречистым крестом осеню я чело,
Да мимо палат и лабазов пойду на позорище
(В “театр” по-заморски, да слово погано зело),
А там - православных бояр оку милое сборище.

Они в ферезеях, на брюхе распахнутых вширь,
Сафьян на сапожках украшен шитьем да каменьями....
21:39  25-10-2016
: [22] [Литература]
Сначала папа сказал, что места в машине больше нет, и он убьет любого, кто хотя бы ещё раз пошло позарится на его автомобиль представительского класса, как на банальный грузовик. Но мама ответила, что ей начхать с высокой каланчи – и на грузовик, и на автомобиль представительского класса вместе с папиными угрозами, да и на самого папу тоже....
11:16  25-10-2016
: [71] [Литература]
Вечером в начале лета, когда солнце еще стоит высоко, Аксинья Климова, совсем недавно покинувшая Промежутье, сидя в лодке молчаливого почтаря, направлялась к месту своей новой службы. Настроение у нее необычайно праздничное, как бывало в детстве, когда она в конце особенно счастливой субботы возвращалась домой из школы или с далекой прогулки, выполнив какое-либо поручение....