Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Было дело:: - Три желания для золотой рыбки - 3

Три желания для золотой рыбки - 3

Автор: Atlas
   [ принято к публикации 23:23  03-03-2010 | я бля | Просмотров: 355]
    Ночной клуб вполне по-зимнему именовался Пургой. Внутри будто снежинки метались люди, беспорядочно кружась в пронизанной вспышками темноте. Череда небольших залов, переходящих один в другой, неожиданно показалась мне изнанкой чугунной батареи; я даже представил верховного сантехника, который потеряв терпение, откроет наконец кран и сольет всю эту скопившуюся муть. 
   Впрочем, неуправляемая с виду стихия подчинялась чеканным или, вернее, хрустящим законам природы. Стоило помахать кредиткой, как нам освободили столик в дальнем углу, где можно было разговаривать не крича друг другу на ухо. Безденежные доны, которых согнали с насиженных мест, топтались в проходе, бросая вокруг презрительные взгляды. Они искусно изображали, как скучна беззаботная dolce vitа и по очереди доставали светящиеся мобильники, озабоченно нажимая на кнопки. Пока я разглядывал местную фауну от пляшущей толпы отделилась стройная фигурка и плюхнулась мне на колени.
   – Извини, – сказала незнакомка. – Я только минуточку передохну...
   Она отвернулась и, разглядев кого-то среди танцующих, помахала рукой. Мы тем временем уставились на ее загорелую спинку. Чуть ниже поясницы, поперек едва прикрытых бедер располагалась затейливая татуировка.
   – Гляди-ка, – сказал я Аркаше. – Какая наглядная схема ободочной артерии! Не иначе работа мастера.
   Я осторожно повел пальцем по линиям рисунка.
   – Вот тут она ветвится у брызжейки и дальше, огибая сигмовидку уходит к бедренной связке...
   Хозяйка спины не обратила на эти вольности никакого внимания и лишь дернула плечом, когда я слишком близко подобрался к копчику.
   – А вот здесь самое интересное: os coccygis. Раньше считалось, что это проявление атавизма – рудимент хвоста и со временем, человек избавится от наследия прошлого. А теперь оказалось, очень удобное подключение к центральному нервному стволу. Своего рода разъем для дополнительного интерфейса...
   – Но, коллега, – возразил Аркаша, преисполнившись нарочитой важности. – Как же быть с гемолитическим барьером?
   – Все уже придумано до нас! Мать-природа позаботилась задолго до наших изысканий. Так что не нужно подменять невежество искусством хирурга. Науке известно множество существ, охотно селящихся в организме человека.
   – Паразиты?
   – Ну, тут все зависит от функции. Если он приносит пользу, то это уже не паразит, а скорее симбионт. И главное – минимум хлопот: раздвинул ткани, подсадил в нужное место, а дальше он все сделает сам. Никакой микрохирургии, заживления, абсцессов...
   – Что же это за симбионт?
   – А вот это, коллега, самая охраняемая тайна страны! Тебе, как шведскому стоматологу лучше не знать, иначе отправишься изучать таежную физиотерапию! Впрочем, мне и самому известно немного. Внутримышечный паразит с определенной структурой тела. Достаточно крупный. Выделяет специальный фермент и, не вызывая отторжения, может находится в организме годами...
   Тут мне показалось, что наша анатомическая модель начала прислушиваться к разговору, и я мягко, но непреклонно спихнул ее с коленей:
   – Иди-ка, милая, попляши!
   Ничуть не смущаясь, она окинула взглядом окружающую тесноту, ловко взобралась на наш стол и принялась отплясывать, пристукивая каблуками. Мы, как два удава, завороженно уставились снизу вверх.
   – Слушай, Рыба, – толкнул меня локтем Аркаша. – Похоже, действительно нажремся...
 
   Очнулся я засветло. Все-таки категории света и тьмы относятся к свойствам сознания: только что, во сне, мне было все равно, а теперь я мучался – не силах открыть глаза. Эта странная боль заключалась в самом отношении к свету, а вовсе не в потоке фотонов, что пытались пробиться сквозь прикрытые веки. 
   Вокруг стояла напряженная тишина, в которой разливалось осознание беды и страха. В клетке тела испуганной птицей метнулась мысль, что меня отыскали работодатели, а следом потянулась такая цепочка воспоминаний, что я сел на кровати. Во рту чувствовался странный привкус и ощущение беды было связано именно с ним.
   С трудом разлепив глаза, я уткнулся взглядом в обнаженное тело, перечеркнутое вязью татуировки. Под ним темнела лужа застывшей крови. Вот так! Значит я опять сорвался… Этого не могло, не должно было случиться! Рушилось все, что удалось понять о собственном обновленном теле. Со стоном отчаяния я опустился на пол и пополз, хватая разбросанную одежду в лихорадочных поисках. Вот оно! Из раскрытой сумочки блеснуло стекло ампулы. Мучительно щурясь, я прочитал название. Вот дура! Бедная несчастная дура. Знала бы ты, с чем придется столкнуться в последние минуты жизни...
   Впрочем, сокрушаться было поздно. Зажав ампулу в кулаке, я кое-как поднялся на ноги. Все-таки весьма показательно, что всплывая из темноты беспамятства люди испытывают к свету раздражение. Это заставляет задуматься об истинной сущности нашего бессознательного аватара. С этой мыслью я выбрался из комнаты, испытывая отвращение к самому себе и тому, что еще предстояло сделать.
   Завидев меня, Аркаша удивленно поднял брови, но ничего не сказал. Взъерошенный и помятый он сидел в гостиной на том же месте, задумчиво глядя в окно. На столе стояла вчерашняя бутылка и после некоторого колебания, я сделал осторожный глоток.
   – Живой? –  ухмыльнулся Аркаша, глядя как меня передернуло.
   Я пожал плечами.
   – А где эта? – с деланым равнодушием поинтересовался он.
   – Там, – я неопределенно мотнул головой.   
   – Ну и как?
   – Уже никак...
   Он засмеялся и приложившись к бутылке неожиданно раскашлялся, обрызгав меня жгучими капельками слюны.
   – Извини! – пробормотал он, когда утихли спазмы.
   – Что с тобой? – спросил я, глядя как он вытирает лицо.
   – Понимаешь, как-то тяжело на душе...
   – На душе? Ты что, верующий?
   Аркаша смутился:
   – Ну, я читаю иногда библию, в церковь захожу… Верю, что есть душа и высший разум. Только мне кажется, человек должен сам сознавать, нужно это ему или нет.
   – Так ты баптист...
   – Вот еще, – оскорбился он. – Я христианин!
   – Понимаю твое возмущение, – усмехнулся я. – Сам через это прошел… Но тебе следует знать, что John the Baptist – это Иоанн Креститель.
   Я отобрал бутылку и поглядел сквозь нее на свет – оставалось еще достаточно, да и цвет подходящий...
   – Как видишь, это не ругательство. И твоя концепция вполне укладывается в определение баптизма. Сам посуди: опора на личный религиозный опыт, свобода и независимость от догм. Среди индивидуалистов не образовалось церкви в обычном смысле слова, поэтому “баптистской церкви” не существует. А название пошло от крещения в сознательном возрасте – не младенцем, а когда сам будешь готов...
   – Где это ты нахватался? – подозрительно спросил Аркаша.
   – Пришлось сначала теорию подучить, чтобы работать над темой.
   – Погоди, – попросил он. – Какой темой? Ты вчера столько всего наговорил, даже напугал меня. Майка сказала ты работаешь на военных.
   – На военных, — подтвердил я. – Душу искал по их заказу...
   – Нашел?
   – А как же! Заказчик серьезный: попробуй не найди – сам пациентом станешь!


Теги:





1


Комментарии


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
15:53  17-08-2017
: [3] [Было дело]
Столкнулись в магазине. Не узнал её. Сильно изменилась, и только взгляд прежний. До пределов вкрадчивый. Льющий холодный свет глубоко в душу. Как-то даже обыденно всё вышло. Здравствуй! Привет! Как дела? - А разве могло быть по-другому?
Прошло много времени, но вот коснулся её ладони и дрожь по телу - как тогда, в первый раз....
В диадеме эмблемою лира.
Взгляд скользит, задержавшись на мне.
Ты ж была прошмандовкою, Ира.
Ты сосала хуи при луне.

За сараем в том дворике старом,
Где росла вековая ветла,
Как любая рублевая шмара,
Ты с проглотом по яйца брала....
11:48  13-08-2017
: [20] [Было дело]
Николай с сыном ходили по поселку в поисках работы. Не брезговали ни чем. Кому яму под туалет выроют да кирпичом обложат, кому огород вскопают, не суть важно. Главное, что пили всегда на свои. Когда пьют работяги, лодыри должны стоять в сторонке и ни пиздеть....
16:02  10-08-2017
: [8] [Было дело]
При ходьбе бубенчики позвякивали. Это было очень неприятно, но ничего с ними поделать не получалось. Прохожие возмущённо оборачивались, бросали недобрые взгляды, а некоторые даже норовили припугнуть, или прогнать. Хотя что он им сделал плохого? Ровным счётом ничего, кроме одного: он был....
17:22  08-08-2017
: [6] [Было дело]
Сеня с глупым видом. На берегу. В окружении берёз. В руках та часть удочки, на которую точно ничего не поймаешь. Просто толстая бамбуковая палка. Всё остальное в воду улетело. Кануло. Качается на волнах. В солнечных бликах.

И дядя Миша тут как тут....