Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Палата №6:: - Дохлая

Дохлая

Автор: Нови
   [ принято к публикации 15:34  22-03-2010 | бырь | Просмотров: 449]
Теперь, когда кончилась наша последняя зима, когда ледяные ветры сменились обжигающим дыханием пустыни, теперь, когда все позади – возможно ли сделать шаг назад и увидеть вещи такими, какими были они на самом деле? Возможно ли увидеть, что бы то ни было, по-настоящему? Я пытаюсь вспомнить теперь, была ли она всегда такая слабенькая, болезненная и неловкая? Мое ли воображение наградило ее свежестью щек фарфоровой куклы, силой и подвижностью бегущего по весеннему полю жеребенка? Теперь уж и не скажешь.
Пышные ли наряды, в которые с фанатичным упорством наряжала я ее, скрывали болезненную худобу, невыносимую хрупкость членов? Была ли она всегда такая слабая и неловкая? Сделали ли мы ее такой?
Ты никогда не хотел ее – в этом, возможно, твое утешение. Я же, лежа бессонными ночами подле тебя, призывала ее всеми силами своего сердца. Видимо, мои воззвания были сильны, ведь она пришла к нам однажды – пришла и села на пороге нашего тихого сумеречного дома.
Сейчас ясно вижу ее слабость и уродство – вижу ее бледность, вижу синяки под близорукими глазами, вижу, как под тонкой кожей течет ленивая безжизненная кровь, вижу обреченность в каждом слабом жесте ее. Но тогда – тогда, ослепленной материнской гордыней, казалась она мне самой прекрасной девочкой на свете. Прекрасной и сильной. Оттого и пышные платья, и атласные блестящие ленты в тусклых безжизненных волосах.
Могла ли она быть другой? Та, что была зачата дикой ночью оглушенными, затуманенными дымами и ядовитыми испарениями, родителями? Та, чьей первой колыбелью стала тревожность моих околоплодных темных вод, та, что была вскормлена желчью обид и отчаяния из моих бледных сосков?
Я испытывала ее на прочность, хлеща по худым щекам, но только лишь от уверенности в силе ее, ты же щипал ее белые в синеву руки от подозрения. Ты чувствовал, насколько она слаба и, возможно, нереальна, пытаясь приблизить неизбежный конец.
Мы убивали ее долго – каждый раз отщипывали по кусочку от тощих боков. Мы жарили плоть ее на сковородке, поедали ночами жилистое, невкусное мясо, убеждая себя, что это и есть кусочки рая. Кусочки рая застревали у нас в зубах. Мы чертыхались и вновь становились неудовлетворенными и тревожными.
 Неудовлетворенность наша сыпалась ударами на бедную девочку – мы были жестоки. Так жестоки! Мы были жестоки, но не от жестокости самой, не от любви к насилию, но от понимания и надежды. Твоего понимания, что девочка наша все равно не останется с нами надолго, от желания твоего приблизить неизбежный конец. И от моей надежды, от веры моей в силу девочки, от убежденности, что удары закалят ее, сделают сильней. От надежды, что, полная новой силы, не оставит она нас никогда.
Мы оттягивали смерть нашей девочки, как могли. Иногда мне кажется, что в эту последнюю зиму она уже была мертва – приступы неудержимой веселости были поминками по нашей девочке. На дне нашей веселости всегда лежало отчаяние, и оно глядело сквозь резкие переходы от смеха к слезам, глядело из ненавистных пауз, когда поминальный дикий хохот сменялся удушливым молчанием. Этот смех был похоронной песней, а наши кураж и безрассудство в эти дни лишь попыткой не видеть, не замечать агонии нашей маленькой, нежной девочки.
Теперь, когда смотрю в ее мертвое лицо – лицо, что наложилось на мое сердце несмываемым отпечатком; когда целую ее закрытые глаза, когда глажу тонкие, почти прозрачные пальчики, то понимаю – она всегда была такая: жалкая, больная, некрасивая. Возможно, она была такая, потому что лишь ее мы заслужили, возможно, оттого, что сделали ее такой сами. Теперь уж не скажешь.
 Теперь не узнаешь, как было все на самом деле. Только ночами, когда глаза полны песка, а руки дрожат от невидимой ноши, кажется, что отдала бы все на свете, лишь бы вновь очутиться на крыльце нашего тихого, жалкого дома. Чтобы вечно сидеть на крылечке с тобой, чтобы вечно касаться плечом твоего плеча и, чтобы рядом наша бедная, несчастная,  дохлая любовь.
 


Теги:





-2


Комментарии

#0 10:38  23-03-2010Евгений Морызев    
славно
#1 10:58  23-03-2010Тиф Графоманов    
смысл текста не понравился чото, просто не моё. а вот как написано — это очень и очень хорошо.
#2 11:13  23-03-2010дервиш махмуд    
опять же- название заебатое, почти достоевское.
#3 12:52  23-03-2010Нови    
И где же шатался бедный со вчерашнего утра?
Не припомню такого. Очень недовольна.
#4 13:17  23-03-2010Пyля    
Отлично. Спасибо, читал с огромным удовольствием.
#5 14:42  23-03-2010пила    
Понравилось, не взирая на то, что любовь- это девочка — странно.
У меня обычно девочки — это мои машынки.
#6 15:16  23-03-2010Ted    
Душевный рассказ. Восхитительный текст!
Браво, Нови!
#7 16:25  23-03-2010дважды Гумберт    
вогнало в уныние, не дочитал
#8 23:42  23-03-2010Рыбий Глаз    
Читаю вас всегда с удовольствием. Хоть и осторожно.
Горжусь тем, что с середины поняла, кто — девочка.
#9 23:46  23-03-2010Марычев    
кремний вас спасёт.
и пьяный матрос
#10 11:07  24-03-2010SAD    
спасибо, ты залезла в мои глаза иголками своих слов и вызвала в них слезы — непередаваемое облегчение
#11 19:55  25-03-2010Шева    
Великолепная вещь. Если из второй части выброчить третий абзац.
#12 19:58  25-03-2010Дура    
Очень красиво, и как-то слишком пронзительно...
завораживает
#13 00:53  06-04-2010бодрый еврей Нови    
Ахуенно.
#14 00:54  06-04-2010бодрый еврей Нови    
Нови лучший автор в этой богадельне.
#15 09:57  06-04-2010keter    
Жесть, не каждому дано такое чувствовать!
#16 13:09  28-06-2010Black Rat     
Проникновенно, дорогая Нови, проникновенно…
Особенно это:

«Мое ли воображение наградило ее свежестью щек фарфоровой куклы, силой и подвижностью бегущего по весеннему полю жеребенка?»

Качественная маргинальная философия…
#17 01:54  19-06-2011Dеаd Helena    
Нет для меня ничего здесь более настоящего. И, чем дальше, тем настоящей.
#18 01:55  19-06-2011Dеаd Helena    
Спасибо, дорогая Нови. Кем бы ты ни была.
#19 01:55  19-06-2011Dеаd Helena    
Тогда.
#20 02:07  19-06-2011херр Римас    
Ира чото не очинь сибя чуствует.Растроение личнасти.Ничо, жди я блят зымой буду в саставе певческова хора нашый синагоги

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
11:51  08-12-2016
: [4] [Палата №6]
Пусть у тебя нет рук,
Пусть у тебя нет ног,
Ты мне была как друг,
Ты мне была как сок.

В дверь не струи слезой,
И молоком не плачь,
Я ж только утром злой,
Я ж не фашист-палач.

Выпил второй стакан,
С синью твоих глазниц,
Высосал весь твой стан,
Вместе с губой ресниц....
08:27  04-12-2016
: [14] [Палата №6]
Пропитался тобой я,
- Русь,
Выпиваю, в руке
- Груздь,
Такой грязный,
Но соль в нем есть.
Моя родина разная,
Что пиздец.
Только грязью
Не надо срать
Что, мол, блядям там
Благодать.
В колее моей черной
- Куст.
Вырос, сцуко,
И похуй грусть....
09:15  30-11-2016
: [62] [Палата №6]
Волоокая Ольга
удаленным лицом
смотрит длинно и долго
за счастливым концом.

Вол остался без ок,
без окон и дверей.
Ольга зрит ему в бок
наблюденьем корней.

Наблюдением зрит,
уделённым лицом.
Вол ушел из орбит....
23:12  29-11-2016
: [10] [Палата №6]
Я снимаю очередной пустой холст. Белое полотно, на котором лишь моя подпись, выведенная угольным карандашом. На натянутой плотной ткани должны были быть цветы акации.
На картине чуть раньше, вчерашней, над моей подписью должны были плавать золотые рыбы с крючками во рту....
Старуха варит жабу, а мы поём. Хорошо споём – получим свою долю, споём так себе – изгнаны будем в лес. Таковы обычные условия. И вот мы стараемся. Старуха говорит, надо душу свою вкладывать. А где ж нынче возьмёшь такое? Её и раньше-то днём с огнём, а теперь и подавно....