Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Здоровье дороже:: - На свалке (старое)

На свалке (старое)

Автор: Ebuben
   [ принято к публикации 15:08  05-04-2010 | Х | Просмотров: 378]
Старинный рассказ, один из первых.
Посвящается почти уже вымершим сборщикам цветмета.

 Виктор и Александр шли по улице, толкая перед собой нагруженную мусором телегу. Их путь лежал на местную свалку. Недавно прошел ливень, поэтому дорога на помойку представляла собой черное грязное месиво с глубокими ямами, сокрытыми под мутной водой, и небольшими возвышенностями. Из–за этого Виктор попросил своего друга, а по совместительству и соседа Александра помочь ему. Тот не отказался, понимая, что щедрый Виктор вполне может одарить его в будущем бутылкой.

 Они вдвоем держались за ржавую ручку, резкими движениями толкая вперед тяжеленную тачку на спущенных колесах. В отличие от Александра, Виктор не обладал никакими другими средствами передвижения, кроме вот этой старинной телеги и убогого велосипеда, слаженного из разных деталей. Ноги друзей погружались в глубокие грязные лужи, а вода переливалась через края резиновых, довольно высоких сапог. Соседи шли молча, лишь изредка кряхтя, когда колеса завязали в жиже, и приходилось максимально напрягать руки и ноги.

 Виктор и Александр (именно так – между собой они называли друг друга только полными именами) – одни из немногих жителей в поселке, которые живут здесь постоянно, круглый год. Виктор затеял уборку территории и начал с того, что собрал весь мусор в огороде и решил его вывезти. Среди вещей, которые отправились в последний путь, нельзя было найти чего-нибудь более–менее пригодного, только битые стекла, ржавое железо, которое уже крошилось, и совсем уж бесформенных хлам. Александр не преминул возможностью набить вместительную телегу и своим мусором – это были, в большинстве, неисправные электроприборы.

 Впереди показалась собака. Большая, сторожевая, но каким-то образом сорвавшаяся с цепи. Или выпущенная хозяевами на поиски добычи. Александр, всегда опасавшийся собак, попросил Виктора ехать чуть помедленнее, а тот, в свою очередь, повернул телегу к обочине, подальше от пса. Пока они приближались, собака сидела у поворота и не подавала признаков заинтересованности кем или чем-либо. Она просто смотрела куда-то вдаль, как задумавшийся человек. Когда соседи поравнялись с псом, телега провалилась одним колесом в предательски глубокую лужу. Собака оживилась, гавкнула и встала, повиливая как-то угрожающе-весело хвостом. Из телеги в лужу упало одно из стекол и погрузилось под темно-коричневую, кофейную воду. Виктор обошел тачку, с опаской поглядывая на пса, и взялся за нее спереди. В это время Александр налег на левую часть ручки, колесо поднялось из лужи, медленно вращаясь, а Виктор, что есть сил, рванул на себя тачку. Она лязгом вышла из лужи, пес сорвался с места, но остановился, когда Александр вытащил из телеги кривую железную палку. Он надвинулся на животное, а собака, рыча, попятилась. Виктор швырнул в нее гнилым поленом, и собака бросилась в заросший огород заброшенного дома. Помимо того, что пенсионеры (и Виктору и Александру было уже за шестьдесят) вытащили из глубокой лужи нагруженную телегу, они еще справились со зверем. Опасным и беспезды коварным.

 Продолжив путь, они увидели открывающийся перед ними пейзаж: дорога тянулась дальше, чуть забирая вправо, усыпанная грязными лужами, по бокам от нее росли чахлые кусты, вперемешку с высокой травой, а дальше, слева и справа и впереди, лежали волны мертвых вещей. Кусты прорастали, окруженные железом, пластмассой и прочим сором, отчаянно цепляясь за убогую жизнь. В глубоких канавах стояла вода, покрытая ряской.

 Около большой кучи мусора на корточках сидело три человека, сосредоточенно ворочая какой–то предмет. Александр толкал телегу уже один, а Виктор придерживал рукой хлам, готовый вылететь из тачки на ближайшей кочке.

– Разбогатеете, мужики, – объявил Александр троице и остановил телегу.

 Три головы одновременно оторвались от прибора, который Александр недавно вывез сюда, предварительно разбив его кувалдой, чтобы никому не достался. Это был старое радио, а добытчики  цветных металлов что-то снимали с него. Один из них, усатый, с щипцами, только окинул взглядом своих новых соседей и продолжил откусывать медь. Самый молодой, на вид, из всей этой компании и самым запитым лицом, ответил на полном серьезе, не услышав сарказма в словах Александра:

– Разбогатеешь тут, – он поднялся, внимательно осматривая содержимое тачки.

 Позади раздался крик: «Дальше вези!». Виктор повернулся и обнаружил, что это бабка верещит у калитки своего ухоженного огорода. Мусор подбирался к ее обители все ближе и ближе.

– И тут ругаются, – снова сказал молодой и сплюнул себе под ноги.

 Александр провез телегу на пару шагов вперед и вывалил содержимое тачки. Потом он встал, вытер пот и продолжил беседу:

– А чо, блядь, есть еще что-то? Вроде нет уже нихуя, порастащили все давно? – Виктор удивился словам, которые от Александра он никогда не слышал. И тону тоже удивился.

– Да нет, есть еще, –  ответил мужик, казавший немного старше первого. Под глазом у него был синяк, а половины зубов недоставало. Усач, казалось, ничего не слышал и продолжал с невозмутимым видом извлекать из приемника медь.

– Принимают что ли еще? – снова спросил Александр.

– Да, бля, в бараках у Витьки, – ответил средний и указал в сторону северо-запада, где, по-видимому, находился этот приемный пункт. Так отметил для себя Виктор. Местным он не был – переехал сюда относительно недавно, поэтому о прошлом поселка ему было мало что известно. А вот Александр был, можно сказать, коренным жителем, или, скорее коренным дачником.       

– И почем?

– Червонец за кило. – продолжал беседу беззубый. Молодой стоял рядом с ним, рассматривая мусор, усач трудился.

– Ох, блядь, нихуя себе, это сколько же надо? – искренне удивился Александр, – Витька – это Можелай который? Вроде я проходил там, нет уже никого. Стекла выбиты, темно, все дела.

– Можелай, – подтвердил средний, – нет, там он еще.

– Сука, жив еще, – пошутил Александр, – и чо, блядь, много набираете? Это ж пиздец нахуй.

 Виктору стало даже как-то неловко. С одной стороны он не очень то и понимал, о чем идет речь, кто такой Можелай, а с другой – Александр его прямо-таки разочаровывал. Он считал своего соседа, друга, интеллигентным пожилым человеком, – как собственно и себя – а тот оказался матершинником. Еще и пил вдобавок. Много пил.

– Да вот сегодня таз нашел семисотграммовый, – похвастался средний и широко улыбнулся своими желтыми оставшимися зубами. – Алюминиевый!

– Ну, я полагаю, употребил уже… В дело? – снова съязвил Александр, намекая на то, что деньги уже пропиты, но никто из троицы его не понял. Или не подал вида, что понял.                         

– Ну, мы не воруем, – почему-то решил заявить об этом средний, – что выкидывают – забираем, чужое не берем, только ничейное.

– Ебаный в рот, и за сколько вы один килограмм набираете? – Александр пропустил последнюю реплику мимо ушей.

– Да за день собираем, хули. Латунь, блядь, медь, алюминий. – молодой видно устал стоять и слушать и присоединился к усачу.

– А раньше за двадцатку вроде брали? – поинтересовался Александр.

 Виктор не удивился бы и тому, что этот человек сам раньше сдавал цветмет. И, действительно, Александр почти не рассказывал о своем прошлом. С другой стороны, он не казался нищим. Да побогаче самого Виктора, что уж там.

– Да еще года два назад, да. А теперь хуй, бля. – ответил средний и присоединился к двум другим.

– Ну, давайте, мужики, ебаный нахуй, бывайте! – попрощался Александр. «Давай» – ответили ему средний и молодой, а усач так и не проронил ни слова.

 Когда соседи с телегой отдалились от добытчиков метала, Александр сказал, скорее сам себе, чем Виктору:

– Последние, блядь, из могикан.  

 И Виктор, до сих пор находившийся под впечатлением от диалога, кивнул. Он все еще думал, кого же представляет собой человек, идущий рядом с ним. Неужели Виктор общался почти на равных с хамоватым старикашкой? С наглым грубым алкоголиком? Интеллигента и интеллектуала Виктора даже передернуло. Он спросил, сам не зная зачем:

– Видел радио?

– Да, блядь, надо было сильней разбить, – Александр наступил в лужу и зачерпнул сапогом воды, – Ебаный в рот!

 Виктор гневно глянул на него и начал толкать телегу вперед все быстрее и быстрее.

– Я за бутылкой зайду вечерком, – крикнул Александр ему вдогонку и вылил воду из сапога. 


Теги:





0


Комментарии

#0 00:08  06-04-2010Лев Рыжков    
Перебор, увы, с матом. Бережней надо этот драгоценный ресурс русского языка расходовать, я считайу. Да и опять же беседу металлоискателей читать противно чота. Понятно, что не златоусты они, но зачем уж так буквально фиксировать?
А в целом добро. Жизненная такая зарисовочка, экзистенциальная в чом-то.
#1 12:21  06-04-2010Ebuben    
ога. спасибо.
#2 15:02  06-04-2010keter    
Периферия, многие так живут. За-то транши на 600 млн. раздают чавесам всяким.
#3 16:26  07-04-2010Куб.    
хочешь книгу, Ебубен?
#4 18:55  07-04-2010Шева    
Только как эпизод.
#5 19:00  07-04-2010Ebuben    
Эпизод, да. Есть еще продолжение, про троицу, тоже старое, само собой, но чото сцу я его выкладывать.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
20:00  16-11-2017
: [1] [Здоровье дороже]
Ортодонт исправит зубы у кого они кривы
Психиатр ударит в бубен, как душою не криви

Мир поможет офтальмолог не сквозь пальцы рассмотреть
В жопу палец ткнет проктолог, все фаланги, не на треть

Только лишь писатель Павел ничего не совершит
Никого он не исправит, словом мир не оглушит

Вот сидит он вечерочком, прогуляться то в облом -
Пишет, балуясь хуёчком под обшарпанным столом

А умрет, так что поделать, не помогут тут врачи
Две дыры в башке проделать чтобы вставить ...
14:39  09-11-2017
: [17] [Здоровье дороже]
Тот, кто уверенно ставит всё на зеро –
имеет полное право делить на ноль.
Адама погубило собственное ребро.
Голая Алла трансформируется в алкоголь.

От каллиграфии открещиваются врачи
и гнут свою линию наподобие морщин.
Русский Ваня дольше вечности лежит на печи
и лаптями от Бриони хлебает щи....
09:36  08-11-2017
: [4] [Здоровье дороже]
...
15:42  29-10-2017
: [11] [Здоровье дороже]
Сама войну хоть как-то покарать
Едва ли сможет слабенькая мать,
За сыновей отобранных кроваво.
По всем штабам засевших упырей
Не уязвить проклятьям матерей,
Находят тех награды лишь, да слава.

Но бранных слов не щёлкнет гневный кнут....
11:48  25-10-2017
: [7] [Здоровье дороже]
После полутарелки манной или рисовой каши и чашки кефира, что ему давали на завтрак, он обычно взбирался на высокий алюминиевый барный стульчик, стоявший в углу лоджии, устраивался там поудобнее, опираясь спиной на стену, или, наоборот, локтями на широкий подоконник, и приступал к процессу ежеутреннего осмотра своих владений....