Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Палата №6:: - Гофрированная труба

Гофрированная труба

Автор: Lord of the Flies
   [ принято к публикации 14:26  16-04-2010 | Нимчек | Просмотров: 444]
 Наум Григорьевич нагнул голову влево, затем вправо и, размяв затекшую от долгого сидения шею, скривил губы в улыбке.
- Ну, что? – спросил он у сидевшего на расшатанном стуле с другой стороны стола Минета Ссыглера.
Ссыглер сгорбился и ничего не ответил.
- Домой хочешь? Ждешь выписку?
- Нет, — ответил Минет, — Пока нет. Я не могу сейчас.
- Да? — лицо заведующего закрытым отделением областной психушки оживилось.
Минет молча смотрел в пол. Расширенные зрачки не двигались, указательные пальцы ритмично били по большим, складываясь в кольца и разжимаясь. 
- А почему, собственно? – доктор снова покачал головой, разминая шею. – Что-то мешает?
- У меня стула нет! – Минет печально посмотрел на врача остановившемся взглядом. – Нормализуйте мне стул, тогда видно будет.
- Как нет? А сидишь ты на чём? – Наум Григорьевич проглотил улыбку и, изобразив непонимание, внимательно глядел на Минета.
- Не сру я, Наум Григорьевич, не сидя, не стоя, не лежа. Не сру. Стула нет, — монотонно проговорил Ссыглер.
- Не срёшь? – доктор вытянул губы, сдерживая смех.
Он открыл историю болезни и пролистал последние записи. С пищеварением больного все было более чем в порядке, к примеру, сегодня ночью он дважды посетил клозет и нарушил порядок, вопя, что туалетная бумага жесткая и изготовлена из стекловолокна. Получил мажептил внутримышечно. Да уж, не срёт он. Стул у него, надо же. Не стул, а мебельный гарнитур из карельской березы. Три года здесь, дезориентирован, бред не купируется. Кандидат в мешки с говном, кормящиеся через зонд.
- Ну, ничего, дорогуша, я тебе помогу, — доктор улыбнулся. – Вставим тебе гофрированную трубу и сразу стул в норму придёт, будешь срать как спайдермен.
- Гофрированная труба…- пробормотал Ссыглер и кивнул. – Гофрированная труба…
Наум Григорьевич добавил Минету 10 мг мажептила и 5мг стелазина.
Лето было в разгаре и областную психбольничку, стоящую на околице отдаленного от города села, окутывала жара. Выгребная яма во дворе отделения переполнилась, и удушливая вонь проникала в открытые форточки зарешеченных окон отделения. Когда смачное амбре мощно полилось в окно кабинета, завотделением позвонил завхозу.
- Захарыч, вызывай говновозку, не продохнуть у нас.
- Да-да, Наум Григорьевич, вызову, — прогудел хриплый басок Захарыча, — хотя вроде недавно откачивали. Что, срут много?
- А то! Стула у них нет, понимашли!
- Кушают хорошо, Наум Григорьевич. Балуете Вы их.
- Покушать любят, не без этого, — доктор плеснул полстакана коньячку, выпил и убрал бутылку в стол. – Да и на здоровье! – выдохнул в трубку.
- Щас позвоню, Наум Григорьевич, вызову, — сказал завхоз.
Минет Ссыглер прошел сквозь мутный сумрак больничного коридора и остановился в дверях наблюдательной палаты. Толстый суетливый и лысый больной по прозвищу Папа Римский вцепился в рукав Ссыглеровской пижамы.
- Дай расческу, а? Блядь, отмели пидоры мою, хожу, блядь, лохматый, как хуй! – губы Папы Римского вытягивались в трубочку, кривились, иногда червяком мелькал язык.
- Какой ты нахуй Папа Римский, когда даже ебаной расчески у тебя нету? – спросил его Минет.
Папа Римский обиделся и дребезжащим голосом заорал: "Я Папа Римский, а ты – Хуй Римский!"
- А ну тихо! – рявкнул санитар, пост которого находился напротив наблюдательной палаты. – Ссыглер, ты чего гулять не пошел? Иди пробздись на воздухе.
- Да меня Наум Григорьевич вызывал, — ответил Ссыглер, которому не так давно разрешили прогуливаться с десяти до двенадцати в огороженном дворике отделения.
-Давай, хуярь, еще часок остался, — сказал санитар, — Нехуй тут баламутить.
Солнце заливало небольшой дворик, но Ссыглер видел все сквозь стоящую перед глазами коричнево-серую мглу, ноги слушались плохо и он чуть не упал, запнувшись за сидящего на крыльце здоровенного Колю Хвощенко. От резкого движения в голову ударил горячий красный жар и Минет присел рядом с Колей.
- Хуйня у вас на Земле, а не погода,- сказал Ссыглеру Коля и, звучно продув папироску, закурил.
Минет вытащил из кармана мятую "Астру" и прикурил у Коли.
- Да везде одна хуйня. Не погода, а поебень Рахманинова.
- Нет, у нас заебательская погода! – мечтательно протянул Коля и глубоко затянулся.
- Это где у вас? В Ново-Ебуново что ли?
- На Юпитере, я оттуда прилетел.
- И что, прям сюда высадился, в ёбаный дурдом?
Коля с сожалением взглянул на Ссыглера и вздохнул .
- Я на Марсе остановился дозаправиться,- пояснил Коля, а потом полетел дальше, но у меня папиросы кончились. Вот я и приземлился папирос купить, а меня раз – и сюда закрыли. 
- А куда направлялся-то? В созвездие Влагалище Вероники?
- Я на Сатурн летел, блядь! Но ничего, скоро прилетят за мной и заберут. Я знаю, они уже в Чите высадились и едут сюда на машине. 
В больничный двор въехала заляпанная мерзостного вида грязью говновозка и, благоухая, медленно покатила в дальний угол. Санитар запирал за ней ворота.
- О, бля! – оживился Минет. — Не из Читы ли это прибыли за тобой? 
- Нет, мои на "Чайке" приедут! — гордо ответил Коля Хвощенко.
Невзирая на жару, шофер был в телогрейке, называемой в народе "фуфайкой", ватных штанах и таких грязных кирзовых сапогах, что не мыли и не снимали их, казалось, с сорок третьего – времен курской дуги.
Он вылез из говновозки, стоящей задом к огораживающему выгребную яму забору и, зажав правую ноздрю большим пальцем, шумно высморкался. Обтерев пальцы о штаны, он вытащил из кармана фуфайки мятую и загаженную пачку папирос "Север", выудил кривую папиросину и потащил было к губам. На полпути табак высыпался из жеваного мундштука и был подхвачен летним ветерком.
- А, блять, ебанный стос! – сказал золотарь мундштуку и потащил из пачки новую папиросу.
Тем временем санитар, скрючившись и стараясь не коснуться говновозки, отпер замок на ограждении и толкнул ворота. Шофер прошел внутрь и, поднатужившись, поднял тяжеленную крышку. Из выгребной ямы шибануло такой вонью, что санитар окончательно заколдобился и, зажав рот, метнулся в сторону. Глаза слезились, спазм скрутил живот, и санитар не заметил, как Ссыглер походкой лунатика двинулся от крыльца к машине.
- Гы, бля! – хрюкнув, глядя на санитара, шофер освободил прикрепленный к цистерне ребристый шланг, быстро погрузил его в колыхнувшееся смердющее месиво и двинул какой-то ручажок. Говновозка протяжно загудела и затряслась.
- Гофрированная труба-а-а-а-а!!! – дикий крик зазвенел и сорвался на визг. В одно мгновение еле ползущий до этого Минет оказался у открытой выгребной ямы.
- Гофрированная труба! — выдохнул он и солдатиком нырнул в блестящую жижу. 
Шофер схватил, было, его за шиворот, но удержать не смог и рухнул лицом в заполненную яму, вцепившись в задравшуюся пижаму. Ссыглер висел мешком в одеревеневших руках шофера и, подняв к небу лицо, медленно погружался, утягивая его за собой. 
И тут подоспел санитар. С размаху обмакнувшись в говно, он подхватил Минета подмышки и, кряхтя, потащил вверх. Шофер поднажал, и они выволокли неподвижного Минета Ссыглера на покрытую вонючими комьями траву.
- Ой, блядь, — простонал шофер и, втянув воздух из промокшей папиросы, начал плеваться коричневой слюной.
Минета загнали на середину дворика и мыли холодной водой из поливочного шланга. Он стоял как истукан и когда говно стекло с одежды, ее с него сняли. Голого Ссыглера два санитара долго поливали ледяной струёй и ржали, а он по-прежнему неподвижно стоял и, глядя в никуда, шевелил губами.
Через два дня Минет Ссыглер, прихрамывая после полученного в две точки, а по-простому говоря, в оба полужопия сульфозина, вошел в кабинет завотделением.
Наум Григорьевич оживился.
- Ну, что покоритель глубин, рассказывай! – растянув тонкие губы в улыбке сказал он.
- Мне бы грелку получить, жопа после сульфозина вашего болит очень, — Ссыглер посмотрел в глаза врачу.
Наум Григорьевич с изумлением заметил, что взгляд Минета стал живым и подвижным и лицо больного уже не напоминает застывший слепок с покойника.
- Получишь грелку, я сестре скажу, чтоб дала. Ну, рассказывай, говноплаватель, как тебя угораздило. 
- Да не знаю я, Наум Григорьевич, плохо помню. Темно все время было как-то, а потом провал, — ответил Ссыглер.
- Как стул твой? Нормализовался?
- Да, спасибо, нормальный стул. Жопа только болит от уколов, сидеть не могу. Наум Григорьевич, а можно попросить?
- Попроси, чего там, — доктор был в хорошем расположении духа.
- Можно мне домой позвонить?

Через месяц Ссыглера выписали.


Теги:





1


Комментарии

#0 16:37  19-04-2010МакЗюзин    
Понравилось. Молодец!
#1 21:53  19-04-2010castingbyme*    
Да! Жаль, не выяснили, приехала за Колей «Чайка» или нет.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
09:15  30-11-2016
: [61] [Палата №6]
Волоокая Ольга
удаленным лицом
смотрит длинно и долго
за счастливым концом.

Вол остался без ок,
без окон и дверей.
Ольга зрит ему в бок
наблюденьем корней.

Наблюдением зрит,
уделённым лицом.
Вол ушел из орбит....
23:12  29-11-2016
: [10] [Палата №6]
Я снимаю очередной пустой холст. Белое полотно, на котором лишь моя подпись, выведенная угольным карандашом. На натянутой плотной ткани должны были быть цветы акации.
На картине чуть раньше, вчерашней, над моей подписью должны были плавать золотые рыбы с крючками во рту....
Старуха варит жабу, а мы поём. Хорошо споём – получим свою долю, споём так себе – изгнаны будем в лес. Таковы обычные условия. И вот мы стараемся. Старуха говорит, надо душу свою вкладывать. А где ж нынче возьмёшь такое? Её и раньше-то днём с огнём, а теперь и подавно....
Давило солнце жидкий свой лимон
На белое пространство ледяное.
Моих надежд наивный покемон
Стоял к ловцу коварному спиною..

Плелись сомы усищами в реке,
Подёрнутой ледовою кашицей.
Моих тревог прессованный брикет
Упорно не хотел на них крошиться....
09:38  21-11-2016
: [10] [Палата №6]
На Юности старуху за пятьдесят
сбила медная копейка,
я как раз пропустил светофор,
задумался над чем-то.

Лук в авоське, коровьи консервы,
хлеб, капуста, свежая бумага зева,
зелень, кетчуп, острая морковь.

Я рифмую кровь — любовь,
и думаю над чем-то....