Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - Пять якорей Святой Марии (6)

Пять якорей Святой Марии (6)

Автор: МакЗюзин
   [ принято к публикации 21:53  16-04-2010 | Нимчек | Просмотров: 379]
Предидущая Глава

Франсиско сидел на скамейке парка и смотрел куда-то сквозь замолчавший телефон, который он по прежнему держал в руке. Сил на эмоции совсем не осталось. Его душа онемела подобно ране, которую истязали нещадно, методично, с каким-то зверским наслаждением. Смерть Мариано. Похищение Диего. Исчезновение денег. Почему? За что? Еще накануне он был удачливым бизнесменом, не обделеным вниманием женщин, уважаемым в городе юристом. Сегодня мир перевернулся. Что-то сломалось. Что-то пошло не так. Это что-то ускальзывало от него, хлестко, как кнут, раня его жизнь. Кто эти люди? Почему они считают, что он может раскрыть тайну Ковчега? Предположим Мариано что-то знал. Свое знание он унес с собой. Где Франсиско может найти ту нить, которая сможет привести его к истине?
Расслабляться нельзя. Какие варианты выхода из ситуации? Кредит банк не даст. Просить у другого? Займет драгоценное время, да, и бесполезно. Собственных средств не хватит, банкир был прав – прошлый год оказался самым убыточным. Все экономили на всем. Даже постоянные клиенты залягли на дно, пробавляясь грошевыми операциями. Ситуация на рынке напоминала черепаху в минуты опастности – втянуть голову и лапы, задраить панцирь и надеяться, что пронесет.
Действовать нужно сейчас. Первым делом связаться с русскими и попробовать уговорить их на отсрочку. Это позволит потянуть время. Может Карлос найдет деньги? В любом случае он не может покинуть Нью Йорк. Колоно решительно набрал номер своего офиса. Не дожидаясь приветствия Камиллы он начал:
- Камила! Это снова Франсиско.
Он почувствовал, что она набрала в легкие воздух для ответа.
- Постой. У меня нет времени. – остановил её босс. – Мне ружно, что бы ты связалась с Русскими и попросила отсрочку платежа.
- Что-то произошло? – наконец выдохнула Камила.
- Ничего страшного, просто у меня возникли технические трудности.
Он ненавидел врать, но вранье было частью его профессии. Хороший юрист обязан уметь врать так, что бы сам верил в то, что говорит. Этому не учат в университете – это приходит с опытом. Это то, что отделяет хорошего юриста от любителя. Никто не должен знать, что деньги исчезли. Если это выплывет наружу – конец его репутации и бизнесу. Русские сложные клиенты. С самого начала ему не очень нравилась эта идея. Нефтяная сделка, пожалуй, была самой крупной операцией проводимой его фирмой за последний несколько лет. Сумма комиссонных решила дело. Но даже эта сумма не оправдывала риск потери головы. И еще одна деталь, которая не давала Франсиско покоя, Русские настаивали на том, что бы юридическое сопровождение проводила его компания. Вначале он считал, что само имя его семьи звучало достаточно солидно и Русские хотели потешить их самолюбие, но сейчас, анализируя прошлое, он больше не был в этом уверен. Начать с того, что они даже не потребовали подтверждения о зачислении денег на ЭСКРО. Тогда он решил, что они проявляют доверие к его фирме и к нему лично. Теперь все выглядело в ином свете.
Крнечно бросать Камилу под паровоз не выглядело хорошо и этично, но Франсиско не мог ничего поделать. Ему нужно заняться более важной проблемой – Диего. Время не ждало.
- Сеньор Колоно, вы уверены, что Русские пойдут на отсрочку? Их представитель был весьма категоричен насчет сроков. – в её голосе звучала тревога.
- Скажите, что мы сможем произвести плетеж в ближайшие три-четыре дня. В конце концов, по условиям контракта, у нас есть пять рабочих дней после получения подтверждения о прибытии товара. – его голос предательски дрогнул. Спокойней, возьми себя в руки. Все не так плохо.
- Вы правы, синьор Колоно. Но этот срок оговорен в случае непредвиденных обстоятельств. Я не пытаюсь спорить с вами. – сказала Камила упреждая реплику Франсиско. – Я просто хочу построить мою линию поведения во время разговора.
- Камила, не волнуйся. Если возникнут трудности соеденишь их со мной.
- Я постараюсь, шеф. – Камила повесила трубку.
Франсиско чувствовал себя как последний урод. Нужно было самому позвонить клиентам, но официально, он был вне досягаемости, и, пока, все переговоры должны вестись с Камилой. Если Русские не согласятся… Нет, об этом думать не хотелось. Необходимо действовать.
Он вдыхал воздух Нью Йорка. Тот забытый запах города его юности. Неповторимая смесь запахов жареных фисташек и дымных кебабов, которые продавали на каждом углу, щекотала его ноздри. Закрывающие солнце небоскрёбы, спешащие куда-то люди, толкотня и гам возвращали Франсиско в его Нью Йорк, где не было никого кроме него и Джоанн. Колоно зашагал по Бродвею на север в сторону Тайм Сквер. Через пару минут он вышел на пятую авеню. Монументальное серое здание городской публичной библиотеки замаячило в конце квартала. Огромный мраморный прямоугольник библиотеки занимал два блока между 40-й и 42-й улицами. Построенное в нео-классическом стиле – здание доминировало над расположенным рядом Брайант Парком, где зимой они с Джоанн часто катались на коньках, а летом любили посидеть в открытом кафе, которое прилепилось прямо к стене библиотеки.
Джоанн любила приходить сюда. Иногда Франсиско казалось, что она проводила больше времени в этом здании чем в с ним. Это было глупо, но он ревновал свою Джоанн к библиотеке, как будто она могла стать причиной их разлуки.
Его мобильный снова подал голос. Неужели Камила так быстро договорилась с Русскими? Что-то слишком быстро. Не похоже на хорошие новости. Он вздохнул и нажал кнопку соединения. Денёк выдался, что и говорить – насыщенный.
- Камила? Что нового?
Никто не ответил.
- Камила? – его сердце тревожно ёкнуло. – Все в порядке?
- Это Джоанн. – произнес немного охрипший голос.
- Джоанн?! – Франсиско остановился и сел на свой чемодан. – Боже! Я думал, что ...
- Ничего не говори, я хочу тебя видеть. – она говорила с явным усилием. – Где ты?
- Я? – он растерянно оглянулся. – Недалеко от библиотеки.
- Жди меня у «Терпения». – она повесила трубку.
Терпением назывался один из скульптурных львов, которые охраняли парадный вход в Нью Йоркскую библиотеку. Имя второго было Мужество. Изначально львы были названы в честь создателей первых двух публичных библиотек в городе – Джона Джейкоба Астора и Джеймса Леннокса. Левого называли Лев Астор, а правого – Лев Леннокс. Позднее эти имена трансформировались в Леди Астор и Лорд Леннокс, несмотря на то, что оба льва имели ярковыраженные мужские признаки. В 30-х годах, тогдашний мэр города решил переименовать львов в Терпение и Мужество, так как считал, что этих двух качеств нехватает жителям города. Несмолкаемые сигналы автомобилей подтверждали, что за прошедшие десятилетия львам не удалось изменить ситуацию.
Франсиско не заметил как прошел оставшиеся два квартала. По дороге он купил букетик цветов у уличной торговки, которая пристроилась в тени здания на самом углу 42-й и 5-й авеню. Сердце бежало впереди, набатным гулом заглушая городской шум. Терпение безучастно наблюдал за суетливой толпой с высоты своего постамента. Франсиско поймал себя на мысли, что он и сам чем-то похож на этого каменного истукана. До недавнего времени его не трогали печали и заботы окружающих. Он заставил свою душу огрубеть, не допуская сентиментальности и сострадания. Он не смог, скорее не захотел, противостоять воле брата. Два льва символизировали то, чего на самом деле не хватало ему. Терпение и Мужество служили высеченным в камне упреком всей его прошлой жизни.
Франсиско не беспокоился о том узнает ли он Джоанн, будет ли она такой какой он её помнил. Для себя он все решил. На этот раз все будет по-другому. Он должен объяснить ей, что случилось. Он попросит её о прощении и примет любой приговор.
Желтый Краун Виктория лихо затормозил у тротуара, подрезав зазевавшуюся Тойоту. У Франсиско замерло сердце. Каким-то необъяснимым образом он знал – это Джоанн. Задняя дверь такси распахнулась и Джоанн вышла из машины. Франсиско заметил на её ногах домашние тапочки. От былой девочки, почти подростка, не осталось и следа. По прежнему, золотые волосы были собраны в хвост, подчеркивая высокую женственную линию щек и скул. Вся её фигура приобрела ту неуловимую прелесть, которая приходит только с возрастом, умножая женское очарование. Грудь Франсиско обдало теплой волной, которая прокатилась по всему телу расслабляя душу и оставляя след радостного возбуждения. Он сбежал со ступеней и остановился перед ней не зная, как себя вести и что предпринять.
- Здравствуй, Франсиско. – нарушила тишину Джоанн. – Ты выглядишь отлично. Когда ты прибыл в Нью Йорк?
Она говорила так обыденно, будто ничего не произошло, будто не было пропасти лет, будто разделившая их катастрофа прошла стороной. Франсиско чувствовал себя последним негодяем. Ведь, за все это время он ниразу не дал о себе знать, боясь разрушить свой устоявшийся мир впустив в него её боль. И сейчас, чувство вины не оставляло его. Слово подлец прокручивалось в его мозге с настойчивостью сломанной пластинки. Он позвонил ей потому, что она ему нужна, потому, что он в беде и только Джоанн может помочь развязать этот узел.
- Джоанн, я...
- Молчи. – она провела пальцем по его губам. – Они такие же теплые. Я ждала тебя.
Джоанн смотрела в его глаза, будто читая прошедшие годы его жизни.
- Что произошло? – в её взгляде проскользнула тревога. – Почему ты здесь?
Франсиско инстинктивно пожал плечами стараясь придать себе вид беззаботности, но неожиданно для себя выпалил.
- Джоанн, у меня беда. Мой брат убит, а его сын похищен и все это как-то связано с моим предком. Мне нужна твоя помощь.
Начав говорить он уже не мог остановиться. Вся тяжесть последних двух дней изливалась из него потоками слов. Он рассказал о Ковчеге Завета и мистической связи с Колумбом. О том, как в аэропорте ему поставили ультиматум и дали 5 дней на ответ. Он рассказывал о том, что произошло тогда, много лет назад, когда он не смог пойти против воли брата. Он каялся. Он был готов на все. Если Джоанн решит не помогать ему он примет её решение как должное. Он не заслуживает её сочувствия.
Джоанн молча слушала его не перебивая. Закончив свой рассказ Франсиско почувствовал огромное облегчение. Теперь у него не осталось тайн от Джоанн, он был чист перед ней. Он опустил голову и ждал её вердикта.
- Я знала, что ты вернешся. Я молилась об этом. – она провела тыльной стороной ладони по его шершавой щеке. Джоанн развернула его лицом к главному входу библиотеки.
- Почему бы нам не начать отсюда? – она улыбнулась и взяв, как ребенка, за руку, повела Франсиско к массивному, украшенному колоннами портику здания.


Теги:





0


Комментарии


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
Когда от нас останутся стихи,
Ненужные, как пасмурное лето,
Мы выйдем в мир — спокойны и тихи, —
Из пыльных кулуаров Интернета.

Мы станем кормом для слепых червей,
Нас будут пить осины и берёзы,
Мы упадём в объятия морей,
Как синих туч стеснительные слёзы....
23:38  08-01-2017
: [25] [Литература]
Призер конкурса "АПОКАЛИПСИС"

Нельзя сказать что Шаня был олигофреном. До настоящего сумасшедшего он тоже не дотягивал. Хотя лёгкая ебанутость угадывалась с первого взгляда. Просто было у него некое недопонимание этого мира. И как следствие – обоюдное отторжение. Отсюда бытовая неустроенность....
Призер конкурса "АПОКАЛИПСИС"



Деревня Агашкино. Двойная Петля (конкурс, если не поздно).

Щас до деревни Агашкино из Москвы можно долететь на самолёте. Расстояние - восемьдесят километров, минимальная стоимость билета - 123 евро, время полёта 10 минут.
А тогда, в 1986 году, мне приходилось добираться туда сначала на переполненной электричке Москва - Голутвин до ст....
Призер конкурса "АПОКАЛИПСИС"

Отрезая напрочь путь к свободе,
лязгнула решётка в "смотровой".
Злобный санитар сидит на входе.
Я лежу под драной простынёй.

"Вязки" словно змеи впились в кожу,
горло давит как петля "сушняк".
Мне тревожно от тоски до дрожи,
спину давит будто гроб лежак....
20:08  28-12-2016
: [29] [Литература]
она мне сказала бог
сказала богу богово а ты кесарь
так словно бы я грибок
и меня можно просто срезать

вот лежу на боку трясусь
и надеюсь на меня смотрит Иисус
потому что я был безбожник
а теперь во имя её ползу животом по гравию

скажите почему ей вообще так можно
ввалиться в любовь миновав таможню
взлететь на вершину не изгрызя подножья
это же нечестно, неправильно

а!...