Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Палата №6:: - Оранжевое солнце

Оранжевое солнце

Автор: K.A
   [ принято к публикации 22:23  17-07-2010 | Сантехник Фаллопий | Просмотров: 434]
Ветер шумно рвет страницы моего еженедельника, на столе разбросаны географические карты и игральные кости, на теплоходе, в кругу лучших друзей мы поднимаемся по р. Иртыш в сторону Азии. Из походного термоса Сержъ наливает мне Князя (промежуточная между черным чаем и чифиром субстанция, от глотка которой лицо приобретаетчерты сухофрукта), мисье Адъютантъ пьет крепленое красное вино и, неустанно, тыкая пальцем в карту, кричит: «По США мы ебанем прямо из Кубы, там есть наши люди, с которыми меня связывают старые партийные дела, затем, словно в классическом американском кино, мы уебемъ в сказочную Мексику, где ненадолго схоронимся на поместье моей грэндмазеръ, отогреем свои больные кости на пляжах Акапулько, после чего можно будет сорваться в Доминиканскую республику, где мы и подведем итоги за бутылкой Рома… Нет, давайте лучше посетим древние буддийские храмы Лаоса, Бирмы или Камбоджи, — оживленно перебиваю я, вдохновленный повестью Джозефа Конрада «СердцеТьмы», мы как раз двигаемся в сторону Азии…
Ветер гуляет в моих волосах, солнце лижет кожу, я пью ароматный чай, чтобы разогнать действие проглоченнойиполчаса назад марки LSD. Трава начинает казаться зеленее, небо становится – голубей, отовсюду начинают появляться дружелюбные Сомалийские пираты на своих быстроходных катерах. Я спускаюсь в детский бар, где слепая сестра в оранжевой панаме пытается показать зрячей оранжевое солнце. – Смотри, смотри, — оживленно трепещет 14 – летняя девочка, — неужели ты его не видишь?!.. Я вижу, как слепая будет зрячую ночью, чтобы в лунной спальне пососать ее маленький клитор, обострить близость, почувствовать ее край… За мной следует Пися, мысль о том, что мы похожи на инопланетян начинает меня забавлять (я ухаживаю за ней, будто бы она есть моя младшая сестренка, Пися не против). Мне приятно чувствовать, что мы отличаемся от окружающих нас мертвяковъ, которые неустанно поедают бутерброды с колбасой и какие-то ужасные тефтели. На витрине бара я начинаю разглядывать бесконечные пивные бутылки, замечаю, что они какие-то нереально дорогостоящие, но этот вопрос меня почти нетревожит, я равнодушно разглядываю их запотевшее стеклянные контейнеры и, нахожу их несказанно красивыми.
Осторожно ступаю дальше между нескончаемыми столами жующих хлеб людей, думаю, что они не верят ни в Лукоморье, ни в Моби Дика, ни в Сомалийских пиратов… Резко останавливаюсь, шагнув в сторону, по-матросски вытягиваюсь, навстречу идет Капитан корабля! Он одобрительно кивает головой. Да, думаю я, в старого Речного Волка мертвяки тоже не верят, не считаются с его нравственным авторитетом, а он, готов поспорить, за свою долгую цветную жизнь открыл не одну Америку и поймал по меньшей мере дюжину русалок?!!!
Заглянувв моторный отсек и улыбнувшись сердцу железного гада, я завершаю свой круг, на верхней палубе все тоже, — мертвяки доели свои ужасные тефтели и теперь оживленно обсуждают настроенные на берегу котеджи. Наверное, тоже хотят быть миникоролями в своих замкнутых бетонных мирах, в своих ограниченных пространствах. Дети мертвяков, до отвала наевшись запашистых колбас, больше не мучают маленьких кошечек и собачек, а тихо и не бунтуя спят, пушистые игрушки мертвяков, наслаждаясь временным затишьем, следуют примеру своих хозяев — тоже спят.
Только други не спят, — они оживленно продолжают кидать кости! Я сажусь за наш столик. Мисъе Адъютантъ смотрит на меня своими зеленого цвета стеклянными глазами и откручивает крышку термоса. Похоже на то, как будто в его ясных очах разом разбились все городские гирлянды. Отец ждет тебя, – сурово говорит он,- должно быть, имея ввиду Владыку Митрополита Тарского отца Феодосия. Сержъ медленно поднимает свое печальное лицо, у него нет глаз, не шевеля губами он произносит: Это не так, но пустьбудет так! И в этот момент мне открываются все завесы запредельного таинства, и ядовитыми красками улыбается и расцветает далекая Азия…


Теги:





1


Комментарии

#0 23:27  17-07-2010Амаранта    
Показательный пример гипермнезии, выраженной гиперметаморфозной запущенностью.
#1 01:20  18-07-2010херр Римас    
Мог и поразвернутее написать вполне, щитайю есть точка опоры у афтора.
#2 09:18  18-07-2010дервиш махмуд    
не понял нихуя, но написано без ошибок. тем более про клитор есть.
#3 17:24  18-07-2010Лев Рыжков    
Первые два абзаца — удались. Они — насыщенные, эмоциональные. Они держат читателя. Хотя и ни хуя не понятно, конечно.
А вот потом афтыря отпускать начало. Это чувствуется. В трех последних абзацах — уже ни драйва, ни бреда, о смысле уж и подавно речи нет. Словесный понос в чистом виде (есле к поносу такие слова применимы).
А так пешы ещо, афтырь.
#4 17:29  18-07-2010Арлекин    
мне у автора больше вот это нравится

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
09:22  30-03-2017
: [0] [Палата №6]
Малыш был прописан в большом старомодном доме с балконами, похожими на обугленные груши, с дырявой крышей и темными провалами парадных. С одной стороны от дома могуче шумела трасса машин, тогда как с другой было причудливо тихо. Там как-то непоправимо разверзся извилистый буерак с буро-коричневым травостоем, в дебрях которого непосвященному было легко заблудиться и сгинуть....
21:27  13-03-2017
: [7] [Палата №6]
Вечером Матвей оглядел из окна двор. Инфратараканов не было. Тогда он сказал своей маме:
– Пойду, погуляю. Никаких потусторонних хищников.

Произнося это слово, он все-таки вздрогнул, хотя и не испугался – двор-то был чистый.

– Это я про вирусы на твоем компьютере, они похожи на хищников, – объяснил он....
09:19  08-03-2017
: [6] [Палата №6]
Мир исказился, мерцает реальность,
всё словно в туманно-невнятном аду,
звук киселём — непонятная странность,
я в нём, словно в речке, по шею бреду.
И нерв оголив, стенает струна,
и грустных видений встала стена,
все чувства сейчас - воспалённая кожа....
09:57  25-02-2017
: [20] [Палата №6]
М-меня зовут Дмитрий Налов. Я долбоёб. Я вел пустую, бессмысленную жизнь бизнес-трутня. Пока по делам не попал в старинный русский город Бэ, расположенный неподалёку от китайской границы.
Была зима. Самый конец зимы. Сквозь легкомысленно-розоватое солнце просвечивала непримиримая тьма....
Ее звали Лаванда.
Жизнь ее была боль. Глаза – ледяная, изумрудного цвета, зима. Время ее делилось на две половины. В первой убивала она, во-второй – пытались убить ее. Первого пока было гораздо больше, поэтому она еще топтала пыльные тропы этого Света....