Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Было дело:: - Глава 2. Ursus Marinus

Глава 2. Ursus Marinus

Автор: Максимискам
   [ принято к публикации 23:59  02-08-2010 | я бля | Просмотров: 570]
В общем, когда я розлил остатки, стало ясно, что рыбалке конец. Мишель, конечно, сделал еще несколько проводок, и стало даже клевать. Но было заметно, что думает он о другом. Бутылка коньяку, выпитая на лоне природы, требовала еще одного… В смысле — лона. А то и двух… Да и сполоснуть еще хотелось. Чего уж там...

Днём мы видели, как на на пароме в Матросовку переправилась группа молоденьких селянок. Мешочек с интересом разглядывал их из пары резиновых сапог, щурясь от солнца:
- Студенточки — конфеточки… Ягодички — сисечки… На выходные из общаг к мамам едут, — мурлыкал он. — Трусишки простирнуть, творожку покушать, яичек домашних… Салатовые мои! Come to Daddy...

Стали потихоньку собираться. Буквально — сматывали удочки. Тут из речного воздуха сгустился велосипедированный Афанасий Николаич — дед Мишеля. Поинтересовался и клёвом. Но, конечно, расстроился, узнав, что у нас ничего не осталось:
- А чего это вы, — говорит, — приехали рыбу ловить с одной бутылкой? Нешто варвары?.. Али не православные?!
Собираясь ругаться, он выключал слуховой аппарат, не желая, видимо, слышать никаких возражений. Пришлось дать ему немного денег. Он расцвёл редкозубой улыбкой и мгновенно исчез, используя сложный рельеф местности.

Ужинали плотно. Баба Рая нажарила картошки с салом, принесла в чайнике тёплого молока, нарвала свежей редиски. Ловко нарезала ломтями хлеб, открыла банку рыжиков. Две молодые мухи, кувыркаясь и хохоча, резвились над квашеной капустой. Заметно посвежевший Афанасий Николаич читал возле окна Esquire и пил внакладку чай. Грызя рафинад, он по — собачьи выворачивал голову, подбирая подходящий зуб. По радио кто — то мелодично обещал надеть два крыла и улететь. Полетели перекусив и мы.

Сельскую дискотеку описывать не стану. Все всё знают. Был самогон на смородиновом листе, был далёкий лай собак и была лошадь, обгадившая крыльцо клуба прямо под фонарём. А вот студенток не было. Вернее — были, но оказались все заняты. Некоторые танцевали под Розенбаума...

- На безбабье — и рыба раком, — конструктивно заявил Мешочек и мы подсели к каким — то двум сёстрам, от каждой из которых пахло целым парфюмерным магазином. Угостили их пивом. Завязалась непринуждённая беседа о планах на будущий урожай.

Миша несколько раз выводил меня «подышать» и весело кричал из сортира:
- Ты пойми, это наша святая обязанность, наш вересковый мёд! Уж ты мне поверь!.. На этой скудной почве растут редкие цветы. А цветы — это тот же лес, те же лёгкие планеты. Уж ты мне поверь… Если мы их не опылим — они погибнут! А значит — погибнем и мы!
- Я тебе конечно верю, — вяло сопротивлялся я, — но меня смущает их пыльца. От неё бывает гонорея. Если повезёт. И у них, кажется, есть свои садовники.
- Надо ещё выпить, — отрезал Мишель, застёгивая на ходу ширинку.

Мы выпили. Потом ещё. Дамы стремительно хорошели. Мешочек уговаривал их показать нам какую — нибудь местную достопримечательность. Хоть водонапорную башню. Потом рассказал анекдот про треугольник, пылесос и жопу. Я летел на дно задыхаясь от смеха. Гадал по руке. Сказал, что надо разок пожениться… Судя по линии жизни. Выпили за молодых. И тут все неразрешимые противоречия между мной и мной исчезли, в голове лопнула ракета и жизнь стала оглушающе лёгкой...
И был мне Ursus Marinus...

К счастью, утром затылок ломило так, что я не помнил никаких деталей. Проснулся я с общим чувство тревоги и желанием посетить баню. Уверенности во вчерашнем дне не было. Во дворе, в одних трусах и с сигаретой Мишель рассматривал замятое крыло… На поверхность памяти тактично всплывали сбитый ночью забор, бетонная урна на остановке… Я застыл у окна, как пишут в сценариях, «с открытым ртом». Над комодом кинематографично тикали ходики. Я хотел было схватиться за голову, поднял уже руки, но, осознав всё, вдруг… закричал и страшно пнул себя ногой в живот!
Я был в ярости!
Я хотел убивать!
Я убивал!
Я беззвучно ревел на всю Матросовку!
И я же не мог разогнутся и упал на колени, пытаясь глотнуть воздуха...

Собрав в кулак всю ненависть, я свалил себя на пол ударом в висок и стал сильными глухими ударами ломать себе ребра, выбивать зубы!..

- Крыло, фара, бампер, покраска, — сухо подсчитывал Миша, — в данном случае, сегодня не твой день где — то на двадцатку. Это если с работой. В любом случае — рекомендую к Костину заехать. Костин поможет.
- А он не помер? Он же лет пять как в запое.
- Ровно три года. День в день. И всё! Чистый хрусталь! По последним данным разведки, в настоящее время хмельного в рот не берёт, ходит к 9 на работу и посещает воскресные службы в храме… — Миша почесал спину. — В общем, может являться примером гражданского мужества даже для выпускников суворовских училищ.

Возвращались в город молча. Мешочек надел наушники, опустил кресло и заснул. Солнце висело прямо над дорогой, свет сушил воспалённые глаза. В салоне держался невыдуваемый смородиновый смрад… Настроение было такое, что пришлось несколько раз, прямо на ходу, выволакивать себя за волосы из машины и избивать ногами… Но покоя в душе не было. Не было покоя.

Я смотрел на льющуюся под колёса дорогу, на полупрозрачные изумрудные липы по сторонам, на ныряющие между столбами провода и думал о том, что иногда напивался именно ради похмелья. Ради того младенческого ощущения мира вокруг, которое дает только абстинентный синдром. Абстяжка… Похмелье будто волшебный фонарь, будто диковинная линза, позволяло видеть Подкладку...

Но видел я вот что...
Человек из меня вышел совершенно никудышный. Дрянь — человек. Дешёвка и слабак. За всю жизнь мне счастливо удалось лишь одно мероприятие — залезть в жопу. В которой кроме дерьма нет ничего. Ни семьи, ни денег, ни сколько — нибудь стоящего занятия, придающего моему существованию хоть какой — то смысл...

Я с уважением посмотрел на себя в зеркало заднего вида. Мне нравилось, как сурово я себя судил...

В жопе я довольно давно и, можно сказать, стал здесь своим...
Со всеми, как говорится, на «ты».
До нынешнего времени у меня, в целом, получалось не думать об этом. То выпьешь, то покуришь чего, то пойдёшь сдавать анализы. А тут вдруг осознал, что если выбираться из дырки столько же, сколько я сюда полз, то выберусь я как раз в том нежном возрасте, когда пора будет ложиться спать. Под траву… В долгий ящик...

- Нужен качественный рывок! — проговорил я вслух. — Да, сэр...

Выбрался пока на трассу. Справа спотыкаясь побежал реденький лесок, слева блестела речка. Из — под сиденья выкатилась чья — то помада...

Настя говорила, что я своими же руками разрушаю всё, к чему прикасаюсь. Потому что больше всего боюсь ответственности. Скорее всего, она была права. Я всё разрушил. Потому и нет сейчас у меня ничего. Ни ответственности, ни сигарет, ни Насти...

Я, конечно, пробовал когда-то измениться. Бросал курить, пару раз практиковал утреннюю гимнастику с гантелями, устраивался даже на работу. Но поднятая волна мгновенно находила скалу, о которую с облегчением разбивалась на брызги блестящих оправданий...

Пару лет назад, за езду в непотребном виде, я провёл 12 суток в изоляторе временного содержания. Справлял нужду на глазах у всей камеры, ел дрянную кашу и подметал мостовые. В общем, не понравилось мне… Со мною в камере сидело человек двенадцать. И один — лежал. Армянин. Все восемь суток, назначенные ему судом, он лежал на нарах в длинном наглухо застёгнутом пальто, не снимая даже кепки. Ни с кем не общался, ничего не читал. Я ему спящему из газеты барсетку сделал… Вставал он только поесть, помочиться и получить перед сном матрас. Так я его и запомнил — пальто, усы и кепка. Строго горизонтально. Как в могиле.
Мне кажется, что я стал точно таким. Меня окутывает какое — то вселенское бессилие. И я не вижу никакого способа стряхнуть с себя этот морок, разогнать весь этот дым.

В общем, я совершенно не представлял в какую сторону мне жить...

В Талпаках мы остановились. Съели в придорожном кафе по исполинскому чебуреку, предварительно осенив крестным знамением туловища в районе желудочно — кишечного тракта. Выпили растворимого кофе и слегка подкурились. Потому что мне надо было подкуриться. Я закапал глаза, порылся в дисках и нашел приятный джазок. Ехать стало полегче. Ursus Marinus… Ursus Marinus...

У Мишеля в телефоне прокашляло смс. Прочитав, он поднял спинку кресла и передал трубку мне. Сообщение было от Костина. Там были две фразы:
«Срочно ко мне! У меня Гитлер!»


Теги:





1


Комментарии

#0 00:33  03-08-2010я бля    
забавно
#1 03:40  03-08-2010Лев Рыжков    
А хорошо афтырь пишет. Иногда, правда, чересчур отрывисто. Но в целом заебись.
#2 03:49  03-08-2010Sgt.Pecker    
Лаврайтер кажется единственный человек на Литпроме который добросовестно читает и каментит всю хуйню подряд даже по ночам бгггггг.
А вообще и впрям забавно гг
#3 09:12  03-08-2010keter    
нормал, и как-то обречённо что ли
#4 17:32  03-08-2010дервиш махмуд    
хорошоая байка, бодрая.
#5 23:22  03-08-2010Швейк ™    
Это редкость — язык, позволяющий видеть Подкладку. Клево, если не сказать больше
#6 02:30  04-08-2010скот    
отвечаю словами автора — «Нужен качественный рывок», и в чем то неплохо… но, как то рвано...


ну… по крайней мере, это отличается от остальной просмотренной за сегодня хуеты… короче говора, получилась нормальная такая, полухуета, что уже совсем не плохо…

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
21:58  10-12-2016
: [0] [Было дело]
...
19:10  10-12-2016
: [6] [Было дело]

В Средиземном море,
у брегов Тосканы
лайнер белоснежный
совершал круиз.
И руке покорный,
твёрдой капитана
плыл он безмятежно,
ласковый дул бриз.

Той январской ночью
отдыхали люди,
пассажиры спали,
наслаждаясь сном....
18:03  08-12-2016
: [10] [Было дело]
Пашка Кукарцев уже давно зазывал меня в гости. Но я оброс жирком, обленился. Да и ехать в Сибирь мне было лень. Как представишь себе, что трое суток придется находиться в замкнутом пространстве с вахтовиками, орущими детьми и запахом свежезаваренных бич пакетов....
11:51  08-12-2016
: [7] [Было дело]
- А сейчас мы раздадим вам опросные листы с таблицей, где в пустых графах надо будет записать придуманные вами соответствующие вопросы, - сказал очкарик, - Это будет мини-тест, как вы усвоили материал. Времени на это даётся десять минут.
Тенгиз напрягся....
08:07  05-12-2016
: [107] [Было дело]
Где-то над нами всеми
Ржут прекрасные лошади.
В гривы вплетая сено,
Клевер взметая порошей.

Там, где на каждой ветке
В оптике лунной росы
Видно, как в строгой размете
Тикают наши часы.

Там, где озера краше
Там, где нет края небес....