Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - МЖ (часть I)

МЖ (часть I)

Автор: Лев Рыжков
   [ принято к публикации 04:03  10-08-2010 | бырь | Просмотров: 714]
В этом тексте достаточно много букв, примерно 30 тысяч. Поэтому для удобства читателей афтырь предлагает поцонам читать главки под буквой «М», а девчонкам, соответственно, под буквой «Ж». Хотя можно осиливать и подряд…

М.
Леха отбросил газету на пляжный песок. Нащупал сигареты, закурил.
Толстая тетка с буклями и при купальнике в горошек, тяжело на него посмотрела. Она этакой тяжеловесной наседкой опекала двоих детишек лет пяти — отвратительных, визгливых созданий, не устававших вот уже больше часа швыряться друг в дружку песком.
- Тут, между прочим, дети, — решилась тетка пойти в атаку. Должно быть, какую-то слабину в Лехе увидела.
Леха прищурился, смерил тетку оценивающим взглядом, огладил усы и произнес, усмехаясь:
- Ваши дети, женщина, очень дурно воспитаны.
- Что? — оторопела тетка.
- У меня весь живот в песке из-за ваших чад…
- Вы так свое брюхо, что ли, называете? — Тетка, по всей видимости, была мастерицей словесных баталий. Леху она уделывала с пугающей легкостью. — Песочек-то вы смоете. А вот дым ваш в организме детском осядет. Смолы, тяжелые металлы в нем. Сами травитесь, так хоть детишек не мучайте.
- Ладно, — капитулировал Леха, вминая окурок в песок.
- И вообще, на пляже надо запретить курить, — развивала тетка успех. — А то у женщины в соседнем коттедже дети на пляже окурков наелись. Животиками мучились потом. А все из-за таких вот…
У тетки уже образовался круг слушателей: какая-то старая, тощая мымра в бело-желтом чепчике кивала иссохшей головой. Слушала хорошо упитанная мать семейства. Внимала даже ладно скроенная, белокурая девушка лет двадцати на вид.
«Валить надо», — понял Леха, догадываясь, что сейчас, в глазах этих женщин он — чудовище хуже Гитлера.
Ох, не таким видел он свой последний день в Анапе. Еще вчера Леха думал, что эти 24 часа будут исполнены радости, блеска неона, ласк жопастых телок, ресторанной музыки и прочих курортных удовольствий. Но получилось иначе.
Леха мрачно встал с соломенного коврика, подхватил джинсы и направился к раздевалке.
Металлическая урна была чуть ли не до краев наполнена мочой и испускала вонь, от которой резало в глазах. Леха прищурился еще больше.
Металлический лист, из которого была сделана раздевалка, обрывался на уровне Лехиной шеи. Поэтому, снимая плавки и натягивая штаны, Леха в общем-то не терял из вида коврик и барахло на нем. Поглядывал и сейчас.
Однако в какой-то момент Леха застыл. Белокурая девушка, та самая, что слушала теткин словесный понос, стояла и смотрела прямо на Леху. Выражения ее глаз Леха не видел. Глаза были скрыты темными очками. Однако, возможно, девчонка поглядывала на него.
Леха приосанился, пригладил усы, из-за чего чуть не уронил плавки в мочу. Он готов был поклясться, что девушка улыбнулась.
Стало улучшаться настроение.
Еще вчера Леха был настроен совершенно безоблачно. На день раньше улетали домой жена и дочка. Им надо было успеть запастись всем необходимым к первому сентября. А Леха оставался холостяком целые сутки.
Женат Леха был не первый год. Наш герой, конечно же, знал, что на такой случай следует делать денежные заначки. И у него в сумке, как надо, лежали пять тысяч рублей. Лежали, замотанные в носок, на самом дне. Леха знал, что, отправив жену домой, он пустится во все тяжкие. Он уже присмотрел кафушку, где можно было недорого побухать и познакомиться с телочками.
Однако и жена что-то заподозрила. Уже перед отъездом она стала навязчиво бубнить о том, что ребенку — двенадцатилетней Валюхе — не хватает на учебники, школьное платье и еще на какую-то хуйню.
- Может, ты какие-то денежки заначил? — спросила жена.
- Нет-нет! — чересчур поспешно ответил Леха. — Какие еще денежки? Вот у меня четыреста рублей есть.
- Всего четыреста? — Супруга сканировала его пронзительным взглядом.
- А зачем мне больше? — включил идиота Леха. — Пивка попью, да на маршрутке до аэропорта доберусь. Ну, и дома — на маршрутку и метро…
- Ну, да, — не без коварства сказала жена. — Этого в самый раз должно хватить. Точно у тебя больше денег нет?
- Точно. Мамой клянусь…
Утром жена с Валюхой покатили в аэропорт. Леха полез в сумку, достал носок.
Аккуратно свернутый, лежавший на том же месте. Но — пустой…
- Блять! — хрипло выдохнул Леха.
Достал мобильный, стал набирать жену.
- Слушай, ты у меня из сумки… э-э… ничего не забирала?
- Деньги, что ли? — усмехнулась супруга.
«Она! — понял Леха. — Она, пиздища, забрала!»
- Ну…
- Ты же, Леша, мамой клялся, что денег у тебя нет, — продолжала стервища. — И теперь выясняется, что у тебя что-то пропало?
- Да нет, — сдался Леха. — Бритвенный станок не могу найти.
- На подоконнике посмотри.
Отбой.
Это было изощренное коварство. Леха глухо матерился, меряя шагами комнатку в коттедже. Что делать? Что, спрашивается? Следовало признать — его поимели. Теперь у Лехи действительно оставалось четыреста рублей. И что с ними делать, блять?
Допустим, здесь двадцатку надо отдать за дорогу до аэропорта. Но в Москве вынь да положь полтинник за маршрутку до метро. Еще и двадцать с лихуем за подземку. И еще двадцатку — за маршрутку от метро. А еще пожрать утром надо будет. Рублей на сто — сто двадцать. И что остается?
…Леха застегнул джинсы и бросил из раздевалки на красотку взгляд, исполненный светлой печали.
«Ничего не выйдет, маленькая, — мысленно обратился он к девушке. — Хотел бы я тебя поебать, но тебя же надо в кафе вести. Кормить-поить. А у меня — полторы сотни всего свободных».
На душе было мутно. Леха понимал, что за свои деньги сможет купить совсем немного плохой водки. Хотелось завыть.
Забрав с пляжа коврик, Леха пошел к набережной.
- Извините! — услышал он вдруг мелодичный голос. — Вы на мою тетку не обижайтесь, ладно? Она, может, и вредная, но добрая…
Леха оглянулся. К нему обращалась та самая девчонка в темных очках, которая поглядывала на него в раздевалке.
- Э-э… — оторопел Леха.
- У нее заскоки просто бывают, — улыбалась девушка. — Меня Катей зовут.
Она протянула руку.
Леха осторожно пожал тоненькое запястье. Хрипло представился.
- У вас усы такие, — вдруг сказала Катя. — Как у Сальвадора Дали…
- Как у Буденного! — поправил Леха.
- Ну, или так, — мягко согласилась девушка. — Но мне усатые мужчины нравятся…
Она выжидающе смотрела на Леху.
«Может, сходим куда-нибудь? Посидим? Пообщаемся?» — эти слова так и норовили сорваться с Лехиного языка. Лехе хотелось их произнести. Но разум протестовал. Разум велел челюстям стиснуть Лехин язык, чтобы не болтал наш герой лишней хуйни. Как посидишь на сто пятьдесят рублей? Только на пляже, с пивом и дошираком всухомятку…
Забудь, Леша… Думать не смей до следующего года…
- Может, сходим куда-нибудь? — спросила девушка. — Посидим? Пообщаемся?

Ж.
Катя заметила этого мужика еще на пляже.
Мужик был усат. Притом, усат нелепо. Колючая поросль над верхней губой казалась будто наклеенной.
Он читал газету, щурился.
Большинство девушек нашли бы этого мужчину не то, что неинтересным, но даже отталкивающим. Целоваться с усатыми — противно и вовсе не сексуально, что бы там мужики себе ни воображали. К тому же выражение глаз… Подозрительное, какое-то прощупывающее. Катя знала, что именно такое выражение образуется у мужчин, когда они раздевают тебя глазами.
Катя ощущала возбуждение. Кому-то усы и прищуренные глаза могут не нравиться.
Пусть. Но в Кате они будили глубокие, тайные и потаенные желания.
Когда мужик закурил, и опекавшая детишек тетка клещом вцепилась в него, принявшись опускать с никотиновых небес на землю, Катя осмотрела его с ног до головы. Неухожен. Плавки убогие. К тому же безымянный палец правой руки окольцовывала белая полоска. Обручальное кольцо, значит, снял. Женатик.
Понятно…
Мужик зашевелил усами, погасил окурок, ретировался в раздевалку.
Катя смотрела на него и понимала, что он — не из того разряда мужчин, которые могут подойти к тебе сами. Может, он робеет. Или жена рядом. Или тупо нет денег. А, может, налицо комбинация всех факторов.
В любом случае инициативу придется проявлять самой.
Усы и прищуренные глаза… Нельзя, никак нельзя упускать носителя таких фетишей, которые (Катя это уже чувствовала) пробуждают в ее естестве вход в бездну ярких чувств.
Катя накинула легкое платьице и перехватила мужика на выходе с пляжа. Извинилась за тетку.
Звали его Алексеем.
Несмотря на то, что Катя проявила инициативу при знакомстве, мужик не торопился куда-нибудь ее приглашать.
- Может, сходим куда-нибудь? — спросила девушка. — Посидим? Пообщаемся?
- Э-э… ну, можно, — замямлил мужик. — Только, понимаете… Денег-то у меня почти и нет…
- А вы не переживайте! — улыбнулась Катя. — У меня в номере коньяк стоит. Дагестанский. Поллитра. Хватит нам попьянствовать?
- Ну… — Алексей явно оттаивал. — Да хватит, конечно!
«А вдруг у него еще и хуй такой, какой нужно?» — предположила Катя.
Хорошо, что она надела платье. Иначе, пожалуй, все увидели бы, что ее трусики вдруг промокли.
Вероятность того, что она получит искомое, была велика. Ее вполне устроил бы чуть кривой, обрезанный хуй. Или длинный и тонкий, со шкуркой над головкой. Или… Да были, были еще варианты.
- Вы кем работаете? — спросила Катя.
- Можно и на «ты», — усмехнулся Алексей.
- Ты кем работаешь, Леша?
- Преподавателем, — сказал он.
Это было невероятно. Стопроцентное попадание.
Катя ощущала, что по-настоящему дрожит от возбуждения. Да что там — ее просто трясло.
Усы. Глаза. Профессия.
Невероятно…
Предвкушая немыслимые удовольствия, она чуть не прослушала его вопрос.
- А ты, Катя? — спрашивал он. — Ты кем работаешь?
- В медицине, — ответила Катя. — Врачом скоро буду.
- А! — осклабился Алексей. — Как в сериале «Интерны»? Как я с него ржу…
Если бы не усы, не глаза — Катя послала бы его куда подальше. Но таким подарком судьбы нельзя было пренебрегать.
- Слушай, Леша, — перебила она скомканный, щедро сдобренный гыгыканьем пересказ одной из серий. — Только у меня просьба.
- Ага?
- Мы к тебе пойдем пьянствовать, ладно? У меня тетка — мужиков не любит. Ну, ты сам ее сегодня видел…
- Да, — хмыкнул он. — Та еще тетушка…
- Я сейчас в гостиницу за коньяком сбегаю. Подождешь меня?
- Ну, конечно! — улыбался Алексей. — Грех не подождать…
- Я мигом! — пообещала Катя и помчалась к многоэтажному, белому отелю.

М.
Леха стоял у отеля и сам не верил своему счастью.
Ведь только что, буквально несколько минут назад, он ощущал себя жалким неудачником.
А что теперь?
А теперь ему хочет налить реально охуительная телка. Да только ли налить? В гости напрашивается.
Отчаяние стремительно переродилось в эйфорию. И теперь во всей Анапе, наверное, не было человека, более счастливого, чем Леха.
«Подожди радоваться, — вдруг сообщил ехидный внутренний голос. — Весельчак нашелся… Если она так сразу дает, то кто она? Правильно. Блядь. И не только тебе она так наливает. И себя предлагает не тебе одному. А если так, то от нее можно подхватить — что?»
- Целый букет, — ответил Леха сам себе. — Вот же ёбаный стыд.
Лучше было даже и не задумываться о том, что сделает с ним жена, если он привезет из Анапы, допустим, триппер. А двенадцатилетняя Валюха какими глазами будет смотреть?
«Что же делать?» — думал Леха, возвращаясь к привычному состоянию угнетенной паники.
Он оглядел улицу, на которой стоял. Отель, круглосуточные магазинчики. Аптека.
«Вот! — подумал Леха. — Надо бы туда сбегать, резинок купить, что ли?»
На душе в который раз возникло тоскливое чувство. Это же пятьдесят рублей, вряд ли меньше. И что у него остается?
Леха сплюнул, закурил.
В принципе, на гондоны у него хватало. Ему-то и нужен, наверное, всего один. Хотя продадут, скорее всего, упаковку. Надо не забыть остальные выкинуть. А то жена вопросы ненужные задавать начнет. И Валюха осуждающе смотреть будет…
«Ладно!» — подумал Леха, направляясь к аптеке.
- Леша! — услышал он за спиной.
К нему направлялась Катя. В руках девушка держала бутылку дагестанского коньяка.
- Ты куда-то собирался? — спросила Катя, лукаво подмигнув.
- Да нет, — поспешно забубнил Леха. — Я просто… ну… прогуливался… Ноги затекли…
Надо ли говорить, что он чувствовал себя полнейшим кретином.
Катя взглянула в том направлении, куда он чуть было не пошел.
- О, аптека! — сказала она. — Подожди меня еще немного. На вот, коньяк подержи. Мне надо туда на минутку заскочить. Ага?
Леха провожал ее взглядом и понимал, что снова стал счастлив.
«Умница девочка, — думал он. — Понимает, что у мужика денег на гондоны нет. Сама проблему решает, а не гундит, как некоторые».
В эту минуту он искренне жалел, что женат. И почему нельзя бросить все, и уйти к этой девочке. Как бы они с Катей были счастливы!
Леха упивался осознанием того, что почти уже любит эту девчонку.
Вскоре она вышла из аптеки, что-то пряча в сумочке.
- Ну, пошли к тебе? — сказала она. — Ты далеко живешь?
- Да нет, — ответил Леха. — Вон в том пансионате, за поворотом.
На курортный город падали сумерки. Зажигались фонари. В уличных кафе начинали завывать музыканты.
Леха жил как раз рядом с одним из таких кафе. Сам-то он ничего против не имел. Напившись пива или чего покрепче, он мог бы спать хоть под грохот канонады. Но жена проела ему весь мозг:
- Зачем в такую дыру завез? Нельзя сделать, чтобы они не пели? Купи нам беруши!
И все прочее в том же духе.
Иногда Лехе снилось, как он откручивает супруге голову.
Самому ему музыканты нравились. Он им даже порою подпевал.
- Нам сюда, — Леха провел Катю в узенькую улочку за кафе.
Дальше был забор пансионата, калитка, аллейка, ряд домиков.
Леха открыл дверь коттеджа, поставил на стол два пластиковых стаканчика. Тот, на дно которого налип бурый осадок, взял себе.
- Простенько и со вкусом, — сказала Катя.
Она явно чувствовала себя здесь, как дома. Забралась с ногами на постель.
«Че-о-орные глаза!» — доносилось из ближайшего кафе.
- Наливать? — спросил Леха.
- И немедленно! — откликнулась Катя.
Леха скрутил пробку, понюхал коньяк, пахший, как и положено, раздавленными клопами.
Благородная жидкость с бульканьем полилась в пластмассу.
- Ну, за знакомство! — произнес Леха.
Они с Катей мягко стукнулись стаканчиками.
Леха выпил, и по его телу прокатилась жаркая волна.
- Иди сюда, — сказала Катя. — Что ты стесняешься, усатенький?
- Земля в иллюминаторе, — запели в кафе лабухи. — Земля в иллюминаторе… Земля в иллюминаторе видна…
Когда Катя расстегивала Лехе джинсы, наш герой действительно ощущал себя астронавтом, готовым к выходу на орбиту. Когда же обняла губами хуй, Леха оказался в космосе. По телу разливалось блаженство. Сладкая пронизывающая невесомость.
Но куда приятнее было осознание того, что ему будет, что рассказать мужикам в курилке. И, главное, это будет правдой.
- Подожди! — вдруг спохватился Леха. — А… э-э… резинки?
- Ты заразный, что ли? — спросила Катя.
- Я-то нет…
- Ну, и я тоже, — улыбнулась Катя.
«А зачем же она тогда ходила в аптеку?» — подумал Леха.
Но эта мысль за несколько секунд растворилась в сладком тумане.

Ж.
Ни в какую гостиницу Катя не побежала. На самом деле она жила чуть дальше, за отелем. Примерно в одном квартале.
Следовало торопиться.
Катя открыла свою сумку, извлекла оттуда один предмет, который, скорее всего, очень скоро ей пригодится. Прихватила и бутылку коньяка из холодильника. Ее Катя решила нести в руках.
Девушка поспешила обратно.
Поспешность оказалась оправданной. Алексей куда-то уходил.
- Леша! — окликнула его Катя.
Проследив направление его взгляда, она увидела вывеску аптеки.
«А кстати!» — подумала Катя.
Усыпить бдительность нового знакомого оказалось совсем не сложно. Тот стоял совершенно счастливый, баюкая в руках коньяк.
Дрожа от возбуждения, Катя протянула женщине в аптечном окошке рецепт.
Дама-фармацевт с сомнением посмотрела на бланк, потом на Катю.
Девушка стояла, стараясь, чтобы на ее лице не отражалось ни одной эмоции.
Покупка закончилась успешно. Женщина-фармацевт что-то записала в журнал, протянула Кате ее приобретение.
- Спасибо! — любезно проворковала Катя и покинула аптеку, забрасывая покупку в сумочку.
Теперь девушка была готова.
Алексей жил в достаточно убогом пансионате, в маленьком, невзрачном коттеджике.
Катя поняла, что, несомненно, он останавливался здесь с женой. Имелся ряд почти незаметных невнимательному взгляду нюансов. Седы помады на салфетке под кроватью. Забытая на столе шпилька. Еле уловимый аромат духов.
Алексей открыл коньяк, чокнулся с Катей пластиковым стаканчиком.
Девушка ощутила горячую волну возбуждения.
Если разобраться, от экстаза ее отделяла лишь тоненькая, совсем хрупкая грань.
«Сейчас! — думала Катя, пытаясь сдержать возбуждение. — Уже скоро!»
Удостовериться в том, что хуй — тот, что нужен, она решила самым возбуждающим способом.
И тут ее ждало разочарование. Увы. Хуй был — не тот. Не длинный, не обрезанный. А короткий, словно коренастый.
Жаль.
Хотя трех фетишей тоже хватит с лихвой. Усы, глаза, профессия.
Чуть не доведя Алексея до разрядки, Катя быстро вынула хуй изо рта, сжала его пальцами у основания и по-кошачьи выгнулась.
- Поцелуй меня! — проворковала она.
Алексей колебался. Наверняка думал какие-то свои глупости. Типа она хуй только что сосала, как же мне с ней целоваться?
Робко и нерешительно усы Алексея двинулись к Катиным губам.
Катя шевелила языком в его рту, испытывая немыслимое блаженство, соприкасаясь с языком и одновременно с усами.
Она словно превратилась в сгусток возбужденных нервов.
Поэтому, когда Алексей вошел в нее, Катя больше не могла сдерживаться.
Наслаждение обрушилось на Катю, как мощная струя водопада. Тело кололи маленькие иголочки. По жилам пробегали электрические разряды.
Оргазм получился быстрым и мощным.
- Еще, — стонала она. — Еще!
Алексей был, несомненно, удивлен и польщен таким развитием событий. Мужики вообще падки на лесть. А когда им льстят женщины, они всегда принимают сказанное за чистую монету.
Катя понимала, что этот тип сейчас думает про себя, будто он суперсамец. Ну, и пусть думает…
Второй оргазм оказался менее сильным, но более вдумчивым.
Теперь Катя вспоминала, что значили для нее усы, прищуренные глаза, профессия учителя.
Она вспоминала Сергея Прохоровича, учителя физкультуры. Его липкие объятия. Поцелуи. Трение о губы прокуренных, вонючих усов. Вспоминала свой ужас и боль. Но теперь боли нет. Катя научилась делать из страдания — блаженство. Надо лишь переступить через страх, стать выше. Надо смеяться над кошмарами своей персональной преисподней.
Сергей Прохорович — учитель, обладатель усов и прищура во взгляде — тогда, десять лет назад изнасиловал ее в раздевалке.
Ему ничего не было. Катю — молодую и неопытную он запугал. Тем более, что Катя шла на золотую медаль. Сергей Прохорович, усмехаясь в усы и буравя ее прищуренными глазами, произносил жестокие и страшные вещи: если она проболтается, медали не будет. Будет позор и изгнание из школы.
И Катя поверила. Долгими годами пережитые страдания изводили ее, мерещились ночами.
Но теперь Катя знает, как это побеждать.
- Еще! — стонала она. — Давай! Еще! Еще! Еби меня!
Алексей был только рад стараться.


Теги:





1


Комментарии

#0 11:30  10-08-2010keter    
агонь!
#1 12:08  10-08-2010кольман    
Интригует, прочитал в лёт. Надеюсь, вторая часть уже готова?
#2 13:42  10-08-2010Медвежуть    
Асилил подряд, чего и всем желаю (иначе целостнасть теряеца). Вроде всё понятно, но чую Маэстро приготовил фтыкателям немало сюрпризов.
#3 14:15  10-08-2010Donna    
Хочется повторить вслед за героиней: Ещё! давай! пиши, быстрее!
#4 14:38  10-08-2010Ульяна Владимировна    
интересна
#5 14:47  10-08-2010Шева    
Заинтриговано ждем-с.
#6 15:10  10-08-2010ЧЕ?    
четать под М четать под Ж как у хулио кортасара в расказе
игра в классики
#7 17:23  10-08-2010Арлекин    
лев, одним словом
#8 17:24  10-08-2010Арлекин    
че песдетс начитанный. рассказ хулио кортасара игра в классики. на 20 авторских листов рассказик
#9 17:57  10-08-2010VETERATOR    
Широкая Балка и до Мысхако недалече, а Анапа бееее..
мстя. мстя, мстя?!
#10 18:23  10-08-2010кольман    
«Мужики вообще падки на лесть. А когда им льстят женщины, они всегда принимают сказанное за чистую монету.» — задумался.
.
Накануне мне льстила женщина
Горячо дышала в ухо: — Ах самец!
А я ей: — Ты моя пленница!
Заипал и замучал, как лошадь гонец
Говорила, что все ей понравилось
Но глаза ее были, как лед — холодны
Может лежа на щебне колючем замаялась?
Или хуй не устроил? Не той, мол, длины?
#11 19:55  10-08-2010Тика    
Осилилось очень даже легко.
#12 20:25  10-08-2010zloy09    
жду с нетерпением чяздь пра жудкую казнь лоха Божьего Алексея.
#13 20:45  10-08-2010blynoff    
дааааа хорошая пиеца — завалят ликсея то — кбабкенеходи
#14 01:43  11-08-2010Вова из Жердёва    
… Иногда Лёхе снилось, как он откручивает супруге голову… сон в руку, блять! а почки уже отбиты и матка вырвата с мьясом… про меня..
Как всегда пиздато, спасибо, Мастер, жду продолжения
#15 10:17  11-08-2010фазер    
LoveWriter
-не публикуй продолжение, объяви конкурз — хто угадает:
- што она купила в аптеке
- што она с ним сделает
- што в енто время делает евойная жена
#16 17:41  11-08-2010Лев Рыжков    
Спасибо, драгоценные осилившие.
кольман
Да, чота там есть.
Медвежуть
Ну, так. Умеренно, гг.
ЧЕ?
Да нет. У Кортасара другой принцип. У него в дополнение к основной линии есть главы, которые можно и не читать. Даже схемка приводится, как их читать. Но вообще, мне чота кажется, Кортасар — дутая фигура. Есть у него несколько любопытных находок в областе формы, но по содержанию — полный провал. А шкала нудности так и вообще зашкаливает. «Улисса» и то интересней осиливать.
VETERATOR
Да мне тоже чота Анапа душу не греет.
zloy09 и blynoff
Да с чего вы взяли, гг. Выживет Леха, обещяйу.
фазер
Хорошая мысль. Но в другой раз.
#17 18:45  12-08-2010Ромка Кактус    
«Толстая тетка с буклями и при купальнике в горошек, тяжело на него посмотрела» — зопятайа лишняйа
ещё опечатка — «Седы помады»

лёгкое чтиво. йа бы во второй части забил на унылуйу психологическуйу падаплёку и развязал интригу таг: Лёха оказываетсо инопланетянином с бластером и в усах у него скрыты страшныйе тентакли; Катя — оживший кусок говна, наделённый разумом. в контсе пьесы они бьютсо на бензопилах, раскачивайась под потолком на ржавых цепях с крюкаме, воткнутыме в спины
#18 15:27  21-10-2010Гюн Айдын    
чтожи ана купила ф аптеки ичто взила из сумке ??? интересна

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
12:13  06-12-2016
: [48] [Литература]
Буквально через час меня накроет с головой FM-волна,
и в тот же миг я захлебнусь в прямых эфирных нечистотах.
Так каждодневно сходит жизнь торжественно по лестнице с ума,
рисуя на полях сознанья неразборчивое что-то.

Мой внешний критик мне в лицо надменно говорит: «Ты маргинал,
в тебе отсутсвует любовь и нет посыла к романтизму!...
18:44  27-11-2016
: [12] [Литература]
Многое повидал на своем веку Иван Ильич, - и хорошего повидал, и плохого. Больше, конечно, плохого, чем хорошего. Хотя это как поглядеть, всё зависит от точки зрения, смотря по тому, с какого боку зайти. Одни и те же события или периоды жизни представлялись ему то хорошими, то плохими....
14:26  17-11-2016
: [37] [Литература]
Под Спасом пречистым крестом осеню я чело,
Да мимо палат и лабазов пойду на позорище
(В “театр” по-заморски, да слово погано зело),
А там - православных бояр оку милое сборище.

Они в ферезеях, на брюхе распахнутых вширь,
Сафьян на сапожках украшен шитьем да каменьями....
21:39  25-10-2016
: [22] [Литература]
Сначала папа сказал, что места в машине больше нет, и он убьет любого, кто хотя бы ещё раз пошло позарится на его автомобиль представительского класса, как на банальный грузовик. Но мама ответила, что ей начхать с высокой каланчи – и на грузовик, и на автомобиль представительского класса вместе с папиными угрозами, да и на самого папу тоже....
11:16  25-10-2016
: [71] [Литература]
Вечером в начале лета, когда солнце еще стоит высоко, Аксинья Климова, совсем недавно покинувшая Промежутье, сидя в лодке молчаливого почтаря, направлялась к месту своей новой службы. Настроение у нее необычайно праздничное, как бывало в детстве, когда она в конце особенно счастливой субботы возвращалась домой из школы или с далекой прогулки, выполнив какое-либо поручение....