Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - Шелест листьев

Шелест листьев

Автор: Южанин
   [ принято к публикации 12:24  25-08-2010 | Сантехник Фаллопий | Просмотров: 1902]
Ночь. Лунная ночь в старом городском саду. Шорох листьев старых деревьев и слабый свет фонарей. Поздняя южная ночь. Уставший от дневной жары город, наконец-то заснул коротким летним сном. Старые дома улыбались во сне ласковому ветру с моря. Морские волны лениво и сонно накатывались на прибрежный песок. Тишина, прятавшаяся от дневной суеты на чердаках домов, вернулась на городские улицы.



В темном углу городского парка, подальше от милицейских патрулей, на скамейке сидел мужчина. Бывший сержант отдельной бригады спецназа, кавалер ордена «За личное мужество», бывший пулемётчик. Бывший, но разве он бывший? Он так и не вернулся с той проклятой войны. Падающие с неба звёзды напоминали ему вспышки гаснущих трассеров, в шорохе листьев он слышал крадущиеся шаги врага. Его рука все время искала ПК. Вместо прохладной стали ствола, ставшего родным пулемёта, рука нащупала скользкое стекло бутылки водки. Глоток, еще глоток…
Обманчивое тепло алкоголя бежало по усталому телу. Мир кружился вокруг воспалённых висков. И тогда приходили они. Парни из его взвода, ребята, оставшиеся навсегда в тех проклятых горах.



Андрюха из Рязани. С ним вместе на дне, превратившегося в месиво из грязи, окопа так хорошо мечталось о далёких странах и прекрасных женщинах этих стран. Андрюху накрыло миномётным обстрелом. Потом он нашел в красно-черном сугробе Андрюхин нательный крестик. Теперь он с ним всегда.
Максим, снайпер из Питера. Всегда молчаливый и настороженный. Но верный и надёжный, как его СВД. Он рассказывал про белые ночи и красоту Питера… Тогда сержант поклялся приехать в Питер к Максиму. Не к кому теперь ехать. Уставший русский снайпер Максим Незлобин не заметил блеснувшего на чердаке оптического прицела чухонской сучки. Её нашли позже… Его до сих пор передергивает от того, что они с ней сделали. Но Макса уже не вернешь…
Толик из Донецка, города стоящего на границе с Украиной. Сержант его звал земляком. Жили в трехстах километрах друг от друга. Он бывал в родном городе Толика. Тот так любил слушать анекдоты. Как закатывался он от смеха, хлопая себя по тяжелому «бронику». Не спас бронежилет — от фугаса на обочине горной дороги. А сержант так и не съездил в Донецк на могилу друга. Так и не съездил…


Ребята садились рядом с ним на скамейку. Такие, какими сержант их запомнил навсегда. Молодые и сильные. Живые. Он рассказывал им о своей жизни. О бездушии чиновников и страхе пустой квартиры. О красивых девчонках на улицах, и ценах на пиво. Он рассказывал им всё. Парни, молча, курили и кивали головами. Но ночь и водка в крови – это не навсегда. Светало и ребята уходили сквозь ветви деревьев, куда-то за горизонт. И Толик, обернувшись с улыбкой, говорил ему: – «Не журись, земеля! Всё будет нормалёк!». Подмигнув, он таял в предрассветной дымке.
И тогда сержант бился в отчаянии головой о скамейку городского парка. Он так хотел вместе с ними. Но ребята бросали его одного в этом бескрайнем и бездушном мире. Снова день, снова поиски денег на новую бутылку водки, что бы опять ночью встретить парней…



Эта ночь была какой-то странной. Звёзды с неба падали особенно часто. В шорохе листьев слышались голоса. Он потянулся к открытой бутылке, что бы встретить друзей. Но его рука нащупала пустоту. На скамейке сидела серая кошка, разлитая бутылка валялась рядом на гаревой дорожке парка. Застонав от отчаяния, он протянул дрожащие руки, что бы удавить проклятую тварь…
Шорох листьев превратился в гневные голоса. Глаза кошки полыхнули недобрым огнём. Прямо в дорожку парка ударила, разрывом гаубичного снаряда, упавшая звезда. Ошеломлённый и сразу протрезвевший он открыл глаза. Рядом сидела женщина в сером костюме и кошачьими глазами на прекрасном лице. Она презрительно смотрела на его испитое лицо…


– Русский солдат. Сержант спецназа… Жалкое, спившееся существо. Где тот русский парень, который своим пулемётом, прикрывал отход взвода? И с последней гранатой, сохраненной для себя, сумевший выйти к своим? Где он? Очнись, солдат! Ты думаешь, твоим друзьям приятно видеть тебя такого? Вместо лучшего пулемётчика отдельной бригады – алкаша, с трясущимися руками? Нет, сержант. Пора вернуться с войны. Ради них, и ради себя.


– Пшла на хуй, шалава! – он попытался замахнуться для удара. Но руки не слушались его.

– Никуда я одна не пойду, а вот с тобой… С тобой вместе мы пойдем. Сегодня особенная ночь. Шелест листьев старых деревьев твоего города призвал меня помочь вернуться тебе с войны. И ты вернешься. Я тебе обещаю. Ты заслужил мир. И парни за тебя очень просили. Хорошие они ребята. Настоящие друзья. Они помнят тебя и помогают тебе. Они попросили помочь и я пришла. Пришла вернуть тебя миру. Помочь обрести тебе то, что ты потерял. От чего отказался… Помнишь, как вернулся домой? Забыл. Ты прошел мимо окон, где тебя ждала твоя любовь. Твоё спасение. Прошел мимо, в магазин за водкой, а она рванула босиком по грязной лестнице, что бы догнать тебя. Но ты уже скрылся за поворотом. Она искала тебя по дешевым забегаловкам и вокзалам, она сидела на ступеньках у твоей квартиры часами. Но тебя не было. Ты пил, просыпался на лавочках и снова пил. Она выплакала глаза и постарела от горя. Но тебя не было. Она устала ловить твой призрак на улицах. И небо дало ей новую любовь. Доброго мужа и хороших детей. А ты продолжал пить.


Ты не поставил свечку в церкви в память твоих друзей. Не побывал в их городах. Тебе было некогда – ты пил. Ты сломался. И, честно говоря, я предоставила бы тебе сдохнуть от этой водки. Но за тебя просили твои друзья, просил твой город, просили старые деревья в парке, помнящие тебя еще добрым и послушным мальчиком. Поэтому я здесь. Вставай, сержант.


Пойдем со мной. Там, на скамейке набережной, сидит твой последний шанс. Девушка с грустными глазами. Девушка, созданная, что бы любить и понимать. Чьё-то злое и бездушное сердце прошлось грязными ботинками по её душе. Но сегодня особенная ночь. Вы встретитесь. Шелест листьев деревьев и добрый ветер подскажут вам нужные слова. Свет падающих звёзд осветит ваши добрые глаза. Она заслужила любовь, твою любовь, сержант. И когда ты возьмёшь её тонкую нежную руку – ты окончательно вернёшься с войны, солдат. И твои друзья, наконец- то, смогут уйти в давно заслуженный ими покой и уют вечного неба. Ради них, ради неё, ради себя – ты пойдешь вслед за мной к морю. Поднимайся, солдат…



Он поднялся со скамейки. Женщина протягивала ему руку. В пляшущих тенях листьев деревьев стояли его друзья. Они улыбались ему. Шелест листьев донес до его ушей голос Толика: – «Я же тебе говорил. Всё у тебя теперь будет хорошо, земеля». Сержант пошел за женщиной по каменной лестнице к ночному морю.


Там на скамейке сидела девушка в легком светлом платье. Ласковый ветер играл её длинными русыми волосами. Она смотрела на падающие в море звезды. Услышав его шаги, она медленно повернула голову. И увидев её взгляд, пронзительно нежный и такой одинокий, он понял, что наконец-то вернулся с войны. Вернулся домой…



Сидящая в тени кустов серая кошка фыркнула, глядя на встретившиеся души. Но пока не кончилась ночь, пока падали звезды в открытые души – некогда было расслабиться. Кошка устало потянулась и растворилась, в колышущихся тенях, искать очередную, кричащую о помощи, душу….


Теги:





2


Комментарии

#0 14:37  25-08-2010Сантехник Фаллопий    
Кокой севодня удачный день однако.
#1 15:06  25-08-2010Чёрный Куб.    
слава таганрогу! гг
#2 15:15  25-08-2010кольман    
Здорово
#3 15:33  25-08-2010Чхеидзе Заза    
Безболезненно свершившееся чудо.
#4 15:34  25-08-2010Чхеидзе Заза    
С рубрекой.
#5 15:39  25-08-2010Щикотиллло    
Девочку жалко. И эстонскую биатлонистку
#6 16:33  25-08-2010Южанин    
мерси Черный Куб. Таганрог -форевер!
#7 16:47  25-08-2010тихийфон    
в очередной раз не разделю восторгов и повторюсь /не мое/… странно, вроде и написано хорошо, вроде и есть за что главного героя понять хотябы… но фразы скроенны так, что я невольно вспоминаю О.Джигурду (аминь) и ие /страшные синие номера на детских ручках и страшных фашистов на страшных мотоциклах/. хз?
автор, без обид, хуярь чуть жестче может…
#8 16:49  25-08-2010Иосиф Сталин    
данунаххуй! этта шта такое блеадь! правались ты сквось землю! в самый ат! и черти чтоб жарили тебя! в заднису! раскалённай качергой! и чтоб ты згарел в яркам пламени! уууу
#9 16:53  25-08-2010Мышь.Летучая.    
ебануться (с)
по-прежнему…
#10 16:53  25-08-2010тихийфон    
ты, Виссарионыч, на кого это батон крошишь, а?
#11 16:58  25-08-2010Иосиф Сталин    
на таганрок!
#12 17:13  25-08-2010Шева    
Душевно. Но технику надо улучшать.
#13 17:13  25-08-2010Йети    
какой плодовитый автор!
#14 17:13  25-08-2010дважды Гумберт    
короче, мужыку нужна баба. ясен пень. когда бабы не дают, приходится ебать кошек. так понял главную мысль.
#15 18:27  25-08-2010Южанин    
тихийфон — попробую в следующий раз. мерси за совет
#16 23:04  25-08-2010хуесосная фашня    
Извините, но сопли какие-то… написала бы баба, отправили бы или в ГВ, или в блядаму. и жили они долго и счастливо, и умерли в один день
#17 04:27  26-08-2010Чёрный Куб.    
рлекин праф
#18 06:05  26-08-2010Az esm    
Фильм «Живой » напомнило.
#19 10:50  26-08-2010ГССРИМ (кремирован)    
прозару
#20 11:01  26-08-2010Немец    
я опять завяз в первом обзаце.
ночь, ночь, старый, старые, ночь, старых..
бля…
#21 12:43  26-08-2010дервиш махмуд    
не, не могу постичь.
по стилю — школьное сочинение. добротное, правда, сочинение. но при чём здесь литература?
"Лунная ночь в старом городском саду"- с первых же строк такой вот лингвистический штамп. сразу спать захотелось.

#22 20:46  26-08-2010Южанин    
угу… звыдцыль… сперва там прописал
#23 00:32  29-08-2010Лев Рыжков    
ГВ с потенциалом. Избавляйся, афтырь, от ягнячьего пафоса и будет тебе щяссе.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
10:05  12-07-2017
: [82] [Литература]
Такое лето. Грёбаный июль
С потёртым небом в едкую полоску.
Капоты, полированные воском,
В помёте птиц как в дырочку от пуль.
И вечный дождь. И рвутся на ветру
Зонты из рук и нежный цвет с акаций.
И градусник завис на плюс тринадцать....
Изъят, отретуширован, отжат
Ночной пейзаж. В остатке – май, Коломна.
Желтеет дом в четыре этажа,
Моргают окна ласково и скромно.

В палате Миши тихо и темно,
Уходит жизнь неспешно, поэтапно,
Плетёт похожих дней веретено
Хозяйка Скорбь, в халатике и тапках....
Первые мысли на этот счёт начали приходить ещё в детстве. Сначала - когда на летних каникулах в деревне меня лягнул жеребец Василёк, который одним изящным движением сломал мне четыре ребра и неокрепшее мироощущение. Потом - когда я подцепил дизентерию, купаясь в техническом пруду свинофермы....
07:42  20-05-2017
: [36] [Литература]
болтают о разном, болтают ногами
болтают когда наступают на камень;
как если разрубишь Татьяну – пол Тани
так есть сотни видов различных болтаний;

болтание членом над женской губою
болтание чувств, когда рядом с тобою
болтание судеб, как в годы репрессий
болтание букв в политической прессе....
Когда от нас останутся стихи,
Ненужные, как пасмурное лето,
Мы выйдем в мир — спокойны и тихи, —
Из пыльных кулуаров Интернета.

Мы станем кормом для слепых червей,
Нас будут пить осины и берёзы,
Мы упадём в объятия морей,
Как синих туч стеснительные слёзы....