Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Здоровье дороже:: - ХХ

ХХ

Автор: tromb13
   [ принято к публикации 15:33  27-08-2010 | Щикотиллло | Просмотров: 481]
(Йорунда канешна, но с эмоциями и концовкой, писал для ЖЖ).

Ух, какое утро сегодня было! Величественное такое, и вкрадчивое. Как увертюра к симфонии. Нарастающая сила жизни и света. Момент, который, как не силишься, все время упускаешь: еще ночь – уже утро. Я рано проснулась – еще не засветлело. Думала, сегодня точно не пропущу, за миг до света, в полную грудь «ура» закричу. Пусть потом ругают! Храбрилась. Пока храбрилась, все и пропустила. Уже читать можно, и птички триринькают, и все вокруг – деревья, море, корпуса наши, живописно там и тут разбросанные – будто вздохнуло. А я и не расстроилась. Может и лучше – девочки спят еще. И без «ура» все прекрасно. Такое чувство было, как когда вена на височке вдруг забьется: сегодня что-то случится, сегодня что-то случится…
И если не врать то, самой себе, то я уже знала – что именно. Вернее, что может случиться, и даже с кем это «что-то» связанно.
Так и лежала в кровати с раскрытыми глазами, будто в ванной до краев наполненной этим утром. И от каждого, самого легкого движения, оно, с веселым звоном, плескалось на шахматный кафельный пол. А еще (стыдно сказать), я совсем голенькая под простыней лежала. Я так никогда не спала, а вчера, еще с вечера, как чертенок какой-то в меня вселился. Даже девчонки заметили, говорят: «Ты взбалмошная сегодня, кипишь и брызгаешь”. Я отвечаю: «А вам завидно?». Они: «Отчего же «по белому» не позавидовать». На том и сошлись.
А ложилась когда, под простыней уже, постягивала с себя все до последней ниточки и лежу-боюсь. Покраснела до самых плеч. А все равно – так захватывающе… Я даже не думала, что так бывает – и стыдно, и приятно.
Потому и пришлось до света просыпаться, чтоб одеться пока другие не проснулись. А вот же лежу, как дурочка, и не одеваюсь. Птичек слушаю. Секунды за три, до побудки…
Еле успела.
Побудка у нас плавная. Не какой-нибудь горн – не армия все же. По радио музыку включают, сначала тихо, а потом погромче. Для тех, кто заспался. Смотрю, просыпаются «мокрые курицы». У меня аж дыханье захватило от возмущения: все так медленно, буднично. Я кричу: «Вставайте, вставайте, ленивки! Утро, посмотрите какое!». Тут они разом проснулись. И (я же сама подставилась) за меня принялись. Видно, вчера до отбоя не дошутили. Я уже и не рада. Пришлось позорно бежать. В столовую, на завтрак.
Как я кашу, эту манную ненавижу – вы бы знали. Тоже мне манна! Набрать бы так, полную ложку, пальчиком оттянуть, и – хлоп, в лицо вентилятору. А что, там 2400 оборотов. Получилось бы маленькое небесно-манное облачко, как раз где-нибудь в районе Витькиного стола. Ну, вот и проболталась!
А, ну и что. Надо же когда-то и проболтаться. Он такой, Витька то, такой-такой-такой… Забавный. Я уже неделю за ним наблюдаю. Краем глаза. Самым краешком. Как он вокруг вьется, да кружится. На расстоянии выстрела из игрушечного ружья. Ну, вы знаете, у которого пульки веревочками привязаны. А ближе ни-ни. На собачку из нашего двора похож – ходит вокруг меня восьмерками и носом водит. А меня это так смешит. И я начинаю хохотать, в тот самый момент, кажется, когда он уже было, решился подойти. Он прямо отпрыгивает, назад не глядя, сбивая спиной молочные бидоны у столовой. И каждый раз, что-нибудь в таком же духе. А я потом сержусь на себя целый день, говорю: «Какая же ты легкомысленная дурочка-дура».
Но сегодня, я так с утра еще чувствовала, что-то произойдет. Обязательно. А если не произойдет, то тогда ничего и не надо, ничего и не было. Ни веселой навязчивости наших с ним пересечений, ни диагональных взглядов через всю столовую, ничего-ничего. Я так разозлюсь…
Вот, опять смотрит. Друзья его тоже это заметили: говорят ему что-то, не то подшучивают, не то подбадривают. Даже отсюда мне видно, как уши у него краснеют. Он объясняет им что-то, руками от них отмахивается. Все, не выдержал: ложку швырнул раздраженно, и к выходу пошел резкими широкими шагами. Негодяи комнатные – довели все-таки человека. Так он и правда, опять ни на что не решится. А время, как песочек, течет и сыплется. Уже почти 9, и до 12-ти, ну максимум до 12.30-ти, почти ничего и не осталось. Это кажется так – целых три часа. Звучит солидно, а на деле, как соринку с глаза сморгнешь. А после обеда у нас оздоровительные занятия, а вечером с девчонками свои шушуканья, разговорчики – секреты красоты и молодости. Сами видите, сэр Виктор, дальше все расписание заполнено – ни окошечка.
Так и проходила до обеда, вся неприкаянная. От девчонок оторвалась, как часовой, по аллейке, туда-назад, туда-обратно, проходила. А он и не подошел так. Хотя таким же часовым, все время неподалеку крутился. Испортил своей трусостью такое чудесное утро. Я чувствую у меня глаза, как стаканы, в которые дополна – с горкой слез пустых налили. Это уже в столовой на обеде. Девчонки за столом притихли, даже их проняло. Молчат. Потопа боятся. И тот, даже называть его по имени не хочу, сидит за своим столом, как пыльным мешком пристукнутый. Я просто не выдержала: сказать ничего не могу – горло, как Айседориным шарфиком перехватило, только рукой девочкам махнула, и из столовой бегом. Стою на крылечке, по щекам сама себе нахлестала, думаю: все равно плакать не буду. Был бы повод! И кто-то за плечо меня трогает. Я плечом дергаю, думала успокаивальщицы пришли, а сама чувствую, рука не женская – тяжелая. Оборачиваюсь. Он.
-Ты прости меня – говорит – мне уже давно подойти следовало, а я не решался все. Думал смеяться будешь. Ты мне так нравишься. Я смотрю на тебя – у меня гудеть все внутри начинает. А сегодня… Я в пять утра проснулся. Небо такое…
-Ты, случайно, не голым спал? – я плачу и смеюсь одновременно.
Он не успел ответить, покраснел только. Лицом и ушами. А тут и врачицы идут. И опять с этими уродливыми никелированными креслами на колесах. Я уже, сколько ругалась с ними. Говорю: «Вы понимаете, я и сама могу до процедурной дойти. Сама!». А они опять свою волынку тянут: « У нас такие правила. На процедуры только в каталках. Вам по лестницам тяжело подниматься. Возраст…».
Они упертые, их не переубедишь. Шестьдесят четыре – ну какой это возраст?!


Теги:





0


Комментарии

#0 19:05  29-08-2010Sgt.Pecker    
64 значит.
так блять.
ваще блять.
да заебали блять.
идите нахуй блять.
64 им блять.
#1 19:16  29-08-2010tromb13    
расстроился?

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
09:17  29-05-2017
: [0] [Здоровье дороже]
Чё-та зябко..Июнь вроде был? а вот так и не скажешь.
Лета сбилась дыхалка, прям слышу из форточек свист.
Задыхаясь, присело на корточки лето и вяжет
мелким крестиком с точечкой, клейкий зелёненький лист.

Чё ты возишься, сопли размазав по скулам небритым?...
Я как сапожник до смерти напьюсь,
И расскажу в своём страданьи скотском,
Как жить устал, как умирать боюсь,
Как быть хочу Владимиром Высоцким.

Как сквозь меня проходят чередой
Есенин, Пастернак, Асадов, Бродский,
Как их люблю, как среди них немой,
Как остаюсь Владимиром Высоцким....
07:40  26-05-2017
: [16] [Здоровье дороже]
Я наверно женюсь, от нечего делать
Завяжу с кабаками и прочим блудом
Запущу свою душу, судьбу и тело
Образцовым мужем короче буду.

Я женюсь, в прокат возьму фрак и туфли
Арендую террасу с видом на реку.
Закатаю брюки, рукав и сопли....
21:38  23-05-2017
: [12] [Здоровье дороже]
Шнобель римский, ебло рязанца,
август вылез поссать с крыльца,
морда наглая, и в багрянце,
от раздавленного винца

Хули, он теперь император!
в термах душных июль хрипит,
допизделся...любви оратор,
край попутал,
ты-дых!
убит....
21:41  22-05-2017
: [21] [Здоровье дороже]

Унылое дело — ебать поэтессу,
Она самой чокнутой бабы дурней:
У той в голове — дети, тряпки и стрессы,
У этой — сплошной пятистопный хорей.

Я жму ей на разные хитрые точки,
Целую в уютных, укромных местах,
Она в это время изящные строчки
Рожает в своих полоумных мозгах....