Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

ИстФак:: - Текинская повесть. Часть 4. Продолжение.

Текинская повесть. Часть 4. Продолжение.

Автор: Урусхан
   [ принято к публикации 15:08  13-09-2010 | я бля | Просмотров: 618]
— Хан, как я рад тебя видеть! – Фунтиков бросился с объятиями к Ораз-хану. От Председателя правительства изрядно несло перегаром, и Ораз-хан слегка отстранился. – Какое счастье, что туркмены с нами! Выпьешь со мной? Ах, да, я забыл, ты не пьёшь.
Фунтиков опрокинул стакан водки и возбуждённо заговорил:
- Англичане обещают нам помощь. Везде в области уже установлена власть наших стачкомов, везде! На днях думаем выступить на Чарджуй и дальше на Ташкент, будем бить комиссарскую сволочь в их же логове!
- А не рано ли ты на Ташкент замахнулся, Фёдор Адрианович? – недоверчиво посмотрел на Фунтикова Ораз-хан.
- В самое время, в самое время, хан, но ты прав, повод для беспокойства у нас всё же есть, об этом я и хочу с тобой поговорить, дорогой мой сердар, — положив руку на плечо Ораз-хану, сказал Фунтиков.
- Я тебя слушаю, Фёдор Адрианович.
- Наша власть, хан, ещё очень молода и я опасаюсь большевистской пропаганды. Есть сведения, что Колесов отправил в область делегацию во главе с Полторацким, с ним несколько комиссаров, сотня солдат, ну, да солдаты это ерунда. Главное их оружие — язык, сладко брехать о счастливой жизни товарищи большевики умеют лучше нас, что, правда, то, правда. А Полторацкий среди них брехун самый опасный, Цицерон мать его в душу! Боюсь, я хан, как бы не повторился у нас август 1917.
- Что ты имеешь ввиду?
- У Корнилова твоего, помнишь, почему сорвалось? Распропагандировали корпус Крымова на пути в Петроград и вот, теперь имеем то, что имеем по всей стране.
- Понятно, — кивнул Ораз-хан.
- Поэтому, бери-ка ты, хан, человек пятьсот рабочих, столько же своих на всякий случай и дуй-ка ты с ними к Мерву. Едут комиссары на поезде, перехвати их в Мерве, ну, и действуй по обстановке.

***
- А, вот, товарищи, и Мерв, — весело заметил, глядя в окно, Полторацкий. – Первая остановка.
- Смотрите, Павел Герасимович это же Калиниченко, председатель местного ЧК, — заметила Текинская.
- Действительно, — удивился комиссар. – Он нас встречать не должен, с чего это он здесь? Вот, что товарищи, — с тревогой посмотрел на членов делегации Полторацкий. — Оставайтесь в вагоне, я сам с ним поговорю.
Увидев, как Полторацкий сходит на перрон, Калиниченко тут же ринулся к нему и взволнованно заговорил:
- Здравствуйте, товарищ Полторацкий, беда, товарищ Полторацкий, беда!
- Товарищ Калиниченко, успокойтесь, прошу вас, что у вас за беда?
- И у вас, и у нас беда, на Мерв идёт Ораз Сердар, у него тысяча стволов…
- Подождите, подождите, давайте, сначала поговорим о настроениях рабочих.
- Настроения хуже некуда, товарищ Полторацкий, — махнул рукой Калиниченко.
- И всё-таки, нужно встретиться и поговорить…
- Вы в своём уме, товарищ Полторацкий? – не выдержал Калиниченко. — Вы что, не верите мне, председателю ЧК?
- Не горячитесь, товарищ Калиниченко, необходимо принять меры…
- Необходимо бежать отсюда к чёртовой матери и как можно скорее!
- Подождите, мы не зайцы какие-нибудь, чтобы бегать, будем драться, в конце концов!
- Драться? Чем? Сколько у вас стволов? Сто? Сто против тысячи! Вы смеётесь товарищ Полторацкий?
- А как же ваши интернационалисты?
- Разбежались, эти чёртовы интернационалисты как тараканы кто куда, нет никого. Вот, — Калиниченко поднял с земли чемодан. – Мне удалось, взять деньги Мервского банка, чтобы не досталось контрреволюционерам.
- Подождите, дайте собраться с мыслями…
- Собирайтесь с мыслями быстрее, Павел Герасимович. Быстрее, чёрт бы вас побрал! Быстрее! Всё, — побледнел Калиниченко. — Можете больше не собираться с мыслями…
С обеих сторон перрона навстречу комиссарам, шли вооружённые люди.
- Вот, он Полторацкий и чекист с ним, попались голубчики! – раздались крики из толпы.
- Сохраняйте спокойствие, товарищ Калиниченко, без паники! — Полторацкий смело выступил к толпе и жестом попросил тишины.
- Товарищи рабочие, я народный комиссар труда и глава Чрезвычайной мирной комиссии…
- Опять чрезвычайная комиссия! Сколько можно этих чрезвычайных комиссий? Когда уже людям жить спокойно дадите? Был Фролов чрезвычайный, теперь этот!
- Я не Фролов! Я глава мирной делегации!
- Ах, мирной, а кто там у тебя в вагонах сидит?
- В вагонах находятся члены делегации и сто вооружённых красноармейцев.
- А что за красноармейцы, опять венгров и австрияков, небось, привёз?
- Нет, это не венгры и не австрияки!
- Ну, тогда мы с ними сами потолкуем! Товарищи бойцы, вас обманули, бросайте оружие! Выходить по одному! Выходите и присоединяйтесь к нам, мы простые рабочие, свергнувшие большевистское ярмо, присоединяйтесь к нам! Да здравствует Советская власть! Долой большевистскую диктатуру!
Из окон на перрон полетели наганы, маузеры и винтовки.
- Товарищи, — снова закричал Полторацкий. – Вас обманывают, дайте мне сказать, я сам простой рабочий из Ростова, такой же, как вы…
Толпа смолкла, и Полторацкий продолжил:
- Сейчас я вам всё объясню, дайте собраться с мыслями.
Но в этот момент кто-то выхватил чемодан из рук Калиниченко.
- Мать честная! Смотрите, что у него в чемодане! Сколько награбил! – закричали рабочие. – Вот, тебе и защитники трудового народа!
Кто-то ударил Калиниченко кулаком по лицу.
- Товарищи, дайте же мне сказать! – вновь закричал отчаявшийся Полторацкий.
- Всё пропало, — услышал он за спиной шёпот Калиниченко.
- Хватит тебе говорить, а ну пошли!
Полторацкого и Калиниченко прикладами стали выталкивать с перрона.
- А ну, давай, давай комиссарская сволочь, шевелись!
- Товарищи, что вы делаете? Опомнитесь! — кричал Полторацкий. — Я глава мирной делегации, это неслыханное вероломство! Опомнитесь!
Комиссара никто не слушал, его, и Калиниченко продолжали грубо толкать в спину.
- Товарищи рабочие, вас нагло и подло обманывают! – кричал, оборачиваясь, Полторацкий. — Не верьте эксплуататорам, не верьте офицерью, не верьте разбойникам-сердарам! Товарищи, опомнитесь! Остановитесь, вами понукают предатели дела революции, эсеры и меньшевики. Товарищи, о…, — Полторацкий не успел договорить последнюю фразу, как раздался выстрел. Пуля заставила комиссара замолчать навсегда. Рядом с ним вскоре рухнул убитый Калиниченко.
Из вагона стали выталкивать на расстрел других членов делегации.
- Прекратить! – раздался выстрел в воздух. Толпа обернулась и увидела Ораз-хана, сидевшего верхом на белом ахалтекинце.
– Прекратить самосуд!

Продолжение следует.


Теги:





-1


Комментарии


Комментировать

login
password*

Еше свежачок

Средь болот тишина и извечный покой
Над дорогой туман ядовит
Словно аист с отсреляной в детстве ногой
Указатель деревни стоит

Над часовней застыл перекошенный крест
Здесь давно не бывало косцов
За столетье не умер никто, не воскрес
Одиночество давит свинцом

Где вы деды сгоревших как свечи дедов?...
Давным-давно, когда юн был свод небесный, здесь высадили Лес.
Среди ныне обретающихся в его окрестностях людей вряд ли отыщется человек, в должной мере осведомлённый об истории Леса. Сфотографируются иной раз на его фоне стайки туристов или придёт молодёжь, пошумит и уйдёт, оставив после себя кучку пепла да склянки....
17:41  18-08-2017
: [10] [ИстФак]
В России происходят по ночам,
что революции, что половая ебля.
Вот в Англии, к примеру, в тот же час
Холеное еблище бдит констебля.

То Англия дождливая, а тут
особый путь; безумный и поддатый.
Поэтому во тьме всю ночь ебут
кого-то, почему-то и куда-то....
08:12  26-06-2017
: [6] [ИстФак]
Идут, идут македоняне,
в сандалях тонких, налегке,
по грудь в густой небесной манне,
в тумана синем молоке.

Идут с ленцой, не поспешая
земли чужой порвать овал.
Земля на них ползёт, большая,
из-под колючек, из-под скал.

Грек старый выглянет за шторку,
вздохнёт, плеснёт себе чайку....
12:48  19-06-2017
: [13] [ИстФак]
МАЛ ЗОЛОТНИК, ДА ДО́РОГ.

Как на картине Васнецова
Разъезд из трёх богатырей:
Илья, Добрыня и Алёша
Дозор несут среди полей.

Мечи и копья, луки, стрелы,
Кольчуги, красные щиты,
Конь белый, вороной, каурый,
Все закалённые бойцы....