Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Краски бессмертия, ч. 3

Краски бессмертия, ч. 3

Автор: Девочка Корь
   [ принято к публикации 02:59  22-10-2010 | я бля | Просмотров: 518]
3.

- Послушай, Орест! Это, конечно, не моё дело, но зачем ты сюда пришёл? Только не говори, что ты сегодня собираешься писать… — Ноланд достал из внутреннего кармана портсигар, такой же как у трупа, вынул оттуда такую же сигарету и закурил, при этом комично приподняв брови.
- Да, собираюсь…
- А чем?
- Я принёс с собой…
- Правда? Решил фон доработать? – демон пустил два колечка дыма в сторону Ореста.
- Вообще-то я ещё не решил…
- Не решил, что нарисуешь Серёжей и Мишей? То есть ты всё-таки рассматривал вариант написания ими себя? Браво… Чтобы отупеть, блестящему аристократу, светскому льву, утончённому эстету и декаденту оказалось достаточно прожить всего лишь три месяца в двадцать первом веке. Нет, эта техногенная цивилизация рушит все идеалы старого мира и делает моё пребывание здесь необыкновенно скучным. – Ноланд уже сидел, развалившись на небольшом, таком же полупрозрачном кожаном диване, и рассуждал, стряхивая пепел сигареты в небольшую хрустальную пепельницу, неподвижно висящую перед ним в воздухе. Орест молча смотрел на демона, всё больше волнуясь и раздражаясь. В какой-то момент он даже хотел пнуть пепельницу ногой, но тут Ноланд неожиданно произнёс, — Ладно, оставим… Так что, ты так и не вспомнил своего юного приятеля?
- Какого?
- Который тут потерял голову. Во всех смыслах. Посмотри на него внимательнее.
Орест повернулся к скелету. Барон изо всех сил пытался вспомнить, но какой-то блок перекрыл ему память. Он пожал плечами.
- Это же Вячеслав Левин, — демон легко тряхнул головой, сделал небольшую паузу и медленно произнёс, — Он был твоим лучшим другом последние полтора года вашей с ним жизни.
- Не помню.
- Хотя, скорее, не он тебе, а ты ему был лучшим другом.
- Вячеслав… — Орест скрестил руки и облокотился на стену. Его взгляд упал на висящий петлёй платок. И вдруг перед его глазами вспыхнул образ юноши с льняными волнистыми волосами, — Слава? Тот самый Слава? Мой Слава?
- А ты говорил «не помню»…
- Как, он… Он повесился? Повесился? – Орест подбежал к скелету и дотронулся до истлевшей рубашки, — Слава, не может быть… Почему?
- Ну как, почему… Была причина…
- Какая?
- Орест, а про свои отношения со Славой ты всё помнишь? – тактично спросил Ноланд, которому, как видно, доставляло удовольствие восполнять пробелы в памяти барона.
- На что ты намекаешь?
- А ты сам не догадываешься?
- Я не понимаю, — Орест облизнул сухие губы и зло уставился на демона.
- Вы ж были любовниками…
- Я? Я? С мужчиной?! Ты, пидр, ты что… Ты… — Орест не знал, как именно выразить свой гнев. Он хотел сказать какие-нибудь обидные слова демону, но не мог придумать такие, которые могли бы его обидеть. Ноланд смотрел на барона с лёгкой улыбкой, пока Орест из себя не выдавил, — Я требую сатисфакции!
- Да ты что! Это от кого?
- От тебя!
- И как же я тебя оскорбил?
- Да у меня язык не повернётся повторить такое!
Демон рассмеялся.
- Я проведу для тебя небольшую экскурсию в прошлое, и даже не пытайся этому сопротивляться. И не испытывай моё терпение, потому что радость от встречи с тобой для меня имеет явные границы.
---
Воздух перед Орестом стал мутным, как туман, и вскоре преобразился в картину, где главным героем был он, барон де Руа.
Аристократ увидел себя в своём привычном облике сидящем на диване и читающим газету в небольшой хорошо обставленной комнате. Орест тут же узнал свою квартиру в Москве, где он жил последние годы. Был вечер. Горничная принесла кофе и поставила его на журнальный столик.
- Позови Ивана, я собираюсь в театр.
Орест внимательно смотрел на самого себя сто лет назад и грустнел. Где теперь его широкие плечи и тонкие аристократические пальцы? Куда делась мышечная память, позволявшая полушутя делать сложнейшие реверансы и при этом слегка опрокидывать голову таким образом, что у дам дух захватывало от одного только его жеста? Где его яркие зелёные глаза? Барон поник. Себе настоящим он не нравился: среднего роста, сутулый, худой шатен с карими глазами. И пальцы немного кривые. И привычка тушить окурок в пустой консервной банке из-под шпрот.
- Погоди, Ноланд! — Ореста настоящего как будто осенило, — Я же газеты читать не люблю. Что это за день?
- Как же, ты тогда искал очередную жертву. А в тот вечер ты читал заметку о князе Владимире Телесове. Помнишь, почему ты на него обратил внимание?
- Конечно! Он обладал выдающимися дипломатическими способностями, жил в Петербурге. А потом приехал на зиму в Москву. Да, я его потом выслеживал. И убил.
- Помнишь, как ты с ним познакомился?
- В театре, кажется. Наверное, в тот день. Я плохо помню…
- Ну посмотри!
И Орест снова увидел себя, но в театре. Был антракт. Барон сидел в ложе с каким-то пожилым субъектом в очках. «Граф Остафьев!» — улыбнулся про себя Орест настоящий. А в это время Орест из прошлого кивнул головой вправо и тихо спросил:
- Кажется, я вижу князя Телесова?
- О да, вы знакомы?
- Нет, увы.
- Пойдёмте! Это очень интересный человек.
Барон де Руа и граф Остафьев подошли к князю. Телесов стоял в компании молодого красивого юноши с волнистыми светлыми волосами. Орест настоящий узнал Славу Левина, и что-то больно кольнуло его сердце. Так вот, когда они познакомились и где! А он и забыл, а точнее, не предавал этому значения. Но что-то бросалась в глаза в этой встрече. Орест уже не слушал разговор этих призраков, он смотрел на Славу и князя Телесова. И мрачнел.
- Ноланд! Телесов был геем?
- Да.
- И он любил Славу?
- Слава был для него всем.
- Блядь!!! Выключи это! Выключи! – Орест потемнел лицом и схватился за голову, — Как же так, как же так…
- Позволь, я поясню? – демон поднялся с дивана и встал на место мгновенно растаявшего видения. – Я же тебе говорил, что ты будешь получать основные черты и умения тех людей, которых убиваешь? Ты, конечно же, хотел от князя Телесова дипломатических навыков. Но ты не знал, что в его многогранной натуре первое место занимает не то, что ты хотел получить. А безграничная любовь к своему полу. А именно к мальчику Славе. И после убийства Телесова это милое достоинство перекочевало к тебе.
Орест смотрел на демона с ужасом и ненавистью, не в состоянии пошевелиться. Его руки опустились и висели как плети, а спина необыкновенно ссутулилась. Ноланд между тем продолжал:
- Ты не сообразил, откуда у тебя появилась страсть к милому юноше, ты был ослеплён им также, как и покойный князь. Да и сам юноша обладал удобным для тебя свойством – никогда не задавал лишних вопросов. Так вот. После исчезновения Телесова Слава осиротел, — демон сделал слащаво-трагичное лицо, — Поэтому предложение разнообразить твой досуг он принял с удовольствием. Тем более что ты обещал хорошее финансовое обеспечение. Я надеюсь, ты не слишком сейчас расстроился от того, что мальчик любил только твои деньги? Но ты пока не грусти, ещё рано. И присядь, хотя бы на пол. А то человеческое тело несовершенно и падать в обморок чревато некоторыми травмами. Ну, слушай дальше.
Ты чудесно жил со Славочкой целых полтора года, время от времени избавляя высшее общество от некоторых особенно одарённых господ. Да и обычными людьми ты не брезговал. Лично мне наибольшее удовольствие доставило то, как ты прирезал лучшего карманника Москвы. И зачем он тебе понадобился? – демон прищурился, оценивающе взглянул на сидящего на полу никакого Ореста, и продолжил – Да, это был твой триумф в моих глазах. Но я отвлёкся. Так вот, милый мальчик вскоре начал проводить параллели между твоими отлучками и исчезновением знатных особ. У него хватило ума не делиться с тобой своими наблюдениями. Вместо этого Слава начал за тобой шпионить. А ты, в конец потеряв нюх от собственной безнаказанности, абсолютно этого не замечал. Вскоре, когда пропал без вести очередной джентльмен, — Ноланд сладко усмехнулся, — твой юный друг начал за тобой явную слежку, для чего нанял парочку отмороженных плебеев. Их работа не прошла даром, они выследили, как ты пробираешься в эту церковь. Идти за тобой они не стали, а рассказали об увиденном Славочке. Ты, кажется, называл его Славочкой?
Орест вдруг резко поднялся на ноги, быстро подошёл к лежащему скелету и вдруг прыгнул ему прямо на рёбра. Раздался хруст.
- Мразь! Сволочь! – барон наступал на трещавшие кости и злость его охватывала всё сильнее. Демон замолк, ожидая, когда Орест придёт в себя. Но аристократ всё распылялся, пока не увидел неподалёку лежащий на полу череп с бесцветными пыльными волосами. – Тварь, уёбок! – барон подошёл к черепу и изо всей силы ударил по нему ногой. Мёртвая голова отлетела, звонко ударилась об стену и раскололась на части. Пучок льняных волос, не долетев до стены, рассыпался прямо перед Орестом.
- Успокоился? – Ноланд опять закурил и скучно посмотрел на барона.
- Да, продолжай.
- В твоё отсутствие Слава пришёл в этот подвал. Он увидел картину, которую, к слову, страшно испугался и нашёл тетрадь, где ты весьма неосмотрительно вёл список своих жертв и достоинств, тобою приобретённых. Также юноша нашёл в тетради рецепт красок и пометки мистического содержания. Слава был впечатлён, особенно когда в списке обнаружил имя своего предыдущего любовника – князя Телесова. Юноша решил отомстить. Он заплатил тем двум мужикам, что за тобой шпионили. Они тебя выкрали, привезли на окраину Москвы в какой-то сарай и убили. Момент смерти ты, кажется, помнишь. Твой друг в это время находился в соседней комнате. Он, конечно, сначала хотел тебе рассказать что-нибудь, обличить, однако, вспомнив список твоих жертв, решил не рисковать. Поэтому он зашёл в комнату только тогда, когда ты с пулей в голове уже лежал на полу. Слава придумал исключительную месть. Он растворил твоё тело по твоему же рецепту, довольно неплохо, я хочу сказать, а потом, сделав из него краску, решил дорисовать твою же картину.
Слава приехал в эту церковь, взяв с собой в коробочке из тебя же сделанную краску, и кисти. Он дорисовал твоему портрету глаза. Это выглядело очень мило.
Я никогда не был сторонником грубого вмешательства в жизнь людей, но мне в какой-то момент перестала нравиться вся эта история. Поэтому, когда Слава закончил и бросил под ноги кисточку, я захлопнул дверь этого подвала. Юноша заметался, пытался её выбить, пока не вывихнул плечо… Кричал, звал на помощь. Кстати всё думал, что это ты отомстил. Просил прощения. Я плохо понял у кого. Плакал. Два раза перекрестился, но очень невнятно. А потом у него началась истерика. Он бился о пол, катался, выл. Это длилось часа три. Слава понимал, что никто его не спасёт. Он ведь никому не сказал, куда пошёл, — демон слегка пожал плечами, потушил о стену окурок и достал новую сигарету, — А потом юноша заметил, что последняя из свечей, которые он взял с собой, скоро потухнет. И он последние дни своей жизни проведёт в темноте, умирая от голода и жажды. В муках. В безумии. Слава очень этого испугался. Поэтому остатками света он воспользовался следующим образом: снял с себя намотанный на шею шёлковый белый платок, сделал петлю, нашёл какой-то ящик, встал на него, прицепил удавку к торчащему из потолка крюку и повесился. При свете, чтоб было не так страшно.
- Так это его я видел, — пробормотал про себя Орест, вспомнив, как во время своей смерти перед взором его души возникало мёртвое гнилое лицо. Неудивительно, картина стояла прямо напротив висевшего трупа. Демон стоял совсем рядом с бароном, и кажется, ждал вопросов. У Ореста они были. – Зачем ты мне помог это вспомнить?
- Ну как же, ты теперь почти наш. Я не хочу, чтобы ты повторил подобные ошибки. Нам голубых и идиотов не нужно.
- Но я же… — Орест не нашёлся, как продолжить фразу.
- Когда тело Славы ещё сотрясали судороги, я подошёл к полотну и выжег все следы князя Телесова. Так что ты нормальный. Но ты должен закончить картину, иначе все твои труды пойдут прахом. – Ноланд посмотрел в глаза Оресту, — Будь умным. И запомни: мир за сто лет изменился. Так что по части криминала рекомендую быть поосторожнее. И ещё не забывай, ты теперь не 31-летний Орест де Руа, барон, эстет и богатейший аристократ Москвы. Ты Евгений Алексеев, 20-летний студент второго курса третьесортного института с будущей профессией учителя средней школы, живущий на зарплату родителей. Так что не путай берега. Желаю удачи!
Демон растворился в воздухе, а Орест, впервые за долгие годы своей жизни и смерти, заплакал.


Теги:





-2


Комментарии

#0 09:49  22-10-2010niki-show    
Кайф, сенкс, есчо хачу!!!
#1 10:12  22-10-2010mamontenkov dima    
Шлак, на хуй, больше не хочу!!!
#2 10:50  22-10-2010дважды Гумберт    
бля ну ты Октя даешь! какие таланты! ты должна хуячить бестселлеры. это я пишу, дочитаф до ретроспективы к ахтунгу. особенно вынесла вот эта фраза "- Как, он… Он повесился? Повесился? – Орест подбежал к скелету и дотронулся до истлевшей рубашки, — Слава, не может быть… Почему?"
#3 10:53  22-10-2010дважды Гумберт    
— Блядь!!! Выключи это! Выключи! – Орест потемнел лицом и схватился за голову, — Как же так, как же так…
#4 10:54  22-10-2010дважды Гумберт    
ну, вобщем я дочитал до середины и заебался читать. позволь сравнить тебя с Жорж Санд.
#5 10:56  22-10-2010Яблочный Спас    
Вот уже пра пидарасов… Зря.
#6 11:24  22-10-2010niki-show    
ЯС не всё то ахтунг, что пра пидарасов — они же: умирли, исправились и раскаилися нахуйёбанавротбляссуки…
#7 11:58  22-10-2010тихийфон    
я всех еще в первой части предупреждал, что про пидаров статья эта.
текст не четал
#8 12:40  22-10-2010Az esm    
Вот угораздило же третью часть прочитать. Просто Сельма Лагерлёф какая-то.
#9 17:06  22-10-2010Лев Рыжков    
Наивный добрый текст. Даже аццкие демоны ругаются как детишки в песочнице. По-хорошему, от их проклятья и лютого срача кровь должна стыть в жылах. А тут эти повелители кошмара грозностью своей чота напомнили Баттерса из «Южного парка» в роли профессора Хаоса.
Ну, и по мелочи. В устах француза ругательства «блять» и «уебок» совсем не страшно смотрятся. Уж вставила бы, Оля, «merde» какой-нить. что ле. И слова «гей» сто лет назад не знале. Скорее уж, содомит.
#10 17:45  22-10-2010кукольник    
Вжик и опять мужик, ай молодца! Прочитал, не скажу, что разочировался. Но спасиба, нах, не будет.
#11 13:55  23-10-2010Юля Моисеева    
гавно
#12 14:18  23-10-2010Гусар    
Акунина
#13 19:59  23-10-2010Даниламастер    
несмотря на то што мотивы ахтунга присутствуют, мне нравитса этот твой рассказ, Оля. сюжет неплохо закручен. Лаврайтер прав конешно насчёт уровня жёсткости изложения, но всё равно было интересно читать. старайся дальше, Оля, у тебя хорошо получаетса. а продолжения я так понял пока нет?
#14 04:02  24-10-2010NIHKIDERB    
#15 00:32  25-10-2010Девочка Корь    
niki-show
спасибо! задумка уже еесть, завтра начну реализовывать
дима
тебя там ищут, кажется… гг
Гумберт
про ахтунгов больше не будет. спасибо, что прочитал!
Спас
*грустный смайлик*
тихий
ты оченень прозорливый
Аз есмь
рада что читаешь, спасибо
Лёва
спасибо, что прочитал! честно сказать, цели напугать читателя не было. демон — друг ореста. про речь героев хорошо сказал, я чёто увлеклась
кукольник
спасибо, что прочитал. про ахтунгов больше не будет
Юля
спасибо
Гусар
туда же
Данила
я придумала чё дальше в общих чертах, буду писать. всё будет
NIHKIDERB
*скатилась со стула от смеха* так оно и было!
#16 01:32  25-10-2010Даниламастер    
а дизайн простынки то у Льва спиздила, бггг
#17 01:42  25-10-2010castingbyme*    
ничитала, мне Лёвы хватает
а ты чего не спишь, полоумный?
#18 01:59  25-10-2010Даниламастер    
диты вхуй, кастя! гг
#19 11:41  25-10-2010Девочка Корь    
кастя, начинаю понимать моралеса гг
данил, лёва вообще на меня плохо влияет ыыы

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
08:30  04-12-2016
: [0] [Графомания]

По геометрии, по неевклидовой
В недрах космической адовой тьмы,
Как параллельные светлые линии,
В самом конце повстречаемся мы.

Свет совместить невозможно со статикой.
Долго летит он от умерших звезд.
Смерть - это высший закон математики....
08:27  04-12-2016
: [0] [Графомания]
Из цикла «Пробелы в географии»

Раньше кантошенцы жили хорошо.
И только не было у них счастья.
Счастья, даже самого захудалого, мизерного и простенького, кантошенцы никогда не видели, но точно знали, что оно есть.
Хоть и не было в Кантошено счастья, зато в самом центре села стоял огромный и стародавний масленичный столб....
09:03  03-12-2016
: [7] [Графомания]
Я не знаю зачем писать
Я не знаю зачем печалиться
На судьбе фиолет печать
И беда с бедой не кончается

Я бы в морду тебе и разнюнился
Я в подъезде бы пил и молчал
Я бы вспомнил как трахались юными
И как старый скрипел причал....
09:03  03-12-2016
: [5] [Графомания]
Преждевременно… Пью новогодней не ставшую чачу.
Молча, с грустью. А как ожидалось что с тостами «за».
Знаю, ты б не хотела, сестра, но поверь, я не плачу –
Мрак и ветер в душе, а при ветре слезятся глаза.

Ты уходом живильной воды богу капнула в чашу....
21:54  02-12-2016
: [6] [Графомания]
смотри, это цветок
у него есть погост
его греет солнце
у него есть любовь
но он как и я
чувствует, что одинок.

он привык
он не обращает внимания
он приник
и ждет часа расставания.

его бросят в песок
его труп кинут в вазу
как заразу
такой и мой
прок....