Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Конкурс:: - В жизни всегда есть место подвигу (на конкурz)

В жизни всегда есть место подвигу (на конкурz)

Автор: Муравьёв-Апёсдол
   [ принято к публикации 06:13  14-02-2011 | Щикотиллло | Просмотров: 634]
- На вот, подаришь своей албанке! — сказала Инна и протянула мне маленький прозрачный тюбик, — чем не валентинка?
- Милена – сербка, — в который раз без шансов на успех поправил я сестру, рассматривая на подарке блестящую надпись «анальный лубрикант», — К тому же, она не по этой части...
- Что значит «не по этой части»? Хочешь сказать, что до сих пор ни разу не задвинул ей в сракотан?
- Ни разу. Как-то пристроился, но она обломала на корню. Сказала, что боится боли. Ты ведь сама мне говорила, что очень мало тёлок действительно любят анал.
- Ну ты, братец, и муд-д-дак! – констатировала Инна, — Да за твоё отношение подруга просто обязана делать тебе «спасибо» по первому требованию! Что за ромашка такая «больно-не больно»? Главное – что этого хочешь ты! Сам виноват. Вот, например, намекнула она тебе недавно про свои бисексуальные фантазии – должен был сразу же хватать её за шкварник и проверить в деле. А ты, лох, всё миндальничаешь… Она тебе хоть раз горловой минет исполняла?
- Ну… сосёт, бывает, — заступился было я за Милену.
- Слышь, Муравьёв, я тебе не про пионерский отсос, — раздражённо прервала меня сестра, — А про глубокий. Это когда тёлка лежит на спине с запрокинутой башкой, а ты заходишь ей со стороны головы и жёстко долбишь её в самую гортань. Как-то мой Лёха увлёкся – так я чуть не подавилась, а потом три дня сиплая ходила… Короче так, сегодня – День Валентина – хороший повод показать себя мужиком: приходишь, даришь своей албанке крем, сразу же, пока не опомнилась — пробиваешь говнобак и, не теряя темпа, делаешь ей прямую ларингоскопию!
- Из жопы сразу в горло? Как-то негигиенично, — засомневался я, — Может, лучше буккаке?
- Хорошо, гигиенист. Давай буккаке, — пошла на компромисс Инна и пошла готовить ужин своему Лёхе.
Инна — старше меня на пять лет и уже успела окончить институт, стать хирургом и выйти замуж. Мужем её был редкий опездол, пробитый на всю голову. В прошлом нероднократный чемпион Москвы по боксу в супертяжелом весе, он попал к ней на ночное дежурство с ножевым ранением и, ещё находясь в наркозе, покорил её безупречной формой члена, «созданого для того, чтобы его сосать» (из подслушанного мною телефонного разговора сестры с подругой). С тех пор этот отросток вместе со своим хозяином паразитировал на теле нашей семьи и усердно сосал из Инкиного кошелька. Но та была абсолютно счастлива, хотя Лёха не только не проявлял каких либо признаков любви и нежности к ней, но и порой поколачивал её так, что тональный крем наутро не спасал.
Я сначала был в ужасе от этого мезальянса, но, видя, как расцвела и похорошела моя сестра, стал всё больше и больше комплексовать по собственному поводу: я определённо ничего не понимал в женской натуре — даже на примере родной сестры! Что уж тогда говорить о моей югославской подруге?
Милена была из семьи Милошевичей – той её части, которая успела с пожитками свалить к Северному Брату до свержения Дедушки Слободана. В супердорогой Москве пожитки быстро растаяли вслед за дипломатической неприкосновенностью, и мы познакомились с Миленой как раз тогда, когда они всей семьёй, по выражению Инны, «хуй без соли доедали», а именно — когда она вместе со своим отцом приехала ко мне на работу в салон Ауди на Хорошевке продавать семейную реликвию — бронированную А8.
Белая кость есть белая кость, и мажорские замашки Милены никуда не делись, даже когда денег у Милошевичей не осталось совсем. Поэтому я изо всех сил старался соответствовать: снял нам уютную квартиру, пусть в хрущёвке, но на Усачёвке, и, к тому же, у неё всегда были под задницей халявные новенькие «ауди», которые я, рискуя головой, брал ей из салона якобы для тест-драйва VIP-клиентам...
Несмотря на полную финансовую зависимость Милены от меня, обращался я с ней как с хрустальной вазой. И всё чаще и чаще обращал внимание на то, что она это всё воспринимает, как само собой разумеющееся, без должной благодарности, даже, сука, с некоторой снисходительностью! С другой стороны, я стал всё чаще задумываться о том, полностью ли я её удовлетворяю в постели – вдруг она чего не договаривает или я сам не догоняю из-за языкового барьера? А вдруг она со мной только ради сегодняшнего комфорта? Масла в огонь подлило недавнее откровение Милены о том, что в моё отсутствие она посматривает лесбийское порно, а если мастурбирует – то только на женский образ. (Какого хуя? А почему не на меня?)
А, может быть, наоборот — ей хочется именно грубой мужской силы а-ля Лёха? И все её отговорки про «больно» — это только попытка спровоцировать меня на насильные действия?
Короче, сегодняшняя проповедь моей старшей сестры была услышана мною, и зерно сомнения упало на весьма подготовленную почву.
«Какого хуя?» — подумал я и положил тюбик-валентинку в карман брюк.
«Какого хуя?» — подумал я и, уже одетый, зашёл в ванну, чтобы сполоснуть член – вдруг прямо со входа я решу засунуть ей в горло, а он немыт?
«Какого хуя?» — передумал я мыть член, застегнулся и вышел – перебьётся, принцесса!
Пришла СМСка. «Баш те брига за мене?*» — спрашивала в ней Милена. «Волим те**», — хотел было написать ей я, но подумал «Какого хуя?» и выбежал на улицу...

Соседка Милены, доселе не знакомая мне Люда Оськина, захлебнулась рвотными массами. Так бывает, если сильно напиться, лечь на спину и глубоко заснуть. Именно в этом порядке и было всё исполнено Людой, и виной тому был хуй знает откуда свалившийся на российские просторы этот пиздопротивный цветочный лохотрон — жидомасонский Праздник Всех Влюблённых. Не было бы его – не нашла бы она у своего Рината в мобильнике СМСку с сердечком от Нинки Журавлёвой – Людкиной закадычной подруги. И не устроила бы тогда она ему разборки, и не выудила бы из него признания в измене. И не отхлестала бы его по роже тюльпанами. И не выпиздила бы его из своей квартиры ссаной тряпкой. И принесённую им бутылку «Хеннеси» не выжрала бы у себя на кухне в одну заплаканную харю… И не решила бы она отомстить ёбаному татарину с первым встречным. И не накрасилась бы она по-блядски ярко, и не нарядилась бы. И не сковырнулась бы она со ступеньки из-за подвернувшейся на непривычно высоких каблуках ноги. И не ёбнулась бы она о батарею башкой. И не заснула бы на спине...
Именно на такую – распластанную по лестничной площадке, напомаженную, благоухающую духами и коньяком и СОВЕРШЕННО бездыханную – натолкнулся я на Люду, когда, накручивая себя на половую агрессию, взбегал по ступенькам подъезда к Милене. Когда я понял, что девушка мертва, и мертва совсем недавно – я, почему-то, не растерялся, а сразу вспомнил, как Инна в студенческие годы тренировалась на мне реанимировать жмуров.
Я запрокинул голову, вытащил ей язык, вытер блевотину. Теперь – искусственное дыхание. Рот в рот – западло, буду рот в нос. Я стал дуть ей в нос, изо рта раздалось шипение. Ух ты, задышала? Хуй там, это ж мой воздух через её рот выходит! Точно, Инка учила, что рот у жмура надо закрыть. Блять, а вонища-то!
Я вдувал девушке в нос, зажав её рот ладошкой, теперь воздух шёл правильно, её грудь стала вздыматься синхронно с моими выдохами.
Теперь – непрямой массаж сердца. Я расстегнул ей блузку, стащил вниз кружевной лифчик, из которого выкатились две белые сиськи. Хорошие, круглые дойки. Я нащупал между ними отросток грудины и собрался было начать толчки, как вдруг девушка закашлилась, резко села, посмотрела на меня стеклянными глазами и выдала очередную порцию блевотины, теперь уже мне на штаны.
Я поднял её на ноги, обхватив её вокруг туловища сзади и поволок её к Милене – до её двери оставалось 9 ступенек.
Милена не слишком обрадовалась гостье, обвисшей у меня на руках, но помогла мне её отмыть и уложить в постель. Гостья что-то матерно мямлила в пьяном бреду, я же проследил, чтобы она заснула на животе, потом вернулся к своей Принцессе в гостинную.
- Ну что, я – герой, спасший девушку! Давай любить меня сегодня как-нибудь по-особенному? – начал было я.
Поняв по-своему «любить»***, она вяло потянулась с поцелуем. Но от меня, наверное, ещё пахло блевотиной и недопереваренным Хэннеси. И я отчётливо почувствовал, что ей ПРОТИВНО.
«Какого хуя?» — подумал я и встал в порыве гордости и патриотизма. Потом демонстративно достал из штанов тюбик с лубрикантом. Потом демонстративно разделся догола. Демонстративно нанёс на член содержимое тюбика. Демонстративно зашёл в спальню, где демонстративно на животе спала Люда.
Я демонстративно вдул ей в сракотан. Лубрикант оказался качественным - спасибо, сестрица!- всё пошло как по маслу, девушка ритмично покрякивала, но не просыпалась.
Я чувствовал спиной, что в двери спальни стоит оцепеневшая Милена. Я продолжал остервенело ебать Люду в очко. Милена ещё некоторое время не издавала ни звука. Потом я услышал её учащённое дыхание. А вскоре - почувствовал на своей спине робкое прикосновение её губ.
И было дальше всё ин суит хармони, как поётся в песне...
А Св. Валентин, наверное, сидел где-то там у себя сверху и радостно потирал руки. Или ещё чего.
А буккаке? – спросите Вы.
Было и буккаке! А как же без него?
__________________________
* Что, забыл про меня? (серб.)
** Люблю тебя (серб.)
*** Лjубити - (серб.) целовать


Теги:





0


Комментарии

#0 09:51  14-02-2011niki-show    
С чувством глубокого отвращения и тошноты, от запаха рвотных масс с хеннеси, а так же свежепробитого немытого очка, вынужден заметить — написано хорошо! Читать противно, но оторваться невозможно. Опять-таки, красной нитью через рассказ проходит тема всепобеждающей силы любви, сука!
#1 10:08  14-02-2011Гунарь кидокукольник WASSO    
4+
#2 15:03  14-02-2011Просто Гений    
кагтотаг
за спасение Люды 4-
#3 15:27  15-02-2011Bалерий Kapлицкий    
«Я демонстративно вдул ей в сракотан»
3
#4 21:32  15-02-2011Олень-жопа набекрень    
ниибический подвиг. прибереги креатив для 23 февраля или там дня медика. 3
#5 22:06  15-02-2011Ванчестер    
Тема раскрыта, конечно, но фигня какая-то. 3
#6 02:33  16-02-2011Мунстрак    
Патриотически-снобский текст.3-
#7 10:48  16-02-2011F.U.B.A.R    
очень качественно выписано.
сразу чувствуется твёрдая рука профи.
вот тока слегка подзатянутое сослагательно-наклонительное людкино описание, да концовка, явно притянутая за уши к уже готовому произведению, малость подпортили впечатление.
4 с плюсомЪ
#8 22:00  16-02-2011Оксана Зoтoва    
3
#9 07:01  17-02-2011roskoshnaya_pizda    
то же самое. целая история ради невнятных поебушек. 2
#10 23:29  18-02-2011Sgt.Pecker    
А это я как-то праибал а то бы 4 поставил

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
09:39  05-02-2016
: [7] [Конкурс]
Где-то в бескрайних просторах черной материи, между пространством и временем, спрятавшись в ущелье обворожительного квазара, вели беседу два романтических существа:

… и все же, mon cher, даже принимая во внимание немыслимый уровень энтропии, наблюдаемый в моих системах под действием вашего очарования, позволю себе повторно акцентировать на недостаточной аргументации некоторых доводов вашей позиции....
17:59  21-01-2016
: [9] [Конкурс]
- Господин Президент, в преддверии Почётной Аннигиляции и принимая во внимание Ваши выдающиеся заслуги перед человечеством, Высший Суд предоставляет вам уникальную возможность реализации трёх последних желаний, вместо традиционного одного....
В нашем городке жизнь в трезвом состоянии никогда не существовала. Пили все. Ходили в одинаковых ботах «прощай молодость», одинаковых синтетических скрипучих джемперах, куртках из болоньи и пили. С утра, днем – на единственном заводе по производству стекловаты, в будни после работы, в выходные и праздники....
12:30  18-01-2016
: [3] [Конкурс]

Шапка велика и сползает на глаза, лицо под ватной бородой чешется, по спине, щекоча, стекает капля пота, накладные усы лезут в нос. За что мне это все? Зачем я Дед Мороз?
- Ну, здравствуй, мальчик. Как тебя зовут?
- Митя.
Розовощекий крепыш с интересом рассматривает меня, мой поношенный красный халат с жидкой ватной оторочкой, обмотанный блестящим дождиком облезлый посох и тощий, пыльный мешок....
"Ждёт Литпром Поэта как мессию.
Ждёт чуть больше, чем тринадцать лет.
Кроет бытовая рефлексия
(это как БухБез засравший тред).

Поэтессы где? Харизма, груди,
ноги, жопа... Нету их, отбой.
Из поэтов тоже – только студень,
метящий пространство под собой,

что в горячности больного тифом
нахуярит столбиков три-пять,
смело озалупливая рифмы....