Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - Пиздец приходит по расписанию (часть III)

Пиздец приходит по расписанию (часть III)

Автор: Лев Рыжков
   [ принято к публикации 06:10  22-03-2011 | я бля | Просмотров: 808]
Часть I
Часть II
Октябрьская – Шаболовская
После драки кулаками не машут. Бабе в зеленом плаще все-таки удалось каким-то образом аннигилировать взаимную злость Светы и маленькой пробляди в желтой маечке.
- Закурить дашь? – спросила шалава, тяжело дыша.
- Нет, — покачала Света головой. – Курить вредно.
- А ты кто такая, что обо мне заботишься?
На этот вопрос существовало несколько вариантов ответа. Можно было остроумно отшить. Или просто послать на хуй. Секунду или две Света выбирала. И вдруг появился Петр. Света направилась к нему, но краем глаза засекла, что рыжая тоже смотрит на исследователя Мезоамерики. Глаза сучки даже блестели, транслируя некий вызов.
Петр старательно изображал, что не знает девушку. Впрочем, на долю секунды он поднял руку к лицу, быстро отогнув мизинец и большой палец. Кивнул. Мелькнула тень улыбки.
«Созвонимся», — расшифровала пантомиму Света. Стало немного горько. Но претендовать на мужика, имея в активе лишь пьяный базар и неудавшийся секс, пожалуй, не стоило.
- Любовница твоя? – спросила Света.
- Кого ты имеешь в виду? – нахмурился Петр. Он снова куда-то спешил.
- Ладно, проехали, — Когда за тобой идет охота, сцены ревности затевать глупо.
Петр сосредоточенно направлялся к проезжей части:
- Надо заехать в одно место. На Октябрьской площади. Совсем ненадолго.
Света вздохнула.
- День все-таки будний, — развел Петр руками. – Кстати, ты была в Академии наук?
- Ну… нет…
- А хочешь побывать? У меня там просто кабинетик свой есть. Думаю вина, сыра, вкусностей всяких в супермаркете взять. Да в кабинете у меня и посидим.
Предложение было прозрачным. Концовка подразумевалась. Но, с другой стороны, после того, как Света сама предлагала минет, руководствоваться условностями было глупо.
- Поехали, — улыбнулась она.
Водитель в этот раз попался неразговорчивый. Да и ехали они совсем недолго.
Выскочив из такси, Петр велел Свете подождать на улице, а сам прошел по переходу и нырнул в подворотню за «Шоколадницей». За спиной у Светы было здание МВД. Чуть левее стоял памятник Ленину. Место излучало опасность, как этакая Фукусима. Как знать – объявили ее в розыск, или еще нет? Вдруг подойдут и – «документики, гражданочка!»
Света гнала из головы плохие мысли. Они были как перепившиеся гости, что цепляются, обуваясь, за дверные косяки, начинают рассказывать что-то путаное уже на самом пороге.
Кончался рабочий день. На улице было многолюдно. Лица сливались в одно – размытое, незапоминающееся. И из этого потока вдруг вынырнула знакомая физиономия.
Перед Светой вырос задыхающийся, грязный, страшный человек с бельмом на глазу, одетый в бурую куртку. Он откуда-то бежал. Именно этот тип несколько часов назад пытался приставать к Свете на «Проспекте мира». Неужто преследует?
По не очень долгому, но богатому жизненному опыту Света знала, что некоторые вещи лучше выяснять сразу. К тому же придавал храбрости пистолет в сумочке.
Когда человек с бельмом поравнялся с ней, Света толкнула его ладонями в грудь:
- Ты кто такой, ёб твою мать?
- Твой… худший… кошмар…
Человек с бельмом задыхался. Брызгал капельками слюны Свете на куртку.
- Не пизди! – заорала она. – Кто ты, блядь, такой? Почему меня преследуешь? А ну, стой!
Но бельмастый вдруг рванулся с места, нырнул в переход. Света видела, как он улепетывает в сторону Крымского моста.
«Неужели меня тоже кто-то боится?» – подумала она. Мысль была настолько неожиданная, что Света, сама того не желая, рассмеялась.

Шаболовская – Ленинский проспект
Макияжем сегодня с утра Света пренебрегла. Но она даже предположить не могла, что отсутствие косметики будет вызывать у мужиков такую вот реакцию. Хотя, конечно, кроме шуток, бельмастого бродягу, конечно же, кто-то напугал. Посерьезней Светланы.
«А прописка-то у него, наверное, московская», — скользнули мысли в русло привычной кухонной болтовни с подружкой Нинкой, до мозга костей лимитчицей, со взглядом, наметанным на мелкую (и не очень) выгоду. Нинка мечтала выйти замуж за москвича. Тот мог быть и бродягой, и люмпеном, и алкашом, и нариком. Главным был штамп о прописке.
«Это ведь шанс был!» — поняла Света, уже немного сожалея о бегстве мутноглазого. Сценарий брака с алкашами был несложен. Жених получает несколько бутылок водки, добреет. А дальше ему напрямую говорится, зачем он нужен. Хитрить и что-то разыгрывать с такими субъектами не нужно. Они и так все поймут. Только отшивать надо своевременно, чтобы не повадились одалживаться до несуществующей зачастую получки. Тем более, что браку с Дмитрием Алексеевичем, судя по всему, никогда не бывать. А с бродягой можно отсидеться в какой-нибудь норе, отдохнуть от гламура. Выйти замуж, взять мужнину фамилию. Это как раз самое сложное, потому что паспорт придется предъявлять.
- Ну что, с делами покончено! – раздался голос Петра. – Едемте, барышня, культурно отдыхать в Академию наук?
Света вздрогнула. Петр подкрался совсем незаметно. Как пиздец из глупой присказки.
- Извини, замечталась…
- О чем? – в уголках пронзительных и поразительных глаз Петра солнечными лучиками сияли мелкие морщинки.
- О глупостях всяких. О чем девушки мечтают? Замуж выйти…
Петр остановил автомобиль, и они помчались по Ленинскому проспекту к Академии наук. Ленинский проспект всегда Свете нравился. Если где-нибудь в Китай- городе улочки – как лесные тропиночки, то Ленинский – это фактически пампасы.
На Ленинском ученый остановил такси и отправился в супермаркет, велев подождать.
- Что-то лицо ваше мне, девушка, знакомо, — Таксист вдруг принялся заигрывать.
Доброжелательный, молодой, нерусский. Явно без прописки.
- Может быть, — неопределенно ответила Света.
- Вас по телевизору показывали! – просиял таксист, и Света отметила, что зубы у него – очень даже хорошие. – Вы в плену у индейцев были! А меня Суреном зовут. Я вам телефон свой скажу. Звоните, всегда рад буду!
Звонить ему Света не имела никакого желания. Однако листик с номером взяла. И благодарный Сурен тут же принялся рассказывать о том, как когда-то подвозил Джигурду.
Петр пропал на целую вечность, а симпатяга-таксист успел уже порядком надоесть Светлане. Поэтому когда Петр вернулся, Света спросила его первое, что пришло в голову:
- А что ты изучаешь? Древних индейцев, да?
- Их самых! – рассмеялся Петр. – Ты догадлива. Но в целом моя специализация достаточно узка. Из доброго десятка царств, империй и республик Мезоамерики я выбрал в качестве объекта исследования самое загадочное и малоизученное царство из всех.
- Это какое же?
- Ты знаешь эту страну, — ответил Петр. – Ты там даже была.
- Господи, Венесуэлу эту сраную, что ли?
- Отчасти верно. Царство располагалось частично на территории сраной Венесуэлы, а также Колумбии, Эквадора, Бразилии, Перу, Боливии и французской Гвианы. И, хотя знаем мы о нем меньше, чем о других государствах, оно наиболее известно. Его название, данное испанцами, до сих пор на слуху… Как оно называется?
- Слушай, я в «Что? Где? Когда?» сроду не играла.
- А я, по-моему, догадался, — вмешался таксист. – Сеть магазинов еще такая есть.
- Да, — заявил Петр.
Как же Света не любила, когда ее выставляли дурой!
- По легендам, дома царей, знати и даже богатых горожан строились из золота…
- Эльдорадо, что ли? – догадалась Светлана.
- Ну, разумеется, — хохотнул Петр.
- И что, там действительно было столько золота? – спросил таксист. – И куда оно делось?
- Мастерство ученого состоит в том, чтобы отделять правду от легенд, — важно, будто на лекции, пояснил Петр. – Золота было много по соседству, в империи инков. Когда в 1533 году предводитель конкистадоров Писарро захватил Атауальпу – верховного инку, за него дали в качестве выкупа шесть тонн золота.
- Ни фига себе! – сказала Света почти синхронно с таксистом.
- Когда корабль с золотом прибыл в Испанию, и по реке поднялся к причалам Севильи, в городе были приняты беспрецедентные меры безопасности. На улицах столпились десятки тысяч зевак. В городе чуть не возникли массовые беспорядки, и лишь чудом удалось избежать массового кровопролития.
- И куда ж испанцы дели столько золота? – спросил таксист.
- О, их истратили поразительно быстро, — засмеялся Петр. – Императору Карлу V едва хватило, чтобы расплатиться с наемниками и погасить часть долгов королевского двора. Казна этих денег просто не почувствовала. Однако шести тонн золота хватило на то, чтобы ввергнуть в Европу в затяжной финансовый кризис. Богатства инков примерно в 14 раз превысили годовой денежный оборот всей Европы. Возникла инфляция. И деньги из натурального, высочайшей пробы, золота, чуть ли не мгновенно обесценились. Страшно представить, что началось бы в Европе, найди испанцы сокровища Эльдорадо.
- Интересно рассказываете! – сказал таксист. – Приехали…
Света, сама не зная почему, нащупала в кармане куртки бумажку с его номером.

Ленинский проспект – Академическая
Здание Академии наук с позолоченными навершиями отчего-то напомнило Свете кариозные зубы с отваливающимися золотыми коронками. Внутрь Свету пропустили без проблем, даже паспорт не спросили. Зато с Петром охранник поздоровался очень вежливо.
Оказавшись в здании, Света почти мгновенно перестала в нем ориентироваться. Здесь были глухие коридоры без окон, шедшие неизвестно откуда неизвестно куда. На дверях кабинетов почти не было номеров или табличек.
- Нам сюда! – сказал Петр, открывая дверь на одном из верхних этажей.
Внутри оказалось неожиданно хорошо и даже уютно. Чуть ли не целую стену, занимал кожаный диван. Неподалеку темнел плазменный экран, похожий на осовремененную копию «Черного квадрата». Между диваном и телеэкраном располагался стеклянный столик. Кабинет был залит светом. Из окна открывался умильный вид на реку и город.
- Ну, вот! – Петр достал прозрачные стаканы, а из магазинного пакета бутылку провансальского вина и закуски: сыр, колбасу в нарезке, несколько салатов, фрукты, хлеб.
Вино Света пила без опасений. Опьянение от него оказалось легким, словно воздушным, быстро исчезало, оставляя по себе приятное воспоминание.
Петр смотрел на нее так лукаво, что хотелось хихикать. Как школьнице, которая понимает, что ей говорят что-то смешное, но в смысл шутки она въехать не может, поскольку пока что тупа и неопытна. И еще Света вдруг поняла, что хочет просто слушать голос Петра, даривший ей какое-то странное облегчение, обволакивавший встревоженную душу как чистый мед.
Что бы его спросить? А вот хотя бы…
- А чем там с этой страной закончилось? – спросила она. – С Эльдорадо?
Петр как-то особенно хитро на нее посмотрел и произнес:
- На самом деле ничего еще не закончилось. Все только начинается…
И вот тут Света все-таки захихикала.
- Золотую страну у истоков Ориноко так и не нашли, — сказал ученый. – Почему? Возможно, плохо искали. А еще возможно, что искали не то.
- Как это не то? – удивилась Света.
- Да очень просто, — Ученый развел руками, в одной из которых был полный золотого вина бокал, да так изящно, что не расплескал ни капли. – Откуда взялась легенда о золоте? Некий приблудный испанский конкистадор, имени которого я сейчас не вспомню, в поисках неизвестно чего направился к истокам Ориноко. Встретил по пути индейцев. Местные жители не знали, что странный, бледнокожий человек – зол и коварен. А царю индейцев, как всякому тоталитарному владыке (а тоталитаризм в индейских царствах был жесточайший, товарищ Сталин нервно курит в сторонке), захотелось, чтобы у гостя остались о его царстве благоприятные впечатления. Но как быть, если царство не сказать, чтобы представляло собой что-то очень приглядное?
- Пустить пыль в глаза, — машинально ответила Света.
- Именно! – обрадовался ученый.
Он залпом выпил вино, поставил бокал на стол и продолжил:
- Золота в Эльдорадо (или, на местном языке, Пайтити) было немного. Достижений народного хозяйства не имелось. Зато в изобилии были… Перечисляй, Света!
- Дебильные индейцы…
- Допустим, — улыбнулся Петр.
- Ебаный гнус, — продолжала Света. – Тухлая вода, сраные пираньи, визжащая хуйня в джунглях, поганые лачуги…
- Именно! – обрадовался ученый. – Но был в Эльдорадо и еще один очень ценный ресурс, белое золото, источник умеренного благосостояния простых индейцев и неумеренного – элиты. Что это, Света?
- Кокаин, что ли? – удивилась девушка.
- Конечно! И не только он. Гостя из Панамы опоили, судя по всему, настойкой айяхуаски. Отсюда возникли все немыслимые красоты, которые ошарашенный испанец описывал по возвращении. Вместо убогих лачуг гость видел золотые дворцы. Вместо загаженных колодцев с тухлой водой – бриллиантовые фонтаны. Увиденное произвело настолько огромное впечатление, что несколько веков страной Эльдорадо бредила вся Европа. Эта легенда лишила жизни не одну сотню искателей приключений. Но секрет волшебной страны заключался совсем в другом!
Света ощутила легкую тошноту. Вспоминать Венесуэлу ей было не так, чтобы приятно.
- Не сказать, чтобы цари Эльдорадо не осознавали ценности того, что в изобилии росло в их стране, — продолжал Петр. – Есть сведения, что порошок коки любили верховные инки. Более того, на недолгое время удалось наладить экспорт продукта и в Европу.
- Как так? – оторопела Света.
- Ты будешь смеяться, но первым наркоторговцем был Христофор Колумб. Тот самый, что открыл Америку. Он завез в Европу табак, сифилис, картофель, кукурузу. И кокаин. Другое дело, что в Испании торговля не пошла. Во-первых, кока оказалась по карману лишь немногим избранным. А, во-вторых, на жевание коки имел глупость подсесть наследник престола, который и без того не блистал умом.
- Как это знакомо! – вздохнула Света.
- Одна из последних экспедиций в Новый Свет закончилась для Колумба плачевно. Его арестовали прямо в Америке, заковали в кандалы и отправили в Испанию в трюме корабля. После этого никакой торговли кокаином не было очень долго. Притом имеем в виду, что Колумб был национальным героем. Наподобие Юрия Гагарина, памятник которому расположен недалеко отсюда. Ты можешь себе представить Гагарина в наручниках?
- Могу, — сказала Лиза. – Это, наверное, очень сексуально.
Петр внимательно посмотрел на нее и захохотал.

Академическая – Профсоюзная
На этот раз оральный секс удался. Свету больше не смущали индейские орнаменты.
Потом, к немалому удивлению Светланы, Петр стянул с нее джинсы, трусики и вошел языком в то, что в дурацких любовных романах называется «вигвам страсти». Один из экземпляров этого немудреного чтива Света купила в киоске аэропорта, когда улетала в Венесуэлу. В киоске было много любовных романов, на обложках которых изображалось примерно одно и то же: сильный мужчина держит в мускулистых объятиях девушку. Бабы на обложках, как установила Света, всегда примерно одни и те же. А вот мужики… Стандартную красотку обнимали ковбой, гусар, солдат примерно Петровских времен, мафиози, человек в полумаске и в украшенном стразами костюме, вампир, старинный вельможа, рыцарь. Света остановилась на книжке, где красавицу держал в руках индеец. Книжка так и осталась недочитанной. Света лишилась ее у истоков Ориноко. Дальнейшая судьба как героев, так и самой книги осталась неизвестной. Возможно, из страниц скрутили самокрутки. А, может, в какой-нибудь из зловонных клоак, которые там называют реками, любовный романчик в бумажной обложке доедают хищные рыбы.
Сейчас, на диване в Академии наук Свете неожиданно представилось, что ее «вигвам страсти» обихаживает индеец. Благородный, в перьях Чингачгук. Не поганое хуйло из джунглей. Мысль возбуждала, и по телу разлились сладкие, успокаивающие волны.
- Так и что стало с Эльдорадо? – спросила Света.
Вопрос был промежуточный, призванный выявить реакцию. На самом деле Света готовилась задать главный вопрос: «Как мы будем строить наши отношения дальше?»
- Что стало? – усмехнулся Петр. – Вот здесь-то для академической науки как раз и начинаются загадки. В кодексах доколумбовых времен страна Пайтити упоминалась. Но после появления на континенте европейцев в нашем активе – один единственный вздорный миф о золотой стране. Все! Пайтити переводится с языка кечуа как «отец-ягуар». И действительно, воины Эльдорадо были быстры, отважны, опасны. Они могли преодолевать любые препятствия, сливаться с тенью, нападать в самый неожиданный момент. Ближайший аналог из современного мира – японские воины-ниндзя. Хотя лично мне по душе более ранний термин – «асассины». Эти суперкиллеры своего времени работали под гашишем. Кстати, само слово «асассины» — искажение оригинального самоназвания «гашишин».
- А воины Эльдорадо тогда, получается, «кокосины»? – предположила Света.
- Это еще почему? – удивился Петр. Потом тонкие губы сложились в улыбку. – Я тебя понял. Да, можно сказать и так. Но только куда они делись после прихода испанцев?
- Даже не могу предположить, — сказала Света, начинавшая немного скучать.
- А ведь воины-«кокосины» держали в повиновении почти всю северную часть континента! Им платила дань империя инков. Но о падении Атауальпы мы знаем. А Эльдорадо, тоталитарная страна крепких воинов, словно растворилась.
- Ну, может, они глаза захватчикам отводили, — сказала Света. – Мало ли.
- Возможно, — закивал ученый. – Но вот что говорит одна из местных легенд. Согласно ей, воины Эльдорадо под предводительством своих жрецов ушли.
- И куда?
- Не «куда», — покачал головой Петр. – А во что. Они ушли в растения.
- Брр! – засмеялась Света. – Ну, и чушь!
- Разве? – Ученый пристально посмотрел на Свету. – Некоторые шаманы вполне могут слиться с душой дерева, куста, травы. Они могут (при большом напряжении сил) переселить в растение дух другого человека. Я не считаю это фантастикой.
- И куда же они ушли?
- А ты еще не догадалась? В листья коки, конечно же. Согласно отраженному в легенде пророчеству, не пройдет и пятисот лет, как воины Эльдорадо вернутся и захватят мир.
- Так их здесь и ждут! – зевнула Света.

Профсоюзная – Новые Черемушки
И сама обстановка, и та ловкость, с которой Петр сервировал стол, указывала на то, что девушек он здесь принимает не впервой.
Собственно, первый день в бегах Свете пока нравился. В активе был внезапный оргазм в Академии наук. Если так пойдет и дальше, это будет не бегство, а череда веселых вечеринок. Поэтому, в свете выбранной тактики, не следовало прерывать ученого. Нравится ему гнать телеги про индейских воинов, так и на здоровье. Такой разговор, занимающий много времени, Света всегда с удовольствием поддержит.
- Ждут не ждут – дело десятое! – Петр поправлял галстук, в котором, на взгляд Светы, что-то было не так. – Ты можешь не знать, но пророчество о возвращении воинов Эльдорадо уже исполняется! Согласно предсказанию, воины покинут кусты, когда заброшенную столицу Пайтити, город Великого Отца-Ягуара, найдут белые люди…
- Они же бледнолицые собаки, — подначила Света. – И что, нашли?
- Да я там был! – воскликнул Петр. – Зимой прошлого года, незадолго до тебя! И совсем недалеко оттуда. Хочешь, фотки покажу?
Фотки на экране компьютера изображали Петра, которому очень шел пробковый шлем, но не доставало волос на груди. Зато у местных мачо, как заметила Света, те колосились густо. Были еще заметки из Интернета, с нечеткими снимками скучных, заросших ползучей тропической хуйней, камней.
Этих мест Света не узнавала.
- А что еще говорит пророчество? – спросила она.
- После находки Города Ягуара миру бледнолицых собак недолго пребывать в покое, — охотно продолжал ученый. – Будут обретены священные кусты, хранящие дух воинов. Из листьев произведут священный, совершенно особенный кокаин. Затем полученный порошок попадет в страну бледнолицых, куда его доставит беременная невеста.
Света вздрогнула. Неожиданно она поняла, что не так с галстуком. На нем тоже были все те же венесуэльские орнаменты. Единственно, что заметить их сразу было не так просто – они были неброскими, неяркими, практически сливались с общим фоном ткани.
- А потом? – Света потянулась к пакету с соком, потому что вдруг пересохло в горле.
- Согласно легенде, все пойдет хорошо, — Теперь Петр пристально смотрел на Свету. – Мир будет очищен от скверны. Я не могу сказать, что имелось в виду. Будем надеяться, что не я, и не ты…
- Да ну, чушь какая! – Улыбка, которую она силилась выдавить на лицо, была подобна злокозненному прыщу, с извилистой белой головкой. – Они же дикари!
- Ну, с их точки зрения, дикари как раз мы. Хотя к русским претензии у венесуэльских индейцев минимальны. Больше вопросов к США, Испании (по старой памяти), да и к Европе в целом. Но, если нас сочтут страной бледнолицых собак, под раздачу может попасть и Россия.
- Да никто ни под какую раздачу не попадет, — натужно засмеялась Света. – Ну, воскреснут эти дикари. И что? Их же в зоопарк, или ментам сдадут немедленно!
- А ты представляешь себе процесс этого воскрешения? Думаешь, они из воздуха вырастут? Или из гробов восстанут, как мумии? В повязках набедренных гулять станут?
- Ну, нет, наверное…
- Конечно, нет. Технология отработана и отлажена в течение веков. Дух воинов сидит себе, до поры, в порошке. Но стоит его кого-нибудь понюхать, как дух воина начинает вытеснять из тела слабую душонку прежнего хозяина.
Даже спьяну испугаться этой чуши было просто невозможно. Однако Свете все равно стало страшно. Ужас полз по телу, как жаба – липкая, холодная, пупырчатая.
- И, как я понимаю, ты не так давно выполнила кое-какой пунктик пророчества, — продолжал Петр. – Ты и есть та беременная невеста, доставившая в Россию суперкокаин.
Света хотела возмутиться, но вместо этого расплакалась. Потому что так оно и было.

Новые Черемушки – Калужская
История венесуэльских приключений была невесела. Хотя я изобиловала опасностями. Очень часто во время этой одиссеи Свете было жутко. До дрожи. Притом, «дрожь» — не просто красивое выражение. Не единожды страх чуть ли не вытрясал из девушки душу, пробирал ледяным холодом, повергал в испарину. К нему нельзя было привыкнуть. Он изводил и выматывал Свету.
Вместе с Виталиком – случайным знакомым из случайного клуба, Света прилетела в Каракас – столицу Венесуэлы. Город Свете не то, чтобы не понравился. Он пугал своей непонятностью. Во многом он напоминал родной Мухосранск, кое в чем Москву, но большей частью он был ни на что не похож. Полицейские, отгонявшие попрошаек от отеля, предупредили, что в некоторые районы Каракаса они и сами бояться заходить.
Виталик быстро достал Свету. Выяснилось, что он прижимист. Потратившись на авиабилет, неожиданный кавалер осознал, что денег у него не так, чтобы и много. Стал экономить. Отказывал в шопинге, хотя Света и присмотрела несколько шмоток. Зато вовсю тратился на кокаин и блядей. Первое обстоятельство Виталик и не пытался скрывать. Второе — выяснилось случайно. Однажды Виталик поехал на ночь глядя («Тут же сиеста! По ночам только так работают!») на встречу якобы с деловым партнером. Когда вернулся, футболка была перепачкана помадой. Притом ниже пояса.
Чашу терпения переполнила экскурсия по Ориноко. Вертолет, которым они добирались до какой-то тропической дыры, невыносимо громыхал. Пароходик же оказался корытом, переполненным индейцами, которые заодно перевозили свиней и еще какой-то скот.
Света была в ярости. В этот момент она ненавидела Виталика. За то, что он не смог организовать человеческий отдых. За многое другое. Когда корыто, наконец, причалило к некоей дощатой пристани, Света решила свалить. Она решила взять у пристани такси, доехать до вертолетной площадки и вернуться в столицу.
Деньги у Светы были. Сотни три долларов своих и сотка, через которую Виталик нюхал. Недавно Света прибрала ее, чтобы ее спутник перестал долбиться.
Девушку никто не останавливал. В толпе людей и чахлых свиней Света сошла на гнилые мостки причала.
Пароходик испустил гудок и отправился дальше по маршруту.
А Свету ожидали неприятные открытия. Это был не город. Здесь не было такси. В этой дыре вообще ни хуя не было, кроме сараев и «кока-кольного» щита. Свету обступили хохочущие индейцы. Стали хватать ее за руки. Кто-то задрал ей футболку и стал мять грудь. Света отбивалась, отбрыкивалась, кричала.
В итоге индейцы ее связали, заткнули рот тряпкой с запахом бензина, закинули в кузов грузовичка и куда-то повезли. Запах бензина, как узнала девушка впоследствии, отпугивал москитов. Но в те первые и жуткие мгновения своего плена, Свете казалось, что он их только привлекает.
Потом Свету перенесли в какую-то телегу и повезли по тряской, ухабистой тропе среди скал. Мучения длились почти сутки. Несколько раз ее развязывали и кормили кукурузным хлебом, давали попить. Именно тогда, в затерянных горах, и случился ее первый непредвиденный секс с четырьмя индейцами сразу.
Деревушка, куда привезли пленницу, располагалась в чудовищном лесу, за перевалом, дорогу через который Света все равно не запомнила.
В деревне Свету снова щупали, хватали, мяли. Потом заперли в сарае. Чтобы не сбежала, привязали за талию ржавой цепью к бревенчатой стене.
Было жарко, кормили плохо. К тому же еще и ебали. За недолгое время у Светы перебывали, наверное, все мужики деревни. Правда, иногда какое-то удовольствие девушка все-таки получала.
Иногда заставляли работать – перебирать какие-то растения. Пару раз выгоняли на грядку, но быстро поняли, что в прополке от Светы никакого толка нет.
То, что ее хотят сожрать, Света поняла неожиданно. Из своего сарая как-то вечером она услышала надрывный женский визг, сменившийся ликующими криками и боем барабанов. А потом потянуло дымом и запахом жареного мяса.
Вечером к ней заявились бухие индейцы. Кто-то из них принес Свете в подарок почти не обглоданную кисть руки…
Господи Боже, до сих пор Света не верила, что весь этот ужас совсем недавно происходил именно с ней. Девушке хотелось верить, что все это ей приснилось.
Она-то думала, что хуже быть не может, но на самом деле кошмар только начинался…
- И почему молчим? – Голос Петра вырвал Свету из череды внезапно навалившихся гнусных воспоминаний. – Это ведь была ты?
- Но… откуда ты… — запинаясь, начала Света. Быстро опомнилась: — С чего ты это решил?
- Потому что знаю, — усмехнулся Петр. Усмешка была хищной.
- Кто ты такой, ёб твою мать? – Света не сразу вспомнила, что уже произносила сегодня в точности такие слова. – Мент, что ли?
- А я похож на мента?
Нет. Конечно же, Петр не был похож на туповатых милиционеров Мухосранска. Московских господ полицейских Света почти не знала. Не исключалось, что среди них могли попасться те еще типчики. Которые не только про Эльдорадо, но хоть про Атлантиду телегу задвинут. Почему нет?
- Я не мент, — сказал ученый. – Меня можно назвать заинтересованной стороной. И вообще, я предложил бы продолжить нашу беседу в одном интересном месте. Ты его знаешь. Оно располагается на улице Наметкина.
- Нет, блядь! Нет!!! – закричала Света. Вскочила.
Она так и не поняла, откуда в руке исследователя Мезоамерики появился пистолет.
- Думаю, нам не стоит спорить, — нехорошо улыбаясь, сообщил Петр.
Возразить было нечего.


Теги:





1


Комментарии

#0 11:25  22-03-2011бизон    
блять! опять на самомом интересном месте…
#1 11:57  22-03-2011Гунарь кидокукольник WASSO    
Не читпал жду целиком ибо… Заранее спасиба!
#2 14:56  22-03-2011Ящер Арафат    
Жду продолжения, интересно, чем закончится.
#3 20:25  22-03-2011Яблочный Спас    
сюжет хорош, да.
когда лг Петром обзывал, думал ли об апостольской сущности имени? гг
жду развязки.
#4 20:43  22-03-2011Ванчестер    
Вот он! Автор с большой буквы.
#5 22:46  22-03-2011Петя Шнякин     
Ну, наворотил опять!
Ждём, ждём..
Что дальше.
#6 16:22  23-03-2011Лев Рыжков    
Благодарствую.

бизон
Ничо. Так надо.

кидок
Заранее на здоровье, хуле.

Ящер Арафат
Самому, типа, тоже интересно.

Яблочный Спас
Об апостольской сущности ни хуя не думал.

Ванчестер
Много таких, с большой.

Петя Шнякин
Ага. Теперь осталось навороты разгрести.
#7 17:13  23-03-2011кольман    
Када напечатаешься уже?
#8 19:37  23-03-2011Лев Рыжков    
кольман
Не знаю.
#9 10:49  24-03-2011Астральный Куннилингус    
Целиком заебешься ждать, но когда эта эпопея закончится — перечитаю не раз, чтобы разобраться в этом клубке, что тут автор нахуевертил. За что ему огромный респект и уважуха. Автор — сотона, как все это в все помнить можно. Небось и оба аспекта кубов Неккера одновременно в сознании удержать можешь, сознавайся!
#10 12:21  24-03-2011SF    
обрывает сцуко на самом интересном месте как всегда
#11 13:07  24-03-2011Ящер Арафат    
подожду, пока читаю другие произведения LW, чтобы сложились все пазлы. Захватывает, блядь!
#12 16:43  24-03-2011Blood    
Очень нравится.
Жду продолжения
#13 18:17  25-03-2011Лев Рыжков    
Астральный Куннилингус
Вот так, ггг. А думал, что простую историю делаю. А тут уже «Улисс» какой-то получается.

SF
Издевается.

Ящер Арафат
Вот правильный и верный подход настоящего литературоведа, бгг.

Blood
Да надо бы. Ага.
#14 23:38  27-03-2011Kappaka    
Лихо. Емко. Копает не только глубоко, но и качественно!
#15 18:03  21-09-2011Горец    
Вторая часть тоже пиздец хорошо написана. Очень много интересной истории, она очень доходчива и не напрягает. Вообще, в рассказе очень много мистического. Настоящий детектив, но очень качественный. Не всякая там хуня про стандартных бандитов, полицейских и т.п. а целый историко-философический трактат. Пиздец.
#16 19:50  21-09-2011Лев Рыжков    
Ну, спасибо, чотам.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
12:13  06-12-2016
: [52] [Литература]
Буквально через час меня накроет с головой FM-волна,
и в тот же миг я захлебнусь в прямых эфирных нечистотах.
Так каждодневно сходит жизнь торжественно по лестнице с ума,
рисуя на полях сознанья неразборчивое что-то.

Мой внешний критик мне в лицо надменно говорит: «Ты маргинал,
в тебе отсутсвует любовь и нет посыла к романтизму!...
18:44  27-11-2016
: [12] [Литература]
Многое повидал на своем веку Иван Ильич, - и хорошего повидал, и плохого. Больше, конечно, плохого, чем хорошего. Хотя это как поглядеть, всё зависит от точки зрения, смотря по тому, с какого боку зайти. Одни и те же события или периоды жизни представлялись ему то хорошими, то плохими....
14:26  17-11-2016
: [37] [Литература]
Под Спасом пречистым крестом осеню я чело,
Да мимо палат и лабазов пойду на позорище
(В “театр” по-заморски, да слово погано зело),
А там - православных бояр оку милое сборище.

Они в ферезеях, на брюхе распахнутых вширь,
Сафьян на сапожках украшен шитьем да каменьями....
21:39  25-10-2016
: [22] [Литература]
Сначала папа сказал, что места в машине больше нет, и он убьет любого, кто хотя бы ещё раз пошло позарится на его автомобиль представительского класса, как на банальный грузовик. Но мама ответила, что ей начхать с высокой каланчи – и на грузовик, и на автомобиль представительского класса вместе с папиными угрозами, да и на самого папу тоже....
11:16  25-10-2016
: [72] [Литература]
Вечером в начале лета, когда солнце еще стоит высоко, Аксинья Климова, совсем недавно покинувшая Промежутье, сидя в лодке молчаливого почтаря, направлялась к месту своей новой службы. Настроение у нее необычайно праздничное, как бывало в детстве, когда она в конце особенно счастливой субботы возвращалась домой из школы или с далекой прогулки, выполнив какое-либо поручение....