Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Было дело:: - Амулет

Амулет

Автор: Ярь-медянка
   [ принято к публикации 21:24  09-07-2011 | бырь | Просмотров: 449]
Деньги островитянка обещала хорошие, но кое-что заставляло сомневаться. Во-первых, богатой она не выглядела. Просто одетая, она и говорила тоже просто, и, хоть задаток принесла наличными, кто мог поручиться, что у неё хватит денег на весь гонорар? Мэтт не мог. А во-вторых, само задание. В общем, и там, и там стоило поразузнать, прежде чем давать ответ.
Так он Марте Зу и сказал, улыбаясь – вежливо, но не слишком многообещающе. Накануне ему предложили пусть менее прибыльную, но уже знакомую работу, а рисковать, когда речь шла о деньгах, Мэтт не любил.
- Хорошо, я приду завтра с утра, — кивнула Марта, закрыла аванс обратно в свою сумку и ушла. В воздухе после нее не осталось витать даже легкого аромата духов. Впрочем, это и неудивительно. Едва ли она пользовалась ими и обычно, и уж тем более не до того было ей сейчас. В то, о чем рассказала, Марта верила.
Мэтт Гаро поскреб в подбородке и сделал два звонка: знакомому финансисту, чтобы тот достал информацию о состоянии банковских счетов семьи Зу, и одному из своих старых подельников, который куда лучше был в курсе дел на острове. В обоих случаях ему обещали перезвонить, и Мэтт с чистой совестью отправился обедать. Этнический ресторанчик на углу доставлял еду навынос, но Гаро считал, что небольшая прогулка не повредит. К тому же, официантки там работали прехорошенькие.
Вернувшись в офис, он нашел на автоответчике сообщение от финансиста, который уверял, что гонорар Марта Зу оплатить сможет, и ещё одно – от своего потенциального работодателя. Тот не мог в срок получить товар от поставщика и спрашивал Мэтта, останется их уговор в силе в следующем месяце.
- Чёрт бы тебя побрал, — поморщился Гаро и закурил.
Ответить он пока не мог: вестей с острова быстро ждать не стоило. И сам по себе немаленький, тот обладал весьма запутанной инфраструктурой. На большей части острова телефонная связь была, но работала не всегда исправно, и попытки поговорить с нужным человеком могли затянуться надолго. Марта упоминала, что в тот вечер брат звонил ей домой, а значит, у нее телефон имелся. Это немного обнадеживало – в том случае, конечно, если Мэтт все же решил бы взяться за дело.
Энтузиазма он пока не испытывал. Даже теперь, когда выбирать стало не из чего, тащиться до побережья, а потом через пролив, чтобы расследовать исчезновение хозяина рапсовой фермы, казалось крайне неудачным занятием. То, что Марта сама назвала и виновника, и его мотив, задачу не облегчало. Мэтт предположения клиентов учитывал, но никогда не верил им до конца и много раз убеждался в верности такого подхода. А сейчас и вообще предпочел бы, чтобы Марта ошиблась.
Чтобы размяться, Мэтт встал и прошелся по офису: по всей одной комнате и крошечной приемной. Секретаршу он не держал, и почти не жалел. Звонили ему нечасто, и все проблемы решал автоответчик. К тому же, Мэтт давно пришел к выводу: тот, кому действительно нужны его услуги, сумеет дать о себе знать. А с другими связываться смысла не было.
Вытряхнув пепельницу, он сел разбирать счета за этот месяц – давно было пора, но все не хватало времени. Мэтт уже почти закончил, когда зазвонил телефон.
- Да? – спросил он, прижимая плечом трубку. Один из листков соскользнул на пол, и наощупь найти его никак не удавалось.
- Мэтт? Это Оливер.
Звонил человек с острова; он узнал все, что смог.
Гаро внимательно выслушал его, поблагодарил, а потом поднял, наконец, упавший счет. Тот оказался из табачной лавки. За время разговора сигарета догорела, и Мэтт закурил новую. А потом, почти сразу же, ещё одну. Часы показывали четверть пятого, а значит, он ещё мог кое-куда успеть.
Перед выходом он набрал номер гостиницы, где остановилась Марта Зу. Решив все-таки взяться за работу, Гаро не видел смысла тянуть: выехав до полудня, они могли вечером быть уже на острове. Раньше начнешь – раньше закончишь, и в этом случае Мэтт хотел закончить быстрей.


До побережья они добрались за пять часов. Выехав за черту города, Гаро выжал педаль газа почти на максимум, но потом пришлось притормозить. О джунглях, когда-то покрывавших земли здесь, теперь напоминали только редкие островки растительности, но дорожное покрытие на сырой почве держалось плохо. Машину то и дело подбрасывало, а один раз Мэтту даже пришлось съехать с дороги, потому что впереди зиял провал.
В другом месте, уже вне зоны влияния городских служб, остатки джунглей подступали к шоссе так близко, что оно вздыбливалось под напором корней. Глядя на сочную зелень вокруг, Мэтт подумал, что каких-то двадцать лет без присмотра – и деревья заняли бы отвоеванное у них место. Было в этой идее нечто ему симпатичное.
Что за мысли возникали в голове у Марты Зу, Мэтт мог только догадываться. Островитянка сидела рядом, положив на колени свою похожую на сундук сумку, и неотрывно глядела на дорогу. Одежда на ней была та же, что и накануне, а прямые черные волосы аккуратно причесаны на пробор. Лицо, и обычно вряд ли выразительное, казалось застывшим. Она заговорила всего дважды: когда попросила Гаро остановиться на стоянке с туалетом, и в самом конце пути, объясняя дорогу к паромной станции.
Время только приближалось к шести, и они с запасом успевали на последний рейс. Паром еще не вернулся, и Мэтт с Мартой зашли перекусить картошки фри с рыбой – единственного, что подавали в забегаловке на пристани. Уже вытирая пальцы о салфетку, островитянка кивнула куда-то за спину Гаро.
- Идет.
Мэтт обернулся. Вдалеке и правда виднелся белый с красной полосой паром. С такого расстояния и в окружении волн он выглядел сошедшим с туристической открытки, но вблизи оказался далеко не новым. Слои краски кое-где растрескались, открывая покрытый ржавчиной металл, а доски палубы скрипели.
Влекомые людским потоком, они поднялись по трапу и отдали свои билеты. Длительность плавания не предполагала кают, но в общем зале были места для сидения, и пассажиры могли либо оставаться там, либо прогуливаться вдоль перил. Впрочем, поднявшийся ветер скоро почти всех загнал внутрь.
Гаро, который уже успел изучить попутчиков, остался стоять на корме. Пристань, а с ней и материк, все удалялась. В безоблачном небе кружили чайки, и солнце бликами переливалось на воде залива. Не прихвати Мэтт с собой темных очков, и с недосыпа у него резало бы глаза, но он взял их – так же, как и многое другое. Чемоданчик стоял у его ног, и, несмотря на качку, Гаро твердо знал, что тот никуда не денется.
Как знал и то, что Марта Зу остановилась у него за спиной, еще до того, как она произнесла первое слово.
- Мы с Яном два года не разговаривали.
Мэтт кивнул, не оборачиваясь.
- Отец не оставил завещания. Я была старшей и хотела получить дом, но Ян женился на той девице, и по суду дом отошел к нему. Я ведь была незамужняя, а значит, мне хватило бы и дохода с маслобойни.
Марта усмехнулась – сухой, каркающий звук.
- А все из-за женушки Яновой, она его подговорила, точно знаю. Между собой мы бы всегда разобрались, но что тебе сестра перед красивой бабой. Тогда я и уехала.
Мэтт кивнул еще раз. Сигарета тлела в его пальцах, но он только молча стряхнул пепел.
- А ведь она, получается, его в могилу за собой и утащила.
- Ваш брат вовсе не обязательно мертв, — заметил Мэтт, а потом повернулся лицом к собеседнице и оперся локтями о перила.
Островитянка замечание проигнорировала, но видно было, как напряглись желваки на ее скулах.
- Ян никогда не пошел бы туда ради себя, — сказала она. – Не такой он дурак был.
Гаро кивнул и бросил сигарету за борт. Историю о жене Яна Зу он уже слышал вчера. Полиция виновных не нашла, да не особо и старалась: летом по острову скиталось немало наемных рабочих, а ферма стояла на отшибе. Никто ничего не видел. Другой на месте Яна смирился бы, но тем овладело то ли горе, то ли желание отомстить.
Услуги колдуна обошлись недешево – только чтобы узнать имена убийц, брат Марты отдал все, что оставалось от прошлогоднего урожая: пять бочек рапсового масла. Но это знание лишь распалило его. Расплатиться полностью за то, о чем попросил во второй раз, Ян не мог, но колдун согласился на задаток сроком до конца лета. Кто же знал, что по острову пройдет тот ураган. Кто же знал, что колдун откажется ждать даже неделю.
- Он мог бы занять у меня – но мы же рассорились. И он, видно, знал, что виноват. Позвонил мне, только когда перепугался совсем.
Как все было, Марта тоже рассказала еще накануне, но рассказала словно бы со стороны. Теперь же, когда Гаро взялся за работу и паром увозил их на остров, она позволила себе быть искренней.
И все-таки не до конца.
- А вы, — спросил ее Мэтт, — тоже боитесь?
Марта будто бы не поняла.
- Вы не из тех, — объяснил Гаро, — кто легко прощает обиду, и по закону дом брата достанется вам. Может, вы просто боитесь, что его долг потом спросят и с вас?
Тяжести, мелькнувшей в глазах островитянки, хватило, чтобы он отмел этот вариант.
- Не злитесь, — попросил ее Мэтт. – Мы приедем и найдем его, где бы он ни был.
«И кем», — добавил про себя Мэтт. Ян позвонил сестре, чтобы сказать: когда он спал, колдун поймал в ловушку катэ, его быструю душу, и держит ее взаперти. На острове верили, что душ у человека две, и вторая, гратэ, тяжелая, не может долго быть без подруги. Она тоскует и стремится к ней, и скоро подчинится тому, кто завладел быстрой душой. Получить власть над катэ значило получить власть над своим врагом.
- Надеюсь, так, — уронила Марта, все еще не простившая его предположения, и ушла с палубы.
Гаро снова повернулся лицом к терявшейся вдалеке большой земле и закурил. Солнце опустилось ниже и теперь резало глаза даже сквозь темные очки. Очень хотелось спать. А ведь накануне он вернулся домой не так поздно, вещи же решил собрать и вовсе утром. Но спалось ему плохо, и на рассвете Мэтт уже заливал растворимый кофе кипятком, смирившись с тем, что лежать в кровати смысла нет.
Пару лет назад он взялся за одно дело, совсем простое. Гаро нанял владелец порно-студии: на съемках очередного фильма на площадку ворвались люди в масках и расстреляли всех, кто там был. В качестве материала для работы заказчик дал Мэтту пленку, ту самую, которую так и не успели доснять: в кадр попал один из стрелявших.
Гаро смотрел фильм всего раз, а после сжег, и все-таки с тех пор у него остался сувенир.
Большую часть экранного времени занимало порно, ничем не примечательное, если не считать парочки, что в нем снялась. Парня Мэтт больше не видел, но не девушку. Снилась она ему и в эту ночь. А не считая того, что Гаро предпочел бы не пускать в свою голову призраков, он уже привык видеть в явлениях этого дурной знак.


Вечерняя пристань была пуста: касса уже закрылась, а грузовые корабли качались на волнах дальше по берегу. С одного из них, самого дальнего, доносились ритмичные удары металлом о металл. Мэтт мог бы сказать, что происходящее на борту не вполне законно, но чужие грешки не интересовали его, если только не приносили доход.
Свою машину Гаро оставил на той стороне пролива и, сидя на пассажирском сидении в старом пикапе Марты, мог свободно смотреть по сторонам. Тем более что ехали они медленно. Прямая спина и стиснутые на руле пальцы Марты с головой выдавали, что водила она редко. Она боялась резких поворотов и не шла на обгон, даже когда на дорогу перед ней выезжал кто-то еще. К счастью, движение на острове никто не назвал бы плотным.
Мэтт бывал тут давно и проездом: что-то для кого-то забирал. Потом бывал еще раз, уже в другом месте и подольше. Ни первое, ни второе посещение не оставило у него приятных впечатлений. Тихая провинциальность острова с его бескрайними полями и множеством мелких городков была обманчивой. В местной столице это ощущалось лучше всего: магазины для фермеров соседствовали там с казино, и об обороте последних Мэтт знал не понаслышке. На острове бурлила незаметная с первого взгляда жизнь, и не всегда бурление это было мирным.
То побережье, к которому они сегодня причалили, впрочем, лежало на противоположной стороне. После захода солнца стемнело почти сразу. Фары высвечивали только узкую полоску земли по бокам дороги, а все остальное терялось в темноте. Марта занервничала еще больше: сбросила скорость и вглядывалась в каждый указатель. Наконец, среди них мелькнул нужный. Развернувшись, она съехала на грунтовку.
- Сегодня я вас туда уже не повезу, — сказала она, когда впереди замаячили освещавшие главную улицу города фонари. – Нечего там ночью делать. Гостиницы тут нет. Переночуете у меня, а с утра и поедем.
- Хорошо, — кивнул Мэтт. Это вариант устраивал его даже больше.
Марта жила в одном из трехэтажных блочных домов, которые высились в центре города. Грязноватая лестница уводила мимо расставленной у стен рухляди наверх, туда, где на последней площадке в кадке стоял чахлый цветок. Островитянка звякнула ключами, достав их из сумки, и открыла дверь.
Внутри оказалось лучше, чем снаружи. Мэтт и до того знал, что жить в таком доме здесь считается вполне престижным, но теперь убедился, что Марта распорядилась своим наследством с умом. Он сравнил эту квартиру со своей, и сравнение вышло не в его пользу. Впрочем, Гаро никогда не стремился создать вокруг себя уют; при его профессии это было бы неумно.
- Комнат здесь две, — сообщила Марта, вешая куртку на крючок. — Ложитесь в дальней, там есть диван, он раскладывается.
Судя по выписке с ее счета, которую получил вчера Мэтт, она могла бы позволить себе и лучшую обстановку, но не стала. Диван, хоть и разложился без проблем, оказался жестким. Но часто ли Марта принимала гостей, чтобы заботиться об этом? Гаро так не думал. Она была незамужней два года назад на момент суда, не изменилось это и теперь. На столе, правда, лежала распечатанная пачка табака.
- Вы курите? – спросил он, доставая сигарету.
Марта качнула головой:
- Нет. Но вы можете курить, если откроете окно.
Мэтт так и сделал. Без плаща вечерний воздух показался ему прохладным; под безлунным небом внизу темнел освещенный одними только фонарями город. Даже с высоты третьего этажа видно было, где кончается он и начинаются поля.
- Далеко отсюда до дома вашего брата?
- Где-то с полчаса.
- Далеко же вы забрались.
На ответ он не рассчитывал, но Марта все же ответила перед тем, как выйти из комнаты:
- А вы бы по-другому сделали?
Мэтт точно знал, что сделал бы так же. Он докурил и закрыл окно, и думал уже ложиться: долгий день и короткая ночь давали уверенность, что спать он будет крепко, но тут в комнату снова вошла Марта.
- Я хотела отдать вам одну вещь, — помедлив, сказала она.
Деревянный кругляш в ее руке, покрытый резьбой, едва ли мог быть чем-то другим, но Гаро все равно спросил:
- Что это? Амулет?
Островитянка кивнула.
- Да. Он со мной уже давно, и я ему верю. Возьмите себе. Вернете, если все обернется хорошо.
Этот жест, совсем неожиданный с ее стороны, был, тем не менее, не первым подобным на памяти Мэтта. Клиенты предлагали ему в качестве подспорья разные предметы, наделенные, на их взгляд, волшебной силой. Предметы эти обычно не представляли никакой ценности, хотя однажды Гаро достался один из десяти серебряных кинжалов, изготовленных триста лет назад легендарным борцом с нечистью Павасло Зобаром. Кинжал этот и по сей день был с ним.
Не стал Мэтт отказываться и в этот раз.
- Спасибо, — сказал он, принимая из рук Марты амулет. Тот отозвался в пальцах совсем легким покалыванием. Удача, которую он приносил, едва ли могла помочь Гаро в предстоящем деле.
- Спокойно ночи, — пожелала Марта и вышла из комнаты, теперь уже насовсем.
Гаро сунул амулет в карман плаща и растянулся на диване. Через минуту он уже спал.


Мэтт никогда не назвал бы себя оптимистом: он не был им по складу характера, и выбрал точно не ту работу, которая могла переубедить. И все же эту ночь думал провести спокойно. Такую уверенность ему давал опыт, а опыту — и, пожалуй, ему одному — Мэтт доверял. Поэтому, проснувшись и глядя в беленый потолок, чувствовал, скорее, удивление, чем что-либо еще. Он не ждал увидеть ее так скоро.
Образ уже два года как мертвой девушки, одетой только в черное кружевное белье и чулки, несколько секунд еще стоял у него перед глазами, а потом пропал. Словно заботясь о душевном спокойствии Мэтта, призрак являлся ему только во сне, и никогда — наяву. Кто-то другой на месте Гаро не заподозрил бы ничего сверхъестественного: мало ли на какие игры способно сознание. Но Мэтт ощущал чужое присутствие слишком хорошо, чтобы спутать. Эти сны принадлежали не ему.
Никакой видимой причины ее явлениям он так и не нашел. Это не была просьба об отмщении: оно свершилось уже давно. Не пыталась девушка и сообщить что-то Мэтту: за все время она не произнесла ни слова. Только стояла и смотрела из-под челки, чуть улыбаясь крашеными красной помадой губами. И все же эти молчаливые визиты нервировали Мэтта, именно потому, что объяснения им он не находил. Не зная цели призрака, Гаро не мог от него и избавиться.
Мэтт, впрочем, испытывал что-то вроде благодарности за то, что девушка являлась ему такой, какой была при жизни. Выстрелом ей снесло половину черепа, а он вовсе не хотел прибавлять к числу своих кошмаров еще один.
Сегодняшний сон ничем не отличался от предыдущих, но по эффекту мог сравниться разве что с первым. Слишком скоро, думал Гаро, ворочаясь на диване, слишком не вовремя, слишком непонятно. Возможно, стоило получше покопаться в ее прошлом. Он ведь начал, но на первый взгляд решил, что только зря потратит силы.
А ведь завтра ему нужна была свежая голова. Наручные часы показывали половину пятого. Гаро перевернулся на другой бок, уверенный, что больше не уснет, но усталость взяла свое, и скоро он снова провалился в сон, теперь уже только свой.


С утра и по знакомой дороге Марта ехала куда уверенней. Обещанные полчаса, тем не менее, короче не стали. Хотя, возможно, путь показался Мэтту длинней, чем был. Сворачивая с одного проселка на другой, они ехали все теми же одинаковыми полями, пока впереди, наконец, не показалась ферма Яна Зу. Что это именно она, Гаро угадал по выражению лица Марты. Он не считал себя знатоком человеческих душ, но кое-что замечать умел. Невзрачный бледно-желтый дом впереди ничем такого взгляда не заслужил.
Ферму построили на совесть, но трава вокруг нее разрослась, а трактор у ограды явно простоял там больше, чем две недели. Даже если Ян Зу и был когда-то хорошим хозяином, смерть жены заставила его алкать отмщения слишком сильно. А могло ведь статься и так, что Марта претендовала на основную часть наследства не зря. Возможно, горе и ураган были не единственным, что помешало Яну выплатить долг.
Островитянка заглушила мотор, но из машины выходить не стала.
- Человек, который посоветовал мне вас, сказал, что за вами стоит ехать, и я поехала. Вы правда тогда ему помогли?
- Правда, — кивнул Мэтт. В детали он вдаваться не стал, как не стал наверняка и его рекомендатель. Тот был не из болтливых, и, по правде, Мэтт удивился, когда узнал, кому обязан появлением Марты.
Помолчав, она открыла дверцу пикапа.
- Пойдемте. Если только Ян не сменил замки, я покажу вам дом.
Даже смени ее брат замки, Гаро это бы не остановило, но ключ повернулся с первой же попытки. Это стоило запомнить, и Мэтт на всякий случай запомнил.
Дверь открылась, и Марта отступила в сторону.
- Я подожду вас здесь, — объяснила она. Мэтт не стал ее переубеждать и шагнул внутрь.
Каждый раз, входя в новое место, он прислушивался к своим ощущениям. Это была закрепленная годами привычка, которая срабатывала даже когда он просто решал пропустить где-нибудь стаканчик. Большую часть времени она только выливала на Мэтта поток ненужной информации, но иногда оказывалась полезна. В этот раз Гаро слушал намеренно: чувства могли подсказать ему, как давно хозяин покинул дом, не побывал ли здесь кто-нибудь еще и, в первую очередь, есть ли впереди опасность.
Если последняя и была, то ее хорошо спрятали. Освещаемый шедшим от двери светом, Мэтт двинулся через прихожую.
Чтобы открыть дверь в гостиную, ему пришлось переступить через опрокинутую стойку для обуви. Брат Марты покидал дом в спешке. Ботинки и сапоги вперешку лежали на полу, но женских среди них не было. Ян Зу убрал то, что могло бы послужить ему напоминанием. И все-таки спрятал он не все.
Со стоявшей на комоде фотографии на Мэтта смотрели, по-видимому, молодожены. Платье женщины было не белым, бледно-розовым, а костюм мужчины – коричневым, но церковь на фоне и букет в руках невесты не давали усомниться в торжественности случая. Ян походил на сестру, только тяжелее в кости и немного выше. Человеку с таким лицом Мэтт никогда не доверил бы денег, но выпить бы налил, а потом и себе – за компанию. Ян Зу был мужчиной веселым, но сильной волей не обладал. Пока дела шли хорошо, это не представляло проблемы, но всегда идти хорошо они не могли.
Женщина на снимке принадлежала к другой породе. Красивая, согласился Гаро. Блондинка с ее фигурой везде нашла бы себе удачную партию. Но связываться с такой сам он бы не стал – не любил девиц, которые думают, будто знают, как ему жить. А характер у жены Яна был тот еще, на это Мэтт мог бы поспорить. Возможно, впрочем, в случае с Зу мягкий характер мужа уравновешивался решительностью жены.
Здания, за некоторыми исключениями, хранят воспоминания недолго, но Гаро не чувствовал вокруг ничего, что противоречило бы. Это была вполне счастливая семья.
Мэтт обошел дом целиком – все его четыре комнаты и чулан. Он посмотрел другие фотографии, в семейном альбоме – и удивился тому, насколько с годами помрачнела Марта, — оглядел окна и заднюю дверь, заглянул даже в погреб. Колдун, к которому обратился за помощью Ян, внутрь не заходил. Значит, стоило искать снаружи.
- А детей у вашего брата не было? – спросил Мэтт, выйдя на крыльцо. Марта, которая стояла на том же месте, где он ее оставил, покачала головой:
- Пока нет. – А потом добавила: – Ян, наверное, расстраивался. Он был бы хорошим отцом.
Гаро неопределенно хмыкнул. Отцы из людей вроде Яна действительно иногда получались неплохими, но своего он бы хорошим не назвал.
- Сядьте в машину и ждите меня там, — сказал он. – А еще лучше будет, если вы выедете за границу владений брата.
Это было вовсе не обязательно, но работать при посторонних Мэтт не любил.
Марту его совет, похоже, только обрадовал. Минуту спустя пикап уже отъехал от дома. За то время, что не был на острове, Мэтт успел отвыкнуть от того, насколько серьезней люди здесь относились к сфере его деятельности.
Оставшись один, он закурил и некоторое время смотрел, как ветер раскачивает остатки рапса. Хотя Мэтт и бывал в местах куда более диких, чем это, его всегда тянуло в обратно город. Мысли о том, чтобы уехать в какую-нибудь глушь, посещали его редко и, как правило, проходили вместе с похмельем. Город был его территорией, ему нравилась жизнь там. Но кое-что одинаково везде.
Затушив сигарету, Мэтт повернулся к дому и начал обходить его кругом. Возможно, изнутри он что-то пропустил. Каким именно способом ловили легкую душу на острове, Гаро не знал, но у таких способов всегда было общее. И сейчас он искал, где колдун провел свой обряд.
Осмотр двора ничего не дал, так что Мэтт спустился к полю и пошел вдоль его края. Участок Яну Зу в наследство достался длинный и узкий, и, чтобы неспешным шагом добраться до дальнего его конца, потребовалось почти десять минут. Дальше, глубоко врезаясь в податливую почву, тек ручей, по которому, видимо, и проходила граница. С другой стороны к участку подступали просторы необработанной земли. На самом горизонте высились холмы. Гаро как раз присматривался к ним, когда новый порыв ветра всколыхнул траву и в ней мелькнуло что-то черное.
Круг был совсем небольшой и выгорел весь. Входить в него Мэтт не стал, только дотронулся до незатоптанной травы с краю. Та тут же осыпалась пеплом, а Гаро выпрямился и вытер пальцы. Он опасался худшего, но, кажется, зря. Впрочем, возможности ошибки Мэтт никогда не исключал.
- Ну как, что-нибудь нашли? – спросила Марта, когда он поравнялся с машиной. В ее лице читался скорее страх, чем любопытство. Тоже характерная черта острова. Обычно клиенты Мэтта либо уже знали, с чем имеют дело, либо ждали, что он начнет доставать из шляпы кроликов.
- Да, — кивнул Гаро, забираясь внутрь. Утром он выехал, едва проснувшись, и, наконец, почувствовал, насколько же голоден. – А теперь отвезите меня куда-нибудь, где можно нормально поесть.


Жареная свинина с рисом и овощами, на вкус Мэтта, за нормальную еду вполне считалась. В баре, куда привезла его Марта, имелся также неплохой выбор алкоголя: от пива до местного самогона. Искушение было велико, но Гаро, в конце концов, остановился на кофе. Хоть и пережаренный, тот оказался вполне терпим.
Марта, которая тоже не успела позавтракать, заказала себе картошку с каким-то мясом, и, казалось, полностью погрузилась в еду. О себе Мэтт этого сказать не мог. Скользя взглядом по обстановке и оставшимся двум посетителям, он прикидывал, чем может закончиться сегодняшний день. Пока тарелка не опустела, Гаро не давал этим мыслям увлечь себя, но, в конце концов, все равно вернулся к ним.
Остров, хоть и имел в своем прошлом несколько громких историй, связанных с колдовством, в последние годы считался местом в этом отношении спокойным. До Мэтта не доходило никакой информации, что ситуация менялась. Человек, которому он звонил после первого визита Марты, догадывался, к кому обратился ее брат, и сказал, что опасаться нечего, — если быть, конечно, осторожным.
Мэтт и сам думал, что будет иметь дело с новичком. За свои услуги тот назвал чересчур высокую цену, а не получив оплаты, быстро потерял терпение. Возможно, в качестве примера тем, кто придет после Яна. А возможно, из обычной вредности характера. В первом случае был шанс уладить дело мирно. Марта с самого начала говорила, что готова выплатить долг брата. И все-таки сама она в такой исход не верила – иначе попыталась бы устроить все сама. Не верил в этот вариант и Мэтт, но попробовать пообещал. На случай же, если колдун заупрямится, у него имелось достаточно средств убеждения.
Марта отложила вилку, допила последний глоток кофе и вытерла губы салфеткой. Неторопливость ее движений была очевидно нарочитой.
- Так что вы думаете делать сейчас? – спросила она, наконец.
Гаро ответил.
- Высадите меня там, – закончил он, – а сами отправляйтесь домой и ждите. Если повезет, я вернусь с вашим братом. Если не повезет – вернусь все равно. Должен, то есть, вернуться.
Марта медленно кивнула и поднялась из-за стола. Взяв у хозяина счет, она заплатила за обоих и оставила кое-что на чай, а после вышла на улицу. Гаро уже ждал ее там.


Дом, перед которым остановился Мэтт, ничем не отличался от любой местной фермы. Скорее, мог бы служить образцом для них всех. Квадратный, двухэтажный, с плоской, крытой черепицей крышей, он излучал покой и умиротворение – для тех, конечно, в чьем вкусе пасторальные картины. Себя за такими пристрастиями Гаро не замечал, и уж точно не смог бы поддаться очарованию, миновав по дороге к ферме два охранных круга. Они были простыми, но поставлены, тем не менее, на совесть; Мэтт и сам не стал бы прибегать к сложной защите.
Под красным почтовым ящиком, замыкавшим второй круг, на двух болтах крепилась табличка. «Захария Тарнорт», — гласила она. Если имя не было псевдонимом, то на счет колдуна стоило записать еще несколько баллов. За безупречную конспирацию. Впрочем, сейчас они составляли отличную пару: для начала Гаро тоже собирался побыть кое-кем другим. Чемоданчик он оставил неподалеку, а то, что взял с собой, должно было скрывать его, а не выдавать.
День еще не начинал клониться к вечеру, но в поле хозяина не было. Захария Тарнорт владел приличным наделом земли, но выращивал на нем не рапс, а пшеницу и дыни. В другой ситуации Мэтт поискал бы получше: заглянул на задний двор и в амбары, и еще кое-куда, но пока совать повсюду нос ему не полагалось. Он поднялся на крыльцо и позвонил.
Ждать пришлось недолго. О приближении гостя колдун наверняка узнал заранее, но спешить не стал: шаги через прихожую были неторопливыми.
- Кто там? — спросил ровный голос из-за двери, и Мэтт ответил:
- Добрый день, меня послала Марта Зу, — он кашлянул, на свой взгляд, достаточно неловко.
Объяснения собеседнику оказалось достаточно. Дверь распахнулась навстречу Мэтту.
- Рад видеть вас, — поздоровался Захария Тарнорт, улыбаясь.
Солнце отражалось в его очках: узких, в проволочной оправе. Такие часто носили для чтения старики, но то, что Тарнорт оказался стариком сам, удивило Гаро. Он думал увидеть человека лет тридцати, Захарии же оказалось вдвое больше. Роста они были одинакового, но Мэтт – тяжелее в кости и крепче. По сравнению с ним хозяин дома выглядел совсем тщедушным. Фермер, решивший на склоне лет расширить свои горизонты? Идея показалась Мэтту забавной.
- Значит, вас прислала сестра Яна Зу, — уточнил Захария и кивнул сам себе. – Ясно. Вы ведь не откажетесь войти?
В его серых глазах мелькнула хитринка: зная, в чем суть дела, гость наверняка входить бы не хотел. Мэтт изобразил замешательство, но не слишком сильное. Сойти за обычного человека он мог, но за местного – никогда. А не будучи местным, имел право на здоровый скепсис.
- Не откажусь.
Тарнорт посторонился, пропуская его, и закрыл дверь.
- Проходите в комнату. Поговорим.
Мэтт послушался и пару секунд спустя уже стоял у высокого застекленного шкафчика, полного посуды и статуэток. Перед шкафчиком расположился старый лакированный стол, а по сторонам от него – покрытые плетеными накидками кресла. Захария опустился в одно из них и кивнул на второе:
- Садитесь.
Гаро сел. Он не мог сейчас исследовать комнату тщательно, но ничего особенного в ней, кажется, не было.
- Перед своим исчезновением Ян Зу звонил сестре, — начал Мэтт. – И сказал, что не сумел погасить один долг, и ему за это придется расплатиться. Марта считает, что задолжал он вам. Скажите, Ян у вас?
Захария сцепил на острых коленях пальцы и походил теперь не на фермера даже, на библиотекаря. Картину нарушал только загар, которого не получишь, проводя день под электрическими лампами. Со стороны могло показаться, что Мэтт ошибся, задавая свой вопрос. Тем не менее, Захария кивнул – тем же медленным задумчивым движением, что и раньше.
- Да, Ян у меня.
Мэтт не стал медлить, хотя по-прежнему считал попытку бесполезной.
- Марта Зу просила передать, что готова заплатить все, что он должен. А также любую сумму, которую вы сочтете нужной назвать в качестве компенсации за отсрочку. В рамках разумного, конечно, — добавил он.
Тарнорт внимательно его выслушал и выглядел теперь немного смущенным.
- Я был бы рад, — ответил Захария. – Но не могу.
Что-то подобное Гаро и предполагал, и с интересом ждал теперь, как Тарнорт будет объясняться.
- Дело в том, что все это было в нашем договоре с Яном. Он знал, что случится, если он не заплатит вовремя. А я и так дал ему достаточно времени.
Колдун не оправдывался, для него – и это удивляло Мэтта, хотя он уже сталкивался с подобным – условия договора были святы. И все же Гаро попытался:
- Его сестра действительно готова заплатить.
Захария только покачал головой. Разговор и расстраивал, и развлекал его.
- Думаю, это не имеет смысла, — опять отклонил предложение он. – Срок, на который мы договорились с Яном, через две недели истечет. Остаток заплатит мне он сам.
Мэтт, кажется, понял, но тот, за кого он себя выдавал, понять не мог никак:
- В смысле?
Захария улыбнулся – располагающе и почти дружелюбно.
- При условии, если Ян Зу не расплатится со мной даже в конце лета, мы договорились, что он будет взамен помогать мне. Я одинокий человек, — развел руками Тарнорт, — а дел здесь много. Когда время пришло, я один раз попросил Яна прийти по своей воле, но он снова заговорил об отсрочке. Так что я просто по праву взял то, что причиталось мне. Сезон закончится, и я отпущу Яна домой.
Мэтту не понадобилось разыгрывать удивление – в первый момент он был достаточно удивлен. Что ж, оказалось, брат Марты умел справляться с трудностями даже хуже, чем выходило по той фотографии.
- Вы действительно отпустите его?
Захария Тарнорт кивнул – в третий раз.
- Да. Самое позднее в конце месяца.
И все же Мэтт должен был удостовериться.
- А сейчас он здесь? Я могу увидеть его?
На секунду колдун замешкался, а потом согласился.
- Да, можете. – Захария поднялся, но, вопреки ожиданиям Гаро, направился к входной двери. – Он сейчас на заднем дворе, кое-что чинит.
Позволив хозяину выйти первым, Мэтт еще раз осмотрел комнату, но внешне она оставалась самой обычной провинциальной гостиной. Не вызывали подозрения и соседние две. Задерживаться дольше было невежливо, и Гаро вышел вслед за Захарией на улицу.
Они обошли дом. За ним действительно находился немалых размеров задний двор, заставленный старой техникой. В глубине двора спиной к ним на скамейке кто-то сидел. Человек работал очень тихо; неудивительно, что раньше Мэтт его не услышал. Почувствовать же его раньше Гаро не смог бы все равно: так мало от Яна Зу осталось.
Мэтт недоверчиво нахмурился.
- Это он?
- Да, — подтвердил Тарнорт и окликнул работника. – Эй!
Тот обернулся и помахал им. Движение было механическим и пустым, но даже на родную сестру не произвело бы такого гнетущего впечатления. Однако Мэтт видел, что с ним здоровается почти пустая оболочка, и души – обеих душ, если на то пошло – в ней осталось куда меньше, чем требовалось для целей, заявленных Захарией Тарнортом.
Гаро почувствовал на себе взгляд колдуна и обернулся.
- Вы ведь догадались, да? – спросил тот, улыбаясь, на этот раз почти сочувствующе. – Я мог бы не показывать его вам, но тогда вы пришли бы еще раз – ночью, и все равно поняли бы. Так что решил сэкономить время нам обоим. Тем более что вы принесли с собой такую полезную вещь.
Мэтт хотел что-то ответить, но в следующий момент почувствовал, что просто не сможет ничего сказать. «Этого не должно быть», — подумал Гаро, — «как ему удалось?» Такую сильную ловушку он должен был почувствовать издалека. Если только не принес ее с собой. Если только не привык к ней до того, как она сработала.
Амулет, подаренный Мартой, все еще лежал у него в кармане, но дотянуться до него Мэтт уже не успевал.
- Это очень полезно – чтобы люди держали при себе такую вещь, да еще и считали, что она защищает их от зла. Хотя она ведь действительно защищает. До поры. Я как-то сделал несколько таких и раздал, а потом сделал еще.
Теперь, находясь под действием его силы, Мэтт видел за внешностью фермера словно бы еще одну – полупрозрачный, размытый силуэт. Захария Тарнорт был старше, чем выглядел. Вернее, не Захария Тарнорт – тот, кто взял себе вместе с телом его имя и хотел проделать подобное еще раз.
- Жаль, что так получилось, но, наверное, это даже к лучшему. Ян Зу скоро вернется домой, к сестре. И вы тоже вернетесь и даже получите за это плату.
Захария шагнул к Мэтту и посмотрел ему прямо в глаза – внимательно, почти проникновенно. Впрочем, последнее было не только сравнением.
- Слушайте меня, — начал Тарнорт. – Вы увидели сейчас Яна и уверились, что с ним все в порядке, а потом ушли. В конце месяца я отпущу его, потому что так он договорился со мной. Именно это вы расскажете Марте Зу.
Как ни пытался Мэтт противостоять внушению, долго сопротивляться он не смог.


Чтобы добраться до квартиры Марты, потребовалось неожиданно много времени. Рейсовые автобусы по острову на острове были, но их маршрут пролегал в стороне, так что Мэтт почти полчаса шел проселком до шоссе. Солнце, которое раньше то и дело скрывали облака, теперь светило изо всех сил – в последний, может, раз в году. Завидев впереди темное полотно асфальта, Гаро вытер тыльной стороной ладони лоб и пожалел, что не взял с собой шляпы. Кажется, голову ему таки напекло.
Хотя он наверняка почувствовал бы себя усталым и без этого: чемоданчик в руке не способствовал долгим прогулкам. Может, стоило все же чаще ходить пешком. Мэтт поставил чемоданчик на землю и стал ждать попутного транспорта. Из редких проезжавших мимо машин остановилась только пятая по счету; до пункта назначения она Гаро бы не довезла, но он решил больше не испытывать удачу: остаток расстояния можно было либо тоже пройти, либо снова проголосовать. Мэтт чувствовал себя слишком вымотанным, чтобы продолжать стоять на солнцепеке.
Он забрался на заднее сидение и откинулся на спинку, и тут с удивлением вспомнил, что с тех пор, как вышел от Захарии Тарнорта, так и не курил. Хотел было исправить упущение, но у водителя оказалась астма. Курить, как ни странно, не очень-то и хотелось. Пару минут Гаро тупо смотрел в окно на проносящиеся мимо поля, а потом, сам не ожидая такого от себя, заснул.
Потом он удивлялся, как этих двадцати минут хватило. Впрочем, Мэтт где-то читал, что люди видят сны в последние секунды перед пробуждением. Теория сомнительная, но факт, тем не менее, оставался фактом. Пока он сидел в побитом ржавчиной грузовике очередного местного фермера, ему снова приснилась девушка с той пленки.
Присутствие призрака на этот раз было явным, как никогда. И, наконец, она заговорила. Всего Мэтт не запомнил: когда он проснулся, мысли все еще путались, но одно он видел перед собой и много лет спустя: поднятую в прощальном жесте руку девушки, ее взгляд из-под челки и настойчивое «вспоминай». Это слово все еще звучало у него в ушах, когда Мэтт проснулся, а сходство позы было слишком большим. Несколько секунд он мучительно пытался понять, что же этот жест напоминает ему, а потом, наконец, вспомнил.
Ян Зу, безусловно, тоже был мертв, но, к счастью, Гаро уже спросил его сестру, что ему делать в этом случае. И все же для начала стоило отдохнуть. Возможно, водитель все же согласился бы отвезти его к Марте. Мэтт даже не сомневался в этом; расстояние ведь было совсем небольшим.


Теги:





0


Комментарии

#0 01:30  12-07-2011Яблочный Спас    
хороший зомбе рассказ
одно тока но (мое, по крайней мере)- атмосфера острова ну совсем плохо передана. вообще ощущения того, что на нем процветает типа-вуду культ — нулевое. пусто.
из-за этого и блеклый текст получился. а мог быть сильным.
#1 08:50  12-07-2011Ярь-медянка    
Спасибо.
Там там это, не процветает. В смысле, от ассоциаций с Гаити никуды не деться, да они и не то чтобы случайны, но если бы там действительно творилось всякое вуду, я бы попыталась атмосферу выписать. Но я, мож, подумаю еще, оно только написано еще.
#2 08:53  12-07-2011Григорий Перельман    
Мэтт, Гаро, Марта, Торнорт… вы ебанулись?!
#3 09:23  12-07-2011Ярь-медянка    
Пока нет. А што? Вам фонетика не нравится или культурная принадлежность?
#4 09:26  12-07-2011Григорий Перельман    
да мне ничего не понравилось, если честно
но вот нахера рускем языкем писатьь про Дженифер и Хольманоф всяких — убей бог не пойму. Это вроде как задумать описать похмелье, и погнать: «Я проснулся в Париже… бла-бла подвалы божоле… смеркалось...*
#5 10:00  12-07-2011Ярь-медянка    
Ага, ну я так и поняла.
Не, ну вопрос хороший. Но так можно опять до «не пишите о том, чего сами не делали» договориться. А зачем фэнтезятину всякую русским езыком писать?
#6 10:03  12-07-2011Григорий Перельман    
незачем совершенно. русским языком логичнее писать русскую литературу
#7 10:11  12-07-2011Володенька    
Что-же всё-таки произошло в Париже?(с) Написал-бы
#8 10:16  12-07-2011Ярь-медянка    
А ээ внеэтнические жанры каким языком писать? Или их вообще не стоит?
#9 10:18  12-07-2011Григорий Перельман    
да я не про этносы, а про язык, как орудие пролетариата. микроскопом гвозди забивать — дурное занятие.
#10 10:31  12-07-2011Яблочный Спас    
С другой стороны, Гриша, от имен ведь иногда не уйти. А русске Ваня да Аграфена на зомбэ острове слух то резать будут, не?
Можно кстате попробовать мультинациональные имена хотя хз
#11 10:36  12-07-2011Григорий Перельман    
будут резать. на то и голова, штоб всё взвешивать.
#12 10:37  12-07-2011Ярь-медянка    
Ну вообще, чиставидеале, можно было бы написать и русский зомби-остров. Меня давно печалит отсутствие хорошей мистики именно что основанной на русской мифологии. (Если я што-то упустила, вы мне скажите, ага) И это был бы, пожалуй, интересный даже квест.
Но в данном случае не могу не признать — да, автор любит прозападные мистические детективы. Он даже готов забивать ими гвозди просто от такой вот большой любви.
#13 10:43  12-07-2011Григорий Перельман    
ну вот в том и дело, что: квест-хуест, фентези и прочая мутнная поебота...
тада вопросов нет
#14 10:47  12-07-2011Ярь-медянка    
Да не, для аффтора квест, не по жанру.
Ну ок.
#15 10:54  12-07-2011castingbyme*    
я, к сожалению, не дочитала. А очень хотелось бы. Но написано такими загадочными предложениями, что не хочется напрягать мозги. Потому что не вижу смысла. Например:
все еще не простившая его предположения (с)
Парня Мэтт больше не видел, но не девушку. (с)
#16 11:00  12-07-2011Ярь-медянка    
Больше, больше загадочности!
А вообще, кншн, жаль, если так.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
18:03  08-12-2016
: [10] [Было дело]
Пашка Кукарцев уже давно зазывал меня в гости. Но я оброс жирком, обленился. Да и ехать в Сибирь мне было лень. Как представишь себе, что трое суток придется находиться в замкнутом пространстве с вахтовиками, орущими детьми и запахом свежезаваренных бич пакетов....
11:51  08-12-2016
: [7] [Было дело]
- А сейчас мы раздадим вам опросные листы с таблицей, где в пустых графах надо будет записать придуманные вами соответствующие вопросы, - сказал очкарик, - Это будет мини-тест, как вы усвоили материал. Времени на это даётся десять минут.
Тенгиз напрягся....
08:07  05-12-2016
: [107] [Было дело]
Где-то над нами всеми
Ржут прекрасные лошади.
В гривы вплетая сено,
Клевер взметая порошей.

Там, где на каждой ветке
В оптике лунной росы
Видно, как в строгой размете
Тикают наши часы.

Там, где озера краше
Там, где нет края небес....
11:14  29-11-2016
: [27] [Было дело]
Был со мной такой случай.. в аптекоуправлении, где я работал старшим фармацевтом-инспектором, нам выдавали металлические печати, которыми мы опломбировали аптеку, когда заканчивали рабочий день.. печатку по пьянке я терял часто, отсутствие у меня которой грозило мне увольнением....
18:50  27-11-2016
: [17] [Было дело]
С мертвыми уже ни о чем не поговоришь...
Когда "черные вороны" начали забрасывать стылыми комьями земли могилу, сочувствующие, словно грибники, разбрелись по новому кладбищу. Еще бы, пятое кладбище для двадцатитысячного городишки- это совсем не мало....