Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Было дело:: - Селезнёв, Эпштейн и бозон Хиггса

Селезнёв, Эпштейн и бозон Хиггса

Автор: Миша Розовский
   [ принято к публикации 18:35  05-09-2011 | я бля | Просмотров: 622]
Бесстрастный механический голос объявил название следующей станции и двери вагона с шипением поползли на встречу друг к другу. Селезнёв интеллегентно опустился на коричневый дерматин сиденья рядом с очкариком, читающим газету.

Метропоезд дёрнулся, очкарик непроизвольно толкнул плечом Селезнёва, поднял глаза и воскликнул — «Ха, Селезень!!! Здорово, сколько лет сколько зим». Селезнёв вгляделся и удивился в ответ — «Эйнштейн, в бога душу мать! Ты как тут?!»

Очкариком оказался Сашка Эпштейн, прозванный в институте Эйнштейном не только по фамильному созвучию, но и за увлечение теоретической физикой. Селезень и Эйнштейн никогда не были особо близкими приятелями в студенчестве, но когда тебе сорок, то поневоле цепляешься за любую весточку из своей юности.

-- Рад, что встретил тебя, Селезень, никого из наших не видел аж с самого выпуска, — радостно поделился очкастый Эпштейн, а Селезнёв поморщился: уже успел отвыкнуть от своего прозвища.
-- Да, — кисло согласился он, — всё течёт всё изменяется, ну над чем работаешь? — поинтересовaлся Селезнёв. Не то, чтобы его интересовал ответ, но заводить разговор о жёнах и детях настроения не было.

Неожиданно Эпштейн заговорщицки подмигнул собеседнику и придвинулся ближе.

-- Слушай, Селезень, мне никто не верит, но я точно знаю, что я на пороге великого открытия! Всё так и случится, как я и пытаюсь им доказать… — физик раскрыл газету, которую читал. Селезнёв мельком глянул на заголовок. Речь в шла об андронном коллайдере, который для Селезнёва, как в прочем и для большинства нормальных людей, был просто Очень Большой Загaдочной Фигнёй.

-- Старик, я понял назначение бозона Хиггса, — театрально величественно провозгласил Эпштейн, а Селезнёв грустно отметил факт, что ему придётся слушать откровения сбрендившего гения. Но постепенно, вслушиваясь в возбуждённую речь однокашника и, стараясь не обращать внимание на капельки слюны, вылетавших изо рта Эпштейна вместе с шипящими согласными, он увлёкся.

Эпштейн рассказывал долго и упоительно. Через семь остановок Селезнёв уже знал о современной теории возникновения мира. Выходило, что так как изменения вселенной бесконечны, то на определённых отрезках её существования атомы просто обязаны складываться в порядке, в котором они уже находились ранее.

-- То есть, ты хочешь сказать, — уточнил далёкий от теории поля и прочих изысков точных наук Селезнёв, — что миллиарды частиц составляющие ну… например… ну..., — он замялся, обвёл глазами вагон и указал на девочку сидящую напротив и занятую чисткой апельсина, — вот этот апельсин существует сейчас где-то ещё ?

-- Не только апельсин!!! — непонятно чему обрадовался Эпштейн, — но и ты и я, и вообще всё, — он махнул рукой на вагон и хмурых пассажиров вокруг, — обязательно должно где-то и когда-то возникать с определённой переодичностью! Количество вариаций огромно, человеческому мозгу его не охватить, но тем не менее оно далеко не бесконечно.

-- Да ну, — не поверил ему Селезнёв, — это ж какая вероятность что такое количество атомов сложится одинаково. Ты вот попробуй десять раз «орла» выкинуть и то не получится....
-- Ну это смотря сколько раз пробовать будешь, — отпарировал Эпштейн, — в том то и дело что космос не имеет времени, и потому понятие «долго» или «быстро» для него отсутствуют. Физик победоносно посмотрел на Селезнёва.

-- Хорошо, — согласился тот, — значит какие-то триллионы лет спустя, ну или квадриллионы веков до, существовал или будет существовать ещё одна копия меня?
-- Да нет же, — досадно поморщился Эпштейн, — это для тебя «триллионы лет спустя», а для космоса, который есть независимо от времени всё происхoдит одномоментно...

Селезнёв пытался переварить полученную информацию. Выходило логично, но от этого не более понятно. Получалось, что для Селезнёва находящегося «внутри» нашего мира все события совершались позже или раньше, так как обладали точкой отсчёта, а для Селезнёва находящегося «во вне», эти параметры отсутствовали напрочь и соответственно все эти копии должны были существовать одновременно, и в тоже время, для самих себя, они отстояли в нескончаемые биллионы лет.

Слезнёв впервые осознал слова старой песни «Кипит наш разум возмущённый...».

--… так вот, этот бозон Хиггса, — продолжал не заметивший минутного «отсутствия» собеседника Эпштейн, — вовсе не относится к массе элементраных частиц. Это порядковый определитель той или иной модели бытия. Ведь для космоса всё происходит одновременно и потому-то эти одинаковые миры не пересекаются.

Этой тонкости Селезнёв не понял, но, так как ему было скоро выходить, переспрашивать не стал.

-- Ну хорошо, а этот при чём? Ну этот… — Селезнёв бросил взгляд на страницу газеты — Андронный Коллайдер...

-- Ааааа, — поднял палец Эпштейн, — вот тут-то оно и есть. Понимаешь, Селезень, взрослые дяденьки решили поэксперементировать с возникновением чего либо из ничего. Но это не запланированный акт, он нарушит и всю бесконечную очерёдность существующих ныне моделей… Они начнут налезать друг на друга, смешиваться… Настанет царство абсурда...

-- Почему абсурда? — не понял Селезнёв.
-- А как же, — весело отозвался Эпштейн, — ведь, все наши действия продиктованы целесообразностью, присущей только данной модели. Когда ты совершаешь поступок, то делаешь это с целью улучшения своего бытия… это и есть целесообразность, — видя, что Селезнёв собрался ему возразить, Эпштейн махнул на него рукой, — и не спорь, просто сам подумай… любой твой поступок, даже альтруистический продиктован тебе твоим восприятием мира....
-- И?
-- И то, что выгодно или целесообразно тебе сегодня, может совсем не подходить тебе в другом случае… ну теперь понял? Помнишь как у Бредбери — из за одной раздавленной в прошлом бабочки к власти пришла другая партия? Но там-то была фантастика...

-- Нет, не понял, — насупился Селезнёв, но его собеседник уже поднялся.
-- Ну, старичок, некогда мне тебе объяснять. Слушай, только. Через три дня, в шесть вечера по нашему времени это и произойдёт, я не знаю чем всё это закончится и как это начнётся, даже представить себе не могу...

После этих слов Эпштейн сунул Селезнёву руку и смешался с толпой.

Прошло три дня. Селезнёв уже напрочь забыл об Эпштейне и его сумасшедших предсказаниях. Быт затягивал и колбасил — жена, работа, дочка, дом...

Сидя в вагоне метро Селезнёв мельком глянул на часы — без трёх минут шесть. Опа, ещё успеем расписать с Антоном тысячу, подумал Селезнёв и тут поезд выкатился на станцию. На секунду, всего лишь на миг, вдруг погасли огни и в вагоне и на перроне. Москвичи и гости столицы одновременно судорожно вздoхнули, кто-то ойкнул. Селезнёв ощутил кратковременное голoвокружение и странное чувство Де Жа Вю. Ему вдруг показалось, что всё это уже было, но подхваченный людским потоком он потерял эту мысль...

На выходе из метро Селезнёв был остановлен тёткой замотанной в платок. В руках у тётки была картонная коробка.

-- Эй, мужчина, купи котёнка, — совала ему под нос коробку тётка, — гляди какой, за пятьдесят рублёв забирай...

На дне коробки котёнок не подавал никаких признаков жизни.

-- Так он же у вас мёртвый, — удивлённо проговорил Селезнёв.
-- Ну хорошо, — легко согласилась тётка, — тогда возьми за двадцать пять...

Селезнёв положил купленного котёнка в карман и направился к остановке автобуса.

Дома он вручил животное дочери, — Марьянка, ты давно хотела иметь котёнка, на держи… — и протянул ей на ладони пушистый трупик с болтающимися лапками.

-- Ой, какой хорошенький, — завизжала дочь — Он и не живой вовсе, кормить не надо! — она рванула на кухню к матери похвастаться подарком. Селезнёв удовлетворённо хмыкнул, снял в прихожей ботинки, брюки, трусы и прошёл в комнату.

За накрытым для чаепития столом сидела его тёща Зинаида Павловна.

-- Зравствуйте, мама — поздоровался Селезнёв и сразу уважительно снял носки. Положил их в вазу с печеньем. — Как у вас дела, как здоровье?
-- Ой и не говори, — закокетничала тёща, — вот несу вам свежие анализы к чаю, — она показала рукой на банку в центре стола со светло коричневым содержимым.

-- А вот это отлично, — довольно потёр руки Селезнёв, — как раз то, чегото нам и не хватало, — он с удовольствием вооружился чайной ложечкой и нацелился попробовать.
-- А вот подожди пока все сядут, — сердито одёрнула его Зинаида Павловна, — и не лезь в банку своей ложкой, аккуратно положи в розетку...

В комнату вошла жена с чайником. За ней показалась Марьянка с дохллым котёнком на руках.
-- Папа, его будут звать Бозо! — выпалила дочь, — он такой миленький...

«бозо, бозо, бозо» — это имя что-то как будто бы напомнило Селезнёву, но тут заголосил звонок и он потопал в прихожую. За дверью высился сосед и партнёр по картам Антон.

-- Здоров, держи краба, — прошёл в квартиру Антон, — как делишки, как детишки? — из нагрудного кармана рубашки сосед вынул красный фломастер и нарисовал на спине селезнёвой тёщи квадрат — он был интеллегентный человек, даром что военный. Тёща зарделась.

Селезнёвы расселись пить чай. Как и принято в культурных москвоских семьях, в каждую налитую женой чашку Селезнёв в начале опускал кончик своего члена, убеждался, что чай холодный и только за тем передавал дальше. В первую очередь тёще, потом гостю, а уж потом дочери и жене. Зинаида Павловна была довольна воспитанным зятем.

-- Как ваша проблема, Антон, — картинно отставив мизинец спросила тёща.
-- Вы знаете, сегодня лучше, — заверил её гость, — иногда конечно кровит, но чешется заменто меньше… — Антон, кадровый военный страдал геммороем. Сказывались просиженные на деревянном стуле в вонкомате годы. — Ну, уж раз вы спросили… — мужчина встал, отставил недопитую чашку в сторону и кряхтя залез на стол. По-военному чётко он снял тренировочные штаны и нагнулся. Селезнёвы с интересом стали рассматривать то антоново место, которое «чешется заметно меньше».

-- Ну что ты стоишь, — упрекнула Селезнёва жена, — давай быстро, видишь же Антон ждёт.
Селезнёв мухой метнулся в ванную комнату и принёс семейные зубные щётки.
-- На, — протянул он одну жене, — действуй. Оставшиеся две он раздал тёще и дочери.

Зинаида Павловна мягко развела ягодицы Антона в стороны и начала нежно почёсывать между ними. К ней присоединилась селезнёвская жена и дочь. Антон угрюмо молчал.

-- Папа, папа, а Бозо ещё не пора спать? — спросила Марьянка водя своей детской щёткой по волосатой поверхности соседа.

«бозо, бозо, бозо» — опять мелькнула в голове Селезнёва мысль. И тут он вспомнил и бозон Хиггса и теорию Эпштейна о нарушенной «целесообразности».

Какой бред подумал Селезнёв, как вообще он мог поверить этому полоумному Эйнштейну, что такое возможно. Усмехнувшись своей наивности Селезнёв пожал плечами и посмотрел в окно. Над горизонтом поднималось солнце.

Наступала ночь...

(c)


Теги:





1


Комментарии

#0 09:58  06-09-2011я бля    
хехе
#1 10:56  06-09-2011pro.bel^4uk    
ну так… «хех» -где-то так.
#2 11:01  06-09-2011дервиш махмуд    
коллайдер называется «адронный», а не «аНдронный». я спецально узнавал.
#3 11:05  06-09-2011дервиш махмуд    
адрон- это частица такая. а Андрон- имё. прадедушку моего например звали так.
#4 11:16  06-09-2011дервиш махмуд    
а так смешная идея.
хоть и не новая. Шекли «координаты чудес». ещё советский фильм «весенние перевёртыши» 1974 года выпуска. и т.д.
#5 12:14  06-09-2011Гриша Рубероид    
так вот чо в 2012 будет-та. а-а-а, бля.
#6 13:33  06-09-2011Голем    
апять некий ахтунг.
в метро, аффтырь, такими периодами не побеседуешь, орать придёццо на весь вагон.
вся конструкция ходульна ивот-вот йобнецца.
#7 17:34  06-09-2011Креотин    
такой поебени разве место в было дело? 
семейная трапеза улыбнула, автор, точи перо бытовыми разборками
#8 20:05  06-09-2011Яблочный Спас    
кавычки в первом абзаце не в тему
#9 21:55  06-09-2011Лев Рыжков    
Сначала плевался, но дочитывал из-под стола.
По-моему, афтырь дунул над книжкой «Занимательная физика».
#10 21:57  06-09-2011Гусар    
Со мной в начальных классах Толик Эпштейн учился. Охуительный пацан. Говорил что немец.
#11 17:57  08-09-2011castingbyme*    
смеялась
#12 18:00  08-09-2011метеорит    
аНдронный = эПштейн. типа стёб, не стоит заморачиваться
#13 19:26  08-09-2011vaxmurka    
Настроение поднял

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
11:14  29-11-2016
: [25] [Было дело]
Был со мной такой случай.. в аптекоуправлении, где я работал старшим фармацевтом-инспектором, нам выдавали металлические печати, которыми мы опломбировали аптеку, когда заканчивали рабочий день.. печатку по пьянке я терял часто, отсутствие у меня которой грозило мне увольнением....
18:50  27-11-2016
: [17] [Было дело]
С мертвыми уже ни о чем не поговоришь...
Когда "черные вороны" начали забрасывать стылыми комьями земли могилу, сочувствующие, словно грибники, разбрелись по новому кладбищу. Еще бы, пятое кладбище для двадцатитысячного городишки- это совсем не мало....
Так, с кондачка, и по старой гиббонской традиции прямо в приемник.

Сейчас многие рассуждают о повсеместной потере дуъовности, особенно среди молодежи. Будто бы была она у них, у многих. Так рассуждают велиречиво. Даже сам патриарх Кирилл...

Я вот тоже захотел....
Я как обычно взял вина к обеду,
решил отпить глоток за гаражами,
а похмеляющийся рядом горожанин,
неторопливую завёл со мной беседу.

Мой собеседник был совсем не глуп,
ведь за его плечами "восьмилетка."
Он разбирался в винных этикетках,
имел "Cartier" и из металла зуб....
09:26  18-11-2016
: [47] [Было дело]
Выползая на ветхо-стабильный причал,
Окуная конечности в мутные волны,
Кто-то ржал, кто-то плакал, а кто-то молчал,
За щекой буратиня пять рваных оболов.

Отстегнув за проезд, разогнувши поклон;
От услышанных слов жмёт земельная тяжесть....