Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Рекомендовано:: - Капелька оптимизма

Капелька оптимизма

Автор: Яблочный Спас
   [ принято к публикации 13:10  26-10-2011 | Х | Просмотров: 3035]
Река, речушка, реченька.
Замолви словечко, молчаливая да тихая, за меня перед морем студеным, северным. Особо не растекайся – скажи только, мол, есть такой человек, и все. Дальше, как сложится. Тебя то, знаю, море послушает. Где море, там и океан узнает. А от него, глядишь, и дальше волною пойдет.

Страшно одному умирать, одиноко. И руки никто не подаст, чтобы поддержать. А если знаешь, что хоть и бессловесна вода, но услышала, приняла печаль мою, то как-то легче. К тому же куда тело снесет – течением закружит, одному Богу известно. Да только молчит он, Бог.
Теперь знаю, каково это – каждый миг ожидать, что в спину шмальнут. Трудно соседу было – понимаю. И больше того, догадываюсь, ждал он развязки такой.

***
Я поначалу, как в деревню вернулся, бирюком жил. Ни с кем ни о чем не говорил, стороной обходя и шалман, и сельпо. Чего нужно – в райцентр съезжу куплю. Каждый взгляд чужой поперек горла. С обидой приехал, и носил ее под сердцем – с кем делиться то?
Жалиться не люблю, а что от баб беды все, то и без меня всякий знает.
Почитай год целый от людей прятался — одичал, как пес в лесу. Правда, соседи не донимали: Петровна — старуха зашла раз проведать; поп новый познакомиться заглянул – через дом, на горке, строили церковь; кряжистый, рыжий дядька, постучав в двери, спросил спичек.
«Спасибо, сосед. Заходи когда, потолкуем. Чего одному-то высиживать?»
И ушел, не обернувшись, будто понял, что не до разговоров.
О чем говорить? На лице все написано. Полгода не просыхаю. Пока до чертей не дойдет, не уймусь.

К Сретенью деньги кончились, а сил на то, чтобы хоть до разливухи добраться, не было. Осталось на кровати лежать, да водку цедить, растягивая последний пузырь. К полудню и он иссяк. Уткнувшись в пропахшую потом подушку, я ждал, когда придут демоны. Но им, похоже, надоело мое нытье.

Хмарь накрыла под утро. Холод змеей вполз под одеяло, заскользил вверх. Миновал съежившиеся чресла, уперся в подбородок. Ледяным шлангом перекрыл кислород, не давая вздохнуть. Я вскочил с кровати, спотыкаясь, дотащился до окна, и вышиб головой разбухшие створки.
На снегу, протягивая ко мне руки, лежала мать. Все, что было нужно, это схватить ее, втащить в дом, но все вокруг закружилось, и внезапно мы поменялись местами. Теперь я распластался в сугробе, а мать изнутри закрывала окно, помахивая огрызком свечи.
Может, стоило позвать ее, выкрикнуть имя, разрушить кошмарное видение, но почему-то я промолчал. А потом силуэт мамы растаял, и стало темно.

Меня нашел сосед. Шел в магазин и увидел открытое настежь окно. Дурь по зиме хату выстуживать, так ведь? Заглянул через забор, а там тело в сугробе. Ну и втащил в дом – куда ж деваться. Когда я очнулся, он сидел на корточках, заталкивая в гудящую печь поленья.
На ветхих обоях, словно в китайском театре, плясали тени.
- Завязывать тебе надо, — бутылка глухо стукнулась донышком об пол. – Не пей больше.
- Ну, вот еще.
Однако, после второго стакана меня повело, а третий и вовсе выпал из рук, закатившись под шкаф. Стены медленно перемещались, скользя по невидимым рельсам. Плыл вдаль засиженный мухами потолок.
- Мирон зови меня, не ошибешься. Какой я «черт» тебе? Совсем худо, да?
Через неделю я помогал ему перекладывать каменку.
Выбрался.
Что ж.

Прошлое отлетело календарным листком, затерялось в ларечном мусоре, сгинуло.
Легонький пух с одуванчиковой головы – дунул, и нет его.
Мальчикам больше не швырять в речку дорожный гравий, не прятать мятые сигаретки по чердакам, и облака вовсе не зайцы теперь, да смешные слоники.
Вместо пуховых зверушек, смотрят друзья с небес: — «Ну, где ты там? Скоро?»
- Скоро, дорогие мои, скоро. Потерпите, еще есть дела, — шлепаю по карманам в поисках спичек. И друзья огорченно темнеют, ворчат негромко, несутся к земле августовскими дождями. В круговороте быстрее проходит время.
Я выхожу из дома, спрятавшись в телогрейку: время собирать, время итожить, время прощаться. Ветер катает в траве побитые яблоки.

Знал ли Мирон, спасая меня, что я нежилец? Смерть спряталась глубоко в гроздьях альвеол.
Закутанная в красную ткань, она приходит каждую ночь. Прижимается грудью к лицу:
«Пей молоко, пей молоко, пей», и, слыша тревожный шепот, я пытаюсь нашарить тугую плоть.
Но вместо молока в рот бьет струя сивухи, я просыпаюсь, задыхаясь и кашляя, а утром на подушке расплываются красные пятна. После той ночи в снегу она частый гость. В шутку я называю ее Кровавая Мэри. Нюанс лишь в том, что это она скоро выпьет меня всего. Без остатка. Поп в замусоленной рясе колет дрова за новенькой церковью, и над деревней разносится монотонный стук.

На день за Успеньем бригада строителей, получив очередной аванс, растворилась в неизвестном направлении, и он ходил по домам, упрашивая на Богоугодное дело. Я – дал, сосед, Мирон, трижды сиженый — дал. А помог ли кто еще — не знаю. У нас бедно живут — старики да голь перекатная с выселок. Но поднялась маковка, а крест и колокол прислали из центра.
- Святый Боже, Святый Бессмертный, — доносилось из-за бревенчатых стен через полгода, и сосновые слезы стыли на холодном январском ветру.

Зиму пережил, весной прозрачной набаловался, впервые за годы трезво вбирая небесную синь. Думал, к лету оклемаюсь – но, знать не судьба. Обида ушла, кашель остался. Прислонясь к теплой от солнца стене, я грел спину и думал: «До зимы б дотянуть».

Осень – сезон туманов, утренней измороси и серебряных паутин. Ветви опустились, притянутые к земле спелым, медовым грузом — а ведь думали, что майские заморозки сгубят все. Но поп на Троицу отслужил Всенощную, раскатился приезжий диакон молебном во здравие и пошло, пошло потихоньку. Да так, что после Купалы ранет корзинами собирали. Сейчас белый налив поспел. Хороший поп — дело знает.
И проводить, когда придет время, сможет.

***

В то утро Мирон зашел рано, семи не было. Стукнул в окно: «Выйди, сосед, разговор есть».
Накинув ватник, я выбрался на крыльцо и ничего не увидел. Бог, великий проказник, щедро плеснул молока, замутив прозрачную осень. Все вокруг скрылось в тумане: руку протянешь – пальцев не видно. Внезапно, впереди потемнело и как в детской считалке — там, где месяц с ножом — из белой мути вышел сосед.
- Не рано? – мы собирались ехать за рыбой, но по такой погоде стоило бы выждать, пока прояснится.
Вместо ответа он долго смотрел мне в глаза, а потом выдохнул: — Нашли меня.
Облако вспухло над озером чайным грибом, и рассвет красил в сепию мир, в котором я никак не мог отыскать свое место.
- Если со мной что случится, отвезешь дочке? – Мирон щурился, хотя солнцем еще не пахло. – Дело прошлое, а попа не хочу впутывать.
Он вытащил руку. Стальной портсигар, перемотанный скотчем, тонул в нелепо огромной ладони.
Паутинки на мокрых кустах… «А почему хочешь впутать меня?»
- Конечно, отвезу.
А что я еще мог ответить?
- Тогда собирайся – поедем, проверим сетки.
Цепь лязгнула, скользя в проушинах ржавого столбика, и ссыпалась на дно лодки.
- Весла подай, что стоишь.

Мы забирали левей, к тростникам. Озеро шлепало в приподнятый нос, и лодка рывками скользила в прозрачной воде. Туда, где в тихих затонах спят тяжелые щуки, по утрам раскрываются, встречая рассвет, огромные лилии, и пахнет тиной.
- Мне повезло, — начал сосед, когда пробив тростниковую стену, мы оказались на озерной полянке сплошь покрытой ковром из кувшинок, — Вышел вовремя. Еще бы месяц, и чикнули.
Выброшенная спичка попала на круглый лист кувшинки, и теперь корчилась, догорая.
«Прямо как я…» — резанув грудь, потемнело в глазах.
Он помолчал, но, не дождавшись реакции, продолжил.
- Взял много, сел надолго, вернулся сюда. Нельзя мне к дочке было – опасно. Старые темы…
Плыли долго, туман рассеялся, и облака брели друг за другом, как стадо коров: лениво, тупо, бездумно.
- Про должок напомнили, что ли? – спросил и подумал, что ничего, в принципе, не изменилось за двадцать лет: те же законы, те же долги…
Мирон поморщился, но кивнул, соглашаясь.
- Давно были?
- С неделю. Сказали – зайдут. Потому и прошу.
Волчары к нему зайдут – ничего он не сделает. И валить их нет смысла, другие придут. А коли сбежишь, разыщут, и муку примешь. Долг, как я понял, он возвращать не хочет.
- Прости, сосед. Коробку передам, остальное не мой вопрос.
Он только качнул головой согласно, словно не ждал другого ответа, и через пару минуту мы выпутывали скользкое серебро из тонкой сетки.
Возвращались затемно.
- Мечтал, чтобы дочь добрым словом вспоминала, не стыдилась. Знать, что в коробке хочешь?
Я покачал головой, пытаясь просунуть дужку лодочного замка сквозь цепное звено.
- Ну, как хочешь. Точно передашь? Слово?
Замок со щелчком встал на место. Отряхнув руки, я повернулся, также как он утром, глядя в глаза:
- Что просишь, раз не веришь? Сказал – передам, сделаю.

Мы выросли, балансируя на пирамиде граненых стаканов, лжи и наперсточных замесов.
В барахольных лабиринтах. Выстрелив в никуда.
Мимоходом встречая тени друзей в узких коридорах городских кладбищ, я прохожу мимо – нет общих тем. Все заросло бурьяном и лебедой, украденное пропито, а имена на кривых крестах стерла зима. Все думали, что будет не так.
Оказалось, будет намного хуже. Нелепей, страшней, проще.
Скоро зажгут опавшие листья, и в щели затянет дым.

Мне нравился Мирон. В нем было то, чего мне иногда не хватало: спокойствие, рассудительность, степенность.
«Чего дергаться», — вскрывал он финкой гнойник на руке.
Трехметровые сугробы срастались с крышей, и ветер рвал телефонные провода. У нас по зиме до больницы не доедешь – сам выживай, коли сил хватит. Нет – извини.
«Бог дал, Бог взял», — хоронил у дороги шелудивого пса, сбитого дальнобоем.
«Не кипеши. Денег надо? Дам», — выносил попу перетянутую резинкой пачку.
Как-то раз — даже не знаю, что на меня нашло – вывернул душу, поведал ему, отчего сюда перебрался, закрылся от всех. Мирон помолчал задумчиво, а потом усмехнулся: — «Сам загоняешь себя, сосед. Только сам. В прошлое пялишься, как маленький. Будто не знаешь…»
- Что? Что не знаю? — перебил я, — Все знаю, все понимаю. Рыпаться неохота, смысла нет. Вот и доживаю свое.
- А я говорю, не знаешь, — продолжил он. – Капелька оптимизма, и все будет путем. Верить надо, и тогда, может, наладится жизнь. А ты заладил – «доживать, доживать…» Тьфу.
Мирон поглядел в окно, и, неожиданно улыбнувшись, добавил: — Ну, или пара капель.
Ледяной самогон убрали в четыре приема – два раза по полстакана.
Наполовину пустых или наполовину полных?
Вопрос.

Коробку я спрятал в шкаф, под свернутое одеяло.
Подальше положишь – поближе возьмешь.
На всякий случай, сказал Мирону где искать. Что Бога, что наши — дороги неисповедимы, и кто в гонке лидер, сосед или я, еще неизвестно.

Но не прошло и недели, как сосед разорвал грудью ленту, заступив за финишную черту.
Сначала нашли лодку, вытащенную на берег и для чего-то закиданную осотом, а через пару дней свежак пригнал распухший труп. В графу «причина смерти» менты, особо не парясь, загнали «несчастный случай» — проломленная голова и выбитые зубы — мелочь, на которую обычно в наших краях внимания не обращают. Кому перешел дорогу старый зека, так и осталось тайной: о прошлом он вспоминать не любил, да и говорили мы не так часто. Мало ли недругов заимеешь за двадцать лет лагерей?
Отпели. Помянули.
А ночью его дом вспыхнул, подожженный с четырех сторон, и приехавшим из райцентра пожарным только и осталось, что бродить по пепелищу, вороша сапогами тлеющие угли.
Кто? Зачем? К чему вдаваться в подробности – люди, видать, серьезные, а своя рубашка как-то ближе. Я навесил на калитку амбарный замок и на ночь клал рядом с печкой заряженный карабин. На всякий случай, хоть был вроде не при делах.

Через пару дней я повесил «Сайгу» на гвоздь. Видно кому было надо, дела с соседом решил. Душу, местью потешив, унялся. Окружающий мир подернулся дымкой, потерял резкость, и жизнь вернулась в обычную колею. Это только кажется, что время в старости вязкое и тягучее, словно липовый вар. Нет. Тоже льется между пальцев, не удержишь. Гораздо быстрее, чем в юности, ибо дно совсем близко.
По радио объявили Персеиды, и по ночам я пялился в чернильное небо, чтобы увидев короткий метеоритный росчерк, успеть загадать желание.
Сам собой утих кашель, и все вроде пошло по накатанной. На горизонте маячил октябрь, и опустевший лес по утрам с головой окунался в глухие туманы.
Я ждал, что дочь приедет на похороны, чтобы избавится от опасной посылки, но напрасно.
А через две недели и мне пришлось резко ускориться. Все вышло, как вышло, и, отклоняя нависшие над тропкой мокрые ветки, я…

***

- Слушай, а может сосед в курсах, куда Мирон булыги заныкал? – облокотившись на перила, молодой выкинул окурок.
- Вряд ли. Он скрытный был. Лишнего не болтал. Если схоронил, то на совесть. Пропали камни, похоже. Поторопились вы.
Пожилой смотрел на уплывающий по течению окурок и вспоминал бабкины слова: «кто с лысинкой родился, с лысинкой помрет», а также другие поговорки, связанные с отсутствием у собеседника ума.
– Ты лучше думай, что докладывать будем. Срок вышел, а результат нулевой.
- Не кипеши. А соседа навестить надо, считаю. На грех и курица пернет, а? – молодой рассмеялся было, но пожилой, указательным пальцем поправив очки, повернулся к нему спиной и поднял воротник.
Тот обиженно насупился. – Все-таки съездим. Может, нароем чего.

Хотел бы я знать о соседе чуть больше, да вот оно как вышло. Зато о рыбалке всласть наговорились. Сети у него были знатные, японские, и каждый божий день Мирон пропадал на озере, регулярно принося домой толстых, как полено щук, бронзовых, торфяных лещей в бурых пятнах, живучих линей. После того разговора он еще пару раз просил присмотреть за мережами, когда ненадолго уезжал в райцентр, и всякий раз в лодке билось не меньше пары десятков килограммовых рыбин.

Сетки теперь гниют, зарастая тиной в затоне у дальнего берега, Мирон спрятался от мира в деревянный ящик, а меня намедни навестил участковый с парочкой, сильно смахивающей на моих бывших друзей, и деликатно поинтересовался, не затрагивал ли покойный в разговорах финансовых вопросов, намекал может на что, хвастался…

- Нет, — я с сожалением качал головой, — Ни о чем таком не разговаривали, вообще мало общались, он – непьющий, а я, вон, третий год без просыху. Должен остался, что ли?
- Наследники интересуются, — пояснил мент. Парочка переглянулась, и я понял, что к ночи они явятся без официального прикрытия. Ну и так далее. На пять минут разговор.
Ушли. Но еще вернутся. Мне ли не знать.

Возможно, они действительно хотели просто поговорить. Возможно, услышав, что я ничего не знаю о наследстве Мирона, они развернулись бы и ушли, не забыв аккуратно прикрыть за собой дверь. Но когда от сильного тычка в грудь я отступил к стене, случайно коснувшись висящего на гвозде карабина, Бог недовольно смешал карты.
Трижды рявкнула, дернув руку «Сайга». Два – чтобы свалить пришедших незваными, и третьим – последним, чтобы добить.
Я просто хотел спокойно дожить то, что мне причиталось.
Добрый Бог, почему ты такая сволочь?

***

… уходил через лес.
В четыре утра шел подкидыш до узловой. Оттуда до города можно нанять водилу.
Мелко дрожало покрытое грязью стекло. Липкий туман начинал собираться под насыпью, и когда поезд входил в поворот, то можно было видеть, как белые ленты сплетаются над землей, поднимаются выше, превращаются в стены. Скоро за окном не было видно ни зги. Казалось, состав замер и лишь мутные тени телеграфных столбов проплывали мимо покрытого испариной окна.

Некоторые поступки ты совершаешь непроизвольно. Не думая.
Но если все остальное в своей жизни ты делал как должно, то и на этот раз выйдет как надо. Убив двух, незнакомых людей, я не чувствовал ни сожаления, ни раскаяния. Только досаду на Бога, не давшего мне умереть в своей постели.
«Может и лучше, — утешалось под глухой перестук, — Чем одному догорать».
Под скотчем белел бумажный листок с адресом и телефоном.
«А вот как зовут ее, не спросил…»

Город встретил дождем. Серые люди скользили как тени сквозь липкий смог, и черно-белые шавки рылись за автовокзалом в размокших картонных коробках.
Бомбила, высадив меня, отчего-то медлил и не уезжал, пристально глядя, как я пытаюсь разобраться с мобильником. Наконец, ему видимо надоело, и красное зубило сорвалось с места, напоследок обдав грязью из лужи. «Сволочь. Вроде нормально дал…»

Сидя в кафе, я прикидывал с чего начать, но каждый раз уже положив палец на кнопку, отдергивал его. Что ей сказать? «Я от отца вашего, он передать кое-что просил» – может принять за подельника и наезд. «Папа приветы шлет?» – Да на кой ляд ей эти приветы сдались, если даже на похороны не приехала…
Так ничего не придумав, я просто позвонил, и через пару секунд механический голос пояснил: «Номер абонента заблокирован».
Вот и приехали.
Сонная муха медленно ползла по стеклу, пересекая свое мушиное лимбо. Скоро зима. Что ей светит? Затхлый рай между рамами, медовый сон до весны и еще одно лето? Или звонкий как выстрел газетный шлепок, океан боли и шанс, переждав оборот колеса, возродиться в ином обличье?
«Что ты мнешься? — царапнула изнутри паскудная мыслишка. – Открой, да посмотри. А то неровен час завалят, а за что, даже знать не будешь».
Затушив сигарету, я вышел под дождь.

Дверь открыл мужичок, похожий на мопса: курносый, низенький, кривоногий.
- Что надо?
«Может, муж?»
- Мне Мирон Андреича дочку. Я от отца ее, это ведь седьмая квартира?
- Квартира то седьмая, — он на секунду задумался, пытаясь сообразить о ком речь, но потом вспомнил. — Только не живут они тут больше.
- Давно?
«Вот непруха. Что ж это получается, зря все? Напрасно?»
- Да с год уже, почитай, как я купил.
- А как найти, не знаете?
- Тю! Оформляй визу, да в Канаду езжай – там и ищи. Уехала она. Насовсем. По крайней мере, так говорила.
- А телефон, или адрес новый не оставляла?
- Какое там! По срочному продавала, только бумаги подписали – в тот же вечер и улетела.
- А что спешила так, не в курсе?
- Понятия не имею. То ли замуж вышла, то ли еще что. А сам-то чего хотел?
«Вот змея! Отца родного кинула, а он приветы ей…»
- Да вот, повидать хотел, да не судьба похоже.
- Ну да, ну да… бывает.
- Всего доброго.
- И тебе не хворать.

Выходя из подъезда, я потянул из кармана сигареты, и обмотанная скотчем жестянка, выскользнула следом, свалившись на грязный пол. Наклонившись, я схватил ее, рванув липнущую к рукам прозрачную ленту, открыл и, тут же захлопнув, спрятал обратно. Но на мгновение, вспыхнули радугой, спрятанные в коробку четыре прозрачных капли.
«За такое десяток Миронов грохнут – не поморщатся», — мелькнула мысль, и мир сразу сделался колючим, непредсказуемым, опасным.
Озираясь, я быстро шел по дворам, ныряя в темные арки и вновь выбираясь под дождь. А в исцарапанном портсигаре на ватной подстилке уютно устроился последний, так и не переданный привет мертвого папы своей непутевой дочке.
«Капельки оптимизма, ха! Карата по три, а может и все пять… Сотня кусков, если слить и забыть… Причем, не рублей. Эх, сосед, до чего ж ты любил эту тварь».

***

На мосту машины притормаживали – светофор на съезде был сломан, и приходилось пропускать тех, кто двигался по набережной. Черный седан со звездой на капоте требовательно загудел, перестраиваясь в крайний ряд. Я оглянулся: прижавшись к бордюру, он притормозил, и наглухо затонированное стекло медленно поехало вниз.
«Быстро нашли, — побежала по спине холодная струйка, — Прямо здесь, что ли кончат? Эх, прожил, как выпил…»
Из окна высунулась суровая физиономия: — До Рузовской правильно еду?

Я кивнул и отвернулся. Руки тряслись, как с тяжелого бодуна, и пришлось вцепиться в перила, чтобы унять поганую, стыдную дрожь.
«А ведь найдут. Поздно или рано – все равно отыщут. И убьют. Этого ты хотел?»
- В принципе, мне все равно.
«Уверен? А камушки? Тоже им отдашь? Мирон тебе во-о-от такое спасибо на том свете скажет».
- И, что предлагаешь?
«Твой город – ты и думай, что делать. Неужели всех друзей растерял?»
Я уже размышлял об этом. Сидя в кафе, наблюдая за мухой, упрямо ползущей к открытой створке, и тыкая пальцем в свой телефон.
«Заберешь – все пойдет по-другому. За полцены их притырит любой барыга. За эти бабки и документы и деньги. Новая жизнь, все по другому… Решай, что ты паришься, ну!»
- «Любой» не катит – тут свой нужен.

Отпустив перила, я поднял воротник и сунул руки в карманы. Дождь кончился, зато поднялся ветер – осенью хорошей погоды не жди. Зло взъерошив мутную воду, он гнал по каналу мусор, и пустые пакеты, как паруса лилипутской эскадры неслись под мостом на север.
«Ну, будешь стоять и ждать? Или рискнешь?»

Над ухом раздался громкий щелчок, но вместо ватного Деда Мороза под елкой и леденцового петушка, перед глазами мелькнул одетый в белое сад, сквозь него выгнулся золоченый купол по- над озерной звонницы и скатился с небес, рассыпавшись в лужах на тысячи зеркальных осколков, солнечный шар.

«Все?»
Сердце ухнуло, падая, без единой надежды быть подхваченным, но все-таки не долетевшее до земли.
«Нет?»
Повисло на ниточке, дернулось пару раз, застучало, выправляясь, и снова поползло обратно.
«Что? Ах, черт возьми».

Сложив зонт, женщина в бордовом плаще посмотрела на меня, но, не найдя ничего интересного, быстро пошла дальше. На долю секунды перед глазами возникла смерть в красной тряпке, приходившая по ночам. Кровавая Мэри, пьющая жизнь и ничего не дающая взамен.
Кажется, на какое-то время о ней можно забыть. Забудет ли она?
Как там сосед говорил: «Добавить капельку оптимизма?»
У меня их целых четыре — должно хватить.

Сойдя с моста, я вышел на набережную и поднял руку, останавливая такси.


Теги:





1


Комментарии

#0 14:06  26-10-2011Рыцарь Третьего Уровня    
замечательная работа!
#1 14:53  26-10-2011VETERATOR    
Прав Шиз, пора и в рекаменд.
#2 15:07  26-10-2011Шева    
Традиционно сильно и душевно.
#3 15:08  26-10-2011X    
голосуйте, хуле.
#4 15:09  26-10-2011Шева    
За.
#5 15:10  26-10-2011я бля    
пора
#6 15:12  26-10-2011Красная_Литера_А    
пора
#7 15:22  26-10-2011ЙП000    
протиф
#8 15:24  26-10-2011castingbyme*    
хорошо написано. Крепко.
#9 15:29  26-10-2011Рыцарь Третьего Уровня    
в рекаменд
#10 15:51  26-10-2011Голем    
тегзд мне не близок, но рикаменд аффтору Яблочный Спас поддерживаю.
#11 15:59  26-10-2011net_pointov    
рекаменд
#12 16:02  26-10-2011Саша Штирлиц    
хороший рассказ
#13 16:04  26-10-2011Гриша Рубероид    
угу. ЗА.
#14 16:08  26-10-2011кольман    
Рука Мастера. В рекаменд.
#15 16:25  26-10-2011ППС    
съежившиеся чресла? Это как? И между чреслами и подбородком ещё дохуя чего интересного
#16 16:44  26-10-2011elkart    
Время пришло.
#17 16:53  26-10-2011X    
Наливай.
#18 16:59  26-10-2011Гельмут    
с рубрикой, Спас.
заслужено.
#19 17:02  26-10-2011Гриша Рубероид    
не передал всё-таки. зря. не будет счастья, а конец один.
#20 17:03  26-10-2011тихийфон    
пока четал, перенесли. да, здесь самое место.
Спас, будешь в столице, маякни, если не в падлу...
(у Антона номерок есть мой)
#21 17:10  26-10-2011castingbyme*    
Спас, поздравлеск!
Напиши в след. раз чего-нить радостное. А то очень мрачно всё у тебя.
#22 17:19  26-10-2011Яблочный Спас    
Большое спасибо редакции и всем оценившим.
На самом деле приятно конечно, хули говорить.
Буду работать дальше.
Спасибо вам есчо раз.

Фон, я планирую в конце ноября быть. Может и классек поедет. Безусловно наберу сразу.

#23 17:19  26-10-2011Oneson    
серьёзно всё. с рубрикой!
#24 17:29  26-10-2011тихийфон    
спасибо, Спас
#25 17:42  26-10-2011SF    
читал с интересом.
рубрека
#26 18:33  26-10-2011Илья Волгов    
ах эта вечно похмельная, дышащая перегаром в лик несправедливой жизни русская душа безосновательно наивного оптимизьму!
всплыл в глазах недавний наш фильм «ЖИТЬ», автору советую.
Написано хорошо.
#27 18:34  26-10-2011VETERATOR    
Поздравляю, Володя!
О чом тут спорить, вырос!!!
#28 18:41  26-10-2011Главный гавнюк    
чо уж там, понравилось
#29 19:13  26-10-2011Швейк ™    
Хуясе новости.
Что бы они без нас болотных делали. Поздравляю, браза
#30 19:15  26-10-2011детский писатель Шнобель    
Поздравляю афтора с рубрикой. Рассказ хорош.
#31 19:45  26-10-2011дервиш махмуд    
дорботный текст. поздравляю конечно.
#32 19:57  26-10-2011Яблочный Спас    
Благодарю за отзывы
Рад, что понравился текст.

Швейк, спасибо, бро.
#33 20:02  26-10-2011Швейк ™    
Это я поздравлял, еще не читая. А теперь вот прочитал. Добротный такой рикаменд. Неоспоримый
#34 20:02  26-10-2011Глокая Куздра    
Не читала, но одобряю.
#35 20:56  26-10-2011Серафим Введенский    
Поздравляю! Это заслуженно!!! Реально.
#36 21:40  26-10-2011maska    
Диалоги с совестью.Хорошо.
#37 22:50  26-10-2011pro.bel^4uk    
Ложка меда в бочке дёгтя… Текст понравился тем, что дарит хоть небольшую, но все же надежду. А вот от атмосферы уныния, отчаяния лично Я почему-то устал(слишком много ее в современной литературе), но, видимо, сдесь по другому никак… «Мимоходом встречая тени друзей в узких коридорах городских кладбищ, я прохожу мимо – нет общих тем.»(c) ЭТО ВЫШАК!!! В общем заслужено, спасибо автор.
#38 22:56  26-10-2011Яблочный Спас    
Надо бы и впрямь к свету поворотицца, угу.
#39 23:00  26-10-2011ПОРК & SonЪ    
Пока не читал ещё (только вот обнаружил) Но автора поздравлю с честно заслуженной рубрикой, так как старается и преуспевает в этом.
#40 23:15  26-10-2011ПОРК & SonЪ    
Прочитал, качественно.
#41 23:23  26-10-2011Лев Рыжков    
Очень сильно написал. Реально по мощам редакцыонный елей. Но, блять, концовки-то — нет. То, что в рассказе — это не концовка ведь. Это устал автор писать называется.
#42 23:30  26-10-2011ПОРК & SonЪ    
Кстате да, мне вот подумалось, мож последняя строка лишняя?
#43 23:30  26-10-2011Яблочный Спас    
Лев, спасибо.
Но нет. Не устал — боже упаси. можно было и дальше. Но оказалось, так надо.


#44 23:38  26-10-2011Лев Рыжков    
Ну, надо — так надо, чотам.
#45 23:45  26-10-2011Яблочный Спас    
гы
извини
спасибо большое есчо раз
#46 00:18  27-10-2011pro.bel^4uk    
Не! Нельзя тут продолжения! Тут надежда есть на что-то светлое, очень хрупкая, как последний лед. А в продолжении будет максимум блекджек и шлюхи, а то и еще че похуже. Не надо.
#47 00:20  27-10-2011Дмитрий Перов    
Да-а-а… Это — сильно. Очень. Местами аж какая-то дрожь по спине пробегала. Не та, что от страха. Та — что от драйва.
Спасибо, Володя! Это очень хорошо. Мастер. Поздравляю!
#48 00:22  27-10-2011Дмитрий Перов    
да, не нужно тут никакого продолжения. Зачем. Пусть каждый, сам, в силу только своей фантазии и мироощущения, его и нарисует. Правильно вон товарищ про надежду говорит. Я её нарисовал себе.
Обалденный рассказ. Всё как надо.
#49 00:28  27-10-2011Лев Рыжков    
Вы, камрады, вот этим «не надо» афтыря-то принижаете. Мол, возьмется и напортит. А мне кажется, что и не напортит.
#50 02:22  27-10-2011штурман Эштерхази    
отличная проза! Конечно, Спас, нужно продолжение. Арлекин тож, наверное, сказал бы так… и написал бы…
#51 07:13  27-10-2011Григорий Перельман    
уважаю
поздравляю с заслуженным!
не падай с вышки, не загордись
#52 09:06  27-10-2011Гена Герасим    
ё

#53 10:41  27-10-2011Дымыч    
замечательный рассказ
#54 12:47  27-10-2011Дура    
офигенски прекрасно
первая треть разссказа — чисто Паустовский
очень и очень весь тегзт, а не что-либо как
#55 12:53  27-10-2011Щикотиллло    
отлично. Я ждал и верил
#56 13:05  27-10-2011Яблочный Спас    
Спасибо большое.
рад, что не подвел.
#57 13:18  27-10-2011Шизоff    
 
#58 13:26  27-10-2011Яблочный Спас    
гыгыгыгыгыгыгы
с кем это ты?
Мадонна на заднем плане интригует
#59 13:27  27-10-2011простой    
Спаса с рубрекой. Молодец, заслужил.
#60 13:41  27-10-2011castingbyme*    
баба на картинке усатая и в парике. Нет, даже не в парике, а вырезанная из бумаги. Не стыдно фейки делать?
Спас. Про альвеолы очень понравилось. Бог, великий проказник — не пошло. Описание осени с попом и яблоками — гениально.
Ещё раз поздравляю. Удачи тебе.
#61 13:43  27-10-2011Швейк ™    
Классику перестали давать? Вырезать баб из бумаги — это охуенски!
#62 13:43  27-10-2011Швейк ™    
Пойду сейчас себе тоже навырезаю
#63 13:47  27-10-2011castingbyme*    
Швейк, щас твоё письмо пойду стибрю. Оно мне очень понравилось.
#64 13:48  27-10-2011Швейк ™    
Бери. Хуле уж там
#65 13:53  27-10-2011castingbyme*    
да. Жалко добру пропадать.
#66 13:59  27-10-2011Яблочный Спас    
таки написал?
пошол четать
#67 15:03  27-10-2011Швейк ™    
Не, Спас. Кастя тот невнятный огрызок решила спиздить. Там только Андрюхины песенки
#68 16:41  27-10-2011Григорий Перельман    
йа вас фсех атхуярю!111
#69 18:46  27-10-2011Мистер Блэк    
ага. Спас. с рубрекой.
давно пара было.
#70 22:27  27-10-2011Парк    
Конечно если так четко знать меру во всём и писать прозу поэтичней прозы А.С. Пушкина с правильным сказал бы даже филосовским пониманием русской души, то где ещё можно оказаться как не в рекоменде.Поздравляю и обязательно выпью за твоё здоровье, Спас.
в таком рассказе главное язык или ритм языка поймать и передать читателю, получилось!
#72 23:33  27-10-2011Яблочный Спас    
спасибо, Виктор Иванович.
#73 23:47  27-10-2011Медвежуть    
Зоя Бисова! Малацца! Остальное завтра скажу.
#74 23:51  27-10-2011Яблочный Спас    
Александер — благодарю есссно.
увидимся канешна
#75 00:02  28-10-2011Швейк ™    
Ачо Спас — Зоя? Жуть хочет опрокинуть мой мир
#76 00:28  28-10-2011Швейк ™    
Бля… Только щас понял ход медвежутьей мысли
#77 00:30  28-10-2011Марычев    
теперь онъ тебя съест
#78 12:03  28-10-2011Sgt.Pecker    
Ох бля чуть не проебал замечательную вещь. Ну рад что моя юбилейная днюха отмечена рикамендом от одного из любимых афтаров ЛП.
Молодец хуле
#79 12:46  28-10-2011дервиш махмуд    
тут про паустовского говорили, а мне напомнило в.распутина. в хорошем смысле.
#80 13:19  28-10-2011[B_O_T]anik    
Присоединяюсь к народу, народ в данном случае прав
#81 20:33  28-10-2011Яблочный Спас    
Ха11

Сержант — спасибо тебе. И с Днюхой прошедшей традицыонно!

Всех благодарю за то, что зачли. Все будет заебись, ну
#82 00:49  29-10-2011Чхеидзе Заза    
жму руку. поздравляю- экземпляр бандеролью пришлет ли добрая душа. магарыч за мной.
#83 08:16  30-10-2011дохлятина    
«Добрый Бог, почему ты такая сволочь?» (С)
Хорошо написал, хотя и чернуха.
#84 22:44  30-10-2011Ящер Арафат    
Очень сильный рассказ, зацепило, слов нет, одни эмоции.
#85 22:46  30-10-2011Гена Герасим    
Две капельки оптимизма :
#86 22:47  30-10-2011Гена Герасим    

#87 23:02  31-10-2011lolita    
заслуженно. поздравляю.
#88 00:23  01-11-2011norpo    
Как фильм по первому каналу посмотрел, какая банальность, боже мой, а где же мать старушка, где драма, нет никакого сочуствия к героям повествования — пришел, выпил, ушел, пришел, зека, пацаны слово держат, концовка слита, всего один труп, поп никакой, в чем смысл, а?
А никакого смысла в этом повествовании нет, это же сценарий для очередного унылого говна по тв.
#89 08:58  03-11-2011Гена Герасим    
1 (Одна) Капелька Оптимизма:
#90 08:58  03-11-2011Гена Герасим    

#91 13:29  03-11-2011chi1008ich    
Выражаю, дарагой Вова, свое восхищение, паскоку, будучи осведомленным с некоторыми твоими креативами, прослеживается ощутимая тенденция конструировать великолепные тексты, используя этакий легкий штрих карандаша, мазок акварели. Глубоко личный, красивый. И получается прекрасный рассказ-эссе, шибко гармоничный, в наших лучших российских традициях, ну, типа такого вместилища, жилища, штоле, сложенного из добродного кирпича, замешанного на нашей противоречивой нутрянке.
Наблюдаю, кста, некие акварельные тона лексически правильно выбранных слов, противодействующие, скажем, моему обостренному интеллектуализму, который иногда прорывается, как ни странно, у тебя между строк. Порадовал дядьку. Отлично… Вычитывается удивительное чувство меры и тонкий, поистине мужской вкус, что крайне редко встречается меж нами. Простые, яркие, такие сочные поэтические образы. А может это и есть мини-поэма? Ведь есть же в тексте что-то наивно-подкупающее, такое искренне-детское. Это ж в наше время такое великое достоинство! Вот почему хочется поделиться своими наработками. Причем без меркантильной окраски. Твое творчество находится на полпути между догадкой и откровением, при том, что ты переводишь некие метафизические истины на земной язык, тем самым осуществляя определенный способ выражения эмоций в нашей отечественной словесности. Что, междупрочим, представляет некую антропологическую цель, а задача которой – извлечение из всех элементов, ее составляющих, максимум смысла. А твоя образность предполагает в конце концов законченную форму, и, что самое важное, – легко запоминается.
Кароче: ма-ла-дэц!
#92 23:15  03-11-2011дважды Гумберт    
о, Спас, поздравляю. чота проебал. сам креос после зачту
#93 16:36  05-11-2011Ирма    
Сильно, но могли бы повествование продолжить.
#94 18:49  07-11-2011Радуга    
АХ!!!
блеать- я наверно тварь тупая! но ваще чо за херь!!! каким же задротом нада быть чтоб такое строчить!!! я такое даже в школьной программе не читала! что то из середины 20 века -тока сотовые тилифоны добавились… я книгу серии Сталкер быстрее прочитаю чем это вот- не оригинально не фига, банально, скучно, не интересно… безвкусица бытовушная....norpo согласна с тобой полностью! бля хз- была б и я таким задротом, сидящим ссутулившись и прилипив левую руку к еблу, смотря в монитор и рассуждая о смысле бытия — мож тоже б чо то подобное писала… херь кароче ваще…
#96 15:33  17-11-2011Кристина Ланде    
Наверное, это самое лучшее из того что я читала здесь.
#97 03:52  03-01-2012Кардамон    
Рекаменд
#98 22:50  07-08-2013Алена Лазебная*    
Силища!
#99 22:52  07-08-2013Григорий Перельман    
на бумаге, кстате, издали

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
20:34  18-04-2015
: [150] [Рекомендовано]

Я родился в Восточной Сибири, немного раньше, чем планировал. Примерно на три месяца. Мама моя, была в то время очень приличная 37-летняя женщина. На 22-ой неделе ее пригласили на поминки к очередным и многочисленным нашим родственникам. Мама так резво там отплясывала, что в итоге вечером того дня у нее случился выкидыш....
21:19  19-02-2015
: [175] [Рекомендовано]
- Все, что вы написали - ни к черту не годится!
Редактор угрюмо сверлил Лярвина взглядом. При этом, брови его, кустистые и припорошенные перхотью, казалось, жили собственной жизнью, то сдвигаясь к мясистой переносице, то взмывая к низкому, нависающему лбу....
09:45  30-05-2014
: [65] [Рекомендовано]
Зима.

- Ты не просто дура, а вдобавок ещё и дура в квадрате!

Двадцать лет назад Вовка окончил физмат и, будучи по натуре человеком тихим и скромным, если и выпускал наружу своего демона, то делал это интеллигентно. То есть бранных слов и мата старался по возможности избегать....
20:18  24-02-2014
: [117] [Рекомендовано]
перепост

"Должок помнишь?"
палец




Кот и Лера расставались уже целый год и всё никак не могли остановиться. То есть, не могли цивилизованно и окончательно развалить свою семью. Да никто из них и не знал, что это такое - цивилизованное расставание....
09:43  07-12-2013
: [105] [Рекомендовано]
ломать - на порядок всегда интересней работа
когда распадаются вредные сгустки молекул
в сознании мальчика с ломом в блестящих от пота
рождается чувство что здорово быть человеком
.
рождается чувство что здорово бить человека
за правое дело, за левые деньги, от скуки
садятся в свои самолёты паломники в Мекку
но что-то внезапно с приборами, видимо глюки
....