Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Палата №6:: - Гибель Викиного мужа.

Гибель Викиного мужа.

Автор: Lutiy
   [ принято к публикации 20:07  24-12-2011 | Лидия Раевская | Просмотров: 601]
Начес из 80-х, впалая грудь и три рабочих отверстия влекут к Фраер самцов. Мне она не дала и невыбрызганная сперма стухла в яд, который я периодически плескаю на нее, слившись с толпой, вызывая недоумение и пятна. Она вертит черепом, но видит то псевдоветерана, то усатую женщину, то пубертатного юнца, то лампу в конце перехода. Из муравейника в ее голове струится неустанная река насекомых, возвращаясь обратно с добычей. Ее черепушка напоминает жилище Гобсека в последней стадии. Сейчас она стоит впереди толпы и из ее рта сыпется всякая ерунда, что натащили насекомые.
Сама Вика хлюпает невыразительным носом и капризничает с мужчинами. Вокруг колыхаются графоманы, бездарности и безвольные таланты. Муж Вики, скрестивший руки на груди, заметен на краю крыши. Никто толком не знает, как его зовут, а сам он легко откликается на разные имена и клички. Лица его тоже не помнят, но у многих оно ассоциируется с каким-то желтым цветком. Он приветливо машет толпе триппером и декларирует свое желание суицида. Толпа давно в нем разочарована, но каждый раз вспыхивает новой надеждой на зрелище. Вике это тоже удобно, поскольку есть тема для трепа и плача. Слезы она промокает о пухлые телеса жалеющих ее тунеядок. Мужчины обнимают ее, утешая, помня, что лучший лекарь — Мистер Пенис. Некоторым коитус удается: Вика брызгает слезами при каждой фрикции, но эти нелепые движения ее успокаивают. В перерывах между депрессиями она обращается самкой шимпанзе, предается разврату и голосит на все джунгли, затапливая приливом сексуальной энергии даже полудохлого пердуна из дома напротив. В эти редкие дни он оставляет в покое бинокль и фантазию и ходит, тыкая своим малосольным корнишоном во все найденные отверстия.
Появляется муж Фраер и накачивает ее через анус, отчего у той поднимаются скулы. Мутные личности выделяются из толпы и пользуются другими ее отверстиями. С Фраер сыпется штукатурка и стоны, обнажая язвы и порок. Постепенно на ее теле начинают вырисовываться контуры портового города. Там – ночное море, шелест прибоя, романтика, изнасилования, грабежи, дешевое вино, отстойные шлюхи.
Викин муж неожиданно для всех пускает газы и на этой реактивной тяге уходит с крыши в пике. По пути к земле он срывает провода, бельевые веревки и визги, разбивает горшки с херанью и парочку девичьих сердец. На шум на балконы выскакивают тунеядки, некоторые из которых, видя внизу сборище, волнуются и устремляются к асфальту. На месте их падения становится живописно и в этом мясном ряду останки смешиваются. Вика привычно роется в красном и набирает себе в сумочку и карманы. Будущее настолько тревожит ее, что она немедленно совокупляется с проходимцами, романтично задымленная паром от свежей крови. Смерть на миру, а изба пирогами.
Шлюха! – кричит кто-то. Вика хмурит лобик и лобок и оглядывается. На краю толпы стоит Фраер с включенным моветоном. Рядом маячит ее муж и мнет ей пелотку. Оттуда падают комки творога, тут же поедаемые муравьями. Донна Роза Бельведерес трясет брылями, забрызгивая слюной окружающих и поля шляпы. Так она выражает свою гражданскую позицию и привлекает внимание. Ей тоже хочется в сумочку и карманы, но отсутствие прививки от триппера останавливает. Невыспавшийся дятел долбит ей голову, путается в обрывках шляпы и муравьи утаскивают его вместе с асфикцией к себе. Эхо криков Фраер гуляет по окрестностям и на Вику накатывает желание новой порции утешений. Она начинает плакать и заворачиваться в гардины. Вскоре Вика напоминает тайфун с карнизом. Услужливый краб ловко освобождает ее тело от ткани и бравый майор в усах и похоти пристраивается сзади, бряцая ножнами, шпорами, спорами, шпротами и скудоумием. Дети смеются, показывают пальцем и имитируют звуки. Рты у них в красном, Венеры они не боятся.
Толпа потихоньку рассасывается, таджики скребут асфальт, шумно закрывается окно. Мигрень прыгает по головам, пуговицы осыпаются градом, молнии трещат.
Собачий лай, вороний грай, зеленый чай….


Все – сон.


Теги:





1


Комментарии

#0 18:17  25-12-2011Ванчестер    
Сексуальная озабоченность, проходящая красной линией через все рассказы Автора наводит на мысли, что он опасен. Может, даже, будущий Чикатило.
#1 18:19  25-12-2011Нови    
Нахожу этого автора единственным интересным из новых.
Ник вот только подозрительный, но это ничего не меняет.
#2 21:02  25-12-2011Ирма    
Чудесная гадость.
#3 00:57  26-12-2011Яблочный Спас    
Дешевишь
#4 18:48  29-12-2011Лев Рыжков    
Первый абзац в значительной мере хорош. Потом заебался во все это вникать.
#5 19:12  29-12-2011VETERATOR    
Лёва, пумсть здес всегоо тебе наиилуучшео!!!
#6 08:15  05-06-2012Mika    
Смешно, тк сразу узнала прототип героини
Гад ты лютик, что имя это использовал для нее!
Но вообще молодец, лучше пишешь, чем раньше

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
11:51  08-12-2016
: [4] [Палата №6]
Пусть у тебя нет рук,
Пусть у тебя нет ног,
Ты мне была как друг,
Ты мне была как сок.

В дверь не струи слезой,
И молоком не плачь,
Я ж только утром злой,
Я ж не фашист-палач.

Выпил второй стакан,
С синью твоих глазниц,
Высосал весь твой стан,
Вместе с губой ресниц....
08:27  04-12-2016
: [14] [Палата №6]
Пропитался тобой я,
- Русь,
Выпиваю, в руке
- Груздь,
Такой грязный,
Но соль в нем есть.
Моя родина разная,
Что пиздец.
Только грязью
Не надо срать
Что, мол, блядям там
Благодать.
В колее моей черной
- Куст.
Вырос, сцуко,
И похуй грусть....
09:15  30-11-2016
: [62] [Палата №6]
Волоокая Ольга
удаленным лицом
смотрит длинно и долго
за счастливым концом.

Вол остался без ок,
без окон и дверей.
Ольга зрит ему в бок
наблюденьем корней.

Наблюдением зрит,
уделённым лицом.
Вол ушел из орбит....
23:12  29-11-2016
: [10] [Палата №6]
Я снимаю очередной пустой холст. Белое полотно, на котором лишь моя подпись, выведенная угольным карандашом. На натянутой плотной ткани должны были быть цветы акации.
На картине чуть раньше, вчерашней, над моей подписью должны были плавать золотые рыбы с крючками во рту....
Старуха варит жабу, а мы поём. Хорошо споём – получим свою долю, споём так себе – изгнаны будем в лес. Таковы обычные условия. И вот мы стараемся. Старуха говорит, надо душу свою вкладывать. А где ж нынче возьмёшь такое? Её и раньше-то днём с огнём, а теперь и подавно....