Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Палата №6:: - Гибель Викиного мужа.

Гибель Викиного мужа.

Автор: Lutiy
   [ принято к публикации 20:07  24-12-2011 | Лидия Раевская | Просмотров: 614]
Начес из 80-х, впалая грудь и три рабочих отверстия влекут к Фраер самцов. Мне она не дала и невыбрызганная сперма стухла в яд, который я периодически плескаю на нее, слившись с толпой, вызывая недоумение и пятна. Она вертит черепом, но видит то псевдоветерана, то усатую женщину, то пубертатного юнца, то лампу в конце перехода. Из муравейника в ее голове струится неустанная река насекомых, возвращаясь обратно с добычей. Ее черепушка напоминает жилище Гобсека в последней стадии. Сейчас она стоит впереди толпы и из ее рта сыпется всякая ерунда, что натащили насекомые.
Сама Вика хлюпает невыразительным носом и капризничает с мужчинами. Вокруг колыхаются графоманы, бездарности и безвольные таланты. Муж Вики, скрестивший руки на груди, заметен на краю крыши. Никто толком не знает, как его зовут, а сам он легко откликается на разные имена и клички. Лица его тоже не помнят, но у многих оно ассоциируется с каким-то желтым цветком. Он приветливо машет толпе триппером и декларирует свое желание суицида. Толпа давно в нем разочарована, но каждый раз вспыхивает новой надеждой на зрелище. Вике это тоже удобно, поскольку есть тема для трепа и плача. Слезы она промокает о пухлые телеса жалеющих ее тунеядок. Мужчины обнимают ее, утешая, помня, что лучший лекарь — Мистер Пенис. Некоторым коитус удается: Вика брызгает слезами при каждой фрикции, но эти нелепые движения ее успокаивают. В перерывах между депрессиями она обращается самкой шимпанзе, предается разврату и голосит на все джунгли, затапливая приливом сексуальной энергии даже полудохлого пердуна из дома напротив. В эти редкие дни он оставляет в покое бинокль и фантазию и ходит, тыкая своим малосольным корнишоном во все найденные отверстия.
Появляется муж Фраер и накачивает ее через анус, отчего у той поднимаются скулы. Мутные личности выделяются из толпы и пользуются другими ее отверстиями. С Фраер сыпется штукатурка и стоны, обнажая язвы и порок. Постепенно на ее теле начинают вырисовываться контуры портового города. Там – ночное море, шелест прибоя, романтика, изнасилования, грабежи, дешевое вино, отстойные шлюхи.
Викин муж неожиданно для всех пускает газы и на этой реактивной тяге уходит с крыши в пике. По пути к земле он срывает провода, бельевые веревки и визги, разбивает горшки с херанью и парочку девичьих сердец. На шум на балконы выскакивают тунеядки, некоторые из которых, видя внизу сборище, волнуются и устремляются к асфальту. На месте их падения становится живописно и в этом мясном ряду останки смешиваются. Вика привычно роется в красном и набирает себе в сумочку и карманы. Будущее настолько тревожит ее, что она немедленно совокупляется с проходимцами, романтично задымленная паром от свежей крови. Смерть на миру, а изба пирогами.
Шлюха! – кричит кто-то. Вика хмурит лобик и лобок и оглядывается. На краю толпы стоит Фраер с включенным моветоном. Рядом маячит ее муж и мнет ей пелотку. Оттуда падают комки творога, тут же поедаемые муравьями. Донна Роза Бельведерес трясет брылями, забрызгивая слюной окружающих и поля шляпы. Так она выражает свою гражданскую позицию и привлекает внимание. Ей тоже хочется в сумочку и карманы, но отсутствие прививки от триппера останавливает. Невыспавшийся дятел долбит ей голову, путается в обрывках шляпы и муравьи утаскивают его вместе с асфикцией к себе. Эхо криков Фраер гуляет по окрестностям и на Вику накатывает желание новой порции утешений. Она начинает плакать и заворачиваться в гардины. Вскоре Вика напоминает тайфун с карнизом. Услужливый краб ловко освобождает ее тело от ткани и бравый майор в усах и похоти пристраивается сзади, бряцая ножнами, шпорами, спорами, шпротами и скудоумием. Дети смеются, показывают пальцем и имитируют звуки. Рты у них в красном, Венеры они не боятся.
Толпа потихоньку рассасывается, таджики скребут асфальт, шумно закрывается окно. Мигрень прыгает по головам, пуговицы осыпаются градом, молнии трещат.
Собачий лай, вороний грай, зеленый чай….


Все – сон.


Теги:





1


Комментарии

#0 18:17  25-12-2011Ванчестер    
Сексуальная озабоченность, проходящая красной линией через все рассказы Автора наводит на мысли, что он опасен. Может, даже, будущий Чикатило.
#1 18:19  25-12-2011Нови    
Нахожу этого автора единственным интересным из новых.
Ник вот только подозрительный, но это ничего не меняет.
#2 21:02  25-12-2011Ирма    
Чудесная гадость.
#3 00:57  26-12-2011Яблочный Спас    
Дешевишь
#4 18:48  29-12-2011Лев Рыжков    
Первый абзац в значительной мере хорош. Потом заебался во все это вникать.
#5 19:12  29-12-2011VETERATOR    
Лёва, пумсть здес всегоо тебе наиилуучшео!!!
#6 08:15  05-06-2012Mika    
Смешно, тк сразу узнала прототип героини
Гад ты лютик, что имя это использовал для нее!
Но вообще молодец, лучше пишешь, чем раньше

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
13:46  16-01-2017
: [22] [Палата №6]
Все мирские отбросив дела, я приехал в Уфу.
Погрузившись в себя, заплутал по проспектам столицы.
Вдруг, неясно откуда, выходит навстречу Ду Фу
с кока-колой в руках и божественным ликом провидца.

Я опешил всерьёз от таких проявлений судьбы
и спросил: «Что он ищет в краю, где искать невозможно?...
12:03  12-01-2017
: [12] [Палата №6]
...
09:39  06-01-2017
: [16] [Палата №6]

Ника Валентиновна часто страдала головными болями. Мигрень могла резко выкатиться в полнолуние, налететь с ветром при солнечной погоде, опуститься давящей мутью с туманом, подступить с тошнотой из-за второй за день чашки кофе или зеленого чая, сильные запахи вызывали неприятные ощущения в глазных яблоках, которые будто разворачивали в глазницах задом наперёд....
крест Новороссии скотчем на стёклах
окон домов и подсобных строений
республики
города
улицы
люди
тела
сознания
воли
что избежало ранений
?

на небе чёрном гирляндой
город пляшет свой танец
в миге вселенской ТАНДАВЫ
найдя растворение
и каждый котейко республик и
без всяких хитрых коробок
ни жив ни мёртв ежечасно
но есть zдесь в стихотворении
беz времени
и
!...
давай же детка вскроем клетку
заглянем в наши хромосомы
и сделаемся невесомы
и сном наполнятся кальсоны
и мы в том сне оставим метку

сейчас мы встанем против ветра
и против света против тьмы
посмотрим как горят умы
посмотрим что такое мы
посмотрим прямо в наши недра

нет ничего одна усталость
нет ничего превыше сна
и снами полнится весна
и говорит об этом с нами
ей досказать осталось малость

ещё немного тишина
ещё немного жуткий холод
и бездна по...