Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Палата №6:: - Красная шапочка. Эпизод времен Столетней войны. Как это было на самом деле.

Красная шапочка. Эпизод времен Столетней войны. Как это было на самом деле.

Автор: Эрнесто де ла Серна (борец за все)
   [ принято к публикации 21:31  31-01-2012 | Х | Просмотров: 525]
Было ранее утро 18 июня 1428 года. Радостно прозвучали голоса первых проснувшихся птиц. Значит время около пяти утра. По крайней мере такой вывод сделал волк, с любопытством рассматривая как первые солнечные лучи, пробившись сквозь буйную летнюю листву, преломляются в каплях росы и рассыпаются на спектральные составляющие. Он не переставал удивляться этому восхитительному и совершенно не объяснимому явлению. В нем он видел аллегорический образ течения жизни. Вот так вот все, созданное Матерью-природой однажды погибнет и распадется. Но развивать мысль он не стал. Угроза, которую он, интуитивно, почуял на другом конце леса, заставила энергично подняться на лапы и встряхнуться.
В свои двенадцать лет он был еще сильным, быстрым и грозным зверем, ужасом охотничьих псов. Его смешили красные тряпки которыми охотники неоднократно пытались загнать его на арбалетчика. Порой, забавы ради, он специально бежал так, как хотели люди, а затем, вдруг, совершал резкий прыжок через ленту и, вскоре, цеплялся зубами в шею одному из убийц. Да он и сам был убийцей, находящим особое, торжествующее, удовольствие в расправе над Человеком, этой безжалостной, коварной и вооруженной недоступными животным средствами, тварью. Иногда, под горячую лапу, попадали особо интересные экземпляры, например, два месяца назад, это был местный кюре, отец Пьер. В его сумке волк обнаружил несколько странных книг и ворох листов бумаги с наивными любительскими стихами и текстами народных песен. Вот и сейчас он поднялся, чтобы выследить тех, кто пришел за его жизнью, снова испытать судьбу и оправдать своё прозвище Лютый Зверь.
Этой угрозой были сельские охотники Карл и Гюнтер. Они молча пробирались через бурелом. Каждый нес свое оружие. Гюнтер, как старший, более опытный и сильный, держал на плече отличный, безумно дорогой арбалет. К широкому кожаному ремню была пристегнута сумка с тяжелыми болтами. Карл, ученик, тащил большую рогатину и моток веревки. Выбравшись на лесную дорогу они повстречали интересную девушку с корзинкой в руке. Это была Жанна Роме по прозвищу Красная Шапочка, первая красавица деревни Домреми.
— Бог ты мой, Жанна! — преувеличенно — восторженно воскликнул гигант Гюнтер, — Здравствуй, дорогая! Как мы рады тебя видеть! Особенно Карл! — Карл ( неудачливый поклонник) покраснел, а его товарищ, вкрадчиво, споросил: «А что тебя, такую красивую, побудило идти, одну, через этот темный опасный лес, где лютует Зверь? Неужели твой могучий Жак отказал тебе в защите? Скажи! Мы должны это знать! Особенно Карл! — Карл поправил рогатину на плече.
А что тебя, такого разговорчивого, побудило выйти на охоту в воскресный день? — равнодушно парировала Жанна.
Долг! Мы должны сделать всё, чтобы такие нежные создания как ты, наше восхищение, умиление, греза, могли ходить по Короткой дороге, напрямик, а не брести полдня по Длинной! Так решил Карл! — разошелся Гюнтер (Карл, с ненавистью, посмотрел на друга).
Ну, значит, я могу быть спокойна и идти дальше. Просто мама послала меня с гостинцами к бабушке, а если я пойду по Длинной вокруг Леса, то не успею на танцы. Сегодня праздник в деревне…
А… можно мы тебя проводим Жанна? — наконец, осмелился Карл.
Не надо. Ловите своего волка. Мне недалеко.
Подумай серьёзно! Зверь, за последние три месяца, убил пятерых! Он дерзнул поднять лапу на священника! — убеждал девушку Гюнтер.
Я пойду одна! — упорствовала девица (нельзя сказать, что она была настолько смелая, что отказывалась от сопровождения в таком опасном месте, просто, Красная Шапочка не хотела чтобы её увидели гуляющей в лесу в компании этого немецкого ловеласа. Что он, вообще, делает во Франции?!)
Не слушая дальнейших справедливых аргументов, Жанна резко повернулась и быстрым шагом пошла к бабушке
Не зная как поступить, охотники смотрели вослед девушке.
Чё ты подкалываешь меня, постоянно, гад! — начал тяжелый разговор Карл.
Извини, брат. Просто когда вижу красивую женщину — сразу теряю голову. Кстати, советую тебе выбросить Жанну из головы! Во-первых, она скоро выходит замуж, во-вторых...
Слушай, а Жак правда гнет подковы руками? — прервал эти рассуждения Карл.
Не знаю, не видел, люди так говорят. Но знаю точно — если кузнец даст в голову, то мало не покажется!
Они еще долго обсуждали проблемы Карла, но нас, сейчас, интересует волк.
Волк скучал в свой засаде. И вот, несколько часов ожидания не прошли даром. Там, впереди, Зверь почуял приближение человека. Но это была не тяжелая поступь охотника, а легкие женские шаги. Заинтересованный Волк подполз ближе к дороге и, через листву орешника, вскоре, увидел девушку. Он видел её раньше. Её звали Жанна или Анна, скорее Анна. Ничего интересного… Хотя, стоп! Она невеста кузнеца Жака! Этого подонка кующего болты для охотничьих арбалетов! Одним из этих болтов, три года назад, Гюнтер убил сестру Волка! Героиня… она пала защищая своих волчат… «Придется убить девку» — вздохнул Волк и, на всякий случай, прислушался — все ли спокойно вокруг. Нормально, одни лесные птицы. Но тут, к удовольствию волка, путница запела. Он узнал песню — это «В Авиньоне на мосту...» — текст был в той самой сумке Пьера. Красивый голос, потому волк посмотрел на певицу не как охотник, а как зритель. Да она и сама красива. Редко среди местных крестьянок встречается такая красота. Нет… я, сначала, поиграю с ней! Интересно! — со странным удовольствием решил хищник.
Совершив свой коронный шестиметровый прыжок, Волк легко и удивительно точно приземлился в метре перед окаменевшей Жанной. Девушка впервые видела волка так близко, точнее, живого волка, поскольку убитых их пару раз приносили в деревню охотники. Но этот был крупнее, мускулистее и точно опаснее. Жанна собралась падать в обморок, но не успела… Улыбнувшись, насколько позволила пасть, волк приветливо произнес: «Здравствуй красавица!». у него был мужественный, низкий голос с легкой хрипотцой. От звука этого голоса Красная Шапочка пришла в себя и взглянула в желтые волчьи глаза. В них не было ничего похожего на скрытую агрессию. Внучка приободрилась и ответила: «Добрый день Серый Волк!», с удовлетворением отметив, что голос не дрогнул и не выдал волнение.
Ну к чему такой официоз? Я ведь такой же простой обитатель этого мира как и ты. Обращайся просто — Волк!
Волк …
Умница! Я всегда говорил, что самки соображают быстрее! Итак, тебя зовут … Анна!
Жанна … — прошептала Жанна.
Извини, Жанна! — так же зашептал Волк — А скажи куда ты идешь в этот воскресный день, по этой Короткой дороге через дремучий и опасный Темный лес, в котором обитает Лютый Зверь? А? Ничего не говори — я догадаюсь сам! Итак, ты идешь...
Навестить свою бабушку которая живет на той стороне Леса. Я несу ей бутылку вина, пирог и что там ещё собрала мама. Потому, что сегодня восемь лет как дедушку убил Зверь и его надо помянуть — скороговоркой, сама того не ожидая, вдруг выдала Красная Шапочка и, глубоко вдохнув, поправила себя: «В смысле… дедушку… помянуть..., а не Зверя».
Нельзя посвящать незнакомцев в свои планы! Вы редко когда прочитаете чужие мысли достаточно точно, чтобы выявить угрозу. Не относитесь слишком серьезно к идеям Эккмана и Наварро — так подумал Зверь и в его искалеченой душе созрел дикий план как помянуть убитого им дедушку. Возликовав, он продолжил разговор с красивой собеседницей.
А скажи мне прелесть — ты любишь собирать цветы? — не дожидаясь ответа, он прыгнул вправо от дороги и отвел в сторону ветви густого орешника. Красная Шапочка замерла от восторга — с той стороны скрывалась широкая поляна, усеянная самыми роскошными полевыми цветами. Как загипнотизированная, девушка последовала за Волком.
Несколько позже, умиротворенная Жанна сидела в тени трехсотлетнего дуба и плела венок из прекрасных диких цветов. Волк, как верный пес, лежал у её ног, украдкой любовался ладным молодым телом и незаметно сгладывал слюну.
Отставив готовый венок, Красная Шапочка, поглаживая Волка по голове, запела «Песенку сыграй». К её восторгу — Волк подхватил и вместе они составили чудный дует. Внучка восхитилась вокальными данными животного. После «Песенки» последовала «Пастушка», затем «Ответы Марион» и, наконец, «Когда бы мы, краса моя...». Но тут Зверь, скорее, подвывал в такт потому как из последней вещи знал только первый куплет — дальше текст скрыло кровавое пятно.
Определив время по Солнцу, Волк решил не тянуть и приступать к реализации плана. Для этого, он сперва предложил Жанне прилечь на теплую траву и послушать еще одну песню. Эта была колыбельная. Волчья колыбельная. Её, когда-то давно, двенадцать лет назад, пела Мать Волку, троим его братьям и сесте. Печальное, протяжное звучание успокаивало и вызывало странные грезы. Девушка медленно погрузилась в глубокий сон...
В считанные минуты, Волк, огромными прыжками пересек свой Лес и вылетел на развилку Короткой и Длинной дорог. В трехстах метрах, на берегу маленького озера, стоял небольшой дом в два окна по фасаду. Дом Бабушки. Подбежав к дверям, он осторожно надавил на них. Удивительное совпадение, но, именно в этот роковой для неё день, бдительная старушка не заперла дверь на замок. Раздался резкий скрип и Волк, не теряя ни секунды, ворвался в дом и убил хозяйку. Но кошмар на этом не завершился. Зверь затащил тело на кухню и… приступил к приготовлению страшного угощения для внучки. Закончив с кухней, он раскрыл бабушкин сундук и начал выбирать подходящее одеяние. При этом укорял старую за то, что та не раскошелилась на зеркало. Выбрав нечто подходящее и пытаясь увидеть в ведре с водой насколько чепец подходит к платью, он услышал шорох под кроватью — метнувшись серой стрелой, придавил лапой хозяйскую кошку. «Франшетта!» — прохрипел — «Мы с тобой одной крови! Потому, я не убиваю тебя сейчас! Но ты будешь и дальше молчать! » — умирающее от страха животное, только моргнуло в ответ.
Выбравшись из-под кровати, Зверь увидел в окно приближающуюся, заспанную, Красную Шапочку. Он удобно расположился в широкой кровати и стал ждать, предвкушая завершение замысла.
Дверь, снова, противно заскрипела и в дом вошла внучка. Вечерело, в комнате царил полумрак. Внучка не сразу увидела бабушку, а увидев — удивилась: «Что случилось? Почему ты лежишь? И что ты напялила на себя?! В таком чепце даже в хлеву прибираться стыдно! А это платье! Ты же собралась пустить его на тряпки!» — напала на старушку девушка.
Внученька, ты не вежлива с бабушкой… мне нездоровиться… сама не ведаю что творю… — начал оправдываться Волк
Здесь гостинцы от мамы. Вино красное, пироги, масло и еще что-то… — поставила на стол корзинку Жанна — А что это? — внучка указала на глиняную миску с мясом и чашку с каким-то напитком.
А угощайся, дорогая… Здесь немного мяса и питье, что я приготовила по рецепту покойного кюре Пьера, он говорил, что оно дает неведомую силу и открывает тайные знания… Уверена, он был алхимиком! Ты знаешь, что в день его смерти, в его сумке, была инструкция Николаса Фламеля «Mutus Liber»?
Бабушка! Откуда ты знаешь, что было в сумке кюре в день его смерти? — насторожилась Красная Шапочка.
Ну..., замялся Волк. «Язык мой — враг мой! А с тобой надо держать ухо востро. Посмотрите какая внимательная! Тварь! Жри давай и не тяни резину!» — подумал зверь, а сам сказал: «Дорогая, мы были с ним дружны. Кто знает как бы обернулись наши судьбы если бы не его целибат...»
Но сомнение уже было посеяно в душе девушки. Еще раз оглядевшись, Жанна обратила внимание на часослов, что стоял на подоконнике над кроватью. Она вспомнила, что его подарил бабушке тот самый пастырь. Может и правда они дружили… он — священник, принявший безбрачие и так и не познавший женщину; она — одинокая крестьянка, уже восемь лет как вдова. Кто знает куда может завести человека соблазн. Не нам судить ближних своих…
Внучка успокоилась и придвинув стул ближе к столу, взяла рукой кусок мяса. В этот момент, кошка Франшетта, преодолев, наконец-то, свой страх — вышла из под кровати и, легко запрыгнув на колени гостье, начала тереться мордой об её руку. Одновременно она пыталась нашептать ей какую-то ерунду про убийства в лесу, переодетого волка и еще какой-то треш.
Брысь, Франшетта! — с раздражением крикнула Жанна и сбросила кошку на пол — Я ненавижу тебя! — это была правда, девушка не могла ей простить роскошного кожаного пояса, о который это навязчивое животное, на прошлое Рождество, поточило когти. Отчаявшись, бедное создание, набрало побольше воздуха в легкие, чтобы крикнуть: «Жанна! Берегись! Это переодетый волк, он убил бабушку и хочет убить тебя!». Но не успела. Тяжелый кусок угля брошенный сильной волчьей лапой, попав кошке в голову, отбросил ее к буфету и сразил наповал.
Бабушка! Ты вообще из ума выжила, старая! Ты же убила ее! — в ужасе закричала внучка, уронив на пол миску и чашку.
Успокойся милая! Возьми себя в руки! Совсем взрослая, свадьба скоро, а ведешь себя как девчонка малая! А ну-ка сбрасывай одежду, кидай ее в камин и прыгай ко мне в постель — я избавлю тебя от всех страхов! — прохрипел Волк, понимая, что ситуация выходит из-под контроля и пора действовать быстро.
Но смерть бедной Франшетты была не напрасной. В голове у Красной Шапочки, молнией, выстроилась цепочка: легкомысленное общение с Волком в лесу, странное поведение бабушки, ее низкий голос, непонятное угощение, желтые глаза, волосатые когтистые лапы, огромные клыки и уши торчком! Это правда ВОЛК! Спасибо Франшетта… Жанна простила тебя!
Пытаясь сохранить хладнокровие, девушка встала и начала медленно раздеваться. Ее взгляд был прикован к каминной кочерге. Близко, только протяни руку. Она вспомнила ее многообещающую тяжесть и острую грань. Кочергу выковал и подарил её бабушке Жак, лучший кузнец в округе. «Милый, любимый Жак!...» — неожиданно увлеклась Жанна, но опомнилась. Пытаясь отвлечь волка, она восторженно воскликнула: «Боже, бабушка! Посмотри какой дивный закат!». Поддавшись этой манипулятивной интонации, Волк, невольно, взглянул в окно. Картина, правда, была дивная: лишь верхушка ослепительно — золотого солнечного диска выглядывала из-за густых крон лесных деревьев. Последние лучи дня 18 июня 1428 года падали на лужайку и зеркало озера. На волнистой поверхности воды, они распадались на множество желтых бликов. Волк был заворожен, эти блики удивительно походили на восторженные желтые глаза волчат. Глаза его давно погибших братьев и сестры. Такой восторг играл в них в тот сказочный летний вечер, когда маленькие волчата, подбадриваемые матерью, впервые вышли на свет из их темной норы. Он вспомнил, как все были просто оглушены обилием запахов и звуков. Как восторг распирал их груди. Как они были поражены красотой этого Мира и какой прекрасной казалась Жизнь...
Из оцепенения зверя вывел глухой удар и треск дерева. Это Красная шапочка, не рассчитав дугу, сбила кочергой массивное деревянное украшение со спинки тяжелой кровати. «Взяла бы чуть выше — снесла бы голову, дура!» — возмутился Волк. Мгновенно развернувшись, он увидел как, медленно вращаясь, к его брюху приближалась половина лакированого рыцаря. Кажется, иоанита. Зачем-то отклоняясь от такого смехотворного снаряда, волк хотел опереться лапой о подоконник. Но попал на неожиданно острую грань оклада часослова, подаренного покойной бабушке покойным кюре Пьером. Взмахнув раненой лапой, он ловко кувырнулся через голову и оказался посреди комнаты, закрыв собой путь к двери. Разъяренно рыча и клацая страшными зубами он встал на дыбы, готовый кинуться на жертву. Жанна со страхом отметила, что стоя на задних лапах, он ушами доставал до потолка. Странно, ведь когда они играли днем, он был просто немного крупнее самого большого пса в Домреми. Но ужас был еще и в том, что в руках у девушки был просто короткий обломок той, великолепной, тяжелой кочерги. Просто при ударе она сломалась! Халтурщик Жак не вывел пузырьки углерода из расплавленного металла! Зря Жанна выбрала его!
Ну всё! — прорычал Волк и кинулся на внучку. В следующюю секунду раздался хрип, стон и истекающий кровью волк тяжело рухнул на противника.
С трудом выбравшись из под тяжелой, агонизирующей туши, бледная, дрожащая от пережитого кошмара, девушка с удовлетворением посмотрела на рукоять кочерги, торчащую из распахнутой волчьей пасти. Отдышавшись, она медленно встала и вышла из дома. В лицо веяло ночной прохладой, было уже совсем темно и только лунный свет выхватывал силуэты деревьев. Немного постояв на развилке двух дорог, она спокойно зашагала по Короткой. Теперь она могла себе это позволить, Волк действительно, избавил её от страхов. Да и кто посмеет теперь обидеть ту, что убила Лютого Зверя.
На середине пути, ей повстречались печальные Карл и Гюнтер. «Что ребята, не удалась охота?» — насмешливо спросила героиня охотников, которые с изумлением смотрели на её испачканный кровью белый передник. — « Если интересно, можете зайти в дом моей бабушки, Зверь там, думаю, уже сдох… Заберите его и запишите на себя. Я не буду заявлять, что убила Волка я, знаете, юна и невинна и в Историю хочу войти в таком образе!».
Карл и Гюнтер молча смотрели вослед стройной фигурке, постепенно растворяющейся во тьме. «Дева убившая Зверя!» — восхищенно прошептал Карл. «Далеко пойдет...» — так-же шепотом предрёк Гюнтер.
Со стороны долины Домреми глухо зазвучал колокол, возвещая завершение дня 18 июня 1428 года.





Теги:





4


Комментарии

#0 21:55  31-01-2012X    
э, зима на улице, куда лезете
#1 20:29  01-02-2012castingbyme*    
отмечусь здесь, поскоку прочитала.
#2 23:33  01-02-2012тык    
не
#3 09:04  02-02-2012Гриша Рубероид    
сельские охотники в 15 веке употребляют слово побудило. сомнительно чё то.
#4 11:33  02-02-2012Честный Казах    
Орлеанская дева плохо кончила в конце своей недолгой жизни...
Видимо, это было расплатой за убийство ни в чем неповинного животного, которому всего лишь хотелось есть.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
08:27  04-12-2016
: [14] [Палата №6]
Пропитался тобой я,
- Русь,
Выпиваю, в руке
- Груздь,
Такой грязный,
Но соль в нем есть.
Моя родина разная,
Что пиздец.
Только грязью
Не надо срать
Что, мол, блядям там
Благодать.
В колее моей черной
- Куст.
Вырос, сцуко,
И похуй грусть....
09:15  30-11-2016
: [62] [Палата №6]
Волоокая Ольга
удаленным лицом
смотрит длинно и долго
за счастливым концом.

Вол остался без ок,
без окон и дверей.
Ольга зрит ему в бок
наблюденьем корней.

Наблюдением зрит,
уделённым лицом.
Вол ушел из орбит....
23:12  29-11-2016
: [10] [Палата №6]
Я снимаю очередной пустой холст. Белое полотно, на котором лишь моя подпись, выведенная угольным карандашом. На натянутой плотной ткани должны были быть цветы акации.
На картине чуть раньше, вчерашней, над моей подписью должны были плавать золотые рыбы с крючками во рту....
Старуха варит жабу, а мы поём. Хорошо споём – получим свою долю, споём так себе – изгнаны будем в лес. Таковы обычные условия. И вот мы стараемся. Старуха говорит, надо душу свою вкладывать. А где ж нынче возьмёшь такое? Её и раньше-то днём с огнём, а теперь и подавно....
Давило солнце жидкий свой лимон
На белое пространство ледяное.
Моих надежд наивный покемон
Стоял к ловцу коварному спиною..

Плелись сомы усищами в реке,
Подёрнутой ледовою кашицей.
Моих тревог прессованный брикет
Упорно не хотел на них крошиться....