Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Кино и театр:: - Вчера давали

Вчера давали

Автор: Голем
   [ принято к публикации 00:02  02-02-2012 | Шырвинтъ | Просмотров: 622]
* * *
Горели свечи – театр был вновь на грани дефолта.
Протиснувшись в гримёрку, я поискал глазами свободное место и обнаружил стул с небрежно шедшей по сиденью надписью: тридцать девятый, без речей. На спинке стула болталась повязка из мешковины, напоминавшая заюзанные плавки. Мой коллега из массовки Роман Цитриняк по прозвищу Цитрон, одетый в синий махровый халат и белые нитяные пинетки, сочувственно кивнул мне и продолжал ёрзать перед зеркалом, проверяя, ровно ли завязан пояс халата. Раздевшись, я натянул на бёдра повязку, и она тут же врезалась в ягодицы. Чёртовы стринги… я поискал глазами, нет ли текста, но это оказалось напрасным.
– Будучи с голой жопой, останешься без речей, – утешил меня Цитрон.
И мы пошли осваивать мизансцену.

Измученный кризисом театр чередовал обычные пьесы с клоунадой и инсталляцией.
Нынешний патолого-оргазм, домашнее прозвище инсталляций, имел по центру сцены нефтяную вышку с надписью: даёшь недрам сливки общества! Сливки общества, подсвеченные огнями рампы молодецкие парни в чёрном трико, неумолимо тянулись к патрубку, врезанному в боковой фланец нефтяной качалки, и тут же гасли. Под сценой мерно стучал насос и хрюкал гидравлический пресс, из глубины доносилось смачное чавканье. От вышки отходили празднично-серебристые трубы квадратного сечения с надписями: НЕФТЬ, СПИРТ, ГАЗ. Отводы труб были обсажены струившимися чем-то розовым душевыми насадками. Под душем тянулись в джазе и гнали пену волосатые клерки, татуированные по голому торсу: «Не забуду офф-шор», «Траст ми бейби», «Уничтожим всю прибыль». Я дёрнулся в их сторону, но Цитрон остановил меня, прошептав: это же олиго-нацисты! Олигарха сыграешь, когда пробьешься в жировую прослойку. Правда, шансов у тебя никаких. Число олигархов должно быть маленьким и простым: семнадцать, двадцать три, двадцать девять…
– Почему? – спросил я, ощущая подвох.
– Олигархи ни на что не делятся. Разве только сами с собой, – сказал Цитрон.

Задник сцены был украшен свесившим верхушку серебряным полумесяцем с красным православным крестом.
На кресте висела пара наручников, проткнутых длинным кляпом.
Для усомнившихся и непонятливых кляп был снабжён ярлыком с каллиграфически выведенной надписью: «The Кляп». Смысл оформления исчерпывался овально идущим лозунгом: РАЗВИТИЕ РАДИ ПРОГРЕССА.
– Эротичный подтекст! – умилился я. – А говорили, пошлая, туманная аллегория…
– Чего тут туманного, – отозвался Цитрон. – Созидание через принудительную еблю в неволе.
– Э-э… в смысле, всё через жопу?
– Через жопу происходит выделение готового продукта. И жопы наши не инсталлируют!

В левом углу сцены задумчиво стоял старикан в обрезанных джинсах и необрезанных пейсах.
Он сжимал палку с рукописным плакатом, на котором я с недоумением прочёл: «Арчибальды, доколе?!»
– Арчибальды, – пояснил Цитрон, – это ярые ортодоксы, архитекторы равенства с алебардами. Постоянство равенства обеспечивают усекновением далеко идущих голов.
Правый угол занимал пионер с большим алым плакатом, украшенным красным галстуком и надписью: «Ничего не возьмёшь!»
Я вопросительно глянул на спутника.
– Символика правого коммунизма, – отозвался Цитрон. – Во-первых, горюют, что отсосать из качалки нечем и нечего. Во-вторых, гарантируют, что стоит им дорваться до власти, тоже делиться не будут. Попросту не умеют.

Над пионером, как буревестник на нитке, реял серебристый самолёт с многозначительными алыми звёздочками на фюзеляже и крохотными чёрными бомбами.
– Странное сочетание, – удивился я.
– Самолёт картонный, а бомбочки настоящие, – пояснил всезнайка-Цитрон. – Приводится в действие, когда на сцене бывает шумно и тесновато.
Из кулисы в кулису промаршировали голые целлулоидные дивы.
Из одежды на них сияли только разноцветные бантики, слабо прикрывающие пупки.
– Вагинетты гламура, – шёпотом пояснил Цитриняк, косясь на заштрихованные чёрным фломастером срамные места. – Воинствующие весталки! Сражаются до полной победы над олигархами.
– Они за нас? – поинтересовался я.
– Это мы за них, идиот!
– А пупок зачем прикрывать?
– Там у них скважина для золотых ключиков… заводные девчонки!

Наверху послышался шум.
Я поднял голову и обнаружил, что именно там, под куполом, происходило самое главное.
Внимание приковывала гирлянда серебристых воздушных шаров, на которых кривыми синими буквами значилось: «Они желают великих потрясений, а я хочу великую державу!» Под словом «хочу», явно для усиления эффекта, был пририсован воспрявший фаллос. К гирлянде шаров целой сотней жемчужных нитей крепился маленький чёрный паяц с надписью по лацкану: «Мажор-Дом». Паяц методично дрыгал конечностями, демонстрируя знание джиу-джитсу. Ему бешено аплодировал другой паяц чуть меньше калибром, на животе которого виднелась столь же лаконичная надпись «Минор-Дом». Второй паяц сидел на подвешенном к потолку старом полуразвалившемся троне с отломанным краем подголовника.
На подголовнике с трудом можно было различить часть старой надписи: «Отдайте всё…».
Снизу к трону крепилась чёрная свастика с белыми шарами, на которых значились стороны света. Стрелу, ведущую на запад, венчала надпись «На То», стрелу к югу – «На Это». Стрела, указывавшая на север, была украшена жирным кукишем, а стрела к востоку заканчивалась раскрытой, жаждущей подаяния пятернёй.
– Распил бюджета, – пояснил Цитрон.
– А что за тени там внизу, под троном, которые ловят крошечные золотые чешуйки?
– Да всякая мелочь – врачи, инженеры, медики… кстати, тебе туда.
Цитрон подмигнул мне и, скинув халат, принялся размахивать руками и прыгать на месте, обозначив актив распила. Я вмешался в толпу людей с серыми холодными лицами, тянувшихся к мелкой, слабо опадавшей листве бюджета. Они были собранно одеты в те же плавки из мешковины, что и я. И тут все замерли, потому что сцену накрыло громадным звуковым облаком: омм-м
Инсталляция дышала нирваной.



Теги:





-1


Комментарии

#0 02:22  02-02-2012Голем    
прошу исправить название: Вчера давали «Аиду»
#1 08:36  02-02-2012Гриша Рубероид    
ну наверное и так можно на всё это смотреть.
#2 10:12  02-02-2012elkart    
до колечи слафи бонач ч? е
#3 17:53  02-02-2012Шева    
Мейерхольд, Виктюк, Пелевин. Аллюзии, поллюции, новации. Неплохо, конечно.
#4 20:41  02-02-2012Ирма    
Грустная история.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
06:27  18-06-2017
: [7] [Кино и театр]
Театр - квинтэссенция простоты,
Где ты - это я, а я - это ты,
Где оба причастны одной cудьбе.
(Когда больно мне, то больно тебе),
Где жизнь - квинтэссенция пустоты
Со всполохом призрачной красоты,
Ее обнажённый бесстыдный полёт,
Где грим Азазелло на шабаш зовёт,
Огонь из светящегося конфетти,
И кто-то смеется и шепчет: "Прости"....
21:27  13-06-2017
: [6] [Кино и театр]
Стоят в глубинках городки,
Где петухи орут до хрипа.
Признаюсь, очень мне близки
Селения такого типа

Заборов их перекосяк
Выводит запросто к речушке
Любого, кто презрел "пятак"
Киношки, рынка и торгушки.

Читать оставьте, коль для вас
Тоскливы встречи с бедным бытом,
Моя история как раз
О месте всеми позабытом....
08:53  05-06-2017
: [23] [Кино и театр]
Развеяв по ветру последний марафет,
громит прибой прибрежные аптеки,
из склянок битых - йодом льёт рассвет,
дыхнуло гнилью, мидий взмыли веки

По рунами изрубленной доске
расколотое, скачет солнца блюдце,
свиваясь в имя чьё-то на песке,
лучи, рассеиваясь, литерами вьются

В медуз светильниках притушен белый свет
над ложами, укутанными илом -
дымится, рвётся солнца трафарет
горгоньей головой-паникадилом

Ложатся в пазл морских ежей скорлупки,
не затихает вет...
16:56  02-06-2017
: [12] [Кино и театр]

Массивные инкрустированные двери бесшумно отворились. В маленький зал, чей потолок пожирала позолоченная лепнина, энергично ступил то ли молодой то ли старый, то ли высокий, то ли низкий, то ли красавец, то ли урод, то ли крепкий, то ли слабый человек....
23:04  28-05-2017
: [73] [Кино и театр]
Язык болтается сиреневый
над морем - облако повесилось,
зажмурилось, слетело лесенкой,
качается, щекочет дерево

А мы в закат идём по берегу,
совпав по месту и по времени,
и нам вполне себе сиренево
до моря, облака и дерева

Лилово нам, и фиолетово
торчит топориком из темени
луна, тараща зрак базедов на
звёзды брызнувшие семенем

на море, кипарисы, лётчиков
подбитых, выбитых из стремени,
с резьбы слетевших и со счётчиков,
с учёта снявшихся из племени<...