Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Здоровье дороже:: - Пенициллиновый бум

Пенициллиновый бум

Автор: Чхеидзе Заза
   [ принято к публикации 17:38  21-02-2012 | Лидия Раевская | Просмотров: 562]
Веселитесь, пациенты, доктор с вами лег в постель!
Ф. Кафка (Сельский врач)

В тысяча девятьсот десятом году решением XI съезда научного общества Н.И. Пирогова «О вопросах медицинского образования в западных регионах России и проблемах земской медицины», группа опытных врачей отправилась в Грузию для научных изысканий. Дальний переход через Армению, без конной тяги, сильно переутомил доктора Ицхака Кацовера. Оттого он намеренно проглотил кусок мыла с несколькими горстями изюма, запив все касторовым маслом. По причине тяжелого обезвоживания его организма и явного упадка сил, компания вынужденно оставила его вместе со старшим братом Йоной вблизи селения Абастумани. А остаток группы в поисках какой-то лечебной глины, продолжил следование к месту, где река Чорох впадает в Чермное море.
Господин, служивший управляющим Абастуманской резиденции Императорa Николая второго, оказал почтение отбившимся врачам, выделив им небольшой лесной участок с фруктовыми деревьями. Там они мастерски сплели из прутьев лесного ореха укрытие – пацху и сделали долгожданную передышку.
Несколько дней погодя, к дереву пришел пьяный турок — месхетинец на обвешанном садовыми корзинами муле.
- Чего тебе надо? — Вошел в разговор Ицхак.
-Мой дед посадил это дерево, а теперь я пришел собрать с него поспевший инжир, — Ответил тот.
- Если у тебя есть совесть, — Продолжил разговор старший брат, — Не делай этого. Что тебе несколько корзин инжира в это время года, а мы живем почти впроголодь, без хлеба и кукурузных лепешек.
- Еще не хватало, чтобы вы говорили, что мне здесь делать. Бродяги блядь! — Едко добавил местный!
Братья приняли эти слова как звук боевой трубы, и когда тот влез на дерево, Йона взял из пацхи почтовый наган, и хладнокровно застрелил невежу. Потом он раскурил свою трубку, и они дали ходу в том направлении, куда потянулся дым.
Первые две недели они ходили по краям ущелий и пропастей, подгоняя мула, который оказался смирным и не боявшимся глубин обрывов. Потом они все-таки нашли, какую-то дорогу, но шли по ней только при лунном свете, а днем прятались в лесу. Достигнув забросанной болотными камышами чахлой равнины, они продолжали двигаться пока не дошли до какого-то села.
Вдоль плохенькой дороги тянулся неглубокий арык, в котором сонно, журчал ручей. Из крытых желтой черепицей, приставленных друг к другу домов, слабый ветерок разносил острые запахи жареного на костре мяса, солонины, конского пота и навоза. Увидев странных незнакомцев, на дорогу со звонким лаем выскочил крупный белый пёс с чёрными, отметинами на лапах. Появился тянущий длинные четки, пожилой, сухой, медлительный дьякон с ухоженной кучерявой бородой. Братья поздоровались.
- Привет-привет. Чем могу помочь? — мужиковато, но учтиво ответил он, смерив их чуткими блеклыми глазами бывалого церковного служителя.
- Может быть, кому — то требуются услуги врача? Залечить раны, лекарства какие приготовить, — Спросил Йона.
Выдохнув с облегчением, старик изъяснил, что у князя заболел жеребец редкой горной породы.
- Вас сам Бог послал. Хотели уже за доктором в Озургети ехать.
- Ну вот, теперь у нас есть заказ и работы на три дня, — подметил Ицхак просто, чтобы что-нибудь сказать.
- Да и сам Князь стал какой-то странный. Раздражается, мало говорит, не пирует. Хотя прежде, мотался по гостям, пил как буйвол и съедал зараз почти целого жареного поросенка. — А потом добавил дрогнувшим, пониженным голосом, — И знаете, иногда кажется, что он вообще не дышит.
* * *
Гурийский князь Тельмак Гуриели вел роскошную и утонченную жизнь, устраивая блестящие пиры и возлежания на бухарских коврах с курением кальяна и слушанием граммофона. У него также не бывало недостатка и в голосах красивых крестьянок. Но ему также нужно было и ядреное близкое окружение и много крепких работников. И после того как Ицхак с Йоной изгнали из его любимого, хворого жеребца плоских червей, а ему самому изготовили несколько травяных подушек от ночных кошмаров, князь уговорил их погостить подольше. Для начала он пригласил их в пустовавшую постройку из каштанового дерева с жилыми комнатами и погребом.
Люди в селе Супса, что у реки с одноименным названием, были кроткие и привычные к капризам погоды. Спасаясь от свирепствовавшей малярии, они жили в бесконечной, нездоровой чехарде, от одной весны до другой. Выкинув в реку наган, братья стали лечить тех, кто еще не успел соскочить вперед ногами на кладбищенский участок. С течением времени они обзавелись полосками с избранных княжеских наделов и по новым личным данным сделались Нафанаилом и Исааком Каикацишвили. Там же и предстояло им создать семейные очаги и счастливо прожить средь аромата цитрусовых.
* * *
Возмужалый сын Исаака, Бичико хоть был кирным и глючным, но обладал редким и своеобразным даром ладить с женщинами. Годы его учебы в Московском государственном медицинском университете пролетели словно дни.
Будучи складным в жизненных делах аспирантом, Бичико и в свободное от учебы время много размышлял и вычислял. Даже стоя на ресторанном якоре, он всегда имел при себе химический карандаш и блокнот размера церковного поминальника.. До того сильной была эта его страсть, что когда бумага у него заканчивалась, он писал на салфетках или прямо на деньгах.
На случай вино — водочного помрачения разума, на титульном листе блокнота было указанно место его жительства: Москва, ул. Островитянова, общежитие № один, этаж третий, комната № тринадцать. А ниже был тщательно выведен непонятно кому адресованный оборот:
Дамы и господа! Чтоб вам получить на ваши головы все те беды и горести, которые вы желаете грузинским евреям, приумноженные во сто крат! Амен веамен!!!
* * *
Уже через год после окончания учебы, браку Бичико с красивейшей женщиной, профессором медицины Зинаидой Ермолаевой, помешала пришедшая в страну с суши, воздуха и моря Великая Отечественная война. Учреждение, где он работал, эвакуировали в Казань, но видя под боком множество изуродованных и умирающих людей, он решил остаться в столице. Самой нещадной и причиняющей урон болезнью того времени, как известно, была гангрена и общее заражение крови.
Пришедшая в упадок фармацевтическая промышленность практически не поставляла главному военно-санитарному управлению необходимых препаратов. Кроме кустарного морфия или самогона помочь человеку, как правило, было почти нечем. Для помощи раненым Бичико стал применять рассказанные отцом и набросанные в свои «священные блокноты» народные секреты пользования.
В ход пошли пересыпанные солью листья подорожника, прожеванные со свиным салом мякиши ржаного хлеба, а также так называемые «красные продукты»: вытяжки из свеклы, вишни, ежевики, винограда, клюквы, красно кочанной капусты. Лук все недуги лечил, да чеснок все недуги изводил.
Как — то раз в одной из бумажных связок он наткнулся на написанный без умного вида на грузинский язык, исчавканный временем отцовский вензель. В нем он давал распоряжение своему денщику взять в избе жестяной короб и соскрести в него плесень с камней отдаленного княжьего винного погреба. Причем взять налет, зело пошедший белизной, а не любой, да во избежание повторного получения « трясучей », не попадаться на глаза недавно вышедшему из запоя виночерпию Дурмишхану Гужбани.
При тщательном исследовании Бичико заключил, что удача вот-вот под рукой и решил подключить к этому делу свою будущую супругу. При ее поддержке, было возможно в кратчайшие сроки осуществить биосинтез и опытные испытания аналогичного вещества.
Резво пораскинув мозгами, профессор Зинаида Ермолаева, без труда убедила, кивал Томского ученого комитета в необходимости использования грибковой плесени для медикаментозной помощи действующей армии. Идея почти сразу была подтверждена делом и белый налет стали соскребать с каменных стен бомбоубежищ, дореволюционных пивных погребов и тюремных гильдымОв.
К тысяча девятьсот сорок второму году, когда английский ученый Говард Флори официально объявил о наличии первых синтезированных порций пенициллина, испытания этого препарата уже были проведены в советских фронтовых госпиталях и давали отличные результаты.
* * *
Сразу после войны на руку и сердце Зинаиды стали молниеносно претендовать многие звездохваты — карьеристы. Тогда, в первый и в последний раз за свою деловую карьеру, Бичико был обманут той, которую любил. Осыпанную пиастрами, помолвленную профессоршу, а вместе с ней почет и уважение, сумел ухватить его близкий друг, хирург Коля Бурдейн.
До веку далеко: боль прошла, но тоска осталась. И вскоре он женился на миленькой акушерке медицинского пункта Екатерине Амосовой. Женился не по любви, а чтобы спулить с себя память о Зинаиде. Супруга же представляла для него собирательный образ из воспоминаний о лучших чертах всех бывших любовниц.
Уже через пять лет после окончания войны Бичико Каикацишвили был пыженным профессором Московского университета им. М.В. Ломоносова и заведующим лабораторией Института биохимии Академии наук СССР. От подарков в виде денег или дорогих вещей за оказанную помощь он отговаривался, давая понять, что в его интересы входят только женщины.
« А любовницы в таком государстве нужны, прежде всего, для алиби, — шутил он. Женщин на свете намного больше, чем мы в состоянии их пере целовать…». Неисправимый бабник Бичико ловко восьмерил между семьей, рюмкой и дамским сословием.
Тяжело переносившая измены мужа, беременная Екатерина била посуду, разрывала на себе одежду, выла, визжала, впадала в ярость, проклинала, грозила братом рецидивистом. Причем « славила » она его в полный накал и до абсолютного изнеможения. И вот в один прекрасный, солнечный день, не выдержав ее долдона, Бичико забрал кожаный саквояж с инструментами и уехал в Тбилиси.
* * *
Через несколько лет после прибытия в Грузию, Бичико улучшил свои жилищные условия. Работал он Главным научным сотрудником центра биохимии и биофизики, медицинской школы Грузии. Лекарствам предаться — деньгами не жаться! Вот и сбывал он импортные дефицитные лекарства, вседневно утюжа карманы заказчиков. В тот период, даже дома он постоянно был одет в пенжу с перламутровым жилетом и шелковый узорчатый шарф вместо галстука.
Единственным отрадным «результатом» его женитьбы, был приезжающий к нему на каникулы сын Тариэл.
- Почему вы с мамой живете порознь, — спросил он однажды отца.
-Видишь ли, сынок, так сложились особые обстоятельства.
- Папа, а что такое Куннилингус? — продолжил ребенок, очевидно вычитав это слово из какой-то латинской книги с отцовского письменного стола.
- Это сынок, научное слово, обозначающее «худо», — Не спешился Бичико.
- Папа, а ты делал, когда — ни будь Куннилингус кому-то?
- Бог миловал! — круто ответил отец, — И ты никогда его не делай. Запомни, это очень, очень плохо… Куннилингус!
- А почему мама говорит, что ты с ней обошелся, ну… не совсем хорошо?
- Зачем ты все время спрашиваешь? Это было уже давно. Много, много лет назад.
- Еще она сказала, что у тебя любовниц, как камней на пляже, — сказал мальчик, подсыпая серый корм в аквариум со скаляриями,- А я здесь не видел ни одной. Куда они делись?
- Знай! Когда ты состаришься и умрешь, то каждая женщина, с которой ты здесь прелюбодействовал, на том свете написает тебе в ухо …
Потом Тариэльчик рассказал отцу о том, как он будет служить на флоте и угнав эсминец, вместе с группой проверенных друзей, проникнет в американскую военную базу что на далеком острове «Diego Garsia». Там он захватит модуль управления и знающий все тонкости наводки ракет с ядерными боеголовками, большой спец своего дела, нацелит их на Арабские Эмираты.
Условия ультиматума будут простыми: пять миллиардов долларов, можно и фунтов стерлингов. А если арабские шейхи не пойдут на их условия они включат пусковые устройства. Получив же деньги он улетит на самолете на один из островов Океании, где тепло и красиво. Там он будет ходить с закрученными вверх большими черными усами и двумя золотыми пистолетами. Будет играть на гитаре из розового дерева, и петь песни туземкам и раз мама ему солгала на счет папиных любовниц, он пришлет для него много, много красивых, загорелых бикс. Это он уже решил окончательно.
Бичико поднял сына на руки, и крепко прижав к груди, сказал: «Весь в Йону пошел засранец »,- и это была правда.



Теги:





2


Комментарии

#0 20:57  21-02-2012Шева    
Нет концовки. Будет продолжение?
#1 21:11  21-02-2012Чёрный Куб.    
Да вроде вполне завершённо. Понравилось в целом, и перлы есть удачные.
#2 21:13  21-02-2012Чёрный Куб.    
«раскурил свою трубку, и они дали ходу в том направлении, куда потянулся дым» — красиво, сам придумал, Заза, или из эпоса какого? виночерпий Дурмишхан Гужбани ггг
#3 21:27  21-02-2012Чхеидзе Заза    
Ч.К. если честно сначала хотел: плюнул на ладонь, ударил сверху кулаком и они дали ходу в том направлении, куда полетела слюна.дым ведь лучше показывает куда двигаться.
Шева + 2 minimum
#4 21:30  21-02-2012Чёрный Куб.    
а, так ты вопще повесть затеял. ну давай, Ч.З. гг
#5 21:31  21-02-2012Чёрный Куб.    
тире вместо дефиса зачем ставишь, везде тире, сбивает иногда.
#6 21:41  21-02-2012Чхеидзе Заза    
ноутбуг тошиба загнан- Е с двумя точками на верху не берет, тире вместо дефиза и наоборот…
#7 23:44  21-02-2012Голем    
"- Чего тебе надо? — Вошел в разговор Ицхак" — нет ещё разговора, он только начат этой репликой.
всё неплохо, нет только связующего рефрена, типа: «и это всё о нём» (с)
пригодилось бы и указание в прологе, что это семейная хроника
#8 12:51  22-02-2012Честный Казах    
шикарно!
вот только «бичико» — это разве имя? разве не просто «поцанчег»?
#9 16:01  22-02-2012Чхеидзе Заза    
Голем- подумал, в роде и прав ты. Но с другой стороны когда ты вносишь тему в откровениях,(вход, логин, пароль) входишь ведь в происходящие там беседы.
У.М.-в деревнях встречается имя.
#10 16:26  22-02-2012Голем    
батоно Заза, но разговор-то ты начинаешь отдельный, СВОЙ
просто поверь и всё, что это именно так
кстате русский ведь у тебя второй? уважаю беспесды
даже не приближусь никада к знанию грузинского, с этим надо родицца
#11 17:25  22-02-2012Чёрный Куб.    
Вошёл в разговор. В этом тексте оно вопще как надо. Не по азбучной грамоте, а по восприятию.
пришел турок на муле. Заебок.
складным в жизненных делах аспирантом. Ваще вышак.
И много по тексту. Б/П. Не убивай свой стиль, Заза. он у тебя совершенствуется. твой личный стиль.
#12 17:29  22-02-2012Чёрный Куб.    
Вошёл в разговор, Оно тут как «вошёл в боевой транс», практически. По смыслу чётко.
#13 17:34  22-02-2012Чёрный Куб.    
Хуясе, отдыхаешь такой под инжиром и травкой, а тут откуда ни возьмись бухой турок на осле приходит, инжир забирать хочет и ругается. Да понятно дело надо сразу наганом в разговор входить.
Вот так это читается.
#14 00:08  23-02-2012Чхеидзе Заза    
Голем спасибо за советы так приятные для меня.
Ч.К.без базару так и хочется в то время окунуться.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
09:17  29-05-2017
: [1] [Здоровье дороже]
Чё-та зябко..Июнь вроде был? а вот так и не скажешь.
Лета сбилась дыхалка, прям слышу из форточек свист.
Задыхаясь, присело на корточки лето и вяжет
мелким крестиком с точечкой, клейкий зелёненький лист.

Чё ты возишься, сопли размазав по скулам небритым?...
Я как сапожник до смерти напьюсь,
И расскажу в своём страданьи скотском,
Как жить устал, как умирать боюсь,
Как быть хочу Владимиром Высоцким.

Как сквозь меня проходят чередой
Есенин, Пастернак, Асадов, Бродский,
Как их люблю, как среди них немой,
Как остаюсь Владимиром Высоцким....
07:40  26-05-2017
: [16] [Здоровье дороже]
Я наверно женюсь, от нечего делать
Завяжу с кабаками и прочим блудом
Запущу свою душу, судьбу и тело
Образцовым мужем короче буду.

Я женюсь, в прокат возьму фрак и туфли
Арендую террасу с видом на реку.
Закатаю брюки, рукав и сопли....
21:38  23-05-2017
: [12] [Здоровье дороже]
Шнобель римский, ебло рязанца,
август вылез поссать с крыльца,
морда наглая, и в багрянце,
от раздавленного винца

Хули, он теперь император!
в термах душных июль хрипит,
допизделся...любви оратор,
край попутал,
ты-дых!
убит....
21:41  22-05-2017
: [21] [Здоровье дороже]

Унылое дело — ебать поэтессу,
Она самой чокнутой бабы дурней:
У той в голове — дети, тряпки и стрессы,
У этой — сплошной пятистопный хорей.

Я жму ей на разные хитрые точки,
Целую в уютных, укромных местах,
Она в это время изящные строчки
Рожает в своих полоумных мозгах....