Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Кино и театр:: - Серая «Белая гвардия»?..

Серая «Белая гвардия»?..

Автор: bjakinist.
   [ принято к публикации 12:31  08-03-2012 | Шырвинтъ | Просмотров: 678]
Ругают, ругают «Белую гвардию» С. Снежкина, обзывают «серой», подозревают в заказушности, мстительно сравнивают с «Днями Турбиных» В. Басова.

То в расчет не берут, что работу Снежкина на две серии сократили, что в основе басовской ленты — пьеса, то есть драматургически вещь гораздо более цельная, чем инсценировка романа силами супружеской пары фантастов.

Похоже, С. Снежкин сознательно (и, на первый взгляд, в ущерб своему детищу) спорит с басовским фильмом. Там — уютное, чуть сладенькое любование героями, этакий «Вишневый сад» белого движения. Здесь, у Снежкина, от топоса «Дома» как сосредоточия мира, гармонии (и шире — уходящих гуманности и культуры) следа не осталось. Главная (крамольная по тем временам) идея «Белой гвардии» — интеллигенция есть лучшая часть русской жизни — у Басова проводится в лоб через череду благолепных образов при уютном мерцании камелька. Снежкин выводит героев на улицу, показывая, что она, эта «улица», с ними делает (сделает и теперь?..), как топчет мужицкими сапожищами эти «цветы запоздалые». Бессмертные (по-Басову) культура и человечность растекаются у Снежкина безвозвратно кровавыми лужами.

Теперь же — о «главном», о кастинге. В каком-то раздражении Снежкин соглашается: да, староваты для героев Булгакова его актеры, но поди найди хороших в России в возрасте «до тридцати». Ой-ли! Две бесспорные, на мой вкус, удачи сериала — молоденькие Н. Ефремов (Николка) и С. Брюн (Лариосик) могут пристыдить маститого режиссера. Мне-то кажется, именитые привнесли в свои роли не только опыт, но и штампы. И даже когда они пытаются не «играть», а «жить», убеждает не до конца — «наигрывают», особенно в первой части. Жилистая и вовсе необаятельная здесь К. Раппопорт (Елена), простоватый, раздражающе совковый М. Пореченков (Мышлаевский), лишенный всякой харизмы Е. Дятлов (Шервинский).

Главное — не создается ансамбля. Порой кажется, перед тобой прообраз близкой уже коммуналки с понапиханными в нее совершенно чужими друг другу и мало симпатичными зрителю людьми.

В какой-то момент, во второй части, каждый из них осуществит свой впечатляющий, хоть и минутный прорыв к подлинности, но груз сработанных в других сериалах ролей явно их тяготит…

Не берусь сказать это о К. Хабенском (А. Турбин). Также не способствуя ансамблевости, оставаясь, как и все главные здесь, наособицу, свою уже поднавязшую в зубах белогвардейскую типажность он разбавляет тонкой игрой. Он почти единственный, кто пытается показать изменение образа от вполне корректного доктора «над схваткой» до раздавленного, смятого в этой схватке потерянного маленького человека.

На огромном сериальном пространстве больше главных персонажей запомнились эпизодические. Собственно, через них-то, эпизодических, режиссер досказывет то, что не случилось полно выразить через главных. Замечательно хороша И. Скобцева (мать Най-Турса): несколькими фразами актриса передает целый характер, человека чести и долга, своенравной носительницы дворянской культуры. Ф. Бондарчук (диверсант-футурист Шполянский) до комичного похож на прототип булгаковского персонажа — известного литературоведа В. Шкловского. Но эту комичность тотчас забивает образ зловещего проводника завтрашней беспощадной и бестрепетной «правды жизни».

Снежкин говорит нам не как хороша былая интеллигенция, а что делается с человеком в эпоху перемен. Вот почему так важны для него юные герои Николка и Лариосик. Выживший здесь (благодаря произволу сценаристов) Николка на глазах мужает, и Н. Ефремов замечательно органично передает его сперва наивность, а затем еще не осознанное самим персонажем мужание (хотя во второй части энергия естественного проживания в образе бледнеет). Лариосик в исполнении С. Брюна — не законченный уютный «ботаник», а оформляющаяся личность, еще не нашедший себя, но удивительно искренний и чистый человек. Что будет с ними, такими, завтра? — задается вопросом зритель.

Страшной, стихией жизни веет от петлюровского полковника Козыря-Лешко (актер С. Гармаш). Выродок и садист, он обобщен исполнителем и режиссером до мощного социального типажа, темной силы, которая бродит на самом дне народной души и которая всегда готова пролиться потоками крови. Этот вечно тлеющий пожар пугачевщины выглядит здесь бунтом совсем не бессмысленным. Нет, это какая-то особая, вечная, как звезды, составляющая социума и еще шире — человеческой природы в принципе. К слову, вся «петлюровская» линия, так сгустившаяся во второй половине сериала, дана полнокровно и до жути убедительно.

Прошлое безвозвратно разбито, растоптано (ключевые слова сериала — вскрик Елены о белых офицерах: «Они не понимают, что они не должны! Они думают, что должны, а они НЕ ДОЛЖНЫ!»). Новая система ценностей выглядит пугающе (тот же революционный декадент Шполянский). Человеку остается лишь уйти в свое частное существование — правда, оно может обернуться неожиданными озарениями. Почему и кажется символичным дописанный «за Булгакова» финал: выживший здесь (в отличие от романа) Алексей Турбин встречает свою любовь Юлию Рейсс (Е. Вилкова).

Мастер встречает свою Маргариту?..

Сериал делится на две художественно разнокачественные части. Если в первый вечер просмотра мы только разочаровывались, то во второй не самый пугливый зритель не мог, думаю, не увлечься мрачной правдивостью показанного, и здесь даже лезущие в глаза жовто-блокитные стяги зверей петлюровцев не читались лишь назойливой пропагандой против оранжевой революции. Нет, здесь Снежкину удалось-таки создать убедительную картину эпохи, а главное — безо всякой литературщины передать ощущения человека, в ней пребывающего.

Думаю, даже самый большой доброжелатель режиссера не назовет его «Белую гвардию» удачей на все сто, но над дежурным сериальным уровнем она поднимается весьма ощутимо. И чисто жанрово его произведение своей неровностью и очевидным для меня конфликтом не маститых, но убедительных здесь, и известных, но перештамповавших себя сериальных актеров (но в первую очередь, конфликтом между возрождающейся полноценной «киношностью» и руинирующимся на глазах сериальным «всегда в полноги») знаменует тот кризис, в котором пребывает сейчас наш телесериал как жанр. Он устал быть лишь развлекаловом, зрелищем, он готов (почти готов?..) говорить с нами и о серьезных смыслах.

Будем ждать…


Теги:





-1


Комментарии


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
06:27  18-06-2017
: [7] [Кино и театр]
Театр - квинтэссенция простоты,
Где ты - это я, а я - это ты,
Где оба причастны одной cудьбе.
(Когда больно мне, то больно тебе),
Где жизнь - квинтэссенция пустоты
Со всполохом призрачной красоты,
Ее обнажённый бесстыдный полёт,
Где грим Азазелло на шабаш зовёт,
Огонь из светящегося конфетти,
И кто-то смеется и шепчет: "Прости"....
21:27  13-06-2017
: [6] [Кино и театр]
Стоят в глубинках городки,
Где петухи орут до хрипа.
Признаюсь, очень мне близки
Селения такого типа

Заборов их перекосяк
Выводит запросто к речушке
Любого, кто презрел "пятак"
Киношки, рынка и торгушки.

Читать оставьте, коль для вас
Тоскливы встречи с бедным бытом,
Моя история как раз
О месте всеми позабытом....
08:53  05-06-2017
: [23] [Кино и театр]
Развеяв по ветру последний марафет,
громит прибой прибрежные аптеки,
из склянок битых - йодом льёт рассвет,
дыхнуло гнилью, мидий взмыли веки

По рунами изрубленной доске
расколотое, скачет солнца блюдце,
свиваясь в имя чьё-то на песке,
лучи, рассеиваясь, литерами вьются

В медуз светильниках притушен белый свет
над ложами, укутанными илом -
дымится, рвётся солнца трафарет
горгоньей головой-паникадилом

Ложатся в пазл морских ежей скорлупки,
не затихает вет...
16:56  02-06-2017
: [12] [Кино и театр]

Массивные инкрустированные двери бесшумно отворились. В маленький зал, чей потолок пожирала позолоченная лепнина, энергично ступил то ли молодой то ли старый, то ли высокий, то ли низкий, то ли красавец, то ли урод, то ли крепкий, то ли слабый человек....
23:04  28-05-2017
: [73] [Кино и театр]
Язык болтается сиреневый
над морем - облако повесилось,
зажмурилось, слетело лесенкой,
качается, щекочет дерево

А мы в закат идём по берегу,
совпав по месту и по времени,
и нам вполне себе сиренево
до моря, облака и дерева

Лилово нам, и фиолетово
торчит топориком из темени
луна, тараща зрак базедов на
звёзды брызнувшие семенем

на море, кипарисы, лётчиков
подбитых, выбитых из стремени,
с резьбы слетевших и со счётчиков,
с учёта снявшихся из племени<...