Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

За жизнь:: - Двадцать

Двадцать

Автор: хренов крен
   [ принято к публикации 17:56  17-03-2012 | Лидия Раевская | Просмотров: 675]
Было Ему двадцать. Естественно двадцать Ему было не всегда. Родился Он, как и все, младенцем с большими чистыми глазами, лбом без морщин и откровенной улыбкой. Как и всем, Ему тогда хотелось материнского молока, и весь мир ограничивался колыбелью. И всё бы ничего, но по какой-то непредсказуемой и коварной прихоти высших сил Он родился инвалидом. Тело его было искорёжено и словно изломано чьей-то жестокой и циничной рукой. Таким суждено было появиться на свет тому, кому теперь двадцать.
Я не знал, каким было Его детство, никто этого не знал. Мы познакомились, когда Ему было почти двадцать. Невысокого, а скорее откровенно маленького, роста, нескладный и нелепый, неуклюжий и такой выпадающий из общей картины окружающего мира, Он был существом, казалось, нарочно вылепленным в противовес всему. Но ощущение это истаивало и испарялось, стоило лишь заговорить с Ним, заглянуть в его непомерно огромные и абсолютно бездонные глаза. Столько глубины, мудрости, не свойственной молодости, и доброты, от которой исходило осязаемое тепло, не было ни в одних глазах.
Он был настоящим борцом и настоящим победителем. Он был гораздо сильнее всех, кто кичился своими мускулами, физической силой и победами в кулачных боях. Ещё в детстве врачи поставили Ему какой-то жуткий диагноз, практически не совместимый с нормальной человеческой жизнью. Любая травма могла бы стать для Него роковой, любое безобидное приключение вполне могло закончиться более чем трагично. Но разве могло это остановить такого человека? Чёрта с два. Он брал от жизни всё, чего хотел.
Нужно было видеть, как виртуозно управляется с тяжёлым мотоциклом этот маленький человечек. С какой лёгкостью и изяществом Он приказывал стальному монстру делать то, то Ему было нужно. И с какой охотой и отдачей мотоцикл подчинялся своему хозяину. Словно чувствовал Его право отдавать приказы и требовать подчинения.
Его любили все. Его просто невозможно было не любить. Он был не просто другом для своих друзей, отвечавших Ему взаимностью. Он был родным и близким человеком, для многих сумевшим стать необходимым. Порой казалось, что Он ждал возможности быть нужным, помочь каждому, кто оказывался в поле зрения. И Он был нужен, нужен по настоящему, а не из чувства сострадания или снисходительности.
А как Он смеялся и шутил… Казалось что Его смех материален. Находясь рядом с Ним дольше минуты, напрочь забывались и его инвалидность, и неказистый внешний вид. Энергия, доброта и жизнерадостность, исходившие от этого человека, обволакивали, словно надёжный панцирь, защищающий от напастей и внешних раздражителей.
Это было самое обычное лето. Лето, ничем не отличавшееся от тысячи других. Ничем, кроме того, что именно этим летом Ему было двадцать. И это было самое обычное купание в реке. Купание, ничем не отличавшееся от тысячи других. Ничем, кроме того, что именно это купание стало для Него последним. Те, кто изуродовал Его тело, наконец-то добились своей цели. Неудачный нырок… Травма позвоночника… Скорая… Травматология… Реанимация…
Он не смог… Не смог победить единственного противника – смерть…
Ему всегда двадцать. Маленький большой человек с огромным сердцем.


Теги:





-1


Комментарии

#0 03:17  18-03-2012Игорь Пластилинов    
некролог штоле?
дожили…
#1 11:44  18-03-2012ПЛОТНЕГ    
а мы, пластилин, и пишем в основном некрологи, только по себе, заранее, потому что хуй кто по тебе напишет хоть пару теплых слов, потом. так что вполне разделяю сожаления автора.
#2 12:01  18-03-2012хренов крен    
пластилин — память… такая память…
#3 14:50  18-03-2012Глокая Куздра    
Автору надо начинать писать. Чувствуется, эмоций через край, а опыта в их изложении на бумаге, в прозе, нет. Давай еще чего-нибудь. Только не ленись и не спеши впихнуть много в малый объем. Не надо элегий. Думаю, про одну только вот эту короткую жизнь можно столько вкусного написать, что на роман хватит. Потому бери большую эмоцию и пиши один маленький эпизод из соприкосновения с ней. Мне кажется, у тебя получится.
Рубрика.
#4 15:18  18-03-2012Швейк ™    
Обычно младенцы рождаются мерзкими и подслеповатыми. По мне так полнейшая хуйня
#5 15:25  18-03-2012Гельмут    
ну подслеповатость на какое-то время потом проходит
#6 15:30  18-03-2012Швейк ™    
Подслеповатость не проходит никогда. Просто на некоторое время она рядится в одежды проницательности
#7 15:36  18-03-2012Гельмут    
главное штобы проницательность не превышала процентное содержание мерзости. чисто из соображений самосохранения обладателя.
#8 15:38  18-03-2012Гельмут    
креос из разряда «знаете, каким он парнем был?» почему то не вштырил.
#9 15:39  18-03-2012Швейк ™    
Не вижу оценки креатива от тебя, ясноглазый Гельмут
#10 15:39  18-03-2012Швейк ™    
Блядь. Вижу
#11 15:49  18-03-2012Гельмут    
прозрел.
#12 17:31  18-03-2012хренов крен    
спасибо за критику и за рубрику… честно скажу — не ожидал… лидия исключительно добра… постараюсь учесть все пожелания… ещё раз спасибо…

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
01:06  23-02-2018
: [31] [За жизнь]
...
11:48  16-02-2018
: [19] [За жизнь]
Маше снился град. Крупный, размером с куриное яйцо. Он бил по жестяному навесу, пустым бочкам, крыше. Бум, бум, бум…
- Машка, вставай. Град! Да проснись же ты! - Оля растолкала сестру.
Та, открыв глаза, увидела взволнованное лицо, освещенное керосиновой лампой....
20:48  15-02-2018
: [16] [За жизнь]
Всё охуенно настолько, что хочется ныть:
— Дайте хоть пакость какую-то, сукины дети!
Ломом пробейте стояк у меня в туалете,
Если сквозь стену его можно ломом пробить.

Или врубите в ночи оголтелый шансон,
Можно в добавок к нему подключить перфоратор,
Бейте посуду, ругайтесь бессмысленным матом,
И нарушайте мой крепкий и радостный сон....

НЕПОСРЕДСТВЕННО, ВИТЯ (реквием)...
.
По синему небу, покусаны стужей,
Ползут облака без особенной цели.
Сам факт их присутствия в тексте не нужен.
Скорей, для проформы. И в общем, и в целом.
.
Поскольку, друзья, согласитесь, нельзя же
Совсем обойтись без изящных прелюдий....

теснота.
дома впритык —
двор размером в полстопы.
донимают горемык тараканы и клопы

бабка встанет у плетня —
смотрит полицейской вдаль.
матерится на меня
словно вешает медаль
сводница глухой станицы...

не сказать что здесь бордель —
в доме сельские блудницы
сформированы в артель

нитью шёлковой, как фрески —
тонкой гладью и крестом
расшивают занавески
и распятия с Христом
....