Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Было дело:: - Норковая шапка (Часть первая)

Норковая шапка (Часть первая)

Автор: МихХ
   [ принято к публикации 12:35  22-04-2012 | я бля | Просмотров: 879]
Полупустой промерзший троллейбус стремительно убегал от неблагополучной рабочей окраины к респектабельному центру города. Электромотор, по-стариковски надрываясь, противно свистел. Редкие пассажиры, вжимаясь в дерматиновые холодные сиденья, пускали из разнокалиберных носов в зябкое пространство клубы белого, моментально исчезающего пара. Положив локти на облезшие холодные поручни, Димка Ковалев, пританцовывая, стоял на задней площадке. В его левой руке болтался коричневый портфель-дипломат. Заметно потряхивало, и устоять без какой-либо опоры было довольно сложно. Парень то и дело любовно поправлял высокую норковую шапку, поминутно сбивающуюся от толчков на сторону.
Продышав в заднем заледеневшем стекле небольшое кругло окошко, он равнодушно взирал на пролетающую мимо унылую зимнюю природу. На душе поскребывали кошки и явно веяло зарождающейся тоской.
Раздраженный очередным разговором с матерью, Димка ехал на учебу в университет. В твердом остатке после неприятной беседы было полное ощущение того, что он оказался лишним в двухкомнатной квартире, где строгая мама в очередной раз налаживала свою доселе так и не удавшуюся личную жизнь.
Утренний час пик давно прошел, а до вечернего столпотворения было далеко. Второй курс экономического факультета перевели во вторую смену. Хорошо, что поспать можно было всласть, но плохо, что вечера умирали в пыльных скучных аудиториях. Знания, даваемые бесплатно в соответствии с конституцией, сами по себе не интересовали двадцатидвухлетнего студента, а скудное общение с молодыми и недалекими однокашниками вызывало зевоту. Если бы ни друг Мишка, то можно было бы совсем одуреть от безысходности.
Прошлой зимой Димку отчислили из престижного военно-финансового училища, куда он поступил лишь с третьей попытки. Его школьный приятель Мишка получал знания и блатную профессию в том же заведении. И хотя товарищ шел на красный диплом, в последнее время он слишком тяготился безрадостной службой и подумывал бросить все это к чертовой матери. И вот на Новый год Мишка за свой непростой характер, как обычно, был назначен дежурным по роте. А Димка отправился в увольнение — в общагу пединститута. Пока Мишка сладко спал после бессонной и неприлично трезвой новогодней ночи, Димкино молодое сердце прокачивало по венам огромное количество огненной воды, наполняя весельем паразитирующую на этом душу. И когда будущий начальник финансовой части очнулся в тесноте узкой никелированной койки рядом с жарким девичьим телом, то оказалось, что время возвращения в часть давно минуло.
Натренированные походной жизнью, крепкие и всегда уверенные руки тряслись и не слушались. С трудом справившись с бунтующей парадной формой, Димка поцеловал подружку в украшенную аппетитным румянцем щеку и выбежал на улицу.
Первое утро нового тысяча девятьсот восемьдесят восьмого года, хоть и не радовало опаздывающего курсанта, было великолепным. Морозный воздух бодрил, а яркое солнце ослепительно сияло в высоком голубом небе, отражаясь на золотых куполах церквей.
Вдруг из засады, стратегически устроенной вблизи общаг, вынырнул патруль — офицер и двое солдат. Слегка взъерошенному курсанту в не полностью застёгнутой шинели и небрежно нахлобученной на затылок шапке не удалось ускользнуть от их ищущего взгляда. Офицер-ракетчик только подумал дать команду «фас» своим готовым к погоне бойцам, как оценивший ситуацию Димка бросился наутек.
Куда им, коротконогим, было угнаться за вторым бегуном спортроты «ЯВВФУ». Оценив стремительное удаление ненавистного «финика» (так называли курсантов финансового училища), погрустневшие «шурупы» (курсанты зенитно-ракетного), было дернувшиеся вперед, в унынии остановились.
Щурясь от снежной белизны, Димка красиво бежал, глубоко вдыхая здоровыми легкими обжигающий морозный воздух, оставляя далеко позади все ненужное и ущербное.
На проходной делать было нечего, а вот замеченная ранее прореха в колючей проволоке над техническими воротами давала шанс. Лихо взобравшись на трехметровую высоту и стараясь не зацепиться длинными полами шинели за торчащие острые пики, Димка удачно преодолел препятствие, спрыгнул вниз и осмотрелся.
На первый взгляд все было тихо. Узкие тропинки среди двухметровых симметрично утрамбованных сугробов и безлюдный громадный плац, занесенный девственно белым снегом, радовали своей пустотой.
- Товарищ курсант, ко мне! – откуда-то слева послышался громкий приказ, произнесенный хорошо поставленным командным голосом. Димка обернулся и от неожиданности оцепенел.
На идеально выметенном крыльце главного корпуса принял строевую стойку сам начальник учебной части полковник Уколов. Под высокой каракулевой папахой каменело суровое морщинистое лицо, а покрасневшие, глубоко запавшие от постоянного пьянства глаза источали — кстати сказать, справедливо — злобу и гнев.
«Что этот мудак делает первого января на работе?» – подумал раздосадованный Димка и вильнул в один из проходов между сугробами.
- Товарищ курсант, остановитесь! Остановитесь! Остановитесь! – убийственно жесткое требование, трансформируясь в звенящее эхо, летело вдогонку.
Но парень бегать умел хорошо. Длинные ноги не раз его спасали. На них курсант надеялся и сейчас. Тем временем взбешенный полковник послал вдогонку за нарушителем приказа на беду проходившего рядом дежурного капитана. Тот, опасаясь мести всемогущего начальника, сделал вид, что ретиво преследует нарушителя дисциплины. Но расстояние между ними увеличивалось, а скорость офицера заметно снижалась. Наконец, махнув рукой, запыхавшийся капитан остановился и, согнувшись, для проформы крикнул:
- Курсант, стойте!
И тут убегающий Димка на удивление выбившегося из сил курящего и пьющего служаки резко остановился и, полуобернувшись, как ни в чем не бывало произнёс:
- Товарищ капитан, вы меня звали?
Недоумение капитана развеялось через секунду, когда в зоне видимости появился бодро шагающий навстречу погоне розовощекий майор. Тропинка была узкой, сугробы — высокими и добросовестно утрамбованными. Димка оказался в ловушке, и испуганное сознание подсказало ему такое вот не совсем адекватное, с точки зрения здравомыслящего человека, решение.
- Товарищ курсант, почему не выполнили команду? – официальным тоном произнёс тяжело дышащий капитан.
- А я не слышал! Бежал быстро, – с глупой улыбкой на лице выдал Димка.
- А почему бежал?
- Спортом занимался! – обескураживающе заявил очутившийся в западне парень.
- Ну-ну, в Новый год, да еще в парадной форме, – криво усмехнулся майор.
Через минуту перепуганный до смерти Димка навытяжку стоял в кабинете полковника Уколова.
- А ну-ка дыхни! – строго приказал начальник.
Сложив трубочкой пересохшие от волнения губы, ”беглец” сымитировал выдох. Но воздух с характерным звуком при этом не вышел наружу, а зашел внутрь. Этому трюку Димку обучил Мишка — при ежедневных родительских проверках он так уходил от ответственности за курение.
- Пьян! – даже не нюхая, констатировал полковник и при этом осуждающе посмотрел на испытуемого.
Только сейчас Димка с ужасом осознал, что его судьба решена.
В тот же солнечный день приказом начальника училища Димку отчислили с мотивировкой «за пьянство». А задыхающийся от несвободы и солдафонский дурости Мишка подал рапорт на отчисление. Ничего больше в Ярославле их не держало.
После нескольких недель лежания на кроватях в батальоне обслуги друзей отправили дослуживать в разные, но одинаково отдаленные лесные места.

Усердно дуя на отогретый ранее участок на заднем стекле троллейбуса, Димка с неприязнью вспоминал все эти грустные события. Досадное прошлое накладывалось на беспокойное настоящее — бесконечная тоска стала стремительно заполнять горячее сердце молодого человека.
Вообще-то Димка понимал матушкино рвение восстановить сына в безжалостно отторгнувшем его заведении. Он верил, что мать хочет ему добра. Но постоянный прессинг с ее стороны просто сводил с ума. А тут еще давняя подруга Женька, по молодости и глупости бездарно растратившая академический отпуск на молодежной стройке Комсомольска-на-Амуре, вернулась в город. Несмотря на то что прибыла она не одна, а с младенцем, прежняя страсть между ними разгоралась с новой силой, и это тоже беспокоило Димкину маму.
Чтобы прогнать навалившееся уныние, он тряхнул головой — как-то сразу полегчало. А почувствовав на голове тяжесть и приятное тепло новой шапки, Димка и вовсе повеселел: «Ну хоть это великолепие у меня есть! И никому его не отнять!»
И действительно, идеально сшитая, не какая-то там обманка, а высокая шапка- ушанка из драгоценного меха сидела как влитая. Он с нежностью погладил свое сокровище и улыбнулся.
Внезапно в животе забурлило, а потом резко, мучительно крутануло.
«Зря я сегодня две бутылки сырого молока выпил!» – с сожалением подумал парень. – «Пора бы с этой пионерской привычкой завязывать», – пронеслось у него в голове, а надувшийся живот в подтверждение начал нестерпимо болеть.
«Только этого мне не хватало!» — расстроился застигнутый врасплох Димка и сжался. Он знал, что желанное облегчение наступит, если продолжительно испустить ядовитый газ в атмосферу. Но в полупустом троллейбусе издавать подобного рода громкие звуки по меньшей мере неприлично.
Димка скрестил в тугом замке ноги и терпел. Через минуту положение ухудшилось, и возможная презрительность пассажиров совершенно перестала его волновать. В угоду взбунтовавшемуся желудку он было совсем уже подготовился к постепенному, насколько это реально, тихому высвобождению смеси сероводорода и азота, как вдруг почувствовал, что за газовой смесью подло следует мерзкая, отвратительная жидкость.
Один раз так уже получилось. Еще в армии, на танцах. Соблазнившись суетой, темнотой и шумом, накануне переевший ячневой каши, Димка опрометчиво проделал такой финт. Тогда вместе с порцией удушающего газа на волю вырвалось еще что-то теплое. Ничего не поняв, Димка схватился за зад. Поднеся оскверненные руки к носу, он чуть не потерял сознание. Белые, до дряхлости вываренные модные джинсы были безнадежно испорчены. А поездку на общественном транспорте до части вообще хотелось вычеркнуть из памяти навсегда.
Вспоминая перенесенные мучения, он мобилизовал последние силы и зажал вероломный задний проход как только мог.
«Следующая остановка ”Вокзал”»! А там хоть и мерзкий, но все же туалет!» — обрадовался Димка и немного ожил.
Из последних сил он терпел, пока медленное железное чудовище, скрежеща, остановится и лениво откроет свои двери. Выскочив наружу, он стремглав побежал к вожделенному, в то время еще бесплатному и поэтому ужасающему заведению.


Теги:





3


Комментарии

#0 14:23  23-04-2012Голем    
стремительно убегал, противно свистел, бунтующая парадная форма, стремнглав побежал… доколе йобоно!!
мой друк аркадей, не гавари красива.
#1 15:25  23-04-2012МихХ    
Голем
Спасибо, что прочитал.
Со всем согласен.
Учту ошибки.
#2 16:08  23-04-2012Шева    
Для прелюдии к /усраться/ многовато букв.
#3 16:24  23-04-2012МихХ    
Шева
Не так все просто. Обещаю, он не обосрется.
#4 22:23  23-04-2012Ирма    
МихХ старается описывать житейские истории. Ничего плохого в этом не вижу.
Голем зря истерит. Нужно помягче.
#5 22:41  23-04-2012МихХ    
Спасибо Ирма, именно так.
Но дельное замечание всегда приму.
#6 22:44  23-04-2012Ирма    
МихХ, не за что.
#7 12:17  24-04-2012Честный Казах    
«Димкино молодое сердце прокачивало по венам огромное количество огненной воды» — он водкой кололся штоле??

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
08:07  05-12-2016
: [102] [Было дело]
Где-то над нами всеми
Ржут прекрасные лошади.
В гривы вплетая сено,
Клевер взметая порошей.

Там, где на каждой ветке
В оптике лунной росы
Видно, как в строгой размете
Тикают наши часы.

Там, где озера краше
Там, где нет края небес....
11:14  29-11-2016
: [27] [Было дело]
Был со мной такой случай.. в аптекоуправлении, где я работал старшим фармацевтом-инспектором, нам выдавали металлические печати, которыми мы опломбировали аптеку, когда заканчивали рабочий день.. печатку по пьянке я терял часто, отсутствие у меня которой грозило мне увольнением....
18:50  27-11-2016
: [17] [Было дело]
С мертвыми уже ни о чем не поговоришь...
Когда "черные вороны" начали забрасывать стылыми комьями земли могилу, сочувствующие, словно грибники, разбрелись по новому кладбищу. Еще бы, пятое кладбище для двадцатитысячного городишки- это совсем не мало....
Так, с кондачка, и по старой гиббонской традиции прямо в приемник.

Сейчас многие рассуждают о повсеместной потере дуъовности, особенно среди молодежи. Будто бы была она у них, у многих. Так рассуждают велиречиво. Даже сам патриарх Кирилл...

Я вот тоже захотел....
Я как обычно взял вина к обеду,
решил отпить глоток за гаражами,
а похмеляющийся рядом горожанин,
неторопливую завёл со мной беседу.

Мой собеседник был совсем не глуп,
ведь за его плечами "восьмилетка."
Он разбирался в винных этикетках,
имел "Cartier" и из металла зуб....