Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

За жизнь:: - Монах

Монах

Автор: чалдон
   [ принято к публикации 20:26  22-04-2012 | Лидия Раевская | Просмотров: 347]
Был монастырь, в нем жил монах и братия его: на острове скалистом среди моря. Ни корабли большие, ни маленькие лодки рыбаков к скалистым берегам не подплывали — ни по желанью, ни случайно. Такая странность. И еще — в таких широтах остров находился, что день и ночь молитвами сменялись, ни день, ни ночь не проходили без молитв, не приходили никогда.
Пятнадцать лет с тех пор прошло, как жил монах в монастыре — никто не умер больше, никто не появился. Вся братия — двенадцать человек, всего двенадцать келий.
Проснувшись в темноте, одновременно в храм входили все — из каждой кельи к храму вел свой путь. Стояли молча, ожидая, и затем с молитвой солнце поднималось, сквозь окна верхние — алтарь, иконы, братию, собор и крест над ним, весь монастырь и остров — освещая. Так начинался каждый день.
Позавтракав легко, все принимались за работу. Кто строил, кто урожай растил — без принужденья, по желанью, и в одиночестве обычно. Монах рыбачил. Простившись с братией, он в море уходил. И там один — молился в полдень и обедал.
Улов его всегда был одинаков — хватало братии на ужин. Он больше не ловил, а меньше море не давало.
С утра он ставил парус, и лодку ветер уносил в открытый океан. Еще недолго видел остров, собора купол золотой, затем все облаком молочным оставалось позади, потом и вовсе исчезало. Дышал покойно океан, и глубоко монах вдыхал все запахи его. А краски утром так легки, полутона небес воздушны. Монах и сам не весил ничего, ему казалось — парус он: так пусто-сладостно в груди.
Пустынно море в полдень — спалило краски солнце, взобравшись высоко. Монах дремал. Кругом снега и купола, и небо синее морское, а спит он дома у окна и солнце гладит по щеке, и топит снег который день, с сосулек капает вода и бриз весенний звон принес — монах-звонарь сзывал на ужин. Тотчас менялся ветер и лодку парус нес к монастырю. Волна не поспевала и вслед бурлила и играла. Монах неторопливо снасти выбирал и складывал улов.
Закатом солнце соблазнялось. Но в море скрыться не могло. Вечерний ветер пах свободой, без примеси тоски, от одиночества обычной, в душе — восторг от тишины, а в шторм от красок грозовых — покой и наслажденье.
Монах, причалив, вытаскивал на берег лодку и нес улов к монастырю. Всей братией готовили еду, а после ужина читали. Входили в храм и все молились. Затем и солнце заходило.
Так каждый день закончен был.
1999


Теги:





1


Комментарии

#0 01:18  23-04-2012Дмитрий Перов    
Чалдону приветствия и моё почтение. Творчеству. Гуд!
#1 07:16  23-04-2012чалдон    
пасиб, Митяня.
#2 13:41  23-04-2012твёрдый знакЪ    
жаль, что этот монах не я.живые краски увидела.
#3 14:12  23-04-2012Голем    
один из утраченных шекспировских монологов?
чото вспомнил приснопамятный фильм «остров», тьху ты зараза
написано впрочем вполне изящно
#4 14:31  23-04-2012чалдон    
благодарствую всем, отметившим.
#5 14:59  23-04-2012Елена Вафло    
не… не моё. не понравилось… но хамить не хочецо, что автор мудак и крео гавно…
#6 15:57  23-04-2012Шева    
Крайне поэтично и хорошо.И еще — благостно, что-ли.
#7 22:55  23-04-2012Ирма    
Плюсану к Шеве.
Именно благостно.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
21:35  12-09-2017
: [4] [За жизнь]
Глуша

-…Ну и жарища. Печет словно в преисподней. Ягода на ветке сохнет. Эх, сейчас бы искупаться. А? Озеро-то вот оно, в двух шагах.
Молодая девица промокнула рукавом рубахи красное, потное лицо, морщась глотнула из крынки теплой воды и перешла к следующему кусту, тёмно-красному от переспелой вишни....
00:57  10-09-2017
: [6] [За жизнь]

осень сжимает время в кулак
ночи длиннее - дни короче
реже на озере, медный пятак
солнца багрового, Господи мочит

ветер неистовый, мусор из куч
вновь разметает как выпивший дворник
чьё-то письмо словно солнечный луч
падает птицей на мой подоконник

почерк и адрес до боли знаком
кто-же из ящика выбросил письма
он хоть и хрупок, но под замком....
Закатно. Рождаются планы, пути отрезок
нам видится перспективою - время грезить,
и невзирая на то, что плетут нам парки,
надежды таить и бесцельно блуждать по парку.
Затактно. Не звука печать, но приход мессии –
подкорковая динамика амнезии,
нас ветер листами по чистому полю гонит –
мы странны, местами - нам есть, что вспомнить....
Как ночь тиха, как будто ты в утробе
Как будто ты не здесь, а где-то там
Как будто то затаился кто-то в гробе
Как ток волшебный, что по проводам

Ты всем невидим - пьян, раздавлен, брошен
Распластан средь удушливой листвы
И кто ты, никогда уже не спросят
Никто не позовет из темноты

Припухший нос, разбитое колено,
Растерзанность как вырванный контекст
Всю жизнь предрасположен к переменам
Вся жизнь как недоразвитый протест

Лежит мужик в кусточках возле речки
...
Двадцать три года назад, летом 1994 года я несколько уже месяцев пребывал под следствием на «Матросской тишине». Не помню уже наверное того летнего месяца, когда в битком набитой народом тюрьме началась эпидемия дизентерии, но она началась. Поумирало огромное количество народа....