Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Было дело:: - Кто хочет Камерон Диас?

Кто хочет Камерон Диас?

Автор: Fairy-tale
   [ принято к публикации 18:00  31-05-2012 | Лидия Раевская | Просмотров: 711]
Кто хочет Камерон Диас?
- Можно? – в кабинет молодого пластического хирурга Антона Ивлева просунулось женское лицо.
Впрочем, лицом этот сюрприз природы назвать было сложно, скорее к нему подходили грубые слова вроде «рожи», «хари», «рыла», или, как подумал сам доктор Ивлев, «ебала».
- Можно, — милостиво разрешил Ивлев, вымучивая на своем прекрасном лице без каких-либо косметических дефектов некое подобие улыбки.
Настроение ему с утра испортила прорицательница Мадам Жозефина, чей кабинет находился в том же здании, что и косметическая клиника. Мадам приходилась родственницей владельцу клиники, поэтому ее терпели, да и многие пациентки с удовольствием посещали эту размалеванную под клоуна Попова гадалку, за хорошие деньги проводившую над ними обряд «Тысяча роз», который закреплял действия хирургов по наведению красоты и позволял дамам привлечь как можно больше поклонников. Жозефина (Антон подозревал, что настоящее имя ее было Дуся или Натаха) приволокла доктору непонятную медальку, расписанную рунами, и заявила, что это талисман, который поможет ему в карьере. Талисман стоил триста евро, и Антон Жозефину послал в жопу, а та, сморщив свой ботоксный лобик, прокляла его на древнем языке майя. Антону бы не помешал карьерный рост, так как в клинике он, лучший выпускник своего курса, сидел с утра до вечера в кабинете за небольшую плату и осматривал посетительниц, выписывая тем рекомендации по улушению фасада. К операциям его не допускали, а ведь именно практикующие хирурги зарабатывали хорошие бабки и приезжали на работу на «бентли» и «кайенах».
- Молод ты еще, — сказал Антону главврач, — поэтому посиди на первичном осмотре. Рожа у тебя смазливая, будешь лицом клиники. И не криви рот, радуйся, что здесь работаешь! Отправить бы тебя в бесплатную больничку, где вонючие бабки с вечным недержанием мочи и кала или мужики-инфарктники, лежащие на койках месяцами. А у нас духами пахнет и контингент богатый.
Впрочем, отдельные дамочки, являвшиеся в клинику за разглаживанием морщин и задниц, откачкой жира и поднятием сисек, предлагали деньги за секс, но Антону они были неприятны. Старые дуры, которые думают, что круговая подтяжка лица возвращает молодость. Ни хрена! В глазах все равно читаются паспортные годы, аборты, мужья, пьяная юность. Антон хотел жениться на администраторше Лене, у которой пока не было нужды обращаться к пластике, настолько она была хороша. И сиськи 3-го размера свои, и в двадцатитрехлетних глазах блеск, и кожа по утрам мягкая и сияющая.
Но вернемся к новой пациентке. Увидев ее, Антон поразился, как жестоки иногда бывают Мать-Природа и Господь Бог. На круглом лице моргали мелкие поросячьи глазки, окаймленные белесыми ресничками, нос картохой, узкий рот, не скрывающий кривых лошадиных клыков числом около двадцати пяти, не более. На первом подбородке росли жесткие волосы, второй украшали две мясистых бородавки. Фигура была прямоугольной, шея и грудь отсутствовали, плечи, талия и бедра находились на одном уровне. Весу в бабе было около центнера, рост же не дотягивал до ста семидесяти.
- Вот, доктор, — бабища протянула Ивлеву цветную страничку из женского журнала. С нее Антону призывно улыбалась Камерон Диас в узком купальнике. – Хочу быть, как она. У нас в цеху все мужики ее хотят.
- В каком цеху? – ошарашенно спросил Ивлев, машинально прикидывая, сколько стараний придется приложить его коллегам, чтобы вылепить из этого говна конфетку вроде Камерон.
- В убойном, на мясокомбинате, — пояснило чудовище, — я там коням бошки рублю. У нас коллектив мужской. Только я замуж за них не хочу. Ханурики они, пьют да матерятся. А мне муж умный нужен, чтобы в картинах понимал, стихи читал или писал. Чтоб с очками на морде. Я ж была замужем за нашим слесарем. Пил, зараза, жутко. Говорил, что как на грудь примет, так я ему на Камерон Диас похожей кажусь.
Антон машинально поправил дорогие очки в тонкой оправе, которые носил скорее для солидности.
Бабища тем временем засунула свою мощную лапу с обкусанными до основания ногтями в декольте, откуда вытащила носовой платок с долларами.
- Целый год собирала, — похвасталась она, — вот, тыща баксов ровно.
- По-Вашему, этого хватит? – сморщился Антон, — за эти деньги Вы только зубы себе поставите нормальные.
И тут баба неожиданно заревела. Она громко сморкалась в платок и причитала:
- Да как же мне жить-то одной с такой харей! Я вот на мост пойду и в реку скинусь! И как Вы после этого жить будете, доктор?
«Нормально, — хотел сказать Ивлев, — еще и раков в той речке пойду ловить. Они после того, как Ваш труп объедят, жирными будут». Но вслух он произнес:
- Понимаете, э… как Ваше имя?
- Зойка я, — всхлипнуло чудовище.
- Понимаете, Зоя, цены на операции не я устанавливаю. Я бы Вам и бесплатно помог, из христианского милосердия, но я тут всего-навсего мелкая сошка. А за тысячу долларов Вы можете обратиться к нашей колдунье Мадам Жозефине. Она проведет специальный обряд, после которого у Вас появится настоящий мужчина.
- В очках и интеллигентный? – чудовище прекратило реветь.
- Точно, заверил Антон.
- А если она обманет? Деньги возьмет, а мужика не будет? – засомневалась Зоя. – Тысяча долларов – огромные бабки!
- Зоя, ну Вы же сильная женщина, — сказал Антон, улыбаясь, — не получится, деньги назад вернете, применив к Жозефине грубую физическую силу.
- Уж я ей тогда как врежу по морде! – пригрозила Зойка увесистым кулаком, которым наверняка она отправляла в небытие бедных лошадок.
Антон мстительно представил, как изменится лицо псевдо-колдуньи после вмешательства Зойки, и с чистой душой отправил эту несчастную женщину к Мадам Жозефине.
Спустя всего всего полгода карьера красавчика Антона, как и предсказывала коварная Жозефина, неумолимо поползла вниз, как белорусский зайчик по отношению к доллару. Из клиники его выгнали за беспробудное пьянство. Он по большому блату смог найти место лишь в урологии муниципальной больнички, где в нос шибал запах старушечьей мочи, а зарплаты хватало лишь на дешевый портвейн и кильку в томате. Красивая администраторша Лена исчезла из его жизни навсегда. У девушки был железный принцип: никогда не связываться с женатыми мужиками.
Особенно, если их жены работали в убойном цеху мясокомбината, и внешностью своей напоминали боксера Валуева.
Портрет Камерон Диас по-прежнему висел на стене убойного цеха, и прекрасная актриса томно улыбалась небритым типам с синими носами, вызывая в тех закономерное сексуальное желание. А Зойка мечтала, что муж бросит бухать и бесплатно сделает из нее клона всемирно известной красавицы. Тогда она бросит на хрен этого гондона очкастого и замутит с Джастином Тимберлейком. И с Томом Крузом. И с Орландо Блумом.
А че мелочиться. Ведь Камерон Диас хотят все!


Теги:





2


Комментарии

#0 00:48  01-06-2012Лев Рыжков    
Герои некрасивые. Зачем так?
#1 00:59  01-06-2012Марычев    
кемерон- жабунья, не идеал,
дройчите, друзья,
на Ирину Алфёрову
#2 15:19  01-06-2012ITAN KLYAYN    
ебала как у ганебала…
#3 17:41  01-06-2012Ирма    
Не пошло. Какая-то лавочная история
#4 18:13  01-06-2012Александр Демченко    
предсказуемо, но читать можно
#5 21:44  01-06-2012Ванчестер    
Предыдущий коммент в самое «яблочко». Антона жаль.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
13:55  23-09-2017
: [8] [Было дело]
В ту ночь Петру Авдеевичу Скворецкому не спалось. Бессонница давила на него луной сквозь узкую щель неплотно задернутых штор, резала слух звонким храпом почивавшей рядом немолодой любовницы, уводила в топи смутных дум.

Мнилась ему жена Наталья....
13:53  23-09-2017
: [5] [Было дело]
По ‘небу’ неспешно плыли облака, рваный башмак, пластмассовая кукла с одним глазом и одной конечностью и ещё какая-то бесформенная дрянь, похожая на говно с волосами. Ветер надрачивал поплавок, навязывая тягомотину.
'Вот бы наоборот было – думаю – чтобы в небушке отражалось всё, что в реку насрато....
19:18  22-09-2017
: [9] [Было дело]
“Children show scars like medals. Lovers use them as a secrets to reveal. A scar is what happens when the word is made flesh.”
(Leonard Cohen, The Favorite Game)

Уже сложно вспомнить, в какой момент я вступил на запретную территорию и полюбил ее....
16:56  22-09-2017
: [3] [Было дело]
Максим Хренассер ненавидел свою фамилию. И ладно бы он был евреем – за принадлежность к этой благородной нации можно было как-то простить предков. Но нет! Он был обычным русским парнем с каким-то немецким прадедом в анамнезе. Фамилия оного прадеда потерялась где-то в бурные годы гражданской войны, безбожно переделанная неграмотным писарем в эту собачью кличку....
Да, вот ещё, томление. Томился Акакий Акакиевич точно, спелый, утомлённый жизнею баклажан на пару у домовитой хозяйки. Устремлённый, рыскающий по сторонам взор его то и дело втыкивался в углы, поналяпанные окружь опиатным озарением неведомого архитектора....