Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Палата №6:: - Беляш

Беляш

Автор: Самоса-бой
   [ принято к публикации 15:02  06-06-2012 | Лидия Раевская | Просмотров: 476]
1.
Много лет подряд (а также с перерывами) в жару и холод, в гололед и ненастье я езжу по изюмско-муравскому шляху, называемому в народе «Трасса Москва-Симферополь».Народ, как обычно, ошибся в лучших своих побуждениях и промахнулся в напрасных надеждах. Никакая это не Трасса. Простая дорога с относительно твердым покрытием.
Мудрые и просветленные деятели из высоких столичных кабинетов решили поправить чаяния народа и обозвали трудный путь из Симферополя в варяги попроще: «Харьков-Симферополь», сократив таким образом хотелки народа примерно вдвое.
И сказали деятели: «Это хорошо» и почили в день седьмой, который сами себе назначили.
При этом творцы и создатели новой трассы, одним росчерком пера отменившие наследие проклятого прошлого, оставили в неприкосновенности старые выбоины и колдобины, обочины и заросли в них, гаишников с их постами и знаки препинания, снабжающие и кормящие оных.

Но сейчас не о них, не о ней, а о нем. О Беляше.
В краю запорожском с древних времен стоит Холм. Поставили его так удачно, что ни одной мало-мальски внятной власти не приходит в голову снести его как пережиток ненавистного прошлого. Причины, по которым это никому не приходило в голову, как в нормальных сказках, три:
1) всю свою сознательную жизнь Холм держался в стороне от политики и бизнес-интересов господствующей верхушки и чурался анархическими течениями. Вся окружающая действительность, не придерживавшаяся принципов неприсоединения со временем тихо сползла в Днепр и Конку с вешними водами.
2) строго говоря, никаким холмом он не был. Он, просто оставшись верным своим принципам, остался господствующей высотой над промоинами, оврагами и низинами, образованными ручьями, рукавами и протоками Великого Луга*.
3) Снести Холм в одночасье представляется проблематичным. Достаточно одного взгляда на его фигуру, чтобы понять тщетность попыток борьбы с вражьим образованием. Да чего там, тщетность даже мыслей о такой борьбе.

Из-за крайней неуживчивости и нонконформизма никто не хотел селиться на этом Холме. Одинокая птица, одиноко летящая над ним иногда плевалась в его сторону и, как правило, промахивалась.
Но однажды наступили времена и на Холме тихо и буднично, без всякой помпы поселились… придорожные торговцы. Ребята и девчонки были крайне непритязательными в быту и одержимыми страстным желанием напоить и накормить путников, туда-сюда сновавших по тракту по своим будничным, темным и шкурным делишкам.

Менялись времена и доктрины, население и покрой шортов, веры и суеверия, виды транспорта и характер поклажи (чуть не сказал «поклажа с покладистым характером»), власти, междувластия и безвластия. Все менялось, а Холм оставался при своем мнении и при своей диспозиции.

Однажды, путем длительной борьбы, манипуляций и эволюций на холме с торговцами взгромоздился Беляш. Надо сказать, что сначала он представлял из себя скромный и наивный пирожок с мясом. Сытный завтрак/обед/ужин сурового путешественника языческой веры или вовсе без таковой. Желудки кочевников в те времена изготавливались из особого материала, секрет приготовления которого остался загадкой. Содержимое Беляша прочно и навсегда усваивалось этими желудками, поставляя в могучие языческие организмы калории, минералы, протеины, микроэлементы и витамины, которые удавалось извлечь из Беляша путем сложных многоходовых манипуляций. Манипуляции были такими сложными и многоходовыми, что они полностью поглотили язычников и те прозевали пришествие христиан. Как инки.

За непродолжительное время христиане христианизировали Холм, установили над ним свой протекторат и на этом успокоились. На власть Беляша они не посягнули. Беляш остался при своих владениях и при старом влиянии. Торговцы остались при Беляше и старых убеждениях.

Потом пошли пируэты и кульбиты новейшей истории, сбивчиво описанные в учебниках для растущих организмов. Организмы со скрипом поглощают учебники и тихо ропщут. А все потому что организмам помимо пищи духовной нужна пища скоромная. Мясо им нужно, короче. А мясо, как известно, содержится в Беляше, свободном от идеологических догм, но вместо этого населенном разными другими полезностями. Беляш, соответственно, живет на Холме близ города Васильевка и окружён жрецами, жрицами и фарисеями.
«Взметнулись в небо храмы Беляша!» — хотелось написать мне. Но не тут-то было. Никакими патетическим постройками, пристройками и другими культовыми и хозяйственными сооружениями служители Беляша не озаботились. Просто-напросто прислонили к четырем столбам три листа фанеры и были таковы. Момент прислонения никак не отмечался в толстых книгах и других письменных и устных преданиях. Все потому, что прислоняли умельцы ради самого что ни на есть прозаического дела, между делом прислоняли, так сказать.

А дело было архиважное и уходящее корнями в седую древность — накормить путника. Ради этого действа жрецы и жрицы готовы терпеть неудобства и неустроенность быта, пронизывающий ветер, господствующий на Холме большую часть года и опустошительные набеги феодалов из различных столиц, стойбищ, лагерей и малин.

2.
Пришел и мой черед отдать дань культу Беляша в придорожной часовенке. Я бесстрашно свернул направо от устрашающего отбойника, высотой… короче, ребенку по грудь будет, а женщинам хрупкой конституции примерно по пояс. Свернул и тут же пожалел о содеянном. Мой хрупкий автомобиль встретила огромная лужа величиной со среднего щенка тираннозавра. Глубина у нее была тоже впечатляющей. Нет, Лох-Несское чудовище в ней бы не поместилось или в крайнем случае не осталось бы незамеченным, но пару припадочных нациков с какого-нибудь интернет-портала Лужа вполне надежно замаскировала бы под нильских крокодилов. Четырехколесное средство передвижения послушно нырнуло в Лужу с воображаемыми крокодилами и погнало волну. Волна почти достигла ног пожилой служительницы Беляша, но та ловко и предусмотрительно забежала за прилавок.
- Здрасьте — я покинул лоно несостоявшейся субмарины.
-Здрасьте — улыбнулась мне жрица.
Мы были с ней тет-а-тет у четырех столбов и легендарных трех листов. Хозяйки соседних столбов и листов завистливо поглядывали в нашу сторону. «Клиент, клиент!» — так и читалось в их взглядах. Больше я ничего не успел прочитать.
- Беляши свежие? — спросил я с надеждой.
- Конечно! — с религиозным восторгом ответила мне женщина.

Надо сказать, что Беляш на Холме несвежим не бывает. Его свойства таковы, что даже если он пролежит на прилавке целую неделю, в жару и стужу, он не потеряет своей первозданной свежести. Остынет — да, но не испортится. В этом заключается секрет и ноу-хау жрецов Беляша. Рано или поздно Беляш должен найти своего язычника или жертву и проверить его на прочность. Этот девиз можно было бы высечь на камне, если бы таковые имелись поблизости. Но на беду ничего каменного в округе нет. Только дерево и немного пластика по вкусу.

Видимо каким-то неуловимым движением я дал согласие на сделку. Потому что жрица ловко подхватила предмет товарно-денежных отношений и понесла его реанимировать в недра часовенки, где на алтаре стояла ветхая микроволновка-реанимобиль. Мне ничего не оставалось делать, как только дожидаться когда в Беляш вернут жизнь и одухотворят его до удобоваримой кондиции. Время ожидания мы скрасили светской беседой.
- Давно здесь работаете?
- Года три уже.
- Расширяетесь?
- Нет. Ни к чему.
- За место (под солнцем) платите?
- Да. Причем местовое растет каждый месяц.
- За что? — я слегка опешил.
- Не знаю.
- Я только что померял вашу лужу. Если вы платите за место, то на эти деньги как минимум можно было бы расправиться с этой лужей у прилавка.
- Начальство сказало что это наши проблемы. А у нас нет денег чтобы еще и дорогу делать. Еле-еле на местовое наскребаем.
-Удивительное у вас начальство.
- Да уж...
Микроволновка издала аккорд из рок-оперы «Девушка и смерть» или «Князь Игорь». Я не разобрал, если честно. Девушка метнулась к своему ненаглядному оборудованию и вынесла мне вожделенный Беляш, так и не покинувший своей рубашки — полиэтиленового пакета, защищавшего его от шума, пыли и злых взглядов дорожной публики. Горячее тело Беляша перекочевало в мои руки, а красная от стыда десятка безропотно рассталась со мной, навсегда.

Я мял Беляш своими клыками, пломбами и остатками эмали, добираясь до содержимого, которое совсем недавно бегало, прыгало, резвилось и издавало какие-то звуки в биосферу. Содержимое было спрятано так глубоко, что в какой-то момент я даже заподозрил Беляш в вегетарианстве. Потом все наладилось и заветное млекопитающее (или рептилия) оказалось в пределах досягаемости. До заявленных 100 грамм было очень далеко, но шум по этому поводу я поднимать не стал. Хули шуметь, если беляшникам и без того трудно?! Трудно им, грустно и безнадежно.

Местная власть прикрепила к ним беспощадного Ярового, который обирает их до нитки не давая ничего взамен. Фактически, это узаконенные поборы в пользу одного, выдающегося не лучшими качествами, деятеля. Противопоставить ему нечего. Круг замкнулся, хаос сомкнул прикус и маленький островок общества неумолимо соскальзывает в дикость.

Беляш теряет в содержимом, его жрецы теряют Совесть, а редкие клиенты и охотники теряют Веру.
Вот такая грустная и поучительная сказка про Беляш.



*заповедное междуречье Днепра и Конки, однажды исчезнувшее в пучине Каховского водохранилища.


Теги:





-1


Комментарии

#0 17:27  06-06-2012    
Вот почему я такое читать не могу?
#1 20:10  06-06-2012Дмитрий Перов    
честно говоря, тоже 

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
Я не пират и даже не разбойник, хотя злодей, каких не видел свет. Овал меняю я на треугольник не очень круглых ромбиком монет. Я не злодей, но мог бы быть пиратом. И тискать лист бумаги меж колен. Но вся беда, что проебали атом, а атом, раз проебан, - не у дел....
11:51  08-12-2016
: [11] [Палата №6]
Пусть у тебя нет рук,
Пусть у тебя нет ног,
Ты мне была как друг,
Ты мне была как сок.

В дверь не струи слезой,
И молоком не плачь,
Я ж только утром злой,
Я ж не фашист-палач.

Выпил второй стакан,
С синью твоих глазниц,
Высосал весь твой стан,
Вместе с губой ресниц....
08:27  04-12-2016
: [14] [Палата №6]
Пропитался тобой я,
- Русь,
Выпиваю, в руке
- Груздь,
Такой грязный,
Но соль в нем есть.
Моя родина разная,
Что пиздец.
Только грязью
Не надо срать
Что, мол, блядям там
Благодать.
В колее моей черной
- Куст.
Вырос, сцуко,
И похуй грусть....
09:15  30-11-2016
: [62] [Палата №6]
Волоокая Ольга
удаленным лицом
смотрит длинно и долго
за счастливым концом.

Вол остался без ок,
без окон и дверей.
Ольга зрит ему в бок
наблюденьем корней.

Наблюдением зрит,
уделённым лицом.
Вол ушел из орбит....
23:12  29-11-2016
: [11] [Палата №6]
Я снимаю очередной пустой холст. Белое полотно, на котором лишь моя подпись, выведенная угольным карандашом. На натянутой плотной ткани должны были быть цветы акации.
На картине чуть раньше, вчерашней, над моей подписью должны были плавать золотые рыбы с крючками во рту....