Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Про скот:: - Вера

Вера

Автор:
   [ принято к публикации 09:34  04-07-2012 | Лидия Раевская | Просмотров: 865]
Верка работала на почте. Как училище закончила, так мамка ее на почту к себе и пристроила. Мамка-то уже двадцать восемь лет на почте служит. У нее даже медаль имеется «Ветеран труда» и льготы там какие-то на оплату коммунальных платежей. Верка хоть и туповата слегка, зато добра немерено. Кошечку всегда приблудную молочком напоит, хлебушка обосранным голубям накрошит, окурок слюнявый, мимо урны ханыгой брошенный, поднимет и по адресу в урну отправит. Светлый человек. Божий.
К тридцати годам у нее, окромя доброты этой никому не нужной, и не было ничего – ни красоты девичьей, ни ума большого, ни образования высокого, ни мужа любимого. Только смирение и вера кроткая. Вот по вере она и жила. Вера с верой. В полной гармонии со своим именем, так сказать.

И всех-то развлечений в ее жизни было – службу вечернюю в церкви отстоять, свечечки святым поставить, молитву за грозным и справедливым батюшкой повторить да причаститься. Были еще большие светлые дни — дни крестного хода, когда икону великую Знаменскую по городу проносили, и еще случались паломничества далекие в Задонск да Саров. Ее глаза наполнялись вселенским светом и любила она в такие дни мир в себе и весь мир вокруг себя — от воробушка взъерошенного до бомжа того вонючего, который милостыню просит на опохмел.
Батюшки монастырские знали уже Веру в лицо и помнили. Она помогала готовить трапезные к приходу паломников, отскребала от воска церковные подсвечники, мыла в храмах полы. Священники называли ее «матушкой» и не было ей большего счастья.

А еще был небесный град Иерусалим, который жил в ее душе мечтой великой и недосягаемой. Давным-давно уже там поселился. Лет с шести. С тех пор, как мама купила ей первую детскую Библию – книжицу с неправдоподобно яркими картинками.

И аккурат к февралю накопила Верка денежек на билет самолетный. Рейс Москва-Тель-Авив. Долго копила. Чуть ли не три года.

Уж если и ехать на святые просторы, то к Пасхе светлой, к чуду схождения огня Благодатного на землю грешную. Так решила наша Вера и написала письмо однокласснику своему Мишке Гринбергу. Мишка уже восемь лет, как жил в Израиле, как раз в Иерусалиме, и даже работал оператором на каком-то там еврейском телевизионном канале. Мишка запомнился Верке тем, что начал бриться уже в тринадцать лет, а еще запомнился густой, вечнозеленой малахитовой соплей, висевшей у него под носом с первого класса до самого выпускного вечера.
Но, несмотря на это, Гринберг обрадовался Веркиному письму, радушно приглашал пожить у него в доме и даже пообещал провести бывшую одноклассницу, со своим операторским удостоверением, сквозь все полицейские кордоны, непосредственно в храм на литанию. Хороший этот Мишка, хоть и иудей, подумала с придыханием Вера и стала собирать чемоданчик. Да и что там собирать, господи. На три дня всего ехала. Приняла заказы на миру, свечи и водицу святую иорданскую от сестер своих по вере и от мамашки любимой. Ну и в путь. С Богом.

И вот он Иерушалайм, вот он храм, тысячу раз на фотографиях замусоленных виденный. И Мишка, не обманул ведь, тащит ее, — оглохшую от всего этого величия, сквозь все полицейские посты, вовнутрь, поближе к Кувулькие. И понесла ее толпа обезумевшая, оттерла от одноклассника и зафиксировала намертво возле колонны белокаменной.

Стоит Верка, руки по швам к телу притянуты намертво – не пошевелиться, и палец даже не приподнять. Платье длиннющее пОтом напитывается, липнет к телу, тянет хрупкие плечи вниз.

Громыхнули колокола. Вошла в Храм процессия иерархическая. Накрыл Верку озноб блаженства. Хоть и жарко было невероятно. Слезы в глаза ударили. Впитывает в себя девушка из русской провинции каждую секундочку священнодействия. Радуется. Хоть и давка неимоверная.

Только почувствовала вдруг наша Вера в момент самый торжественный и значительный (как раз, когда подризничный лампаду в пещеру подносил), толчки какие-то ей в спину и пониже даже. Сильные такие толчки. Ритм то увеличивался неимоверно, то замедлялся до полного прекращения. И с толчками теми упиралось ей что-то твердое и настырное то в левую ногу, то в правую, а то и вовсе между ягодиц. Вонзалось прямо в складку прилипшего к телу мокрого платья. Не сразу Вера поняла, что происходит. В толчее вывернула шею назад, насколько смогла. И увидела она позади себя арабчонока, лет восемнадцати. Над губой сочной, мясистой усы девственные, ни разу не бритые. Глаза в каком-то эпилептическом экстазе закатились под веки, белки испещрены частыми красными капиллярами, мутные задурманенные зрачки наркотически смотрят под купол храма. В уголках губ скопившаяся слюна, испаряясь, оставляет белый пенный налет. Желтые редкие зубы. И дикое, с хрипом пришепетывание:
- Аюа…аюа…хэлуа…аюа…кваэса…аюа…кваэса… швайя-швайя…аюа…хэлуа…
И рука молодого араба там, внизу доводит себя до оргазма, стараясь направить разбухший член между Веркиных ног и ягодиц.
Вера в ужасе попыталась было резко отстраниться от извращенца, но куда там. Ни миллиметрика свободного пространства. Некуда отстраняться.
- Еб твою мать – впервые в жизни матюкнулась Вера, сама не зная, откуда к ней это «ебтваюмать» пришло. Наверное сработала генетическая память. Дед был стропальщиком на заводе ЖБИ, бабка работала поварихой в рабочей столовой под Хабаровском.
Через минуту в спину бедной нашей Вере ударила тугая горячая струя. Ударила один раз, второй. Третий раз с четвертым уже не с таким напором. Ударила и уныло стекла по прилипшему платью до самых ног.
Вместе с ужасающим арабским оргазмом на землю нашу грешную сошел Свет Благодатный и озарил храм молниями и бликами.
- Еб твою мать – еще раз повторила в испепеляющем ужасе Вера и стоя упала в обморок.

P.S. Вскоре, после приезда уволилась Вера с отделения своего почтового, сняла квартиру и ушла от мамашки зачуханной в самостоятельную жизнь. Еще через полгода вышла замуж за проходимца средней руки — Стасика. Вместе с ним она впаивала доверчивым домохозяйкам и пенсионерам хуевые пылесосы «Кирби» за 70 штук. Особенно у Верки получалось «разводить» на беспонотовую бытовую технику тетенек с дебильной религиозной кротостью во взгляде.
К тридцатипятилетию у Веры уже было двое чудесных детишек. Девочки. Люба и Надя.
В церковь Вера больше не ходила. Никогда.



Теги:





0


Комментарии

#0 09:39  04-07-2012Лидия Раевская    
А разве ж визу дают всем желающим, а не только тем, кто корни иудейские имеет?
#1 10:06  04-07-2012    
Так не уже никаких виз в израиловку, года три как
#2 10:07  04-07-2012    
нет*
#3 10:26  04-07-2012Дмитрий Перов    
Рабинович годно пишет. Но вот, наш иудейский друг, когда же ты шедевр напишешь? А то это «годно» тоже приедается. Монотонность какая-то, пусть и с абсолютно разными сюжетами и темами, в твоих текстах стала появляться.
Короче, пиши ещё. Успехов.
#4 10:32  04-07-2012C@бачка    
Как можно подумать с придыханием? И откуда в Израиле арабчонок?
#5 10:45  04-07-2012Шева    
Хорошо. И на правду похоже. ггы
#6 10:54  04-07-2012    
Собачка, мне и ответить то тебе нечего по поводу арабчонка...
А откуда в морской воде соль?
#7 12:36  04-07-2012МихХ    
Охуенно,
Смешно. Думаю, что быль.
Молодец Рабинович настроение на день сделел.
#8 12:56  04-07-2012Тоша Кракатау    
Заебись. Собачка пернула в лужу так, что та моментально испарилась ггг.
#9 13:05  04-07-2012Диарей    
Рубрека
#10 13:39  04-07-2012слова тупой суки    
э-эх, кабы не арапчонка, так и прожила п наверно верка чужую жисть
а так да. малацца. вернул к сваей
/автор, не верю в такие метаморфозы/
#11 14:34  04-07-2012cvetocheG    
аццкий сотона в обличье арапчонка сбил Веру с пути праведного. не была значит вера её истинной *продекламировала заунывным голосом*
#12 15:55  04-07-2012Бабанин    
Как-то размеренно и правильно, как куранты… А нельзя, чтобы арапчонок ее содомировал сквозь платье? Движ все-таки. И внутренний и внешний. Но хорошо!
#13 18:11  04-07-2012Ген Жэстачайший    
Как было бы чотка;
Спусця какое-то врэмя
Она паняла, шо в пелотку
Папала арапскае семя.

#14 18:24  04-07-2012СИБ    
хорошо… зачитался… хорошо написано, интригует…
#15 18:41  04-07-2012Заядлый котовод    
хороший креос. а если б ее выебал там кто, так поди вообще бы второй Сонькой Золотой Ручкой стала
#16 18:48  04-07-2012Поэт Пупкин    
Зачет! Хорошо написано. И тема иудейская присутствует. Даже если и в Храме Гроба Господня.
#17 18:48  04-07-2012Поэт Пупкин    
Зачет! Хорошо написано. И тема иудейская присутствует. Даже если и в Храме Гроба Господня.
#18 05:30  05-07-2012Лев Рыжков    
Сначала плевался немножко от сказовых интонаций. Потом ржал в голос. Роскошно, короче.
#19 06:04  05-07-2012C@бачка    
Не, но это ж надо так уметь- задать два вопроса, один из них сделав настолько дурацким, чтобы автор полностью проигнорировал первый. Это вам не пёрнуть в лужу так, чтобы та испарилась.
#20 09:51  05-07-2012bari kydda    
пра пылесос кирби уже четал у уважаемой Мамо
#21 09:39  11-07-2012Mika    
Легко прочиталось, несмотря на некоторые огрехи
Понравилось в целом
#22 09:43  11-07-2012херр Римас    
тут лайт скоццтво, в хорошем исполнении

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
09:16  06-12-2016
: [0] [Про скот]
Я лежу на камне.
На широком камне.
Нипочем века мне.
Триста лет лежу.

Неподвижно тело.
Чешуя вспотела.
Вам какое дело?
Может я рожу.

У кого-то крылья,
у кого-то лапы,
у меня от папы
неказистый вид.

Я такой ползучий,
я такой шипучий,
я такой гадючий -
самого тошнит....

Я пьяный щас.. решил покаяться.. хотя и каяться особо нехуя.
Короче, была обычная поездка за мясом в деревню Агашкино, Мы просто везли мясо..
Ща, пива выпью, расскажу.. короче.. в стране нехуй жрать. Подходит ко мне Петя Шнякин из ВОХРЫ - ну что, подкормиться хочешь?...
21:47  30-11-2016
: [7] [Про скот]
Заспанный медведь качаясь выходит из чащи,
достаёт балалайку, свиреп и дик:
«Я вам сейчас, блядь, покажу патриотизм настоящий!»
и лапой рвёт фуфайку на груди.

Поёт «Эх, яблочко» на всю обезумевшую округу
и в конце выпивает стакан.
Этот сон стабильно раз в неделю снится одному другу
пролетарию всех стран....
19:57  30-11-2016
: [16] [Про скот]
В тени большого дуба
Пьет водку, ест редис
Сидит Иван Иваныч
Наш местный беллетрист
Ему плевать на звуки
Те что идут извне
Он мысли свои топит
В сивушной глубине
Моргает мутным оком
Всяк силится понять
За сколько ещё можно
Бутылки обменять
Приляжет и привстанет
Талант ведь не пропьешь
То песню вдруг затянет
То в пень кидает нож
Забудутся шедевры
Что миру он создал
Зато спокойны нервы
С мочей стабилен кал
Его седые патлы
Затреплет легкий...
09:15  30-11-2016
: [5] [Про скот]
Так от рыжей крошки сердце заискрило,
Все мы как то вышли вдруг из обезьян.
Дай сейчас гориллу в лапы гамадрилу-
От безумной страсти меньше будет пьян.

Более открытых не найти мне женщин,
Где таких горячих можно отыскать?
Все почти зажаты больше или меньше,
А моя пружине гибкостью под стать....