Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Здоровье дороже:: - Метод обратной психофобики

Метод обратной психофобики

Автор: goos
   [ принято к публикации 03:29  23-07-2012 | Лидия Раевская | Просмотров: 449]
Лорд Джеймс Салливан проснулся от того, что ему приснился кошмар. Снилось, что он бежит по бесконечному узкому коридору в поиске заветной двери, за которой можно укрыться от безобразного чудовища с гниющим лицом, мёртвыми мутными глазами и клыками-иглами, торчащими из хищной пасти. Монстр настигает, а ноги лорда вязнут в полу, одежда цепляется за торчащие из стен гвозди, расстояние до спасительной двери совсем не сокращается.
Преследователь же не особо спешит, играя в кошки-мышки, и наслаждаясь ужасом, охватившим сэра Джеймса. Но лорд знает, что скоро игры закончатся, и он будет настигнут в один прыжок и разорван на части беспощадным чудовищем. Сердце стучит, лёгкие отказываются дышать, а ноги — бежать.
Монстр уже дышит в затылок зловонием разлагающейся плоти и плотоядно урчит в преддверии пиршества. Тянет лапы, чтобы вогнать когти в шею и повалить наземь. Лорд из последних сил делает рывок вперёд, но ноги подкашиваются, и он падает лицом на каменный пол. Боится оглянуться и замирает в ожидании смерти. Сверху доносится победный хохот, похожий на вой гиены.
И тут сон вышвырнул лорда в реальность. Всё ещё не понимая, где он и что происходит, сэр Джеймс вскочил, еле сдержав вырывающийся крик. Придя в себя, вытер холодный пот со лба, опустил голову на подушку и уставился в потолок, всё ещё переживая приснившееся. Мысли путались, что-то не так, что-то нужно делать, сейчас же, немедленно, но сил не было, тело всё ещё дрожало от выброса адреналина. На стене, бордовой от лучей заходящего солнца шевелились тени, от порыва ветра застонали оконные рамы.
И тут где-то далеко, приглушённо, продолжением кошмара захохотал монстр. Он всегда начинал охоту с чердака, где раньше хранилась утопленная в болоте статуэтка.
Лорд сорвался с кровати, подбежал к окну и увидел, как солнце опускается за горизонт. Половина диска уже скрылась за холмом. И снова смех, хищный, нечеловеческий раздался сверху, просачиваясь сквозь стены и потолок. И шаги, скрип ступеней лестницы, ведущей с чердака.
Проспал! Он уже идёт!
Лорд бросился к двери, выбежал в коридор и помчался к лестнице, ведущей на первый этаж. Он уже не боялся, что тот, наверху, услышит топот ног. Не было времени таиться. Салливан, прыгая через две ступени, добежал до холла и ринулся на кухню, с грохотом покатилось перевернутое ведро. Дверь в чулан была совсем рядом, но нога подвернулась, и он упал на пол, смахнув со стола посуду. Даже не пытаясь встать, лорд дополз до двери, открыл её и забрался внутрь, в пыльную сырую каморку, где хранился садовый инвентарь, инструменты и прочий хозяйственный хлам. Он захлопнул дверь, закрыл засов и забился в угол, прижавшись спиной к мешку с песком.
Лорд Джеймс Салливан никогда не был трусом. Да, ему было страшно, и не раз. При осаде бурами Мафекинга, в окопах под Гатлингом, в плену у махдистов, да и вообще перед каждым боем. Было страшно, когда он оказался один на один с леопардом, когда малярия чуть не уволокла его на тот свет, когда сразу три пули сидели в его теле. На дуэли с негодяем Бартоном тоже тряслись поджилки. Он не стыдился страха. Это нормальная реакция человека на опасность, в большинстве случаев спасающая жизнь. Немного бесстрашных парней дожило до седин. Главное – держать в узде эмоции, не поддаваться панике и принимать верные решения. И можешь бояться сколько хочешь.
Но сейчас неконтролируемый ужас захлестнул лорда. Всё, что он мог – это прижимать к груди колени, плакать и тихонько скулить. И молить Бога сохранить ему рассудок. Слова молитв стёрлись из памяти, и он лишь шептал бессвязные слова, умоляя, чтобы этот кошмар прекратился.
Сверху слышался скрип половиц, хлопанье дверей и хищный хохот. Монстр опять ищет его, обходя всю усадьбу, комнату за комнатой. Девятую ночь повторяется одно и то же. Не найдя никого наверху, спустится вниз, зайдёт на кухню и будет вынюхивать здесь, пока не остановится возле двери чулана. Непонятно почему, но именно тут единственное место, куда ему не забраться. Что-то не даёт сорвать дверь с петель и добраться до оцепеневшей от ужаса жертвы. И снова до самого восхода солнца будет продолжаться царапание когтей, стуки, вой и вонь мертвечины. Дверь изнутри покроется инеем, закисшее бельмо будет заглядывать в щели между досками и в голову заползут чужие мысли, жуткие, не сформированные в слова или образы, но несущие древние животные эмоции. Пережить ещё одну ночь и не сойти с ума. Не сорваться и не отдать себя на растерзание, чтобы быстрее закончился этот мрак.
Лорд лёг на пол, свернувшись калачиком, укрылся заранее принесённым пледом и закрыл глаза. Просто лежать и пытаться забыться, отключив все пять чувств. Пусть себе беснуется. Здесь я в безопасности.
С грохотом хлопнула кухонная дверь. Тварь сразу кинулась к чулану, завыла и подёргала за ручку.
«Уходи» — прошептал лорд.

Профессор оккультных наук, академик магических изысканий и прочая-прочая мистер Джон Стоун допил чай, раскурил трубку и раскрыл свежий «Таймс». За окном моросил дождь, в камине трещали дрова, и до вечера не ожидалось ни одного посетителя. Мистер Стоун не принимал никого раньше шести часов. Специфика работы предполагала вечерние часы работы. По утрам ходят всякие невежды и недотёпы. Серьёзный человек непременно выберет более позднее время, ибо день и солнечный свет – не лучшие спутники мистики и магии.
Не успел мистер Стоун прочесть передовицу, как вошёл слуга с докладом:
- К вам просится на приём некий лорд Салливан по неотложному делу.
- Лорд? Скажите ему, что меня нет, пусть приходит вечером.
- Я так и сказал, но он настаивает, мол, дело неотложное, и вечером может быть поздно.
- Говорите, лорд? Что ж, негоже отказывать лорду. Пригласите.
Через минуту в кабинет вошёл мужчина лет пятидесяти. Шляпа, плащ и зонт остались в прихожей, но всё равно от него пахло дождём и сыростью. Осунувшееся лицо, покрасневшие веки и тени под глазами давали богатую почву для размышлений, где он мог провести бессонную ночь.
Мистер Стоун вышел навстречу, пожал вялую дрожащую ладонь и проводил посетителя до кресла.
— Хотите чаю?
— Нет, благодарю.
— Может, чего-нибудь покрепче? Есть отличный шотландский виски, ром, джин.
— Пожалуй, не откажусь от виски.
«Да этот лорд тот ещё джентльмен – пить в такую рань», — подумал мистер Стоун, достал бутылку и наполнил два бокала.
Лорд выпил залпом, в глазах, мутных от бессонной ночи, загорелся огонёк. Он разгладил усы и даже закинул ногу за ногу. Профессор терпеливо ждал, когда клиент созреет для разговора. Очевидно, дело деликатное, и не стоит торопить.
— Я к вам вот по какому поводу, — наконец, созрел сэр Джеймс, — мне рекомендовали вас, как специалиста по ситуациям, в которых фигурируют потусторонние силы. Надеюсь, я обратился по адресу?
— Именно. Я являюсь членом Общества психологических исследований, и, в отличии от шарлатанов, использую научный подход к вопросу парапсихологии. Моим основным профилем является изучение фантомов, они же призраки, привидения. Благо, Англия – благодатное место для подобного рода исследований. Каждый уважающий себя замок, каждое старинное имение просто обязано иметь своего призрака. Даже если таковой отсутствует, его обязательно придумают. В большинстве случаев так и бывает, но поверьте, у меня богатый опыт общения с обитателями потустороннего мира. Итак, я отвлёкся. Слушаю внимательно.
Лорд тяжело вздохнул, выдержал паузу, очевидно, подбирая нужные слова и начал свой рассказ:
— Это началось месяц назад. Хотя, если быть точным, лет десять назад. Но все эти годы, никак не проявлялось, и спокойно лежало в набитом опилками деревянном ящике на моём чердаке. Что послужило толчком, я не знаю, но вот уже месяц я живу в полном кошмаре. Десять лет тому судьба меня забросила в Африку, на самый юг, в Преторию.
— Англо-бурская война?
— Так и есть.
— А вы случайно не тот самый капитан Салливан, о котором ходит столько легенд?
— Не знаю, какие легенды обо мне ходят, но я действительно служил в британской армии в звании капитана.
— Ну, не скромничайте, истории о вашей храбрости стали уже фольклором. Весьма польщён вашим визитом. Позвольте налить вам ещё виски?
— Не откажусь. Но речь сейчас не о храбрости, скорее, наоборот. Мне очень страшно. Если на войне я видел противника, я знал, что его можно победить, что он смертен и телесен, то сейчас… Однажды под Кимберли мы захватили деревушку, в которой жило племя аборигенов. Захватили – громко сказано, нам никто не оказывал сопротивления, но мы, после позорного разгрома под Ньюкастлом, готовы были превратить все земли в пепелище, не ставить камня на камне. Не хочу пересказывать случившееся, это и не имеет отношения к делу. Имеет отношение то, что там я нашёл деревянную статуэтку. Как потом выяснилось – местного духа Обайифо, славящегося своей кровожадностью и коварством. По приданиям, он по ночам нападает на людей и пьёт кровь.
— Вампир?
— Я не знаю. Я знаю то, что куски моего пса, здоровенного пятилетнего дога я собирал по всей усадьбе. Так что, эта тварь вряд ли удовлетворяется выпиванием крови.
— Вы серьёзно? Вы уверены, что это дело рук какого-то духа?
— Началось это месяц назад. Дворецкий сказал, что на чердаке, очевидно, снова завелись мыши, так как оттуда стали доноситься какие-то звуки. Исследовав чердак, дворецкий действительно нашёл мышей, только дохлых, растерзанных в клочья. Котов я на дух не переношу и мы решили, что там поселился сыч или хорёк. Дня через три прибежала кухарка с воплями, что в доме поселилось привидение, что она видела на втором этаже движущиеся тени на стене, слышала голос, похожий на сдавленный смех. Мы не обратили внимания на её слова, так как она могла позволить себе выпить лишнего, и привидеться ей мог сам Дьявол. Через день садовник сообщил, что кто-то вытоптал клумбу и разбросал по двору растерзанные тушки скворцов. И звуки на чердаке раздавались всё чаще и всё громче. Днём в доме царила тишина, но как только садилось солнце. Я и сам увидел в коридоре размытый силуэт, который заметив меня, метнулся к чердачной двери, при этом я учуял неприятный запах. Размером от был с крупную кошку, или, скорее, обезьяну, так как перемещался на задних лапах, или ногах. Но в темноте я ничего не разобрал и отнёс это происшествие к ряду игры теней и собственной фантазии. Но страх уже поселился в доме. Кухарка с мужем наотрез отказывались ночевать в имении и уходили вечером к родственникам. Садовник запирался в своей будке и перестал тёплыми вечерами спать в саду на гамаке. Потом и вовсе он рассказал, что видел призрак, метающийся по двору, и в этот же день уволился. Мой верный дог Артур стал прятаться под кровать и даже днём ходил, поджав хвост.
— Очень интересно, — прервал лорда мистер Стоун. – Животные всегда чутко реагируют на присутствие духов. У них более тонкая энергетика.
— Да, но это его не спасло. Да и я сам испугался не на шутку, когда вечером услышал на чердаке грохот. Поднявшись туда, я обнаружил перевёрнутые старые стулья, сорванную с крючков полку и разбросанные вещи. И открытый ящик с военными трофеями, о которых совсем позабыл. Рядом с ящиком лежала эта треклятая статуэтка. Почерневшая и рассохшаяся, краска совсем облезла, остались только белые бельма глаз и острые клыки. И тогда я вспомнил, что мне рассказывали об этом духе. Я никогда не был суеверным, но даже мой рациональный склад ума дал трещину, и мне стало страшно. Я не спал всю ночь, слушая шаги по коридору, возню на чердаке и высокий смешливый голос за стеной. Дверь в комнату я подпёр шкафом и просидел всю ночь, в ожидании худшего. В эту ночь и погиб мой пёс.
Лорд замолчал, нервно теребя бакенбарды, и Смиту ничего не оставалось, как снова наполнить бокалы. Эта история заворожила его, и он слушал, не перебивая, испытывая чисто научный интерес в перемешку с лёгким чувством страха.
Салливан выпил и продолжил:
— Утром я поехал на болота, развёл костёр, сжёг этого божка, собрал угли в жестяную коробку, положил туда же камень и утопил. Вы не поверите – вода кипела и бурлила несколько минут. В диаметре нескольких метров повсплывали дохлые лягушки. Когда я вернулся, мой дворецкий попросил отпуск. Он не стал ничего объяснять, просто собрал вещи и уехал, оставив меня одного на растерзание этой твари. Я не осуждаю его. Ни в коем случае. Мои надежды, что я покончил с нежелательным жильцом, не оправдались. Даже наоборот. Ночью начался сущий ад. Я услышал на чердаке хохот, и шаги прямо над моей головой. В панике я вскочил и бросился вниз, чтобы выбежать на улицу. Оказавшись в холле, я устыдился своего страха и решил дать отпор, забежав на кухню, схватил в одну руку топор, во вторую нож. И стал ждать. Наверху по очереди хлопали двери. Он искал меня, в каждой комнате. Потом шаги по лестнице. И вот в дверном проёме появился он. Ничего более отвратительного и ужасного я ранее не видел. Человеко-обезьяна с белыми пустыми глазами, оскаленной пастью. Когти на руках оставили глубокие царапины на двери. И я понял, что ножом и топором я с ним не справлюсь. Я вообще не справлюсь с ним. Всё, что я могу – оттянуть смерть на пару минут, и я бросился в чулан, закрыл дверь и стал ждать гибели. Дверь не закрывалась изнутри и это была самая глупая тактика в моей жизни. Через пару секунд эта тварь распахнула дверь, но войти не смогла. Что-то мешало ей, не пускало, невидимая преграда встала между нами. И всю ночь я смотрел, как монстр мечется в бессильной злобе, снова и снова пытаясь добраться до меня. Мой рассудок находился на грани сумасшествия. Как я досидел до утра – не помню. Утром я поставил внутри чулана задвижку, отнёс туда воду, плед и даже ночной горшок. И вот уже девять ночей держу осаду. Это всё.
Лорд выдохнул последние слова с таким облегчением, будто сбросил с плеч тяжёлый груз. Оба собеседника молчали, Стоун заметил, как у лорда дрожат руки. Да и сам он так проникся историей, что неприятный холодок расползался по спине. Самое большее, с чем он сталкивался в своей жизни – пара сомнительных случаев полтергейста и скользящее блюдце во время спиритических сеансов. Родовые привидения оказывались игрой света, сквозняком и воем ветра в печных трубах. Теоретически мистер Стоун был подкован, и даже опубликовал несколько трудов в области теле- и психокинеза. Но вот с практикой было сложнее. Практически невозможно оказалось найти достойный объект для исследования. Да и теоретическая база, не подкреплённая практикой, имела такие прорехи, через которые можно было протащить слона.
— Вы мне поможете? – спросил, наконец, сэр Джеймс.
— Конечно. Но для начала ответьте на несколько вопросов. Первый – почему бы вам не уехать из имения?
— Боюсь, это невозможно. У меня твёрдое убеждение, что чулан – единственное место на планете, где ему меня не достать. Во всяком случае, этому есть подтверждение.
— Понятно. Второй – как вы думаете, что такое хранится в чулане, что дух не может туда попасть?
— Понятия не имею. Там столько всего, что выбрать нужный вариант сложно. Не знаю. Я думал над этим. Грабли, лопата, секатор, таз, вёдра, ящик с инструментами, старая керосиновая лампа, моток верёвки, пустые бутыли. Ничего такого.
— Странно. Что ж, рассказанная вами история совсем не выбивается за грани моих исследований. Любое необъяснимое явление с точки зрения естественных наук находит объяснение, если рассматривать под иным углом. Потусторонний мир тоже живёт по своим законам, и он тоже материален, но там несколько иные виды материи. Не такие, как у нас. И если понять эти законы и научиться управлять их материей, то мы сможем управлять и существами, живущими в ином мире, и сможем наладить с ними контакт, сотрудничать и понять, наконец, природу жизни и смерти. Кое-что мы уже знаем, многое находится на грани понимания, некоторые правила и законы нам донесли наши предки. Если вы поймёте, что этот африканский демон так же материален, а значит и конечен, то есть, смертен, то вы сможете побороть свой страх, которым вы питаете его и дать ему бой. Один из принципов борьбы со злыми духами состоит в том, чтобы перестать бояться. Они, как собаки, которые чувствуют слабость, запах страха будит в них инстинкт охотника, и они готовы растерзать того, кто их боится. И наоборот, пёс поджимает хвост под смелым, строгим взором, и норовит лизнуть руку, поняв, кто же на самом деле хозяин. Ваш кошмар набрал силу, питаясь вашими страхами. Садовник, кухарка, дворецкий, вы, наконец. Вы все кормили его. И он окреп, вырос, и каждую ночь, беснуясь перед дверью чулана, набирает сил. И когда-нибудь, станет настолько сильным, что вас уже ничто не спасёт. Вы же боевой офицер, прошедший ад войны, рассказы о ваших подвигах до сих пор рассказывают как в трактирах, так и приличных домах. У вас хватит духа дать отпор этой жалкой рассохшейся статуэтке. Я уверен, что вы сможете. Да при чём тут моя уверенность, просто сделайте это.
Лорд, слушая эту пафосную речь, расправил плечи; руки сжались в кулаки, подбородок вздёрнулся. Он вспомнил, как почти так же вдохновлял своих солдат перед боем. И как рвались они в атаку, заряженные отвагой и уверенностью в своей непобедимости. И побеждали.
— Спасибо вам, мистер Стоун, — лорд схватил ладонь профессора и тряс её, и куда делась та вялость в рукопожатии. Силы и уверенность в себе наполнили душу сэра Джеймса Салливана. – Я вам что-то должен?
— Давайте так, приезжайте ко мне завтра, и мы пообедаем с вами в приличном ресторане. Идёт?
Когда лорд вышел, мистер Стоун раскрыл блокнот для записей и сделал в нём несколько пометок.

Лорд Джеймс Салливан стоял перед лестницей, ведущей на чердак. В руке у него был пистолет, во второй – сабля. За поясом торчали тесак и нож. Вряд ли оружие поможет в этой схватке, но оно добавляло уверенности.
Как только солнце упало за горизонт, на чердаке началось движение. Что-то падало, раздались шаги, и демон захохотал, уже не сдерживая себя, в полный голос. Дверь распахнулась и в проёме лорд увидел почти двухметровое существо, смесь человека, гиены и обезьяны, с бесформенной мордой, длинными лапами и короткими крепкими ногами. Глаза без зрачков смотрели в упор на лорда.
Салливан не боялся. Он снова был в бою, на передовой, один на один со смертью, которую столько раз побеждал. Лорд выстрелил, на что чудовище пронзительно завизжало и бросилось вперёд.

Профессор оккультных наук и прочая-прочая мистер Джон Стоун стоял у окна и смотрел, как по стеклу стекают дождевые капли. В камине трещали дрова, тёплый халат спасал от утренней прохлады, на столе стояла чашка чая, и лежал свежий «Таймс».
Мистер Стоун сел в кресло, отхлебнул чай и взял газету. На первой же странице бросилась в глаза статья о гибели лорда Джеймса Салливана. Он был найден жестоко убитым в своём имении. Тело было расчленено, голову вообще нашли на улице. Ведутся поиски убийцы, поползли слухи о возвращении Джека Потрошителя, которые Скотланд-Ярд настойчиво опровергает. Издание обещает держать читателей в курсе расследования.
— Вот, чёрт, — мистер Салливан вскочил с кресла, схватил с полки блокнот, и макнув перо в чернила, вычеркул последние написанные фразы: «побороть страх», «дать отпор», «повернуться к опасности лицом», «природа обратной взаимосвязи», «страх страхом вышибают».
— Ишь, не сработало, — бормотал он себе под нос, — будем знать. Этот способ не подходит. Отрицательный ответ – тоже ответ. А я уже и название придумал: «метод обратной психофобики». Вычёркиваем.
Жирная клякса упала на бумагу, и мистер Стоун совсем вырвал листок и скомкав отправил его в корзину.



Теги:





0


Комментарии

#0 11:22  23-07-2012Addam    
психофобика. надо ли читать
#1 12:13  23-07-2012goos    
та нинада… букв много
#2 12:24  23-07-2012Addam    
много. можешь бояться сколько хочешь.
#3 18:49  23-07-2012Андрон    
а чо мне таки пондравилось---чото такое, в стиле Роберта Говарда однако…
#4 19:46  23-07-2012Поэт Пупкин    
Читал утром. Понравилось.
#5 21:36  23-07-2012goos    
спасибо… давно мечтал написать что-нибудь в аглицком духе
#6 21:39  23-07-2012Knopka    
неровности отвлекают. чернушность улыбнула
#7 21:59  23-07-2012goos    
ну, не умею я с неровностями бороться

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
12:02  08-12-2016
: [15] [Здоровье дороже]
скрип ногтей по коже тонкой.
кости свёрнутые в жгут.
подрасплющенного ломкой
новые приходы ждут.

боли созревает тесто.
сутки потнодрожий тёмных.
не осталось больше места
на дорогах воспалённых.

увлекает в мёртвый холод
нервной глубиной зрачок....
10:22  03-12-2016
: [11] [Здоровье дороже]
Какой-то вакуум полный в голове,
Комок пустот, не связанных друг с другом,
Где угол, за которым ветра нет?
В чём связь времён с моим порочным кругом?

Нет тяги к жизни, не о чем писать,
Потеряна идея и надежда,
Блистает белизной моя тетрадь,
Не пачкаю страниц уже как прежде....
22:33  27-11-2016
: [6] [Здоровье дороже]
Был у нас такой пацан: Витька Жданов. Лучше всех кидал ножик. Любой ножик, брошенный Витькой, неизменно попадал в цель. Однажды, чтобы окончательно утвердиться в статусе лучшего и развеять сомнения завистников, он объявил во всеуслышание, что поразит белку точно в глаз....
18:09  24-11-2016
: [15] [Здоровье дороже]
Сегодня мимо я прошел:
Лежал старик, как лист осенний
Как будто, кто его поджег
Как будто, подкосились вдруг колени

Лежал старик сжимая трость
Как будто чью то руку
А в горле совести застряла кость
Его я больше не забуду

Бежали люди к старику
А он лежал, кряхтел
Как будто, кит на берегу
Он просто жить хотел

Домой он шел или из дома
За внуком может, в детский сад
Мне не узнать, куда вела дорога
Он рухнул прямо на асфальт

Мне ...
20:42  23-11-2016
: [30] [Здоровье дороже]
Вечер и впрямь бывает исключительно мрачен.
Это был один из таких вечеров.
За столом сидела женщина с приятной грудью, и явно скучала. Ей было сильно невесело. В лёгком халатике чёрного шёлка, ласково обтягивающего пружинистый зад; с двумя задорными штуками навыкат, с талией, и длинными, далеко способными ногами....