Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

За жизнь:: - Летние чаяния Кацмана (на конкурс)

Летние чаяния Кацмана (на конкурс)

Автор: Протопоп Амвросий
   [ принято к публикации 01:32  27-07-2012 | Эдуард Багиров | Просмотров: 721]
Вдоволь наслушавшись воскресной бесовщины от немытых и полупьяных прихожан села Затоки Витебской губернии я возвращался в свой родной деревянный дом на окраине и думал об откровении одного из заезжих на летнюю практику студентов.

Молодой человек по фамилии Кацман на исповеди ненароком признался, что оказался вовлечен в оральное соитие с сельской учительницей Яной Федоровной. Признаться, рассказывал об этом грехе юный охальник как-то с задором, будто не на исповедь он пришел, а в кафе «Ромашка». И вместо батюшки Амросия слушал его грузчик Степка из 7 дома по Первомайской. А поведал сей отрок богопротивного происхождения буквально следующее…

Прохаживаясь как-то мимо кулацкого хлева, Кацман думал нехорошее в отношении свиней, как и положено всем представителям малых и отсталых народов. Утрамбовывая старыми кедами навоз и напевая про себя что-то этническое и богопротивное, Кацман не заметил, как впереди показалась Яна Федоровна — местная учительница и просто православная женщина.

Совращенный городскими нравами Кацман вульгарно поприветствовал светоча педагогической науки и случился, что называется парадокс. Человек, который должен был нести свет в массы, внезапно сам стал заложником тьмы разврата и извращений, которые таили в себе темные кулуары кацмановского разума. Затянув несчастную учительницу на сеновал и даже не думая на ней жениться, он стянул с нее юбку и льняные трусы.

Трусы стягивались тяжело, цепляясь за густую лобковую поросль. Кацману на мгновение даже показалось, что он десантник, пытающийся стащить парашют, запутавшийся в ветвях вековой дубравы.

Разобравшись с трусами, Кацман в оторопи уставился на половые губы учительницы — они напоминали ему улыбку дяди Фимы, павшего жертвой бытового антисемитизма в одной из пельменных Витебска.

Вульва звала его в свои глубины, словно дракон или змей, что затаился в адской пещере, где язычники тысячи лет назад, в старые темные времена проводили человеческие жертвоприношения. Поддавшись влиянию беса, Кацман шершавым языком принялся вылизывать покровы инфернальной зоны Яны Федоровны. Покоренная сатанинским духом учительница вовремя не учуяла проникновения злых духов в ее непорочную душу и поэтому глотка ее запела бесовские ноты, от чего свиньи тревожно перехрюкивались, а над деревенской церквушкой в преддверии страшной грозы сгустились тучи.

Кацман, вконец осатанев, принялся с бешеной скоростью раз за разом пронзать женщину своим бесовским отростком. Он словно бы мстил за все страдания своего народа. Вдалеке заиграла гармонь и по деревне полилась песня. Кацман не любил музыку: он любил деньги и помидоры. Разозлившись ещё больше, студент вытащил свою срамоту из сакрального отверстия Яны Федоровны и начал медленно приближать его ко рту русской женщины.

Свиньи, почуяв неладное, стали испражняться, а в крест над куполом церкви ударила первая молния. И грянул гром.

Услышав грохот, Кацман было одумался и в голове его зазвучал тревожный вопрос «боже правый, что же я делаю?». Но сраженная темными силами учительница первая жадно схватила семянесущий жезл и таким образом окончательно превратила дьявольские игрища в сельскую содомию, наложив клеймо позора на некогда святые места. Использовав семявыводящий канал, демон разврата проник во влажное пространство рта Яны Федоровны и навсегда покинул Кацмана. Заезжий студент упал на сеновал и заплакал. Сглотнув, Яна Федоровна злобынми глазами посмотрела на использованного в качестве проводника Кацмана и гулко рассмеялась.

После этого Кацман потерял сознание, а когда очнулся, то учительницы уже и след простыл. О вечернем кошмаре напоминали лишь совокупляющиеся свиньи, которые при этом нахрюкивали что-то антисемитское. Это, безусловно, оскорбило студента, но он смолчал.

Признаться, друзья, когда я услышал эту историю, мне захотелось предать анафеме и учительницу, и Кацмана, и свиней. Хотелось снять сапог, размотать портянку и этой самой портянкой примерно наказать всех участников этой сатанинской, практически католической, истории. Но тут же я подумал, что Бог — это любовь. Любите друг друга, дорогие мои друзья.


Теги:





0


Комментарии

#0 11:41  27-07-2012ПОРК & SonЪ    
Про малые народы понравилось, с сакральными, инфернальными и семявыводящими возможно перебор.По началу заинтересовало но ближе к окончанию привратилось в нечто неинтригующее и недоделанное.Хотя для конкурса вполне уровень.Впринципе автора можно и похвалить и пожелать что бы писал более ярко, а то свиньи, евреи, попы и бляди с молниями, несколько не свежий контент… Пиши корочи, будем почитать
#1 16:05  27-07-2012Сальвадор Мнацаканов    
Исскусный рассказец.Поржал.4.
#2 18:18  27-07-2012СИБ    
 хех… поржал…
#3 02:17  28-07-2012Sgt.Pecker    
поебень.
но за труд 3+

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
21:35  12-09-2017
: [4] [За жизнь]
Глуша

-…Ну и жарища. Печет словно в преисподней. Ягода на ветке сохнет. Эх, сейчас бы искупаться. А? Озеро-то вот оно, в двух шагах.
Молодая девица промокнула рукавом рубахи красное, потное лицо, морщась глотнула из крынки теплой воды и перешла к следующему кусту, тёмно-красному от переспелой вишни....
00:57  10-09-2017
: [6] [За жизнь]

осень сжимает время в кулак
ночи длиннее - дни короче
реже на озере, медный пятак
солнца багрового, Господи мочит

ветер неистовый, мусор из куч
вновь разметает как выпивший дворник
чьё-то письмо словно солнечный луч
падает птицей на мой подоконник

почерк и адрес до боли знаком
кто-же из ящика выбросил письма
он хоть и хрупок, но под замком....
Закатно. Рождаются планы, пути отрезок
нам видится перспективою - время грезить,
и невзирая на то, что плетут нам парки,
надежды таить и бесцельно блуждать по парку.
Затактно. Не звука печать, но приход мессии –
подкорковая динамика амнезии,
нас ветер листами по чистому полю гонит –
мы странны, местами - нам есть, что вспомнить....
Как ночь тиха, как будто ты в утробе
Как будто ты не здесь, а где-то там
Как будто то затаился кто-то в гробе
Как ток волшебный, что по проводам

Ты всем невидим - пьян, раздавлен, брошен
Распластан средь удушливой листвы
И кто ты, никогда уже не спросят
Никто не позовет из темноты

Припухший нос, разбитое колено,
Растерзанность как вырванный контекст
Всю жизнь предрасположен к переменам
Вся жизнь как недоразвитый протест

Лежит мужик в кусточках возле речки
...
Двадцать три года назад, летом 1994 года я несколько уже месяцев пребывал под следствием на «Матросской тишине». Не помню уже наверное того летнего месяца, когда в битком набитой народом тюрьме началась эпидемия дизентерии, но она началась. Поумирало огромное количество народа....