Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Палата №6:: - Валькина Любовь

Валькина Любовь

Автор: ваннадий СССРоFF
   [ принято к публикации 17:04  18-09-2012 | Юля Лукьянова | Просмотров: 1142]
Эта история произошла в канун развала СССР, на окраине Ленинграда, в одном из спальных районов, в ничем особо не примечательном дворе.
Жил-был, в обычной хрущевке паренек, с обычной русской фамилией-Воронов и обычным русским именем Валентин (все его звали Валька). Учился парень в обычной школе, носил пионерский галстук, получал двойки и пятерки, сдавал макулатуру. Вобщем, вроде бы обычный советский школьник. Только одно было в парне необычным, Валька был негром.
Валька являлся плодом распутной жизни Нюрки Вороновой-симпатичной, недалекой потаскушки, любившей поддать с кем не попадя. Нюркиным соседом по коммуналке, а позже сожителем был пьянчуга-коммунист, по фамилии Бельский, бывший советский офицер, потерявший кисть правой руки в Афгане. Бельский владел двумя комнатами, одну из которых он сдавал студенту — медику из Руанды(одной африканской страны, в которой до сих пор сохранились первобытные племена промышляющие каннибализмом). Студент закончил учебу и уехал в родную Африку, где стал «Большим человеком», а у несчастной Нюрки родился черный ребенок.
Детишки в школе называли Вальку головешкой и гадили в его портфель. Весь в слезах он прибегал домой, прижимал свою курчавую голову к Нюркиной груди и кричал навзрыд:-«Почему я не такой как они?!!» Нюрка плакала вместе с Валькой, а потом уходила к Бельскому пропустить рюмочку.
Когда Валька перешел в восьмой класс случилась такая история.
В одной школе с Валькой учился отпетый хулиган и двоечник по фамилии Керкешко(перед ним трепетала вся школа). Он был влюблен в отличницу и красавицу Анжелку Машошину. Свою любовь Керкешко проявлял так: он зажимал Анжелку в различных углах и тискал за мягкие места, иногда называя шлюхой. Чем доводил отличницу до истерик и как ножом по сердцу резал Вальку. Ведь Валька тоже был влюблен в нее, но ни как это не показывал и лишь тихо страдал.
Однажды на большой перемене, на глазах у всей школы, Валька подошел к Керкешко и одним ударом в челюсть вырубил того, достав из кармана перочинный, острый нож, он порезал Керкешко щеку. Потом посмотрев на замерших в ужасе школьников сказал; что, мол, если кто, хоть пальцем, тронет Анжелку, Валька мол, того убьет.
После этого случая Вальку стали уважать и даже бояться (слух об этой истории разнесся далеко за пределы школы). Девчонки с восхищением смотрели на него и мечтали о «Черном принце»… Но Валька не замечал их. У Вальки была Любовь… Любовь всей его маленькой, «черной» жизни. Что, видел Валька в этой жизни? Всегда полупьяную мать. Культяпого, пьяного Бельского, который на партсобраниях всегда осуждал юаровцев, а дома нажираясь до икоты грозился придушить «черного антихриста».
И вдруг появилось это… Щенячий восторг только от одного взгляда на нее, бешеное желание, нежность от одной мысли о ней, будоражащий страх, всплеск неконтролируемых эмоций. Ощущение всего себя живым. Бессонные ночи. Брожения под окнами любимой. Валька любил всеми фибрами души, но боялся даже заговорить с Анжелкой и из-за этого очень страдал.
Валька знал об Анжелке все: во сколько встает, что кушает, что любит, а что нет, во сколько заканчивает занятия в секции легкой атлетики. Где бы Анжелка не бывала, на рынке или в кино, на катке или в музее, Валька был где-то не далеко. И все надеялся заговорить с ней и рассказать КАК ОН ЛЮБИТ ЕЕ!!!
Недалеко от Валькиного дома проходило железнодорожное полотно пригородных электричек, а за ним начинались дачные участки. Вечерами Валька любил гулять там в одиночестве, перепрыгивал через забор и поглощал клубнику прямо с грядок. Были летние каникулы, Анжелка была в пионерском лагере и Валька тосковал.
Прошел месяц. Анжелка приехала. Валька, как обычно, вился вокруг любимой, не отпуская ее ни на шаг. Он заметил, что Анжелка как-то изменилась после приезда из лагеря, взгляд, походка, голос и тон, которым она говорила. Она стала еще более ослепительной и желанной. Валька БЫЛ БЕЗ УМА.
Как-то вечером Анжелка вышла из дома и пошла в сторону дач. Валька пошел следом. Было примерно десять часов, белые ночи закончились и уже темнело. «Куда это ее понесло, на ночь глядя? Клубнички может быть захотела?» — подумал, усмехнувшись Валька.
Перейдя железную дорогу, Анжелка прямиком устремилась к лесу. Валька не отставал, перебегая от куста к кусту. Анжелка углублялась в парк, становилось все темнее и темнее. Впереди показались отблески огня. Девушка пропала из виду. Валька осторожно пошел в сторону огня. Вдруг прямо пере ним возникла поляна, посередине потрескивал костер. Рядышком на бревне сидели Анжелка и… Керкешко.
Валька просто остолбенел. Керкешко что-то нашептывая, обнял Анжелку и полез целоваться, та не сопротивлялась, а лишь смеялась и отвечала на поцелуи. Они неловко обнимаясь, повалились со смехом на траву. Керкешко запустил руку Анжелке под юбку и широко улыбаясь предложил: " А давай как тогда в Комарово? В лагере у костра?"
«Давай»- согласилась она. Керкешко начал сдирать с нее трусы.
У Вальки почернело в глазах. Он почувствовал, что земля уходит из-под ног и одновременно небо разверзается у него над головой, а сердце рвет на куски. Он ощутил ВСЕГО СЕБЯ МЕРТВЫМ, бесконечно преданным и мертвым.
Голая задница Керкешко ритмично двигалась, в такт его же воплям: " О, бля! О, о, о, о, бля! Бля.....!"
Валька, как зомби медленно подошел к костру, поднял топор, которым Керкешко видимо рубил дрова для костра, резко метнулся к парню размозжил тому топором череп. В ту секунду, когда Керкешко коснулся земли окровавленной головой, он уже был мертв.
Анжелка с криками, в ужасе вскочила и бросилась на утек.
Красивая Анжелкина головка раскололась на двое, как арбуз обдав Вальку фонтаном крови. Любимая осела прямо в костер. Валька с топором в руке стоял и смотрел, как языки пламени лижут белое тело Анжелки. Он посмотрел как кожа на ее руке начала вздуваться пузырями и с шипением лопаться.
Вдруг Вальке вспомнился рассказ его любимого Стивена Кинга, прочитанный в журнале «Юный Техник». Главный герой-хирург попал в кораблекрушение. Все погибли, а он с чемоданом своих хирургических инструментов очнулся на маленьком островке в океане, где нет ни чего живого, только камни. Где-то через неделю, от голода, хирург начинает отрезать у себя различные части тела и есть их. Заканчивался рассказ словами хирурга: -«А пальцы на вкус, как обыкновенные пальцы.»
Однорукий сожитель Валькиной матери-Бельский тоже читал это произведение, и частенько напившись до остекленения взгляда кусал себя за культю, громко чавкал и делая вид, что жует и орал:-«Ебать-копать! А ведь пальцы то, на вкус, как обыкновенные пальцы! Ха-ха-ха-ха!»- пьяно заливался бывший афганец.
Валька опомнившись от вдруг нахлынувших воспоминаний подошел к костру и долго, долго смотрел в огонь. Потом он за ноги вытащил обгоревшую Анжелку из костра, присел рядом на корточки, поднес поджаренную кисть любимой к губам… и осторожненько надкусил.
ПАЛЬЦЫ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ОКАЗАЛИСЬ НА ВКУС, КАК ОБЫКНОВЕННЫЕ ПАЛЬЦЫ.


Теги:





0


Комментарии

#0 01:05  19-09-2012Мира    
Пишешь легко, читать одно удовольствие, вот только сюжет ээхх, а оконцовка ойц-ойц.
#1 02:14  19-09-2012СОФР    
Ник ахуительный.
#2 06:55  19-09-2012Дмитрий Перов    
загубил беспощадно концовку
#3 18:52  19-09-2012Шева    
Концовка ни к черту.
#4 18:59  19-09-2012Бабанин    
Хоть что-то любопытное опубликовали. Спасибо, Юля! Жизненно.
#5 19:03  19-09-2012Григорий Перельман    
чудовищо. увы, во всех смыслах.
#6 01:16  20-09-2012ваннадий СССРоFF    
Спасибо всем кто прочитал, похвалил и обосрал
#7 01:31  20-09-2012Антоновский    
рассказ читал в детстве как и всего Кинга, и он конечно жутчайшее произвел впечатление. Одно из самых жутких. Потом помню дп была.
по тексту ничего не скажу. Треш поднадоел жутко

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
Я не пират и даже не разбойник, хотя злодей, каких не видел свет. Овал меняю я на треугольник не очень круглых ромбиком монет. Я не злодей, но мог бы быть пиратом. И тискать лист бумаги меж колен. Но вся беда, что проебали атом, а атом, раз проебан, - не у дел....
11:51  08-12-2016
: [11] [Палата №6]
Пусть у тебя нет рук,
Пусть у тебя нет ног,
Ты мне была как друг,
Ты мне была как сок.

В дверь не струи слезой,
И молоком не плачь,
Я ж только утром злой,
Я ж не фашист-палач.

Выпил второй стакан,
С синью твоих глазниц,
Высосал весь твой стан,
Вместе с губой ресниц....
08:27  04-12-2016
: [14] [Палата №6]
Пропитался тобой я,
- Русь,
Выпиваю, в руке
- Груздь,
Такой грязный,
Но соль в нем есть.
Моя родина разная,
Что пиздец.
Только грязью
Не надо срать
Что, мол, блядям там
Благодать.
В колее моей черной
- Куст.
Вырос, сцуко,
И похуй грусть....
09:15  30-11-2016
: [62] [Палата №6]
Волоокая Ольга
удаленным лицом
смотрит длинно и долго
за счастливым концом.

Вол остался без ок,
без окон и дверей.
Ольга зрит ему в бок
наблюденьем корней.

Наблюдением зрит,
уделённым лицом.
Вол ушел из орбит....
23:12  29-11-2016
: [11] [Палата №6]
Я снимаю очередной пустой холст. Белое полотно, на котором лишь моя подпись, выведенная угольным карандашом. На натянутой плотной ткани должны были быть цветы акации.
На картине чуть раньше, вчерашней, над моей подписью должны были плавать золотые рыбы с крючками во рту....