Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Было дело:: - Всем братьям по ластам

Всем братьям по ластам

Автор: Fairy-tale
   [ принято к публикации 08:42  05-11-2012 | norpo | Просмотров: 1224]
Всем братьям по ластам
История эта случилась в советские времена, когда в сельских магазинах наряду с обычными продуктами питания вроде водки и хлеба продавались товары промышленные, зачастую ненужные сельским жителям, но продать их следовало быстро и активно: план такая штука.
И вот в далекий поселок на Севере, где проживают два вида людей: чукчи и геологи, привозят ласты. Обычные такие ласты для водолазов, хорошие, сделанные на совесть. И ставят их на полку в маленьком магазине под названием «Забота Ильича». Магазин так назвали власти из района, дабы подчеркнуть, что великий вождь заботится о чукчах, даже находясь в состоянии трупа. Ильич старался: чукчи регулярно покупали в «Заботе» водку и икру заморскую баклажанную, привозимую из братской Украины. При этом, заходя в магазин, они кланялись портрету Ленина, украшавшему стену «Заботы» и продавщице Зойке, двадцатипятилетней ядреной девахе, которая уехала в этот поселок за мужем-геологом, успела с ним поругаться, но в поселке осталась. Платили ей хорошо, а начальство в виде снабженца Федора Кузьмича, благодаря которому геологи звали магазин «Заботой Кузьмича» нежно любило.
Кузьмич эти ласты и притаранил.
- Надо продать, Зой, — сказал он любовнице твердо.
- Ты охренел? – Зойка качнула большой грудью. – В прошлом году привез книги, как будто чукчам они интересны, еле избавилась, а тут ласты.
- Чукчи должны развиваться, — укоризненно проворчал Федор, — пусть читают.
- Но не биографию Карла Маркса же! – хмыкнула Зойка.
- Мое дело привозить, твое – продавать, — отрезал Федор, — мне тоже, знаешь, эти нагрузки не по душе. Но я работаю!
- Работает он!
Зойка приняла ласты общим количеством 30 штук, выдала Кузьмичу бутылку водки, нарезала, привезенной любовником из райцентра, и закрыла магазин. Они сели за деревянный столик, разлили водку, и Кузьмич, по-хозяйски положив руку на Зойкино колено, принялся жаловаться на жену. Мол, совсем баба за собой не следит, растолстела, шубу песцовую требует. А ведь она нигде не работает, ленится борщ варить даже. Вот подрастет чуток Колька, сынок единственный, и Кузьмич свою Наташу бросит! Будет жить с любимой женщиной, то есть с Зойкой. Зойка верила.
Ее муж Борис, изнеженный московский франт, уехал из поселка год назад. Работа в геологической партии, казавшаяся домашнему мальчику сплошной романтикой, оказалась суровой рутиной. Не вынесла душа поэта… Да и Зойка, которую Борис там, в Москве, считал милой барышней, в таежном поселке быстро превратилась в бой-бабу, вынужденную бороться с неудобствами и работать почти круглые сутки, поскольку она являлась единственным сотрудником магазина «Заботы Ильича». Боря предложил все бросить и вернуться в Москву. Но Зойка воспротивилась. В Москве она кое-как окончила торговый техникум, хорошего распределения ждать не приходилось, преподаватели открыто назвали ее дурой, а тут, в поселке, ее неожиданно зауважали. Здесь ее считали «единственным лучом света» и каждый геолог хоть в шутку, но волочился за продавщицей.
Вечер с Кузьмичом закончился торопливым сексом и твердым обещанием продать чертовы ласты, во что бы то ни стало. К исполнению этой просьбы Зойка приступила на следующее же утро, когда в магазин зашел местный абориген Иван, такой классический чукотский житель, любивший «огненную воду» и хлебушек. Взяв несколько бутылок беленькой, он скосил свои узкие глаза в сторону ласт. Иван был крайне любопытным.
- Что это, Зоя?
- Ласты, Иван. Такие специальные сапоги, которые носят, чтобы по воде ходить.
Иван почесал затылок. В его понимании по воде ходили только боги.
- Как это по воде, однако? – переспросил он у продавщицы.
- Ну как…, — лениво отозвалась Зойка, — у тебя же есть лыжи. Ты в них ходишь по снегу, не проваливаешься. А это ласты. В них не проваливаешься в воду. Летом пойдешь через Черную речку. Хотя… У меня геологи уже про них спрашивали.
- Не надо геологи, Зоя, — оживился Иван, — я себе возьму. И жене возьму, и братьям. Все возьму, однако. Всем в семье раздам, чтобы через Черную речку переходить.
Зоя принесла ласты. Иван начал складывать их в мешок.
- А что же они такие большие? – спросил он, разглядывая ласты. – Нога-то у нас маленькая, однако.
Зоя закатила глаза, показывая, что Иван непроходимо глуп.
- Вода летом холодная? – спросила она у чукчи.
- Холодная, однако, — поежился он.
- Ты под ласты две пары носков шерстяных оденешь и пойдешь, — объяснила она.
- Давай носки еще, — радостно крикнул Иван.
На носки и ласты денег хватило. На «огненную воду» — нет. Иван заявил, что купит отраву в следующий раз. Ласты важнее – с ними Иван станет самым уважаемым человеком в своей семье.
Спустя неделю, когда Зойка ожидала визита Кузьмича, в магазин зашла симпатичная женщина в песцовой шубе. Большой живот красноречиво говорил о том, что она ждет прибавления.
- Здравствуйте, я Наташа. Жена Феди, — представилась она и подала Зое два конверта: один чистый, один с московским адресом.
Зойка остолбенела. Она представляла соперницу жирной бабой, которая совершенно не следит за собой, поэтому и не является объектом вожделения ее дорогого Кузьмича. Но судя по животу, Кузьмич с женой все-таки спал, хоть и убеждал Зойку в обратном.
- Я вот Вам денег принесла, муж так сказать премию выписал, — в чистом конверте угадывались купюры, — а тут письмо к брату. Вы же в Москву поедете, передадите. Брат в ЦУМе завсекцией. Им хорошие продавцы всегда нужны!
Зойка вздохнула. Она поняла, что Кузьмич от своей Наташи не уйдет. И Борька, законный супруг, слал жалостливые письма, в которых просил Зойку вернуться. Зойка его, конечно, не любит. Но он законный. Не то, что Кузьмич.
- Вы ведь собирались в Москву ехать, мне Феденька сказал, — с надеждой в голосе произнесла Наташа.
Зойка решилась. Она взяла оба конверта и спросила:
- А что брат Ваш, нормальный мужик? Правда, устроит в ЦУМ?
- Правда, Зоенька, правда, — обрадовано зачастила Наташа, — только письмо отдайте. Скучаю по нему очень!
Рассчиталась Зойка уже через два дня. Таежный поселок остался далеко позади. Впереди ее ждала Москва, жизнь с опостылевшим Борькой, работа в престижном универмаге.
- Хороший продавец должен уметь все продать, — учила она молоденьких девчонок, — даже ласты чукче.


Теги:





3


Комментарии

#0 12:10  05-11-2012norpo    
Скучно, автор, скучно
#1 14:11  05-11-2012elkart    
такой вполне себе кейс для колхозного коучинга



"Покупайте ласты на каблуках, фишками назад!" (с))
#2 14:25  05-11-2012ITAN KLYAYN    
и придут летом чукчи,ну те кто ласты не склеил,двигаясь по воде и дадут охуительных пиздоф Кузмичу...
#3 16:25  05-11-2012Шева    
К сожалению, да.
#4 19:09  05-11-2012Евгений Морызев    
Нормально, но автор может всяко лучше.
#5 09:19  06-11-2012Гусар    
Поржал. Я тоже техникум Советской торговли оканчивал. Преподы любили подобные байки травить.
#6 10:54  06-11-2012Timer    
нормальная байка. Можно, конечно, было чего-нибудь добавить для смеха еще. Поторопился, видать, заслать. Но читается легко.
#7 12:04  06-11-2012Дмитрий Перов    
Да, вполне нормальная байка. И Кузьмичу точно пизды по лету чукчи вломят, как пить дать. А нехуй.
#8 09:35  11-11-2012Марычев    
заебца
#9 17:18  22-11-2012Лев Рыжков    
Понравилось, чотам.

Только апофеоза нет. Я-то думал, придет стойбище Зоеньку линчевать, а оно вон как))

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
01:08  17-01-2018
: [45] [Было дело]
В новогоднюю ночь две тысячи десятого года я остался единственным трезвым врачом в военном госпитале, и к тому же самым молодым. На самом деле – именно поэтому и трезвым.
И как на зло, в два часа ночи приводят солдата с больным животом. Чукчу. Дело было в том, что хотя в госпитале и существует хирург Антон Петрович Уколов, который ловко справляется с хирургическими задачами, мне – как военному врачу – необходимо уметь все....
Облетали снега незаметно, как пух тополиный,
Напряженье земли доводило до звона в ушах,
По тугим небесам впопыхах пробегали павлины,
И крошилась на кубики льда, изумившись, душа.

Я задумчиво брёл, заклеймённый печалью окраин,
Ночь сжимала тиски, и тянуло меня прорицать,
Сердце ныло в груди, словно лунною саблей я ранен,
Затянулся дымком, папироску отняв от лица....
12:08  09-01-2018
: [51] [Было дело]
Забыты даты, лица, имена -
В чулане памяти ходы прогрызли мыши,
Но только сна накроет пелена,
Так всё пространство - перед, под и над -
Всецело заполняют сиськи бывших.

От самых малых - к средним - до больших,
От сотен граммов до летящих к тонне,
От тех, что пух перины для души
До тех, что не берут соском вершин,
И скромно помещаются в ладони....
01:26  02-01-2018
: [11] [Было дело]
Провожаем опять без возврата...
Наше дело еще не табак,
Наше дело - все помнить утраты:
И друзей, и любимых собак.

Наше дело – ходить по тропинкам,
Где когда-то ходили они.
Наше дело - хранить по крупинкам
И часы, и минуты, и дни....
14:13  31-12-2017
: [16] [Было дело]
Миха сидит в тёмном углу, рядом с красиво подмигивающей ёлкой и старается не заплакать. Мало ли, что мама занята праздничной уткой, а папа ещё не вернулся с работы, плакать всё равно нельзя. От слёз, Михины глаза краснеют, щёки покрываются пятнами. Родители обязательно заметят, занервничают, а там глядишь и снова рассорятся....