Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Было дело:: - Конец света - 2012 глава 16

Конец света - 2012 глава 16

Автор: Сергей Климко
   [ принято к публикации 22:16  04-12-2012 | Na | Просмотров: 418]
Глава 16

Хождение за четыре моря

Пятого февраля 2014-го года от рождества Христова, аккурат после всех новогодних и январских праздников, сводная восточнославянская рать, едва протерев глаза и протрезвев от естественных в таких случаях возлияний, двинулась в поход на обнаглевшего супостата. В состав рати были включены, кроме ранее перечисленных: Василий Астафьев, экстрасенс Жан и в самый последний момент пришедший «Бульдог», человек надежный, но не совсем пунктуальный. Когда-то он, будучи приглашенным на одну из передач на телевидении, проспал и не прибыл на запись, чем изрядно наплевал в душу ожидавшим с ним встречи людям.
Все участники экспедиции погрузились в автобус и приготовились к длительному переезду в священный город Севастополь.
По дороге, чтобы скоротать время, ребята начали рассказывать разные истории. Дошла очередь и до Жана.
— Давайте я лучше вам погадаю, — неожиданно предложил он.
— Правильно, предскажи нам, повезет или не повезет в этом походе, — запальчиво подхватил идею Александр Чекало.
Он сомневался в благополучном исходе этого дела. Что поделаешь, годы уже не те, и юношеского оптимизма по жизни у него уже давно не наблюдалось.
Лицо экстрасенса сразу стало серьезным, словно ему задали трудную и ответственную задачу.
— Нужно сделать три стрелы. В крайнем случае, хотя бы макеты, можно даже без наконечников, — облегчил задачу Жан.
С большим трудом был найден кусок дерева. Вадик отщепил от него при помощи своего топора три щепки, которые вполне могли сгодиться стрелами. Затем Жан написал карандашом на каждой из этих стрел какие-то магические слова и положил их в мешок.
— Теперь тащите стрелы по одной, — коротко приказал он.
Все как один, молчаливо повиновались.
Первым стрелу вытянул Сергей Цветиков.
— Гляди, что на ней написано. – С этими словами он, не полагаясь на свое зрение, протянул вытащенную стрелу Мише Занустяну.
— Ну, давай посмотрим, — сказал тот и прочел:
«Небо мне повелевает».
- Что это значит? — недоуменно спросил Сергей у экстрасенса.
- Это значит, что тебе повезет, — объяснил незадачливому путешественнику Жан, положив вытянутую стрелу обратно в мешок. – Останешься в живых.
— Везет же дуракам! – вырвалось у Миши. – Теперь моя очередь тянуть стрелу.
Он вытащил стрелу без надписей.
— Тоже неплохо, по крайней мере, тебя не убьют, — прокомментировал возможную судьбу Миши экстрасенс. – Кто следующий?
Через несколько минут оказалось, что половина ребят вытянула везучую стрелу, остальные – нейтральную.
Дошла очередь и до Кличко. Все ожидали, что и его судьба не обидит. Однако вышло все наоборот.
«Небо мне запрещает», — прочел на своей стреле бедняга Серега.
— Мне не повезет, — спокойно добавил он.
И, глядя на озабоченных таким поворотом событий ребят, добавил:
– Но я вас умоляю — вы за меня сильно не беспокойтесь.
- Ты столько раз выходил сухим из воды, выйдешь и теперь, — засмеявшись, успокоил его Вадик, вытащивший себе везучую стрелу.
Однако тем, кто вытащил даже нейтральную стрелу, было не до смеха.
Благоразумный Жора рассудил, как всегда, здраво:
— Зря мы впали в эту беломантию, теперь будем бояться будущего. Пусть Серега еще раз потянет стрелу.
— Нельзя, — сказал Жан. – Стрелу можно тащить только один раз.
Он уже начал жалеть о том, что заставил всех вытягивать эти дурацкие стрелы.
— Тогда я отдам Сереге свою, счастливую стрелу, — великодушно предложил Вася.
Все посмотрели на Василия как на Христа-спасителя.
— Нельзя, счастьем не торгуют, — одернул Васю от необдуманного поступка Иван Уркан. – Теперь каждый из нас осознал, чего ему ожидать в будущем. А стрелы – это только один из вариантов исхода дела. Все зависит только от нас: если мы будем сплоченными, то у нас все получится.
Все посмотрели на Ивана с чувством глубокого понимания.
Тот продолжал:
— А со своей стороны я клянусь, что никогда не подведу вас.
— Что же, сильно сказано, — серьезно сказал Чекало. – Постараюсь и я никого не подвести.
Поклялись все, даже вытащивший несчастливую стрелу Серега.
Что же касается Кличко, то он сильно не расстроился по поводу этой стрелы. Перед выездом он несколько раз бросал кости, и во всех случаях получалось, что все должно было неплохо кончиться. Более того, ему-то как раз должно было крупно повезти. Он любил поговорку: ты в силы собственные верь, не то не избежать потерь. И считал, что следовать ей именно теперь было как никогда кстати.
При посадке на корабли в севастопольском порту в коллектив путешественников влились два молодых физика, Борис и Глеб, с большими чемоданами документации, которую они должны были изучить по пути в Тулон.
Ребята заняли все кубрики, потеснив команду обоих кораблей. Остатки отряда поместили на подводную лодку, которая стояла в доках на подстраховке, — на случай, если вдруг во время пути один из кораблей выйдет из строя.
Это была атомная подводная лодка «Орел» проекта «Антей», построенная в девяностых годах. Она была способна развивать скорость до тридцати узлов и была оснащена ядерным оружием. С таким прикрытием можно было не опасаться нападения не только со стороны пиратов и боевиков, но даже вражеского флота. Что и говорить, щедрый подарок со стороны Президента России! Зато операция теперь должна была обязательно увенчаться успехом.
Но прежде, чем корабли вышли из порта, на лодку «Орел» незаметно для всех сел военный атташе, который тоже следовал до Тулона. Он был маленького роста, невзрачный и с бородой, его миссия была секретной и никто из членов экспедиции не должен догадываться о его присутствии на борту подлодки.
Как сохранились эти эсминцы в целости и сохранности – уму непостижимо! Все пассажирские суда обгорели и нуждались в капитальном ремонте, военные катера же стояли в укрытиях и почти не пострадали. Про подводные лодки – и говорить нечего. В погруженном состоянии им сам черт не страшен.
Большим надводным кораблям пришлось гораздо туже. Их так просто не спрячешь от стихии. Их нужно было спрятать под толстым слоем термостойкого материала.
С этими эсминцами именно так и поступили. Простояв горячие деньки в доках под одеялом из асбестовых плит, они сияли как новые и были готовы без всякого дополнительного ремонта к длительному переходу.

В первый день пути команда и пассажиры любовались «красотами» Черного моря. Кругом были разбросаны унылые останки погибших кораблей, беспечно вышедших в море навстречу стихии.
Босфорский пролив корабли преодолели, буквально пробравшись сквозь обломки мачт и бортов деревянных суденышек, в изобилии плавающих кругом. По Мраморному морю можно было пройти пешком, «аки посуху». Экипажи военных кораблей были возмущены беспечностью местных властей, которым было некогда очищать свои владения от мусора. Не ровен час, и их корабли могли бы стать такими же обломками, если бы пробили борта или поломали винты.
Тем не менее, здесь существовали и настоящие красоты – морские пейзажи, достойные пера мариниста Айвазовского. Это причудливые очертания гор на фоне голубого неба, скалы, выходящие прямо из воды, словно могучие воины, охраняющие морские просторы.
Серега и его друзья находились на эсминце «Неутомимый» и были соответственно названию корабля такими же неутомимыми.
На второй день путешествия им надоело бездумно созерцать красоты природы, и они решили половить рыбу.
— Быть на море и не поймать какую-нибудь рыбу – то же самое, что переспать с женщиной и не поцеловать ее, — веско сказал Цветиков, видимо, набравшись такой решительности после калорийного обеда.
Его поддержал Иван:
— А я бы хотел поймать акулу, это – мечта моего детства.
Павел Доля, как старшина, обязанный следить за личным составом и не допускать нарушений дисциплины, заметил размечтавшемуся Цветикову:
— А если рыба тебя самого утянет в море, как после этого мы выполним задание?
— Ничего страшного, вы и без меня справитесь, — безалаберно заявил Сергей. – Дайте хоть подержать удочку в руках, ироды окаянные.
На мольбы Цветикова отреагировал капитан корабля и вынес ему свою удочку.
— Смотри, не потеряй ее, — сказал он обрадованному Сергею. – Не то поплывешь в Россию за новой.
Забросил Сергей свой невод, то бишь удочку, в синее Эгейское море и стал кликать, то бишь ловить свою рыбку.
Час ловит, два ловит – нет рыбы. Целый год никто не ловил рыбу в этом море за неимением рыбаков и рыболовных шхун. Однако эхолокатор упорно показывал, что в море полно всякой рыбы.
Только вот скорость, с которой двигался эсминец, а это было пятнадцать узлов, была великоватой для рыбной ловли. Но это обстоятельство нисколько не смущало незадачливого рыбака.
— Ничего, рано или поздно, что-нибудь клюнет, — рассуждал вслух упорный Цветиков.
А чтобы не было скучно, принес он себе бутылочку водки и понемножку наливал в стакан.
Еще часа через два Сергей, изрядно наклюкавшись водкой, все же выловил какую-то большую осетрину.
— Везет же дуракам, — завистливо сказал пришедший на шум, издаваемый Цветиковым во время выуживания рыбы, Миша Занустян.
— Сам ты дурак, я только пьяница, ты посмотри какая рыбина, — гордо сказал Цветиков, поднимая рыбу для лучшего обзора вверх. – Не меньше метра будет в длину и килограммов десять весом.
Пока Сергей вытаскивал изо рта рыбины блесну, она успела цапнуть его зубами за палец. Тотчас на нем появилась ранка.
— Ой, — крикнул бедный Цветиков и бросил рыбу на палубу. – Вот, зараза.
Он едва удержался от того, чтобы выбросить и рыбу, и удочку за борт.
На крик подошли Вадим Шалыгин и Жора Ведун.
— Смотри, Вадик, какая рыбина, похожа на фугу, — сказал Жорик и незаметно для Цветикова подмигнул другу.
— Точно, это фугу, я такую же рыбу когда-то ел в японском ресторане, — подыграл своему другу Вадим.
Оба сделали вид, что не замечают кровь, сочившуюся из пальца Цветикова.
Сергей посмотрел на свой палец и с ненавистью сказал:
— Она меня укусила, зараза.
— Чего же ты медлишь, она же ядовитая, нужно отсосать яд, — участливо сказал Жора, понемногу начиная смеяться. – Когда она тебя укусила?
— Минуты три назад, — признался упавшим голосом Сергей.
— С таким же успехом, сумка, можешь теперь отсосать свой член, — язвительно сказал остроумный Вадик. – Яд уже успел впитаться в кровь и неизбежно ты скоро превратишься в труп.
— Что же теперь делать? – с горестью спросил не замечавший иронии друзей и не на шутку расстроившийся Цветиков.
Продление его полезной для общества жизни находилось под большим вопросом.
— Как всегда поступают в таких случаях, нужно отрубить раненый палец, — предположил Жорик. — Жалко, конечно, но что поделаешь, жизнь дороже. Беги, Вадик, за своим топором.
Через минуту Вадик пришел с топором и помощником, старшиной Долей, введенным по ходу в курс дела.
— Ну что, рыбак, наловился? – спросил Павел у раненого рядового Цветикова. – Руби ему, Вадик, палец.
И, изловчившись, схватил Сергея за руку и положил раненый палец на стоявший ящик для улова, превращенный теперь в плаху. Вадик кровожадно, словно палач, взмахнул своим топором.
— Вы что, гады, делаете? – крикнул начавший кое-что соображать и сопротивляться насилию Сергей.
— Хорошо, что рыба тебя не в лицо укусила, — сурово сказал Вадик, держа топор все еще в руке, словно Дамоклов меч. – А то пришлось бы отрубить тебе голову.
Сергей выхватил топор из рук Вадика и замахнулся на Павла.
— Я сейчас сам отрублю кое-кому голову, – громко крикнул Цветиков и погнался за уже убегавшим от греха подальше Долей.
Через минуту, так и не догнав своего вероломного товарища, Цветиков вернулся назад вместе с встреченным по ходу погони и ни о чем не подозревавшем Васей.
— Ушел, гад, — с обидой в голосе сказал Сергей оставшимся охранять рыбу ребятам.
— А что вы тут делаете? – спросил Вася.
— Помогаем раненому, его ядовитая рыба фугу укусила, — невозмутимо сказал Жора и показал на валявшуюся рыбину.
— Фугу же неядовитая рыба, — удивленно сказал Вася.
— А почему тогда ею травятся? – вскрикнул Сергей.
Он уже понял, что над ним просто и тупо смеялись.
— Из-за бактерии, которая живет в этой рыбе, — объяснил Цветикову Вася. – Бактерия эта вырабатывает тетрадетоксин. Человек, в организме которого оказался этот яд, умирает в течение двух часов, самое позднее — в течение суток. Поэтому фугу хорошенько отваривают, чтобы убить эту бактерию. И потом, с чего вы взяли, что это рыба и есть та самая фугу?
— Вот они сказали. – Цветиков показал топором на Жору и Вадима.
— Фугу водится в Тихом океане, — разъяснил Вася. – Здесь ее быть не должно. А это, наверное, большая сардина.
Вася ляпнул первое, пришедшее на ум название рыб. Всем стало понятно, что в рыбах он не очень-то разбирался.
Сергей недоверчиво посмотрел на шутников. Как выглядит сардина, он знал благодаря частым посещениям рыбных магазинов.
— А если это все-таки фугу, переплывшая по морям сюда из Тихого океана? — Жора сопротивлялся из последних сил разбиравшему его смеху, его несло, и противиться такому искушению он был не в силах. – От нее теперь можно всего ожидать.
— Это от меня теперь можно всего ожидать, — сказал Цветиков, замахиваясь топором на Жору с целью метнуть его, как индеец метает томагавк в ненавистного ему бледнолицего.
Жора рванул с места в карьер. Сергей, не теряя времени, побежал за ним.
Возня продолжалась несколько минут, пока Цветиков, изловчившись, метнул свой топор, уже не надеясь попасть в цель. В этот же самый момент алкоголь сразил нападающего и тот, упав на палубу, на некоторое время отключился, так и не увидев результата своего метательного действия.
К счастью для Жоры, Цветиков промахнулся.
Видя такой оборот, Жора смекнул, что можно продолжить этот розыгрыш и насытить его новыми красками. Ведь такого великолепного шанса может больше и не представиться. Решив, что теперь пора, он нашел кусок дерева, снял с себя куртку и воткнул топор в дерево сквозь куртку. Будто Сергей не промахнулся и воткнул свое оружие ему в спину.
С топором в спине он лег на палубу и стал ожидать начало второго акта марлизонского балета.
Когда Цветиков пришел в себя, он увидел распластанный на палубе «труп» Жоры и ужаснулся.
— Елки-палки, что я наделал, что же делать? – запаниковал он.
В голову полезли разные мысли: сначала, как водится, шальная, – может быть, сбросить труп в море? Вдруг никто не хватится Жору, а если хватятся и не найдут, то все спишут на несчастный случай. Мало ли какая-нибудь качка или с приятелем внезапно приключился приступ суицида?!
Сергей огляделся вокруг, надеясь кого-либо увидеть, однако ни одного свидетеля его преступления возле них не было.
Однако стоило ему приподнять «труп» и подтащить его к краю корабля, как тот пошевелился и застонал.
— Живой, — удивленно констатировал факт Сергей.
Тотчас в голову Цветикова пришла другая мысль – оказать первую медицинскую помощь несостоявшемуся покойнику.
— Прости меня Жора, я не хотел этого, — оправдывался Цветиков, похлопывая его по щекам.
Другие способы оказания помощи раненому просто не лезли в буйную голову прирожденного метателя топора.
Видя всю бесперспективность своего положения, Жора с топором в спине, как ни в чем не бывало, молча, встал на ноги и побежал по палубе прочь.
Глаза Сергея Цветикова от удивления вылезли из орбит. Обескураженный, он поплелся по палубе, размышляя, чтобы это все могло значить.
Жора пришел первым и уже рассказывал друзьям, что приключилось с ним несколько минут назад.
— Зачем ты погнался за Ведуном? – весело спросил Цветикова Иван, когда Сергей приплелся назад.
— Представляешь, я ему вонзил топор в спину, а ему хоть бы хны, — пожаловался Сергей, показывая на хитреца, у которого топор все еще торчал в спине.
— Да Жора просто родился с топором в спине, разве ты этого не заметил?! — уверенно сказал Уркан.
Все вокруг рассмеялись.
Иван был единственный, кто не смеялся над своим другом.
— Ладно, чтобы загладить нашу вину, давай я сварю тебе твою рыбу. Ты же знаешь, у меня большой опыт по поварской части, — добавил он.
— Ладно, вы варите, а я пошел, — сказал Вася. – А этому Жоре я бы в уху подсыпал какого-нибудь пургена, чтобы не издевался над друзьями.
Он все еще имел зуб на Ведуна, поэтому пошел к своему другу Сереге, дабы рассказать ему о произошедшем событии.
Серега в это самое время пытался разобраться в сложных чертежах вместе с физиками в самой большой корабельной каюте. Ему некогда было любоваться морем или ловить рыбу. Перед ним была поставлена задача, а он все еще не знал, с какой стороны к ней подступиться.
Они разложили чертежи на полу и спорили между собой, что здесь нарисовано и для чего предназначено. Пришедший в каюту Вася рассказал подробно, что сейчас произошло, разбавляя факты своими комментариями. Борис и Глеб долго смеялись, однако Сереге было не до смеха.
— У меня здесь голова пухнет от этих схем, а они там фуги играют. Лучше помогли бы нам разобраться с этим коллайдером, скоро будем на месте, а не знаем, как браться за дело. Зови, Вася, всех рыболовов сюда, будем думать вместе.
Вскоре Уркан, Чекало и «Бульдог» пришли по зову совести помочь опухшему от нависших проблем Сереге Кличко.
— Вот что я думаю, — обрадовался протянутой руке дружбы со стороны своих, в общем-то, далеких от науки помощников, Серега. – Здесь что-то не так.
Буквально также выразился когда-то его будущий тесть, когда узнал о предстоящей свадьбе своей дочери и почти незнакомого ей тогда Сереги. С тех пор эта фраза стала для него символом дремучего непонимания какой-либо проблемы.
— Что тебя смущает? – спросил у него Чекало.
— А то, что установку, предназначенную для физических экспериментов, вдруг заставили работать совсем для другого дела, — ответил пытливый белорус.
- Я тоже многого не понимаю, — поддержал интеллектуальную беседу Иван. – Как нас, несведущих в этих вопросах людей, послали на такое опасное дело, требующее высочайшей теоретической подготовки?
- А мы могли и не ехать, — произнес «Бульдог». – Поехали только из-за попавшего в дикий переплет Гарика.
Потом он подумал и спокойно добавил:
— Не знаю, как вы, а я не верю, что он мог так поступить.
— Однако факты – упрямая вещь, и они свидетельствуют об обратном. Кто Серегину жену сдал боевикам – он, кто из Москвы внезапно удрал, тоже он, — напомнил сомневавшемуся другу Чекало.
— Мы тоже из Москвы удрали, — рассудил Иван. – Но это не говорит о том, что мы предатели.
- Мудро, — нехотя согласился Чекало.
Прошло несколько часов. Друзья перелопатили большую часть документации, переговорили на всевозможные темы, но даже близко не приблизились к пониманию всей проблемы.
В это время к ним зашел немного протрезвевший после принятой дозы алкоголя Сергей Цветиков.
— А, копаетесь в бумагах, канцелярские крысы, — въедливо сказал он. – Ну – ну.
— Ты бы лучше помог, — постыдил Сергея Иван.
— Я в этом все равно ни бумбум, от меня будет мало толку. Только вот сдается мне, что как вы разыграли меня с этой фугой, так и он разыгрывает нас.
— Кто? – спросил навостривший уши Кличко.
— Да Гарик, кто же еще! – воскликнул Цветиков. – Он горазд на такие розыгрыши!
— Уже второй, — задумчиво констатировал факт Чекало. – Тенденция, однако.
— Что – второй? – возмущенно спросил Сергей Цветиков.
— Защитник Гарика, — раздраженно ответил Чекало. – «Бульдог» — первый.
— Значит, я такой уже не один, — обрадовался Цветиков. – А если так, то что-то в этом есть.
— Слушай, не смеши мои тапочки, — с одесским жаргоном сказал Чекало. – Выгораживаешь своего дружка, так и скажи. Иди, проспись, завтра, на свежую голову, нам расскажешь о своих сомнениях.
Сергей Цветиков понял, что разговаривать сейчас бесполезно, и понуро поплелся к себе в каюту, чтобы предаться Морфею.
Когда за иллюминаторами совсем стемнело, все стали расходиться по своим каютам.
— Завтра снова соберемся, может быть, что-то путное придумаем. Во всяком случае, кое-что начинает проясняться, — сказал Серега.
И он многозначительно посмотрел вслед уходящим друзьям.
А уходящие друзья уже думали, как бы отметить прошедший, насыщенный важными событиями, день.
Ночью всем участникам этой беседы снились разные сны: кому — вещие, кому – непонятные, а кому и кошмары.
Тем временем группа кораблей зашла в воды Средиземного моря.
Утром после завтрака к Сереге подошел Павел Доля. Факел ядовитых испарений от него распространялся за морскую милю.
— Представляешь, я этой ночью во сне разговаривал Путиным, — проникновенно сказал он и посмотрел влажными глазами на Серегу, ожидая большого эффекта от своего сообщения.
В другой раз Серега охотно бы поддержал эту тему, тревожащую его уже на протяжении ряда лет. Но чутье подсказывало, что сейчас этот разговор был неуместен.
— А ты больше пей и дурака валяй, тогда и с чертями общаться начнешь, — раздосадовано сказал Серега.
Видать, что не одобрял он такого легкомысленного поведения от своего главного помощника.
— Что, нельзя немного выпить?! – ни с того, ни с сего заупрямился старшина. – Все равно делать пока нечего, а время занять чем-то надо.
Это было уже слишком. Серега почувствовал, что на нем уже начинают ездить, и начал закипать от справедливого возмущения.
— Вам нечем заняться? А ты у меня для чего? Для обеспечения порядка в подразделении. Вот и найди личному составу какое-нибудь полезное занятие. Ладно, зови ребят на сход, будем вместе думать, что делать дальше, — в сердцах сказал Серега Павлу.
Доля никогда Серегу таким не видел. Спокойный и покладистый мужик прямо на его глазах превратился в деспота.
Вскоре все собрались на совет. Среди разложенных схем, словно полководец перед атакой, стоял Серега Кличко. Вид у него был как никогда решительный.
— Если так пойдет и дальше, мы не выполним порученного нам задания. Поднимите руки, кому еще этой ночью приснились кошмары?
Возник лес рук, как в школе на уроке пения.
— Это вас совесть мучает и дает вам знать, что нужно менять свою жизнь. – Никогда еще Серега не говорил так серьезно, как теперь. – Если вы не начнете готовиться к завтрашнему дню, вы скоро погибнете.
И посмотрел на Цветикова, у которого на лице как нельзя лучше были отражены все перипетии вчерашнего дня.
— Что же нам остается делать? Только пить водку. Иначе умрем с тоски. – Голос Цветикова дрожал от приступа раскаяния и обиды за свое вчерашнее поведение.
Затем он добавил:
— Всему виной Виссарион Белинский, который исключил пьянство из числа пороков.
- Смотри ты, даже Белинского приплел в свое оправдание. А ты попробуй не валить все на классиков, а взять ответственность на себя, — возбужденно предложил ему Чекало. – Вот я, например, не пью с тобой водку, а веду здоровый образ жизни, по утрам делаю зарядку.
- Правильно, — поддержал Александра Серега. – Хоть один человек осознал, что нас ждет впереди, и готовится к ожидающим его тяготами и лишениям. Предлагаю всем брать пример с него.
И указал жестом Ильича на Чекало. Тот окинул торжествующим взглядом остальных ребят.
Но одного апологета Сереге было мало. То, что Саша по утрам делал зарядку, было вполне естественно. С возрастом приходит мудрость, волей-неволей задумаешься о приближающейся старости, а, следовательно, и о здоровье. Вот если бы кто-то из молодых еще поддержал их с Чекало, было бы здорово.
Установилась продолжительная пауза, красноречиво показывающая, что все хорошие идеи тяжело внедряются в массы.
«Да, только одними дискуссиями эту проблему не решить», — подумал Серега, вспоминая некоторые моменты из прошлой жизни наших героев.
- Хорошо, теперь мы будем каждое утро заниматься физкультурой, — внезапно подхватил Сашкины слова Иван Уркан.
- Вот карьерист, — сказал Доля вполголоса стоявшему неподалеку Цветикову. – Хочет, наверное, мое место старшины занять.
Цветиков непроизвольно хрюкнул и столь же тихо ответил:
— Да, он сильно изменился после того, как попал мячом в футболку Роберто Карлоса, почувствовал себя крутым. Особенно, если учесть, что сам Карлос-то в свою футболку не попал.
— Видимо, подкупил Иван Карлоса, — закрепил позицию Павел и многозначительно посмотрел на Цветикова.
Неуслышавший этих слов Кличко непроизвольно выдохнул и с удивлением и с благодарностью посмотрел на Уркана. Иван словно прочел его сокровенные мысли.
Серега понимал, что без хорошей физической и психологической подготовки им террористов не победить. А ведь в здоровом теле – здоровый дух. Он сам, не теряя времени даром, готовился к встрече с боевиками, наматывая километры и наращивая мускулы, чтобы не уступать им в силе и выносливости. И поэтому хотел, чтобы его друзья поступали также.
Серега уже давно присматривался к незаурядной персоне Уркана.
Иван напоминал Сереге его сына от первого брака Александра, такой же высокий и черноволосый, спортивный парень. Даже возраст у них был почти одинаковый – около тридцати. Серега годился Ивану в отцы, а если принять во внимание, что в начале восьмидесятых годов он дважды посещал город Ленинград, то запросто мог им и оказаться (да простит великодушный читатель фантазию автора). А разница в поведении между двумя парнями — колоссальная.
К Саше на хромой кобыле не подъедешь, нужен особый подход и понимание особенностей его характера. Он понимает и делает только то, что ему выгодно. Иван же – гораздо проще и понятнее, делает все подряд, то есть то, что ему поручат, и он не боится совершить ошибку, а то и просто быть смешным.
Но самое главное в нем – это то, что он понимает, что другим людям нужно от него. Вот именно сейчас нужно было направить личный состав в правильное русло – он тут как тут. Сам Серега, несмотря на свой почтенный возраст, будучи лишенный всякой командирской подготовки, не смог бы потребовать чего-то серьезного от своих подчиненных. А ведь теперь в его подчинении были люди не простые. Это были акулы шоубизнеса, звезды кино и телеэкранов, сами командиры и учителя, не привыкшие подчиняться первому встречному и никому не известному человеку, волею случая, оказавшемуся их командиром.
Ему, Сереге, нужно было добиться от них полного понимания поставленной сверхсложной задачи. Теперь или никогда, иначе все усилия будут напрасными.
Поэтому помощь Ивана была просто неоценима.


Теги:





0


Комментарии

#0 10:13  05-12-2012Na    
понравилось.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
08:07  05-12-2016
: [91] [Было дело]
Где-то над нами всеми
Ржут прекрасные лошади.
В гривы вплетая сено,
Клевер взметая порошей.

Там, где на каждой ветке
В оптике лунной росы
Видно, как в строгой размете
Тикают наши часы.

Там, где озера краше
Там, где нет края небес....
11:14  29-11-2016
: [27] [Было дело]
Был со мной такой случай.. в аптекоуправлении, где я работал старшим фармацевтом-инспектором, нам выдавали металлические печати, которыми мы опломбировали аптеку, когда заканчивали рабочий день.. печатку по пьянке я терял часто, отсутствие у меня которой грозило мне увольнением....
18:50  27-11-2016
: [17] [Было дело]
С мертвыми уже ни о чем не поговоришь...
Когда "черные вороны" начали забрасывать стылыми комьями земли могилу, сочувствующие, словно грибники, разбрелись по новому кладбищу. Еще бы, пятое кладбище для двадцатитысячного городишки- это совсем не мало....
Так, с кондачка, и по старой гиббонской традиции прямо в приемник.

Сейчас многие рассуждают о повсеместной потере дуъовности, особенно среди молодежи. Будто бы была она у них, у многих. Так рассуждают велиречиво. Даже сам патриарх Кирилл...

Я вот тоже захотел....
Я как обычно взял вина к обеду,
решил отпить глоток за гаражами,
а похмеляющийся рядом горожанин,
неторопливую завёл со мной беседу.

Мой собеседник был совсем не глуп,
ведь за его плечами "восьмилетка."
Он разбирался в винных этикетках,
имел "Cartier" и из металла зуб....