Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Было дело:: - Конец света - 2012 глава 17-18

Конец света - 2012 глава 17-18

Автор: Сергей Климко
   [ принято к публикации 12:03  06-12-2012 | Евгений Морызев | Просмотров: 491]
Воспитание силы

На следующее утро несознательные и просто оступившиеся члены команды под влиянием начальника экспедиции Кличко начали вставать на правильный путь. Алкоголю было сказано решительное «нет», то есть естественной в таких случаях опохмелки не было, и все решительно взялись за восстановление своих физических кондиций.
Ребята вышли на палубу на зарядку, чтобы друг перед другом показать свои умения в выполнении различных упражнений. Смешно дрыгая руками и ногами, они мешали друг другу, постоянно сталкиваясь и соударяясь, словно бильярдные шары. Сереге это зрелище напоминало броуновское движение молекул в какой-нибудь плотной среде, ни больше, ни меньше. А наблюдавшим со стороны матросам корабельной команды показалось, что идет репетиция какой-то комик-группы.
Но, несмотря на это, ребята получили хороший заряд энергии, и после физзарядки довольные разошлись по своим каютам. Начало новой жизни, таким образом, было положено.
Наутро четвертого дня похода их движения уже были более осмысленные. Возникло даже соперничество, кто больше присядет и отожмется от пола. Наблюдая со стороны, их упражнения уже не казались смешными и нелепыми.
Глядя на это, Серега решил немного усложнить зарядку личного состава, дополнив ее элементами посложнее.
— На корабле есть тренажерный зал, а в нем – турник. Пойдемте со мной, я покажу вам некоторые гимнастические упражнения.
Если бы в это время произошло великое чудо, никто бы не удивился больше, чем сказанному Серегой. Не считая Василия, который был в курсе Серегиного пристрастия к определенному (для его возраста) экстремалу.
При виде вошедшей компании наполовину заполненный матросами из команды эсминца тренажерный зал быстренько опустел.
— Смотрите, сейчас я буду делать подъем переворотом. Развивает вестибулярный аппарат. – Серега проворно подпрыгнул, схватился за перекладину и сделал регламентируемое упражнение, да еще пять раз подряд.
— Я так тоже могу, — сказал Доля и сделал все-таки один раз этот коварный подъем, требующий неплохой координации движений.
Больше ему сделать не удалось, как он ни старался подпрыгивать и болтаться на перекладине.
В зале раздались смешки.
— Маловато, — покритиковал Павла Вадим, подходя к турнику.
Он смог сделать это упражнение восемь раз.
— Когда я служил в армии, я видел, как один чувак сделал это сто раз подряд, — сказал в свое оправдание Павел, растопырив пальцы в форме латинской буквы «V».
Ему было неловко от того, что пожилой мужик и его приятель, оба, кстати, белорусы, его обставили. А буква «V» обозначало то, что победа будет за ним.
Однако Сереге нужно было не только делом, но и словом подкрепить свое устанавливавшееся влияние на ребят.
Тут Серега, кстати, вспомнил одну занимательную историю.
— Как-то раз в парке возле моего дома я встретил человека, он выгуливал собаку, – начал издалека Кличко. – Мы разговорились, звали мужика Сергей, и тоже, как и я, он оказался 1957 года рождения. Так вот он мне рассказал, что в армии однажды сделал подъем переворотом 171 раз. Больше, чем он, никто не мог сделать. На соревнованиях постоянно выигрывал первые места и призы. Тогда ему было 20 лет. А в возрасте 54 года он уже не смог сделать этот подъем, ни разу. Я сам свидетель, можете мне поверить. А почему? Да потому что перестал заниматься спортом и ослабел. – Сереге показалось, что он нашел убедительный пример тому, что спортом нужно заниматься постоянно.
После рассказа Серега продолжил экзекуцию. Однако остальные ребята, повиснув на турнике, как сосиски, не смогли сделать это упражнение ни разу.
Когда к турнику подошел Иван, Серега решил помочь ему своим советом.
— Ты делай это так. Сначала подтягивайся, только не до подбородка, а до макушки своей головы. Затем поднимай ноги к перекладине и одновременно запрокидывай голову назад, чтобы придать дополнительный импульс ногам. А уже потом перекидывай ноги через перекладину.
И сам медленно показал, как это нужно делать.
Чтобы Иван смог сделать подъем переворотом, пришлось немного подтолкнуть его в спину.
— Неплохо, но все равно нужно тренироваться, — успокоил Ивана Серега. — Если вы хотите, я расскажу вам еще один случай из своей жизни.
Служил я когда-то в Степянке, а именно в придворной авиационной эскадрилье молодым лейтенантом. А в этой же эскадрилье служил прапорщик Виктор Ганичев, и было ему лет под сорок. Сильный, умный, мы с ним в шахматы часто играли. Золотой фонд Советской армии, иначе про таких не скажешь.
В те далекие времена военнослужащим каждые полгода нужно было сдавать полугодовую проверку. А в нее входил зачет по физкультуре. Знаете, бег на сто и тысячу метров, метание гранаты, ну и подтягивание.
Между тем весил этот прапорщик не меньше ста двадцати килограммов и на спортсмена-легкоатлета, тем более гимнаста, никак не тянул.
И вот во время летней проверки приходит в нашу часть проверяющий из штаба армии. Выстраивает личный состав в спортивном городке и вызывает Ганичева к турнику — подтягивайся, мол.
А на тройку нужно было или подтянуться восемь раз, или сделать два подъема переворотом. Выходит этот прапорщик, хватается за перекладину, а проверяющий в этот момент как раз отворачивается. Не верит в то, что такой толстый мужик может что-нибудь дельное изобразить на перекладине.
Ну и, пока тот отвернулся, Ганичев за десять секунд легко делает два подъема переворотом и соскакивает на землю. Дело сделано, Ганичев довольно смотрит по сторонам. Проверяющий поворачивается и видит, что наш Витя стоит в исходном положении.
— Вам – два, — злорадно говорит он Ганичеву.
Весь строй аж захлебывается от возмущения:
- Как это два, он же сделал два подъема, а это тройка.
- Да не мог он этого сделать, — говорит проверяющий. – Пусть делает еще раз, тогда я поверю.
Но на это раз Ганичев сумел сделать только один раз этот проклятый подъем, так как силы иссякли. Однако проверяющий убедился, что Витя не такой уж хиляк и умеет это делать, и все-таки поставил ему тройку.
Все это я вам рассказал к тому, что силы здесь особой применять не надо, нужна синхронность движений. Поэтому подъем переворотом может сделать любой толстяк. Даже такой, который толком не умеет подтягиваться.
Во время последних фраз Серега старался не смотреть на Чекало, чтобы лишний раз не травмировать приятеля.
«Бедняга, наверное, страдает от своей полноты, а тут я еще добавлю». – Даже случайным взглядом можно навредить, об этом Серега знал не понаслышке.
- Поэтому вот вам задание – научиться делать этот подъем. А когда научитесь, я покажу вам упражнение, называемое «выход силой». Я его делаю с трудом, ибо для этого нужны сильные руки, а вот наш знакомый Беспальцев делает это легко и непринужденно.
Серега даже хотел показать всем, как он это делает, но затем решил все-таки не искушать судьбу.
«Как-нибудь покажу в другой раз, вдруг сейчас не получится и тогда я облажаюсь перед ребятами», — рассудил он.
На следующий день, зайдя в тренажерный зал, Серега увидел Александра Чекало, упорно пытавшегося оседлать турник.
- Ого, гадкий утенок желает быстрее превратиться в прекрасного лебедя, — невольно съязвил Кличко. – Смотри, не надорви пупок от излишнего рвения.
- Не надорву, если ты мне поможешь, — умело воспользовался Чекало добротой и открытостью Сереги. – Я буду подтягиваться, а ты помогай мне делать переворот.
Серега оценивающе посмотрел на одержимого этой трудной проблемой своего приятеля.
«Пер бако, это просто львенок, а не ребенок», — вспомнились вдруг слова вратаря республики Антона Кандидова, дразнящего своего друга и футболиста Карасика. Сходство Чекало и Карасика было вопиющим. Такие же округлые фигуры и точно такие же напористые характеры.
- Ну, ладно, начинай, — приказал Кличко.
Серега раз за разом подталкивал непослушные Сашины ноги, чтобы перебросить их через перекладину.
«Самому бы не надорваться от натуги», — подумал Серега.
Однако как гласит великая русская пословица, взялся за гуж – не говори, что не дюж.
Когда-то сам Серега был таким же гадким утенком. В 2003 году он был отлучен от посещений спортзала своим начальством, посчитавшим занятия на тренажерах непозволительной роскошью для гражданского персонала. Офицеры, мол, имеют право тренировать и качать свои мускулы, а остальные – ни-ни. К 2005 году, за неполные два года Серега набрал около двадцати килограммов легко усваиваемого, как говорили заслуженные кролики страны Моисеенко и Данилец, сала. А что было делать – тренироваться было негде, оставались только утренняя зарядка да прогулки по свежему воздуху. 112 килограммов – вот максимальный вес, до которого Серега успел невольно довести себя и свое тело.
Взвесился, ужаснулся и решил: нужно что-то предпринимать. Давление повысилось до 160 на 100, после двухкилометрового быстрого пешего хода – отдышка.
Долгие три последующих года он тренировался и сгонял вес, как проклятый. Однако поначалу излишний вес неохотно покидал своего хозяина. Пять кило в год – такое похудение было для Сереги неприемлемо. Спасибо двум тренерам по рукопашному бою, которые в 2008 году, на свой страх и риск, взяли к себе в группу на воспитание толстого пятидесятилетнего мужика. Серега занимался вместе с молодыми до седьмого пота не щадя ни себя, ни других, за что был прозван скунсом острым на язык сослуживцем Иваном Ничипоруком.
И занятия не прошли впустую — словно по волшебству, вес стал быстро снижаться.
Каждый месяц Серега терял по полтора – два кило, при этом, не соблюдая никаких диет. Он ел даже немного больше, чем обычно, исключив из рациона только булки. И каждый день контролировал свой вес, чтобы точно знать, все ли правильно он делал.
В 2009 году Серега весил уже 90 кило, а в 2010 – 80, что было уже, может быть, чересчур мало для такого рослого мужика, как он.
За пять лет он сбросил 32 килограмма, из них 20 – за последние полтора года! Это был грандиозный успех. Серегу даже шатало от такой катастрофической потери веса, ведь для организма это был сильный стресс. Пришлось начать усиленно питаться, и, в конце концов, вес установился на отметке 85 кило. Вернулась былая сила и скорость, более того, появились навыки, которых раньше не было, – владение кикбоксингом и приемами рукопашного боя, которым его обучили сердобольные тренеры.
Как теперь объяснить зрелому мужику Александру Чекало, какие подвиги нужно ему совершить, чтобы стать сильным и ловким?!

Лиха беда начало, к концу морского путешествия ребята поокрепли, хотя некоторые из них так толком и не научились делать подъем переворотом, Но, самое главное, в их поведении исчезло разгильдяйство и шапкозакидательство. Ребята начали трудиться, а как говорит народная мудрость, без труда не выловишь рыбку из пруда.













































Глава 18

Вот и Франция

На шестой день перехода на горизонте показался французский город Тулон.
Вернее, сначала показались горы, наподобие крымских гор в районе Феодосии.
Огромный морской порт, в который причалили российские корабли, поражал своим великолепием. Жизнь бурлила в этой части Средиземного моря, будто и не было здесь и вовсе никакой катастрофы.
Команда «Неутомимого», надевшаяся свою боевую амуницию, сошла на берег вразвалочку, словно после долгого похода по океанским просторам. Хотя был февраль, было солнечно и очень тепло. Ребята подставили свои бледные, отвыкшие от солнца лица южному солнцу.
- Прямо праздник какой-то, даже не верится, что зимой может быть так жарко, — с благодарностью местному климату произнес Вадим.
- Ты забыл прошлогоднюю зиму, — сбросил его с небес на землю Жора. – Тогда мы совсем чуть было не сжарились.
- Та зима – не в счет.
Земная твердь повлияла на моряков благотворно. Перестало гудеть в голове, начали созревать свежие мысли.
— Сейчас бы выпить французского вина, — мечтательно произнес Цветиков.
Правду говорят – горбатого могила исправит.
— И поймать французских путан, — шутливо добавил Миша.
— Будет тебе кофе, и какава с чаем, — съязвил Чекало. – Не забывайте: мы – военный отряд, должны соблюдать дисциплину.
— Вот-вот, и мух отгонять, — добавил Доля.
Вдалеке пришвартовался «Неустрашимый». К его борту подали автомобиль, и через несколько минут к стоявшим у причала друзьям подъехал генерал Иванов.
— Поехали, — кратко сказал он стоявшему в общей группе Сереге, открыв на секунду дверь.
— Едем на аудиенцию к местным властям, — объяснил генерал, когда Серега очутился на заднем сиденье. – Без этого нельзя.
— Этикет, — угадал Серега.
В здании мэрии города после представления по случаю прибытия гражданские начальники быстренько спровадили их, как нежеланных или даже непрошеных гостей, к военному начальству города.
— Полковник Фош, — на неплохом русском представился им военный комендант города.
- Как добрались?
— Спасибо, хорошо, — вежливо ответил генерал Иванов.
— Французская армия, которую я представляю, обязана помочь вам добраться до границы со Швейцарией, — доложил французский полковник. — Но дальше вам придется действовать самим. Мы будем вас только прикрывать с воздуха.
Он заметил недоуменные взгляды русских и попытался объяснить, почему он так сказал.
— Видите ли, Швейцария – наша соседка, и именно на ее территории находится ЦЕРН – Европейский Центр Ядерных Исследований. Вы же намереваетесь добраться именно до ЦЕРНа? А он находится возле Женевы, это уже Швейцария, – на всякий случай сказал француз.
Он знал о цели экспедиции русских и решил прощупать русских, не изменились ли их планы.
— Вторгаться в чужие территориальные владения Франция не имеет права, — продолжил он после утвердительного ответа генерала. — Вам намного проще, ваша страна не граничит со Швейцарией, никаких обязательств перед ними у вас нет. Сделали свою работу – и быстренько убрались восвояси. Франция же граничит со Швейцарией, нейтральной, заметьте, страной. Между нашими странами существуют писаные и неписаные договоренности, нарушать которые – себе дороже, ведь нам с ними еще долго жить бок обок.
Господин Фош многозначительно посмотрел на своих собеседников.
— Вы правы, здесь нужно действовать осмотрительно, — после некоторой паузы сказал генерал Иванов.
— Даже сверхосмотрительно, — добавил француз, довольный произведенным на русских эффектом.
— Но нам во что бы то ни стало нужно захватить коллайдер, — объяснил генерал Иванов. – Сейчас он находится в руках террористов. Они его используют в своих целях, и эти цели не совпадают с нашими, до и с вашими тоже.
— Охотно вам верю, хотя пока террористы ведут себя спокойно и никак не выдают своих враждебных намерений, — проворчал господин Фош. – Нам они не мешают.
— Это пока они так ведут себя, — почти выкрикнул Серега. — Такому спокойствию нельзя доверять, поверьте моему опыту.
Серега хотел рассказать о планах террористов насчет откачки воздуха, да засомневался, поверит ли в это француз. Все-таки это было только предположение российского руководства, не более того.
Они обговорили все детали. Французы должны были обеспечить российский спецназ вертолетами, боевыми машинами и поддержкой с воздуха.
— Запомните, вы находитесь под нашей защитой только на французской территории. Как только ваша нога переступит границу – рассчитывайте только на самих себя. А теперь, как говорят у вас, – ни пуха, ни пера. – Господин Фош рассмеялся и пожал гостям руки.
Через несколько минут к нему зашел человек с бородой.
Одет он был в черный, явно защитный костюм, такой же, как и на том долговязом русском, ушедшем пять минут назад.
— Я – военный атташе России во Франции полковник Беляев. Вас должны были предупредить о моем прибытии, — кратко отрекомендовался он.
Господин Фош помрачнел, и в конце их недолгого разговора от прежнего веселья на его лице не осталось и следа.
- Вы должны доставить меня в Женеву, — почти приказал коменданту Тулона полковник Беляев.
— Да, я в курсе, — сказал он. – Я обязан обеспечить вас всем необходимым для вашей работы.
Через несколько минут бородач, дав необходимые инструкции французу, ушел.
— Mon Dieu(фр.). Ох уж эти русские, — ругнулся и недовольно проговорил француз. – Не доверяют сами себе. Ведь все эти русские явно из одной компании. А ты теперь снаряжай ему отдельный вертолет, когда техники и горючего и так не хватает.
Он нехотя подчинился российскому атташе. А что было делать, если сам Президент Франции попросил его помочь этим русским.
Тем временем вертолеты уже несли российских спецназовцев к швейцарской границе. С высоты триста метров им открывалась панорама южной Франции, а именно — Прованс.
— Здесь когда-то творили Ван Гог и Сезанн, — прильнув к иллюминатору, мечтательно произнес Жора. – Один – в Арле, другой – в Эксе.
— Да, натворили делов, — скаламбурил Василий, чтобы разозлить Жору. – Теперь рисовать здесь и нечего, и некого.
— Еще и мы обязательно натворим, так что берегись, Швейцария, — мрачно пошутил Вадим.
Под брюхом быстро летящего вертолета повсюду была выжженная равнина, следов человеческой деятельности нигде не наблюдалось. Не было мирно пасущегося скота, автомобили не сновали по проселочным дорогам, люди не показывали пальцами на проносящихся над ними больших железных птиц. Ибо людей просто не было. Только черные руины, бывшие когда-то рукотворными сооружениями. Жизнь в этих краях попросту остановилась.
Но ближе к горам начала появляться зелень, а на отрогах Альпийских гор – даже лес, вернее, то, что от него осталось, островки деревьев. А среди гор можно было даже заметить уцелевшие домики.
Вот и граница. С трудом отыскав место для посадки на приграничной территории, пилоты приземлили свои вертолеты.
Проклиная французскую щепетильность, русские неохотно покинули удобные летающие крепости.
— Ничего страшного, здесь осталось пройти каких-то двадцать километров, — обнадежил спецназовцев, в особенности их добровольческую часть, генерал Иванов.
Представитель этой немногочисленной, но важной части экспедиционного корпуса Чекало, поправив на себе мешковатую форму, с напускным энтузиазмом отметил:
— Конечно, страшного здесь ничего нет, и намного больше верст иногда проходили.
— Когда-то у Суворова вообще вертолетов не было, — добавил Занустян. – И ничего, карабкался по горам, как альпинист.
— Карабкаться по горам вам не придется, а вот незамеченными для врагов пройти этот путь придется. Поэтому при переходе соблюдать тишину и маскировку, если хотите остаться в живых. – Генерал Иванов благословил отряд на ратное дело, простил каждому его грехи и отряд медленно тронулся в путь.
А еще через некоторое время местные жители заметили в горах странных людей. Они шли, преимущественно молча, растянувшись длинной цепью по едва заметной извилистой тропе. Сопровождал этих людей француз, живший раньше во французской Швейцарии, на ломаном русском языке объясняя иностранцам, куда следует двигаться, чтобы не сбиться с пути.
Эти люди были одеты в камуфляжную форму, за плечами у них висели огромные рюкзаки, а их лица были серьезные и даже суровые. Каждый из них был буквально обвешен, как новогодняя елка украшениями, оружием. Их было человек пятьсот, их появление в этих местах не предвещало ничего хорошего. Так казалось автохтонам, то есть местным жителям. Воевать здесь было не с кем, зачем же тогда эти пришельцы топчут их родную землю? Ведь со времен Суворова нога иноземца не топтала их земли, и то это произошло благодаря Наполеону с его неумеренными амбициями.
А вооруженные люди, спокойно и уверенно обходя естественные препятствия, стараясь наделать как можно меньше шума, чтобы остаться как можно дольше незамеченными, все двигались среди гор и лесов.
Когда подошло время, они решили устроить привал.
— Дальше вы пойдете сами, — со вздохом сказал проводник. – Однако знаете ли вы, куда вы идете?
— В Женеву, — уклончиво ответил Серега.
— Женева захвачена иммигрантами, — со значением промолвил швейцарский француз. – Их там много, и они хорошо вооружены.
— Нас тоже много. – Серега уже намеревался рассказать проводнику, как они собираются действовать, но генерал Иванов вовремя остановил его.
— Французские войска нам помогут, — коротко объяснил проводнику генерал.
— Французы вам пообещали, но вряд ли выполнят свое обещание. – Взгляд проводника был полон сожаления. — Понимаете, теперь в Женеве – осиное гнездо ваххабизма. А какой умный человек пожелает его ворошить? Себе же дороже будет.
И продолжил объяснять ситуацию:
— Когда-то Швейцария приняла на свою территорию слишком много иммигрантов. Такова была политика Европейского сообщества. Вы слышали про мультикультурализм?
— Бесконфликтное существование между автохтонами и иммигрантами, — блеснул эрудицией Жора. – В России тоже много национальных культур, но они уживаются между собой вполне мирно.
— До поры до времени и в Швейцарии было все спокойно. Однако после катастрофы 2012 года иммигранты, а среди них было достаточное число террористов, активизировались и, воспользовавшись неразберихой и отсутствием центральной власти, захватили власть в свои руки. Если вы сможете с ними справиться, то этим окажете огромную услугу простым швейцарцам. Их выгнали из своих домов, и теперь они скитаются по горам. Я, например, эмигрировал во Францию, и чем могу, помогаю вам. Однако на этом моя миссия заканчивается. Здесь становится опасно, так что смотрите в оба. – Проводник, с трудом скрывая слезы, помахал рукой и повернул назад.
— Кто-то правильно сказал: Швейцария – прыщ на теле Европы, — почесав затылок, вспомнил Василий.
— Это сказал Гитлер, — пояснил Жора. – Вот этот прыщ нам нужно вскрыть.
— И при этом ничем не заразиться, — с горечью добавил генерал Иванов. – Жан, теперь ты поведешь нас.
Жан окинул всех невозмутимым взглядом.
- Ну что же, я готов. Для этого я и пошел вместе с вами.
- Я заметил, что у тебя нет автомата, — сказал наблюдательный генерал.
- Я и бронежилет не одел, — сознался экстрасенс. — Не хочу притуплять свое чувство опасности, ведь открытый нерв лучше чувствует боль.
- Жесть, — грубо оборвал экстрасенса Серега. – А если тебя шальная пуля убьет, что мы тогда будем с твоим трупом делать? Ты посмотри на меня, как я перестраховался от смерти? Остаются только синяки от ударов пуль.
Серега продемонстрировал свой бронекостюм, который бесчисленное количество раз спасал его от вражеских пуль, и, чтобы усилить произведенный эффект, задрал одежду и показал свою грудь, усеянную желтыми пятнами от старых и черными кровоподтеками от новых попаданий.
- Так и быть, броник я одену, — согласился молодой и капризный экстрасенс, находясь под впечатлением от увиденного. – Но за свое чутье я теперь не ручаюсь.
«Зато за твою жизнь теперь можно, хоть немного, поручиться, придурок», — с удовлетворением подумал Серега.


Теги:





0


Комментарии

#0 12:52  09-12-2012Сергей Климко    
Третья часть закончена, осталось семь глав.

На всякий случай оставляю номер моего мобильного - +375 33 600 97 12 (МТС)
#1 14:38  09-12-2012Швейк ™    
гыг

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
08:07  05-12-2016
: [102] [Было дело]
Где-то над нами всеми
Ржут прекрасные лошади.
В гривы вплетая сено,
Клевер взметая порошей.

Там, где на каждой ветке
В оптике лунной росы
Видно, как в строгой размете
Тикают наши часы.

Там, где озера краше
Там, где нет края небес....
11:14  29-11-2016
: [27] [Было дело]
Был со мной такой случай.. в аптекоуправлении, где я работал старшим фармацевтом-инспектором, нам выдавали металлические печати, которыми мы опломбировали аптеку, когда заканчивали рабочий день.. печатку по пьянке я терял часто, отсутствие у меня которой грозило мне увольнением....
18:50  27-11-2016
: [17] [Было дело]
С мертвыми уже ни о чем не поговоришь...
Когда "черные вороны" начали забрасывать стылыми комьями земли могилу, сочувствующие, словно грибники, разбрелись по новому кладбищу. Еще бы, пятое кладбище для двадцатитысячного городишки- это совсем не мало....
Так, с кондачка, и по старой гиббонской традиции прямо в приемник.

Сейчас многие рассуждают о повсеместной потере дуъовности, особенно среди молодежи. Будто бы была она у них, у многих. Так рассуждают велиречиво. Даже сам патриарх Кирилл...

Я вот тоже захотел....
Я как обычно взял вина к обеду,
решил отпить глоток за гаражами,
а похмеляющийся рядом горожанин,
неторопливую завёл со мной беседу.

Мой собеседник был совсем не глуп,
ведь за его плечами "восьмилетка."
Он разбирался в винных этикетках,
имел "Cartier" и из металла зуб....