Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Палата №6:: - Нулевой экспресс

Нулевой экспресс

Автор: Йети
   [ принято к публикации 22:12  21-12-2012 | Na | Просмотров: 542]
— Тягу давай!
- Хорошо пошёл.
- Тягу давай!
- Хорошо пошёл.
Эти звуки с равномерным интервалом издаёт молодой человек, что лежит на угловой койке. Его запястья и лодыжки толстой лентой притянуты к прутьям кровати. Ровно с тем же интервалом человек поднимает голову с подушки, и осматривает свои путы. Похоже, что каждый раз он воспринимает своё положение с недоумением. Это Самусев Эразм. Но мы будем называть его так, как ему привычней: Сомоса. Сомосе двадцать восемь лет, он работает проводником пассажирского вагона, и разводит дома кактусы. Мама всегда внушала ему что он – «дитя индиго», а он старательно присматривался к своим видениям, и прислушивался к голосам извне. Два года назад мама не вернулась из путешествия по Шарм-эль-Шейху, с тех пор Сомоса живёт один, если не считать кактусов.
Всех движений его тонкой души нам с вами всё равно не понять, поэтому я опишу события которые привели его на эту койку, в картинках. А картинки для ясности помечу датами.

17.12.2012.
Пустая прихожая пустой «однушки». В дверях заскрежетал ключ, и на пороге появляется Сомоса. Бросив на пол какие-то пакеты, он говорит стоящему в углу кактусу:
- Привет, Гриша. Все дома?
- …
- Чем занимались без меня? – продолжает он атаковать «Гришу» вопросами, снимая куртку – потом, нацепив шлёпанцы, подводит итог затянувшейся беседе – Поняятно.
- Привет, Жорик. Какие новости? – слышится уже с кухни. Это Сомоса заводит разговор с другим кактусом – как смотришь на «жаркое по-деревенски со свининой и грибами?».
- …
- Нет блин, деревенского повара найму, — конечно заморозка! …Жорик, не нравится – не ешь! – Сомоса включает небольшой кухонный телек и проходит в санузел.
- Привет, Нюся! – в углу совмещённого санузла стоит кактус-Нюся, на иглах которого прикреплены два кружочка и треугольник, вероятно имитирующих бикини. Сомоса моет руки, и поддерживает разговор с «Нюсей» через плечо – только не выноси опять мне мозг со своим светом! …Прости, забыл… вот поставлю ультрафиолет – и у тебя в ванне света будет больше, чем саванне!
- …
- Только не надо ржать: складно – значит реально.
В «зале» Сомоса включает большой телевизор, приветствует «Егорку», и падает в кресло. Егорка – здоровенный плоский кактус с отростками – и в самом деле напоминает человека на одной ноге.
- Вот так Егор, оказывается мы с тобой неудачники. И думаешь от кого я сегодня это услышал? От единственного человека, которому доверял и считал своим другом: от Мудофкина! …Какой нафиг «по-дружески»? Этот подлец просто поглумился надо мной! Этот гад ползучий всё подстроил так, что на освободившееся место в СВ-вагоне фирменного поезда перевели его, а не меня. Где правда, Егорыч? Как из поездки в поездку без отгулов – так Самусев, а как на СВ – так Мудофкин! …Не надо меня утешать, приятель: у меня наконец открылись глаза. Ослик Иа – вот кто я для них всех. Этакий большой грустный придурок, на котором можно покататься. Мама правильно говорила: «Надо уметь поставить себя». Я намерен над этим подумать. От тебя, как от настоящего друга, мне требуется лишь небольшая поддержка… спасибо, дружище.

Резко выдохнув Сомоса встаёт, открывает бар, и достаёт оттуда бутылку скотча. Направляясь в сторону кухни, он вдруг резко оборачивается и выпаливает:
- И никаких «но»! Я много чего раньше не делал. Теперь всё будет по-другому!
На кухне он сам себе накрывает стол, раскупоривает бутылку, и начинает «надираться», как это делают все суровые, брутальные мужики. Жорик на подоконнике изображает спокойствие пустыни, кухонный телек грозится всемирной катастрофой. Сомоса энергично переключает каналы, тыча пультом в воздух, отчего на экране пожары сменяются обледенением, взрывы супервулканов – падением астероидов, потопы – глобальной засухой. Прислушавшись к своему внутреннему голосу, он делает вывод: тёмные силы уже чётко определились с датой (21 декабря), и сейчас выбирают: каким бы способом им поинтересней прикончить современную цивилизацию. Невнятным, но очень брутальным голосом он говорит Жорику «пропадать так с музыкой», и опускается щекой в недоеденное «жаркое по-деревенски со свининой и грибами».

18.12.2012.
Мокрый Сомоса в цветастых трусах сидит за монитором компьютера.
- Ну вот же оно! А ты мне: «на работу, на работу». Не до этого сейчас, Егорка. Вот этот самый Оракул Шамбалы! Он предупреждает NASA, что в 12 часов 21 декабря, мы все окажемся без тепла, света, электричества и связи. А как, ты думаешь, об этом узнал я? …Не тупи, Егор. У нас с ним астральная связь. Под утро он посетил меня, и мы с ним беседовали отнюдь не о работе… «о чём – о чём»… не помню я точно. Но зато знаю, что на меня возложена особая миссия… хотя вот, помню: он сказал «оторвись по полной»; «тебе будет знак»; «нулевой экспресс».

18.12.2012.
Руки в карманах куртки, на шее – длиннющий красный шарф. Рот слегка приоткрыт, а неотягощённый мыслью взгляд устремлён куда-то к карнизам пятиэтажных домов. При этом, голова склонена так, что левое ухо почти касается плеча. Вы скажете: полудурок какой-то. Никакой это не полудурок – это наш Сомоса дефилирует по городу, и одновременно внимательно прислушивается к Голосам. Внезапно в поле его зрения попадает броская реклама: БАНК «МИГОМ». ОФОРМЛЕНИЕ КРЕДИТОВ ЗА 15 МИНУТ. Внутренний голос подсказывает Сомосе, что это «знак», и уже через час он выходит из банка со ста пятьюдесятью тысячами в кармане. Долго думать над тем, куда вложить этот стартовый капитал, Сомосе не пришлось. Потому что ровно напротив он замечает вывеску «ПИВБАР». Повинуясь опять же, внутреннему голосу, он переходит улицу и спускается в означенное заведение.

18.12.2012.
- Какие люди! – раздаётся из-за дальнего столика, едва Сомоса получил свой пенный заказ – давай до нашего шалашу! – это орёт Димдимыч. Он всегда орёт, потому что сам глухой. И кстати, чего орать «до нашего шалашу», если сидишь один за столиком? Ну, просто старик такой шебутной. Его на станции каждая собака знает – он там уже сорок лет мастером ремонтного депо работает. Но раньше, кроме как на станции, Сомоса с ним нигде не встречался, поэтому сразу понимает что это второй «знак». Теперь надо «гулять по полной», и что-нибудь выяснится с «нулевым экспрессом». Он подсаживается к Димдимычу, и тот орёт:
- Здорово, Сомоса! Ты ж вроде не пил? …И правильно делаешь. Ибо абсолютно непьющий русский может вызывать у окружающих только недоверие и подозрение.
Нам с вами нет никакого интереса до самого позднего вечера наблюдать, как «усугубляют» Димдимыч с Сомосой. Но этот старикан очень громко орёт, поэтому отдельные слова и даже предложения слышны помимо воли: «Давай за встречу!», «…мура, но я всегда за здравый кипеж…», «…маловато будет», «…а куда они нахер денутся?», «…давно мечтал раскочегарить…», «…подсуетись, а мы изладим в лучшем виде…», «За неё, за удачу!».
Ближе к ночи слова пошли всё больше матерные, и повторять их тут вовсе не стоит.

19.12.2012
Если судить о солидности кабинета по столу его хозяина, то этот тянет на три балла: приставка для совещаний вмещает по три стула с каждой стороны. Сам хозяин – Поликарп Аристархович – начальник дистанции путей сообщения, сидит за основным столом, и тычет указательным пальцем в клавиатуру ноутбука.
- Что с интернетом? Зина! – вдруг вскидывается он. Тут в его поле зрения попадает странный молодой человек с рыжим «взрывом» на голове и красным шарфом на шее – А вы кто такой? По какому вопросу?
- По личному. Меня зовут Сомоса. В смысле, Самусев Эразм. Я проводник пассажирских вагонов поездов местного следования – парень говорит довольно уверенно, при этом его лицо обращено к собеседнику, а взгляд направлен куда-то в правый верхний угол кабинета. Это интригует начальника, и он решает продолжить разговор:
- Я вас внимательно слушаю, Эразм. Излагайте своё личное дело.
- Строиться я хочу.
- Ну и…
- Мне нужна справка о зарплате, гарантийное письмо, и поручительство компании!
- Так идите в бухгалтерию! Зин…
- Я бы на вашем месте был повнимательней к людям – прерывает его посетитель, лицо которого теперь обращено в левый угол, а взгляд исподлобья гвоздит начальника к спинке кресла. – Человек, между прочим, шесть лет на Транссибе.
Поликарп Аристархович пытается поймать взгляд необычного гостя, но ему это никак не удаётся, потому что зрачки у молодого человека странным образом расфокусированы. Это приводит хозяина кабинета в некоторое замешательство.
- Уж не хотите ли вы, чтоб я вам сейчас написал эти справки?
- Это как вам будет угодно – многозначительно отвечает посетитель всем знакомому портрету над его головой – Я же сказал: шесть лет на Транссибе… вам известно имя Суй Хуйдзун?
- … ?
- В смысле, Цюй Хуэйцзун. Мы, русские всё переделываем на свой лад, вы же знаете – парень подмигивает портрету, загадочно улыбаясь – полетели шапочки, полетели…
Поликарп Аристархович быстро перекладывает все бумажки на столе, потом нервно ослабив галстук, кричит в селектор:
- Марья Андреевна, подготовьте немедленно на…
- Я только что от неё!
- Да-да, на Самусева Эразма… всё что он просил, и занесите ко мне на подпись.
…Когда странный посетитель ушёл, начальник дистанции путей протёр носовым платком лысину, и набрал номер на сотовом:
- Вадим Кондратьевич? Привет. …Слушай, кто такой Суй Хуйдзун?

19.12.2012
Официант Женя по стойке «вольно» стоит возле зашторенной кабины. По его накрахмаленной рубашке бесконечно бегут разноцветные зайчики, отражённые от зеркального шара под потолком. На его лице беспредельная скорбь, на сгибе левой руки – белоснежная салфетка.
- Чё такой кислый? – это возле него остановилась потрепаться ещё одна официантка, тоже Женя. Они частенько так болтают в свободную минутку: всё равно из-за музыки их никто не слышит.
- Так нифига: придётся вот так торчать целый вечер!
- А кто тебя заставляет-то?
Официант Женя косится на портьеру:
- Да вон, гужуют шестеро… походу, урки серьёзные. Прикинь, сами – в робах, морды – во, лапы – во, заказали селёдку, солёные огурцы, отварной картофель, и жареного поросёнка. Я им предложил тушёную утку, так они ржут: судя по походке, гыт, это ты и есть. Ещё Скруджем обзываются.
- Да не бери в голову, какой ты нафиг Скрудж – смеётся официантка Женя – лишь бы башляли.
- Хм. Ихний шишкарь – они его Сомосой зовут – после первого заказа сразу мне штуку дал, и велел всё время тут стоять. И ещё по штуке даёт, когда за новым графином посылает.
- Ну, и чего тебе плакать? Пусть пьют на здоровье!
- Да понимаешь, как-то…
- Скру-удж! – вмешивается в диалог голос из-за портьеры. Официант Женя делает дежурную улыбку, и скрывается в кабине.
- Вообще пиздец – сообщает он, появившись через секунду – Дали пятёру, просят чаю в железных подстаканниках, и чтоб лабухи исполнили «По тундре, по железной дороге»
- Зарабатывай, тёзка, пока фартит – советует подружка, и убегает по своим делам.
Следующие полчаса официант Женя дежурит у кабинки с включенным диктофоном. Так, на всякий случай. Вот что записывает его «Apple 4»:
«…ну что Димдимыч, как экспонат… мой отец водил… как два пальца обоссать… где мчится поезд Воркута-Ленинград… спецы ещё те… но сроки конечно… когда тундра одела свой осенний наряд… форсунки да клапана… буксовый подшипник… мы бежали по тундре вдоль железной дороги… конечно нарисуем, как договаривались… только деньги вперёд…»
Больше Жене ничего не удалось записать, потому что сдохла батарейка.

21.12.2012.
Восемь утра. Люди спешат на работу. Большинство, конечно, на автомобилях. Но есть и такие, что идут пешком. Некоторые стоят на остановке, приплясывая на морозе или прикрывая ладошками уши. Внезапно тишину разрывает пронзительный паровозный гудок, и из задних ворот ремонтного депо пыхтя, и лязгая всеми чугунными суставами, выползает самый настоящий паровоз. Этот металлический динозавр тянет за собой три самых настоящих вагона-теплушки, которые как и локомотив, выпускают из своих труб клубы дыма. Не спеша и деловито диковинный состав выдвигается на переезд через Товарное шоссе. Паровоз, словно теряя силы, замедляет ход. Едва достигнув противоположной стороны автодороги, он вдруг сильно вздрагивает, со свистом выпускает пар из всех своих щелей, и замирает. Теперь, в свете уличных фонарей, на вагонах стали чётко видны фирменные надписи «Нолевой экспрес», нарисованные от руки белой краской.
- Люди! С вами говорит комендант Нулевого экспресса Сомоса. В смысле, Самусев Эразм – неожиданно громко раздаётся откуда-то сверху. Все невольно поднимают глаза, и видят человека, который обращается к ним через жестяной матюгальник-рупор. Он, уверенно расставив ноги, стоит на тендере локомотива, и длинные концы его красного шарфа эффектно развеваются на ветру – Я пришёл дать вам тепло и свет, которых через три часа не будет больше нигде! Никакой платы не требуется. Прошу вас без суеты и паники располагаться в вагонах. Дети, старики и женщины проходят первыми! Устраивайтесь поплотнее, чтоб наш экспресс взял как можно больше желающих. Запасов угля и керосина у нас хватит на две недели. В вагонах имеется необходимое количество воды, провизии и антидепрессанта. В виде водки. Неделю мы будем двигаться по транссибирской магистрали на восток, вторую неделю – обратно. Имеются достоверные сведения, что это самая безопасная зона. По моим расчётам, Земля к этому времени выйдет из галактической «нулевой полосы». Добро пожаловать, граждане-земляки!
Люди улыбаясь, переговариваются между собой. Самые весёлые выкрикивают приветствия спасителю. А кое-кто всерьёз задумался и мучительно принимает решение. Какие-то бродяги уже лезут в вагон, спеша поскорей добраться до «антидепрессанта». Быстро скапливаются автомобили, создавая нешуточный затор. Самые ловкие водители сумели развернуться и выехать из пробки. Их последователи забили улицу наглухо. Водители сигналят и ругаются друг с другом. Люди с остановки продираются через образовавшуюся толпу чтобы идти на работу пешком.
Скопление людей и машин по обе стороны Нулевого экспресса стремительно растёт. Шумит толпа, ревут моторы, гудят клаксоны. Но никому даже не приходит в голову учинить расправу над настоящим виновником беспорядка: для них же старался человек, чего там.


Теги:





1


Комментарии

#0 01:58  22-12-2012Лев Рыжков    
Автора так-то уважаю за давнюю пьесу про колхоз.

Но тут чота хрень какая-то.

Говорящее имя героя - сразу минус. И сумбур в событиях. И конец с началом не связан, как по мне.
#1 08:29  22-12-2012Йети    
Лёвчик, превед полуночнег! Чесно сказать вообще не помню, с чем связано это имя. Вставил уже в приёмнике. Чисто по созвучию: Эразм - маразм - недоразумение... Сумбур наверное из-за стремления к краткосте. Поставил задачу заслать 21-го, и чтоб не более 5-и страниц. Две картинки ещё вырезал нахуй. Хуле, время горячее: конц года. Ночью хрень какая-нибудь взбредёт - запишешь. короче, он брал справки на более крупнэй кредит. А после евонного подвига куда дорога - конечно в дурку. Так-то да, есле приходится объяснять, значет хуевастые картинге.

Щас выезжаем на машине с Уренгоя на Тюмень, пару сутог в дороге буду.

Привет всем!
#2 19:04  23-12-2012Atlas    
не, это не шиза - из пальца высосано, искусственная конструкция
#3 20:39  25-12-2012Йети    
19:04 23-12-2012Atlas: Вот ты неправ, Атлос. Не знаю, может, у тебя, каг у ахуительново пейсателя строчке таг и прут из серцо. иле не знаю там ещо откуда, и проверять небуду. А у меня была нормальная идея. Просто поспешил. Чисто наброске запостил. Тут одно из двух: или дать вылежаться, или кому-нибудь показать. Мне кроме вас показать некому.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
11:51  08-12-2016
: [11] [Палата №6]
Пусть у тебя нет рук,
Пусть у тебя нет ног,
Ты мне была как друг,
Ты мне была как сок.

В дверь не струи слезой,
И молоком не плачь,
Я ж только утром злой,
Я ж не фашист-палач.

Выпил второй стакан,
С синью твоих глазниц,
Высосал весь твой стан,
Вместе с губой ресниц....
08:27  04-12-2016
: [14] [Палата №6]
Пропитался тобой я,
- Русь,
Выпиваю, в руке
- Груздь,
Такой грязный,
Но соль в нем есть.
Моя родина разная,
Что пиздец.
Только грязью
Не надо срать
Что, мол, блядям там
Благодать.
В колее моей черной
- Куст.
Вырос, сцуко,
И похуй грусть....
09:15  30-11-2016
: [62] [Палата №6]
Волоокая Ольга
удаленным лицом
смотрит длинно и долго
за счастливым концом.

Вол остался без ок,
без окон и дверей.
Ольга зрит ему в бок
наблюденьем корней.

Наблюдением зрит,
уделённым лицом.
Вол ушел из орбит....
23:12  29-11-2016
: [11] [Палата №6]
Я снимаю очередной пустой холст. Белое полотно, на котором лишь моя подпись, выведенная угольным карандашом. На натянутой плотной ткани должны были быть цветы акации.
На картине чуть раньше, вчерашней, над моей подписью должны были плавать золотые рыбы с крючками во рту....
Старуха варит жабу, а мы поём. Хорошо споём – получим свою долю, споём так себе – изгнаны будем в лес. Таковы обычные условия. И вот мы стараемся. Старуха говорит, надо душу свою вкладывать. А где ж нынче возьмёшь такое? Её и раньше-то днём с огнём, а теперь и подавно....