Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Вокруг света:: - Баллада о золоте

Баллада о золоте

Автор: Барыбино
   [ принято к публикации 22:27  30-01-2013 | Na | Просмотров: 857]
Через пустыню пустоты
И синий океан,
Сквозь джунгли, реки и хребты,
И через Юкатан,

Пират, иезуит, барон
Здесь много лет назад
Бродили, лезли на рожон,
Искали древний клад...

В проклятье и в смертельных бед
Не веря ерунду,
За ними вдаль, за ними вслед
Теперь и я иду.

С ножом, с винчестером, с конем
(А на коне – кули),
За тайным золотом племен
Прошел я пол-Земли.

Полуживой, бреду едва
С конем в горах глухих,
В слепых долинах – я и два
Носильщика моих.

Они из племени Орла,
Им есть со мной – табу,
В татуировке их тела,
И изумруд на лбу.

Я потерял обоих слуг:
Один свой встретил час,
Когда ночной седой паук
Его ужалил в глаз.

Его я в жертву всем богам,
Сорвавши изумруд,
Едва живого бросил там –
Пусть джунгли отпоют.

И вел нас дальше мой приказ,
Коню легки сумы,
И кончилась еда у нас,
И голодали мы.

Там мой второй носильщик-бес,
Вот горе, вот беда,
Как пар истаял и исчез,
Пропал, как сон, тогда.

Все, что берут – не береги,
Есть справедливость, есть –
Когда не стало уж слуги,
В тот день я смог поесть.

Один, усталый пилигрим,
Доверясь божеству,
Я на плоту с конем моим,
Хихикая, плыву.

Была беда и нет беды,
Силен и жив вполне,
На три денька еще еды
Достанет точно мне.

Нет больше карт, примет и схем,
Я хохочу, кричу,
Я мясо достаю и ем,
Молитвы бормочу.

В руках кусок последний жму,
И различим на свет
На коже, вяленной в дыму,
Татуировки след.

Бреду Ионой, все кляня,
Проглочен целиком,
И полупереварен я
Китом-материком.

О кости камня, жилы трав
Ступни, колени стер,
И зарыдал я, увидав
Меж двух холмов костер.

Зеленую покрыл листву
Седой осенний дым.
Четыре месяца живу
Я с племенем моим.

Дней через пять осенний дождь
Польется до весны...
И говорит мне тихо вождь
Средь лунной тишины:

“Тебе, мы знаем, снятся сны
На языке другом,
Ты кожей бел, а мы темны,
И странен ты лицом,

И можешь ты любую рать,
Сквозь грохот и сквозь дым,
На расстояньи убивать
Оружием своим,

Твой нож пробьет любую бронь,
И все мы знаем, что
Таких существ, как этот конь,
Не видел здесь никто.

Коль наш колдун решить не мог,
Мы не решим вовек,
Скажи же, кто ты – полубог
Иль ты сверхчеловек?

Коль человек – останься здесь!
Гнездо у нас ты свей,
И этот край пребудет весь
Под властию твоей.

А коль ты бог, то надо нам
Любить богов своих...
Мы золото даем богам
В обмен на милость их”.

Чего тут думать – не пойму,
Меня не взять врасплох!
И отвечаю я ему:
“Не человек я – бог!”

… И от зари и до зари,
При свете и во тьме,
Один день роют, два и три,
Все яму на холме.

Сажен на десять вглубь ушли,
И слышен странный стук:
На дне торчит из-под земли
Из золота сундук.

Фортуна платит мне стократ
Теперь наверняка:
Под этим сундуком лежат
Еще два сундука...

В татуировке родовой
Из дюжин Солнц и Лун,
Седой, и дряхлый, и слепой,
Мне говорит колдун:

“Мы на прощание дадим
Сегодня ночью пир,
А завтра с золотом своим
В свой отправляйся мир.

Сомненьям, страху вопреки,
Бери, не бойся, верь,
Не опустеют сундуки
Твои вовек теперь.

Теперь все золото – твое!”
И, что-то бормоча,
Дает из рук своих питье,
И пью я, хохоча.

Безумею, впадаю в раж,
И мир в глазах плывет,
Я пьяный падаю в шалаш,
И сон меня берет...

***

… Через пустыню пустоты
И синий океан,
Сквозь джунгли, реки и хребты,
И через Юкатан,

Пират, иезуит, барон,
Готовя кошели,
За ярким золотом племен,
Сюда годами шли...

Там, где всегда темным-темно,
Скелет барона спит,
Пират истлел уже давно,
И мертв иезуит.

В могилу, средь песков и глин,
Век ставит – каждый свой –
Наверх сундук еще один,
Один гроб на другой.

Пират в могиле первый здесь –
Пришел всех раньше он,
Услышав от Кортеса весть
О золоте племен.

А через век – отец святой,
Его поставлен гроб
На гроб пирата в яме той
На перекрестке троп.

Вот веку новому итог
Настал за шагом шаг,
На гроб иезуита лег
Барона саркофаг.

Тела, и ум, и души их
Ничто не веселит,
И гроб у каждого из них
Из золота отлит.

А сверху, в сжавшемся силке,
Пока еще живой,
Я бьюсь в четвертом сундуке,
Заваленный землей.


Теги:





-2


Комментарии

#0 11:48  31-01-2013MAXXIM    
лихо.
#1 12:59  31-01-2013Гусар    
Ну, это круто.

"Хихикая плыву" только резануло.
#2 13:03  31-01-2013Файк    
Да.
Один, усталый пилигрим,

Доверясь божеству,

Я на плоту с конем моим,

Хихикая, плыву.



Это понравилось. В целом, на мой взгляд, излишне растянуто.
#4 21:06  31-01-2013allo    
вот иногда у Барыбино образы чёткие, а иногда - нет, тут второй случай, хотя идея как всегда хороша
#5 21:50  31-01-2013Барыбино    
длинненько, да. ну да ладно.
#6 03:39  01-02-2013Лев Рыжков    
Аж зачитался. Очень понравилось.
#7 04:51  05-02-2013отец Онаний    
Джек "Воробей"

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
16:06  20-01-2017
: [17] [Про любовь]
Моя Таня попросила,
ей купить в ларьке прокладки.
Я купил себе "Текилу",
Да и хуй с ней! Всё в порядке.

А с получки вдруг решила,
прикупить немецкий блендер.
Потом, правда, материла,
(приобрёл французский бренди)

Помню как на той неделе,
на продукты дала денег....
13:28  20-01-2017
: [27] [Про любовь]
Я напишу тебе песню
без нот и без слов,
нарисую квадрат,
что не имеет углов,
принесу тебе сладость,
что по вкусу как соль,
подарю тебе радость,
что похожа на боль,

нарисую портрет
твой на бесцветном холсте,
объясню тебе вечность
на упавшей звезде,
посвящу все поэмы,
что без строчек и букв,
трансформирую счастье
через призму разлук....
13:57  19-01-2017
: [22] [Про любовь]
...
10:06  11-01-2017
: [51] [Про любовь]
Я целую согретых лучами дисконта
в лоб - как дохлых сподвижников искренней лжи.
И куда бы не двигались их муляжи,
ты еще не готова, моя Покахонтас,
в этом небе остались еще этажи.

Кнопка лифта оплавлена вязкой слюной.
Я вот только немного погреюсь у пепла
Калифорнии, Мэна, Чикаго, Сиэтла,
всех Америк, когда-то открытых не мной,
под предательским солнцем, что явно поблекло....
21:59  06-01-2017
: [15] [Про любовь]
Как спокойны сердца этих грязных, усталых людей,
Что штурмуют маршрутки, а после плывут в проходные,
Чтобы ночью вернуться в квадраты родных ебеней,
И увидеть там сны, те, в которых одни выходные.

Как красив этот прищур киношных, отважных солдат,
Где несет от окопов лавандой и одеколоном,
И трехрядную рвет перед боем седой азиат,
Будто боя не будет, будто мир и без этого полон

Бесконечной любви, беспримерной отваги, ночей,
И вполголоса слов и наивных вполсилы объятий,
Г...