Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Еврейский вопрос

Еврейский вопрос

Автор: вионор меретуков
   [ принято к публикации 13:13  09-02-2013 | Na | Просмотров: 373]
– Вот я еврей… – начал Раф Шнейерсон. Ему вдруг почему-то захотелось поговорить о книге Солженицына «Двести лет вместе». О том, что Александр Исаевич тенденциозен. И о многом другом…

– Да какой ты еврей, – отечески успокоил его Герман. Голос Германа Яновича Колосовского, его друга и собутыльника, был полон благосклонного сочувствия.

Колосовский развил свою мысль. Он сказал, чтобы Раф не очень-то на себя наговаривал, потому что, по его мнению, Раф не очень-то и еврей. А если и еврей, то какой-то… ненастоящий, что ли.

Поляк Герман Колосовский всегда считал, что еврей – это не поддающееся излечению, но, слава Богу, не слишком тяжелое заболевание, имеющее, правда, хронический характер.

И он по-приятельски спешил уверить Шнейерсона, что дела у того не так уж плохи и что ему еще жить да жить, и что с такой болезнью можно почти без проблем дотянуть до глубокой старости. Другие же живут. И ничего.

Сказав «Да какой ты еврей», Герман как бы выдавал Рафу индульгенцию за грехи его предков, которые – кто спорит? – были виноваты не только в том, что сами родились евреями, но и в том, что, как бы они ни хорохорились, а таки произвели на свет потомка и тоже, увы, еврея.

Хорошо, что это произошло в России. Которая, хотя и прославилась еврейскими погромами, тем не менее, сынам Израиля, имевшим счастье родиться под бледным русским небом, сумела привить славные черты типичного россиянина. В числе коих – патриотизм, чисто русское разгильдяйство и любовь к пьяным загулам.

Сказав «Да какой ты еврей», Герман великодушно признавал за Рафом эфемерное право поставить ногу на ступеньку рядом с собой – природным русаком с польскими корнями, он давал понять, что Раф больше русский, чем еврей. А быть русским или представителем любой другой национальности – это неоспоримо и это знает каждый дурак – куда лучше, чем каким-то засранным евреем.

Раф так долго раздумывал над словами Германа, что забыл, о чем хотел говорить…


(Фрагмент романа «Дважды войти в одну реку»)




Теги:





-2


Комментарии

#0 14:20  09-02-2013allo    
нет, всё же считаю, что твитерстайл необходимо регулярно порицать.

иначе молодые писатели под взаимное одобрение бодро заполонят своими ленивыми записками все литературные ниши.

минимум бы какой-нить ввести чтоли..
#1 14:31  09-02-2013Дмитрий Перов    
ну, фрагмент. и что дальше то? автор пиарит нам роман свой?
#2 14:34  09-02-2013allo    
и даже пиар-фрагменты лучче выкладывать более цельные и завершённые
#3 16:11  11-02-2013MAXXIM    
кусок романа...,а может повести..., а может от пирога с яблоками? запарился даже....

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
Слова нужно не читать, а представлять. Каждая буква это звук с определенной частотой. Каждая буква это эхо, отражающееся от событий и впечатлений, наполняющих нашу жизнь. Каждое слово это цунами, движущееся сквозь видимые и невидимые ощущения.

Просто сделать себе кофе это тоже событие....
13:10  12-12-2017
: [3] [Графомания]


Ты хочешь знать, о чем шептал мне бог?
Он говорил, что к нам идет Восток.
Скрипят кибиток древние колеса,
Ревут верблюды, всадники кричат
На выводок расползшихся волчат.
Они идут к нам. Это без вопросов.
Еще  шептал он: город примет их,
Орущих, грязных, нищих, злых, больных....
18:43  11-12-2017
: [3] [Графомания]
Пол квадратной комнаты был ровным слоем усеян желтым песком. Четыре квадратные стены и потолок были абсолютно белые. Посередине каждой стены была дверь. Если очень захотеть, то дверь видна. Если не хотеть – не видна. Я представил себе картину и пошел к двери, которая была передо мной....
00:55  11-12-2017
: [12] [Графомания]
Как равнодушье, наледь на дорогах,
И переулок тонет в полутьме.
Предчувствую, что Смерть ползет на дрогах.
И я в скелете заперт, как в тюрьме.

Зима скупа на свет, сквалыга, сука!
Закрыла небо плотной пеленой.
И ночью в три часа придет без стука
Старуха, в ботах шаркая, за мной....
21:09  07-12-2017
: [7] [Графомания]
Помню, было так много нас – целое братство.
Но оно развалилось, без чьей-то вины.
Я из памятных дней сколотил бы богатство,
Только нету у прошлого счастья цены.

Я пытался прожить на краю катастрофы,
Засыпая, мучительно думал про стих....