Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Трэш и угар:: - Мёртвые не лгут часть восьмая последняя

Мёртвые не лгут часть восьмая последняя

Автор: goos
   [ принято к публикации 05:26  12-02-2013 | Na | Просмотров: 1108]
Вся суматоха с выносом денег отвлекла от главного – что дальше? Теперь, когда машина набита сумками, рюкзаками, саквояжами, до отказа напичканными баблом, когда отхлынула кровь и приятная усталость разлилась по мозгам и телу, совсем не хотелось решать никаких проблем. Хотелось горячей ванной, холодного шампанского, крепкого ароматного табака, полумрака и ненавязчивого Барри Вайта. «Я никогда не исчезну, это не для меня. Я навсегда останусь здесь, с тобой. Буду делать то, что тебе так нравится. О, йе, о, йа, крошка!». И не ждать, что тебе в спину загонят какую-нибудь мотыгу или раздробят череп колуном, или, например, сделают в пузе большущую дыру насквозь выстрелом в упор из дробовика. И даже не сомневаться, что такое возможно. И исключить любой, даже самый минимальный намёк на подобную херню.
Мэг крепко держала руль, всматриваясь в заснеженную трассу. Свет фары вырывал всего десяток метров и дальше растворялся в чёрно-белом мареве. И не обращала на меня никакого внимания. Словно я уже не существовал.
— Мэгги, что дальше? – спросил я.
«А дальше я пристрелю тебя, сраного мудака» — ответила она голосом Луиса.
- Дальше? Дальше каждый за себя.
«Я забираю деньги, а тебя скормим свиньям»
Совсем недавно она мыла посуду в мексиканском ресторане, кишащем тараканами и латиносами. И если бы я не постучал в её дверь, это длилось бы до конца дней. Случай. Случай не стоит столько. Это мои деньги! Я бы позволил ей прикоснуться к ним, если бы она была поласковее. Мы могли бы всё вернуть, ведь были счастливы. Я, несмотря ни на что, обходителен и внимателен с дамами. И никогда не позволял себе поднять руку на женщину. Но разве это ценят женщины? Чёрта с два. Если ты не показал себя достаточно сильным, то они тебя сожрут с потрохами. Размажут и растопчут. Во всех смыслах.
- Ладно, — сказал я.- Тогда мы не едем на ферму.
- Это ещё почему?
«А если я одна не справлюсь? Мне же нужно, чтобы кто-то держал тебя, когда я буду отрубать тебе башку».
— Потому, что я не доверяю тебе.
— И я тебе. Именно поэтому мы и поедем на ферму. Разделим деньги и расстаёмся. Могу тебя высадить прямо здесь, если хочешь.
— Мэг, неужели нельзя ничего вернуть? Я завязал с наркотой, у нас куча денег. Ты мне нравишься.
«А мне нравятся деньги. Иди к чёрту!»
— Микки, хватит этих соплей. Я уже всё решила. Я переберусь в Канаду, а оттуда отправлюсь в путешествие. И остановлюсь там, где мне больше всего понравится. Тебя в моих планах нет. Ты меня отвлекаешь от дороги. Или, может, сам сядешь за руль.
— Запросто, дорогая.
Я утёрся от вылитых помоев.
— Тормози, — сказал я.
— Зачем?
— Я сяду за руль.
— Ну, ладно.
Мэг нажала на тормоз, и машину чуть не унесло с дороги.
Мы вышли из машины и встретились в свете фар. Сейчас я сяду за руль, она достанет из-под сидения пистолет и выстрелит в меня. Труп оттащит в лес и его найдут только когда сойдёт снег. Дело закроют. Мэгги в это время будет пить коктейли на бразильском пляже или есть круассаны в парижском кафе. Таков был её план. Она ещё не знает, что в магазине нет патронов.
Мэг смотрела спокойно и уверенно. Ни одна мышца на лице не выдала коварного замысла. Сучка.
За рулём сидел Луис и его вид говорил: «Ну, чего ты ждёшь?».
А и правда? Пора прекратить этот цирк. Неизвестно, куда он может завести. У неё может быть припрятан нож, ржавый гвоздь, бритва. Всё, что угодно. С её прытью она могла выцарапать мне глаза и потом перегрызть горло. Могла…зачем рисковать?
И я ударил её кулаком в челюсть. Она устояла на ногах, и я повторил удар. Сбить с ног получилось только с третьего удара. Мэг упала в снег. Губы окрасились красным, из носа вытекла струйка крови. Она подняла голову и удивлённо посмотрела на меня. В её взгляде не было мольбы, только укор и презрение.
- Я знала, но не могла поверить, — она сплюнула кровь и попыталась встать.
- Что? Что ты знала?
- Она сказала мне. Но я не верила.
- Кто сказала?
Мэгги схватилась за бампер, и у неё почти получилось подняться на ноги. Но я снова ударил. Она упала и снова стала подниматься.
- Кто сказала?
- Негритянка сказала. Которую я убила.
- Что она сказала?
- Что ты избавишься от меня.
- Чушь! Враньё! Это ты, мразь, хотела кинуть меня. И нечего мне заливать.
Я пошёл и принёс пистолет.
- Это я хотел от тебя избавиться? А это что?
- Микки, я боялась.
Она, наконец, встала на ноги и согнулась, уперевшись в капот и сплёвывая кровь.
- Ты не умеешь бояться. Ты врала мне. И сейчас врёшь.
Луис разочарованно скучал, закинув ноги на торпеду.
Злость, обида, чувство безысходности наростали, пока не превратились в неконтролируемую ярость. Я ненавидел Мэг. Она была главным злом моей жизни. И с этим нужно покончить.
Мэгги пыталась заползти под машину, но я вытаскивал её и бил, топтал, пинал. В глазах у меня помутнело, я не видел ничего, кроме красных разводов на белой холодной простыне. Думаю, я сломал ей ногу и запястье. Скорее всего, выбил половину зубов. Лицо её превратилось в бесформенную окровавленную маску. Не знаю, сколько это продолжалось, но вдруг я почувствовал, что смертельно устал. Я присел на капот и достал сигарету. Костяшки ладоней были собраны и кровоточили, но я не чувствовал боли. Курил и смотрел, как Мэг пытается отползти в сторону. Мне было всё равно. Ни мига сожаления, но и ни капли сочувствия. Пустота в сердце и в голове. Сейчас самым важным для меня был вкус табака.
— Мэг, — окликнул я её. – Ты хотела пристрелить меня. Ну так давай, не стесняйся.
Я бросил её пистолет. Он упал рядом с Мэгги, и она потянулась, зацепила повреждённой рукой и подтолкнула к себе. Взяла левой, целой рукой, перевернулась на спину и направила ствол на меня. Я курил, наблюдая за вознёй с оружием. Пока она смогла наставить на меня пушку, я докурил и достал вторую сигарету. Долго прикуривал, потому что ветер со снегом так и норовили задуть огонь.
— Ну, милая, давай уже, а то я начинаю замерзать. Стреляй же.
И она выстрелила.
Я упал ослеплённый и оглушённый выстрелом. Голову пронзила боль, и ночной лес растаял, снег превратился в тополиный пух, трасса в тропинку, ведущую высоко в гору. Меня вёл к вершине горы Луис в белом парусиновом костюме.
— Мик, ну нельзя же быть таким лохом. Почему ты не проверил патронник. Твоя халатность дорого тебе обошлась.
Солнце, яркое, но холодное, слепило глаза.
— Я умер? – спросил я.
— К сожалению, нет.
— Куда мы идём?
— Никуда. Ты валяешься под машиной с дыркой в башке.
— Странно.
— Ничего странного. Всё, как всегда. Хочешь мороженого?
И тут он превратился в огромный пломбир, похожий на те пластмассовые огромные рожки, которые ставят возле входов в кафе. Но солнце было неумолимо, и Луис- мороженое растаял так быстро, что я и глазом моргнуть не успел.

Потом провал в памяти.

Нас нашёл водитель фуры. Мэгги к этому времени уже превратилась в кровавую ледышку. Меня удалось спасти. Врачи сказали, что пуля сидит у меня с мозгу, и достать её нет никакой возможности. Во что это может вылиться дальше – непредсказуемо. Но сейчас я чувствую замечательно.
У меня дом в Палм-Бич с кортом, бассейном и видом на океан. «Ягуар» последней модели ждёт своего часа в гараже. Отличный климат, пальмы, кактусы, магнолии и орхидеи. Бабочки садятся на плечи и яркие пташки едят из рук.
Я ни с кем из соседей не общаюсь. Я вообще ни с кем не общаюсь. Мне хватает компании призраков. Они в наглую поселились в моём доме. Вечно путаются под ногами и надоедают. Более чем уверен, что это всё проделки этой ведьмы с Пятнадцатой улицы. Это её вуду-штучки. А может, это всё из-за пули, но я больше склоняюсь к первому варианту.
Но я уже привык, и мы нашли общий язык. С Луисом, Джеком Понтелой и тем бомжом из «Каравана» мы можем часами резаться в карты. Луис постоянно блефует, Джек разбрасывает карты, когда проиграет, а бомж невозмутим и молчалив. Назарио с компанией не признают такие развлечения и целыми днями пытаются сложить паззлы на полу в гостиной. Но я шутки ради случайно наступаю на картинку, и часть её рассыпается. Грейс, горничная из «Каравана» всё время пытается меня соблазнить и ходит по дому в такой короткой юбке, что видно тело над чулками. Старуха из отеля называет её шлюхой и читает морали, как должна вести себя порядочная девушка, и рассказывает о пуританских временах её далёкой молодости.
Мэгги меня простила. Она не живёт в доме, только заходит в гости. В латексе и коже, с крашеной копной волос на голове и полным комплектом пирсинга.
— Вот, смотри, язык проколола.
Она открывает рот с острыми пеньками выбитых зубов и показывает чёрный опухший язык, в который вкручен шуруп.
— Ты молодец.
Она отказывается от всех развлечений, хоть итальяшки и приглашают её постоянно, чтобы она помогла.
Мать Луиса оказалась тихой, спокойной матроной. Постоянно сидит в кресле или лежит на шезлонге возле бассейна с какой-то страшной потрёпанной книгой в руке и иногда шевелит губами, словно произнося заклинания или молясь.
Пуля в голове совсем не беспокоит и не напоминает о себе. Я даже забываю, что где-то в мозгу засел кусок свинца. Разве что, иногда я слышу голоса, словно подслушиваю из соседней комнаты сериал о врачах. Почему о врачах? Эти голоса постоянно называют странные слова, напоминающие названия лекарств и болезней.
Вот и всё. Надеюсь, это был последний эпизод моей жизни, о котором я могу рассказать. Надеюсь, остаток жизни я проведу в тишине, покое и скучной неге.

Саундтрек:

Tiger Lillies, Heroin & Cocaine
Tiger Lillies, Prison House Blues
The Urban Voodoo Machine — Go East
The Urban Voodoo Machine — Goodbye To Another Year
La musica della mafia — Nun c'e pirdunu
The Hillbilly Moon Explosion — Buy, Beg Or Steal

Под песню Tiger Lillies, «Hell» титры из непонятных слов, написанных незнакомыми буквами, медленно сползают вниз на фоне снятой с верхнего угла больничной палаты, в которой на больничной койке лежит мужчина с перевязанной головой, с кучей подсоединённых трубочек и капельницей. Он лежит неподвижно с закрытыми глазами. Его рука прикована наручниками к кровати, что само по себе нелепо, ибо понятно, что сбежать он может только на тот свет. Рядом на стуле сидит полицейский, уткнувшись в дешёвую книженцию в мягком переплёте.
Заходит врач в белом халате. Мы не слышим, что они говорят, но ясно, речь о пациенте. Врач на вопросы полицейского беспомощно разводит руками.
Затемнение.
Занавес.


Теги:





2


Комментарии

#0 11:31  12-02-2013pro.bel^4uk    
Отличное чтиво, goos. С нетерпением ждал каждой части. Финал тоже хорош. Люблю хепиэнды.
#1 11:36  12-02-2013Гусар    
Охуенно, чесслово! Хоть щас сценарий продавай Тарантине.
#2 11:45  12-02-2013Ева    
ВАУ !)
#3 11:58  12-02-2013goos    
Ну, назвать это хеппи-эндом...

спасибо всем.
#4 12:29  12-02-2013pro.bel^4uk    
Почему нет, все остались счастливы. Нет негатива откровенного.
#5 12:36  12-02-2013goos    
ну таки да..не в деньгах счастье
#6 21:30  12-02-2013S.Boomer    
1. Не, Тарантино качественно не снимет, запорет. До состояния "криминального чтива" его уже похоже не реанимировать.

Очень понравилось. А ведь америка, мать её!

#7 16:17  10-03-2013Агата Кристи    
мда

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
09:04  03-12-2016
: [37] [Трэш и угар]
Господь Иисус Христос сказал:

«Просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам;
ибо всякий просящий получает, и ищущий находит, и стучащему отворят» (Мф. 7, 7-8).



1.

Представляете, а ведь Московский район Чертаново — очень зеленый....
11:41  11-10-2016
: [20] [Трэш и угар]
Снилось мне-драконы Тверь сожгли
прилетев в ночи с Юго-Востока.
Ими управлял китаец Ли,
редкостный подлец и лежебока.

Эскадрилья из семи голов,
нанесла удар по винным лавкам.
Был открыт огонь из всех стволов.
В магазинах паника и давка....
ВЧЕРА НА КАЗАНСКОМ ВОКЗАЛЕ У КАСС...
.
Вчера на Казанском вокзале у касс
Подрались торговцы чак-чаком.
Один утверждал, что другой - педераст
И бил оппонента по чакрам.
.
Мутузил коллегу и эдак и так,
Ногою захаживал в дыню
И несколько раз засадил под пердак,
Куда-то в район Кундалини....
12:28  10-11-2015
: [13] [Трэш и угар]
...
18:51  07-04-2015
: [31] [Трэш и угар]
Масик зудел и выносил Ксюше мозг.
- Купила бибику, теперь счастлива?
Досадно ему, что у Ксюши теперь машина лучше.
- Да, Мась, счастлива!
На подъезде к СБС под колеса метнулась собака. Ксюша всегда боялась такого. Разум отключился.
- Ты что делаешь?...