Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Здоровье дороже:: - Космос зовет!

Космос зовет!

Автор: Качирга
   [ принято к публикации 01:50  16-02-2013 | Na | Просмотров: 683]

На планете Земля прошло много лет, а космический корабль, спижженый талантливым автором В.О.Пелевиным из фильма «Козерог 1», все еще двигался к Альфе Центавра.
Давно сошедшие с ума командир и инженер беседовали, называя друг к друга то Гагариным, то Юлием Цезарем и вызывая третейским судьей в своих бесконечных, как пейзаж в циклопическом глазе иллюминатора, спорах надувную резиновую женщину, которую каждый называл по своему: капитан — Ксюшей или Аксиньей, а инженер-механик — Иляной.
Космический корабль, а точнее, последняя отделившаяся от него ступень, потерявшая придатки сопел в процессе космической эволюции видов, выглядел как большая горошина, имевшая идеальную аэродинамику, улучшаемую многолетней полировкой космической пылью, с невидимыми изнутри фимозными, в сравнении с изначальной колоссальностью, придатками мини-реактивных двигателей для регулировки маневра и сплошным панцирем серебристых светонакопительных элементов, поддерживающих жизнеобеспечение капсулы и ее бесстрашных обитателей Жореса Копылова и Мариана Гугуцэ. Изнутри космической капсулы в единственный, находящийся в центре относительного потолка, люк виднелась бесконечная карта звездного неба, ставшая для них обыденной, как заплатка на тротуаре.
— Ну и сука этот Виктор Олегович! — после длительного молчания вдруг сказал капитан. — Настоящая сука! Отправил нас в бесконечный полет с вариативным вектором. Теперь каждый, владеющий русской письменностью на уровне начальных классов, взявшийся за тему космоса, написав пару строк, может менять курс корабля.
Капитан также неожиданно замолчал, вперившись в приборную доску — монолитный монитор с отображающимися на нем процессами и массивным «подменю», нависающим вверху экрана. Во рту подсушивало от сладковатой на вкус, вот уже сорок лет регенерируемой из собственной мочи, космической воды. Благо, процессы регенерации были мудро сепарированы — буквы Ж (Жорес) и М (Марианн) на табличках над двумя круглыми, окантованными ассептичной резиной, отверстиями в аппарате позволяли не запутаться его пользователям. Выше, над отверстиями находились два латунных краника, из которых можно было получить регенерированную воду.
— Вы, русские, — большие фантазеры, — глядя на общеизвестный, широко растиражированный еще первыми изданиями, портрет Виктора Олеговича, монотонно забубнил Мариан Гугуцэ. — Если бы Королев был румыном, он бы изобрел реактивную лошадь с золотыми зубами и…
Оценив бесполезность разговора, Гугуцэ замолчал, переключив свой монитор на караоке с песнями Аурики Ротару и, одев наушники, стал беззвучно напевать «Кодрэ мэрджалай…» Достав органайзер с автоматически высветившейся датой, он записал несколько кратких, отшелушенных многолетним опытом ведения космодневника до талантливости, фраз: «Копылов-дурак. Очень хочется мамалыги. Романия-марэ!» и нажал тумлер «Сохранить».
Копылов знал каждую букву наизусть во вложенном Виктором Олеговичем в их с напарником уста диалоге, активирующемся при каждом новом прочтении книги «Звездная Пыль» (изд-во «Эксмо» М. 2017, тир 120000 экз. изд 3-е, с аннотацией автора). Но, видимо, сейчас какой-нибудь студент, доехавший до своей станции в пределах Садового кольца, захлопнул книгу именно на этой странице, и диалог прервался…
Судьба этих космонавтов была странной и бесконечной, можно сказать, бесконечно-странной. По графику сейчас на станции должен был появиться сам Юрий Алексеевич Гагарин, задействованный автором эпизодически, ввиду не утихающего читательского интереса к персоне первого космонавта, являющийся в проекте неким подобием приманки. Мысли капитана Жорэса Копылова были размерены и неспешны, как будто им передавалась природа окружающего их много лет безвоздушного пространства.
Мариан Гугуцэ, механически подумав то же, что и капитан, сняв наушники, поморщился и потянулся к кружке с теплой сладковатой жидкостью, сделал полглотка — нехотя, просто чтобы смочить пересохшее горло. Оттолкнувшись опционными вьетнамками от пола, он перелетел к противоположной стене и потянулся пальцами к кнопкам пищевого вариатора. Заведомо зная результат, Марианн Гугуцэ набрал по буквам «М-А-М-А-Л-Ы-Г-А» и замер в ожидании. На светящемся кварцевом табло, помигавшем в раздумье комбинацией красных букв, высветилось традиционное «ОКРОШКА» и из носика в сосуд-непроливайку, похожий на пластиковую сиську для капельницы, с шумом полилась розовая жидкость «Окрошка орбитальная ТУ69/82**63».
В ожидании завершающей струйки сметаны Гугуцэ поднял глаза к потолку и вдруг… автомат затрясло и раздался страшный металлический грохот. Вместо улыбающегося из-под плексигласа знакомой с детства всем советским детям улыбкой Юрия Алексеевича Гагарина показалось разъяренное лицо мастера Рамаданова, колотящего по люку цистерны полуметровым обрезком арматуры.
— Копылов, блядь! Гугуцэ! Конец смены! Сколько Вас, пидарасов, искать можно?!
В кругляше люка показалась вторая голова — мастера цеха, в котором проходили практику учащиеся ПТУ, будущие сварщики Копылов и Гугуцэ, Марата Абельгазиевича Илюмжинова, молча смотревшего на возящихся на дне железнодорожной цистерны нерадивых учеников.
— Горе мне с тобой, Копылов. Мать твоя приходила вчера в слезах! Просила, чуть ли на колени не падала, чтоб тебя не отчисляли из училища. А ты, Гугуцэ, молдаванин ебаный, у тебя бабушка и восемь братьев, тебе государство бесплатные блинчики-оладьи и спецовку, а ты с Копыловым шмаль в цистерне куришь?!
Рамаданов вновь ритмично заколотил по ребру люка, подгоняя сомнамбулически возящихся друзей наружу.
Наконец, оба вылезли на свет божий — если так можно было назвать внутренности огромного прокопченного цеха, замершего в пересменку, со светящимися под потолком тусклыми желтыми лампочками, казавшимся, нарисованным кистью душевнобольного, пологом неба.
— На выход, блядь, на проходную, скоты!!! — заорал Рамаданов и, когда парни спрыгнули на пол цеха, выдал каждому по обычному сочному подсрачнику пыльным кирзовым ботинком 43-го размера.
На дне цистерны остались лишь пара электродов и раскрытая, выпавшая из-за пазухи Марианна Гугуцэ и ставшая на ребра обложки домиком, книга с непонятным, немного восточным названием на титульной, надорванной при закручивании «гудка» для папиросы, странице — «Омон Ра». И въедливый запах шмали, смешанный с нотками ржавчины, машинного масла и сурика.


Теги:





3


Комментарии

#0 16:11  16-02-2013Дмитрий Перов    
по-моему, очень хорошо и весело

приветствую автора
Заебись.
#2 19:41  16-02-2013allo    
*Космический корабль, а точнее, последняя отделившаяся от него ступень, потерявшая придатки сопел в процессе космической эволюции видов, выглядел как большая горошина, имевшая идеальную аэродинамику, улучшаемую многолетней полировкой космической пылью, с невидимыми изнутри фимозными, в сравнении с изначальной колоссальностью, придатками мини-реактивных двигателей для регулировки маневра и сплошным панцирем серебристых светонакопительных элементов, поддерживающих жизнеобеспечение капсулы и ее бесстрашных обитателей Жореса Копылова и Мариана Гугуцэ.*

Хуясе предложеньица..

Не пробился чота сквозь.
#3 21:16  16-02-2013Качирга    
знакомые всё лица.

алло , н/л?? /скрытые руничееские смайлы в бороду/

Ну что тебе сказать?? Не получилось короче, увы. Тебе не понравилось??



а абзацы были, жаль, редактором не воспользоваться, копирнул и в окно вставил
#4 22:55  16-02-2013allo    
#3 *н/л??

зуб даю

там отсылка к героям каким-то известным, я их не читал, по-этому весу в камменте моём - нуль голимый.

а по гигантизму в предложениях мы тут с одним классиком скромным дискутировали, он нормально так писал, но в громадьё образов порой вьехать было нереально тяжело, вот я и выразил лёгкое беспокойство. так что это так пока.. первое впечатление. почитаю ещё, не понравится так брошу, всего делов..
#5 23:19  16-02-2013Качирга    
ДА МЫ ВСЕ РАЗХНЫЕ, К ТОМУ ЖЕ ТЫ СТИХИ ПИШЕШЬ, ТАМ ФОРМЫ ДРУГИЕ
#6 12:02  17-02-2013allo    
нихуя я не пишу

и не читаю

чота расстроил ты меня нечаянно.
#7 15:50  18-02-2013Качирга    
Да ты к себе прислушивайся, а ко мне тож, но поскольку. Главный критик твой в тебя
#8 16:06  18-02-2013allo    
да я не о том, чо ты..) это ж я как раз про того критика-уебана, который во мне.

депра была мимолётно-периодическая. ты просто помог очередную запустить.

я правда, давно уж не пишу ничего, да и сказать, что писал, вряд ли можно, ггг

ну и типа под эту дудку размышления, какого хуя я на литсайтах торчу вообще..



а про креосы я не вру никогда, как чувствую, так и говорю, ты извини если чт.


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
09:17  29-05-2017
: [1] [Здоровье дороже]
Чё-та зябко..Июнь вроде был? а вот так и не скажешь.
Лета сбилась дыхалка, прям слышу из форточек свист.
Задыхаясь, присело на корточки лето и вяжет
мелким крестиком с точечкой, клейкий зелёненький лист.

Чё ты возишься, сопли размазав по скулам небритым?...
Я как сапожник до смерти напьюсь,
И расскажу в своём страданьи скотском,
Как жить устал, как умирать боюсь,
Как быть хочу Владимиром Высоцким.

Как сквозь меня проходят чередой
Есенин, Пастернак, Асадов, Бродский,
Как их люблю, как среди них немой,
Как остаюсь Владимиром Высоцким....
07:40  26-05-2017
: [16] [Здоровье дороже]
Я наверно женюсь, от нечего делать
Завяжу с кабаками и прочим блудом
Запущу свою душу, судьбу и тело
Образцовым мужем короче буду.

Я женюсь, в прокат возьму фрак и туфли
Арендую террасу с видом на реку.
Закатаю брюки, рукав и сопли....
21:38  23-05-2017
: [12] [Здоровье дороже]
Шнобель римский, ебло рязанца,
август вылез поссать с крыльца,
морда наглая, и в багрянце,
от раздавленного винца

Хули, он теперь император!
в термах душных июль хрипит,
допизделся...любви оратор,
край попутал,
ты-дых!
убит....
21:41  22-05-2017
: [21] [Здоровье дороже]

Унылое дело — ебать поэтессу,
Она самой чокнутой бабы дурней:
У той в голове — дети, тряпки и стрессы,
У этой — сплошной пятистопный хорей.

Я жму ей на разные хитрые точки,
Целую в уютных, укромных местах,
Она в это время изящные строчки
Рожает в своих полоумных мозгах....