Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Здоровье дороже:: - Наши на Куликовом поле

Наши на Куликовом поле

Автор: вионор меретуков
   [ принято к публикации 16:35  19-03-2013 | Na | Просмотров: 390]
Следующий вечер начался с экспансивного выступления Германа Колосовского. Он отлично выспался, превосходно пообедал в «Метрополе» и пребывал в отменном настроении.

– Я официально извещаю уважаемое собрание, что завязываю с выпивкой, – сказал он, будто пролаял. Оратор произнес эти слова стоя, крепко держа в руке полный стакан с водкой.

– У нас почти каждая попойка начинается подобным образом, придумал бы что-нибудь новенькое, – пробурчал Тит.

– Герман, ты хорошенько все взвесил? – сонно поинтересовался Зубрицкий. Он говорил подчеркнуто медленно. – Я бы не принимал таких скоропалительных решений на трезвую голову...

– Это решение во мне зрело с давних пор. Я понял, что...

– Ты понял, что сопьешься, – перебил его Тит. – Полностью солидаризуюсь с коллегой Зубрицким: в таком почтенном возрасте тебе не следует так суетиться. Один мой знакомый в одночасье бросил пить и через короткое время помер от жажды. Повторяю, не суетись, один черт, вот-вот всё пойдет прахом… Стоит ли обзаводиться новыми привычками под занавес?

– Типун тебе на язык! Мы все хотим жить! Грешно лукавить и шутить, когда нам всем по семьдесят! Всем известно, что в этом возрасте желание жить становится нестерпимым!

– Зачем ты, в таком разе, пьешь?

– Думаешь, мне легко было решиться? Вся моя прежняя жизнь покоилась на крепком фундаменте из жидкого горючего, а весь жизненный уклад был замешан на водке, бабах и застольях! Но я понял, что надо менять образ жизни. А с вами, ты прав, можно спиться. Пока у меня такие друзья, образ жизни мне не изменить. Вот если бы вы каким-то образом исчезли...

Колосовский одним махом осушает стакан. При этом делает такую устрашающую гримасу, что приятелям становится не по себе.

Отдышавшись, Герман продолжает:

– Вот один мой бывший сослуживец перехоронил всех своих друзей-собутыльников… И что? Сначала, понятное дело, жутко горевал: пить-то стало не с кем. А потом успокоился. А теперь вообще очень доволен жизнью. Бросить пить – после смерти приятелей – для него оказалось плевым делом. Таким образом, выиграли все. И те, что смущали приятеля греховным соблазном побывать разом и в винном раю, а после попойки – и в похмельном аду, они, эти винно-водочные искусители, выполнив свой долг перед судьбой, с чувством глубокого удовлетворения отправились к подземным гестаповцам. Доволен и он, мой знакомый, который начал жизнь как бы вторично, заново...

Колосовский замолкает. Молчат и остальные. Молчат довольно долго. У Рафа в который раз за последнее время начинает дергаться нога.

Наконец Тит нарушает молчание:

– Зря ты нам здесь заправлял арапа про чьи-то смерти. Я думаю, у тебя это от плохого настроения. Это бывает… У старого человека всегда плохое настроение. И это понятно. У него просто не может быть хорошего… Да и откуда взяться хорошему-то? Здоровье ни к черту, боли в пояснице, геморрой, простатит, и все такое. Смерть на носу… Да, таков уже неизъяснимый закон судеб: старый человек – или круглый дурак, или рожу такую состроит, что хоть святых выноси.

«Сегодня, или никогда», – думает Раф и вкрадчивым голосом задает всем вопрос:

– Неужели вам не хочется на прощание сотрясти, так сказать, основы?

Вопрос застревает в воздухе. Все лениво задумываются. Никто никогда не ставил перед ними столь революционных задач.

– Какие еще, к черту, основы? И чего их сотрясать-то? Да и откуда взяться силам, чтобы их сотрясать! Каждое утро не знаешь, хватит ли сил, чтобы встать с постели, а ты говоришь – сотрясти… Вот так сотрясешь и тут же Богу душу отдашь. И потом, мне уже почти ничего не хочется, – глядя перед собой немигающими глазами, сказал Тит. – А то, чего мне хочется, находится при мне. Достаточно протянуть руку. Бабы, выпивка… всё это я всегда имел и имею сейчас. Словом, всё, как у всех у нас. А основы пущай сотрясает твой ненормальный сосед, который всего этого лишен, и который, как ты уверяешь, не дает тебе покоя тогда, когда ты не даешь покоя ему...

– Нет, – Раф покачал головой,- основы должны сотрясти мы.

– Какие основы?! – подал громкий голос Зубрицкий. – Ты что, Раф, спятил? В нашей стране ни основ, ни традиций никогда не было и нет.

– А православие? А вера в царя-батюшку? А патриотизм? А гордость за победу на Куликовом поле?

– Кого это мы, любопытно было бы знать, тогда победили?

– Кого-кого… Басурманов всяких, татар...

– Понятно. То есть тех, кто ныне составляет чуть ли не треть населения нашей необъятной и дружной страны...

– Помните, как мы вместе со всем татарским народом в 1980 году отпраздновали эту победу над ними самими?

Все на минуту задумываются. Вот он, идиотизм советской власти. Действительно, в 1980 году по всей стране широко отмечалась славная дата: шестисотлетие победы над своими же согражданами.

– А я вот читал, что недавно 627-летие Куликовской битвы шумно отметили славяне Еврейской АО, – проинформировал друзей Раф.

– Там есть славяне? – заинтересованно спросил Герман.

– Спроси лучше, есть ли там евреи.

– Спрашиваю: там есть евреи?

– Отвечаю: есть, и они их поддержали.

– Кого?

– Я ж говорю: евреи поддержали славян, когда те отмечали 627-летие Куликовской битвы.

– Много?

– Что – много?

– Я говорю, много евреев их поддержало?

– Много. Целых два. Специально для этого из Москвы доставили Рабиновича с женой.

– Недавно один верноподданный муфтий выступил с заявлением, что татар на Куликовом поле вообще не было, – сообщил старина Гарри.

– Вот это да! А где они были? – изумился Раф.

– Вот этого я не знаю...

– И кто ж там был?

– Муфтий сказал, что там были сепаратисты…


Теги:





1


Комментарии

#0 21:21  19-03-2013Гусар    
Чота нихуяшеньки не понял. Тоже про Кипр что ли?
#1 21:03  20-03-2013basic&column    
Это действительно, так и было. Все плененные народности поглощались и вливались

в армию т-монголов, и, как снежный ком, накатывались на новые территории.

Собственно, эта тактика, в какой-то мере, сохранялась вплоть до ХХ века, как и

в войнах Наполеона и Гитлера.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
13:27  20-01-2017
: [12] [Здоровье дороже]
Сок лекарственных растений
Не сумеет мне помочь.
Я заложник в Царстве тени.
Мною вертухарит Ночь.
Мои органы и члены
Кокнуты параличом.
А артерии и вены
Силикатным кирпичом
Закупорены, тромбозно.
Без тебя жизнь, как тюрьма....
Как определившийся тунеядец обязательную заводскую практику при окончании школы я решил поклеить за несколько пузырей. Так чтоб просто перекантоваться. Чтоб не угнетали и не заставляли. Разве по мелочи. Потому к заданию по изучению ТБ и способов спасения при поражении током отнёсся привычно «на отъебись»....
Мы с тобой повстречались в январском лесу неслучайно.
Наша встреча была подготовлена на Небесах.
(Тридцать лет я с похмельным синдромом воюю отчаянно.
Ну, а ты нахуярилась вусмерть буквально на днях.)

Мы с тобою искали в сугробах цветы, день вчерашний и счастье....
09:38  17-01-2017
: [20] [Здоровье дороже]
Монолог-памятка по использованию.

Одноразовый шприц! Я стерилен и чист.
Я надёжен и прост в обращеньи.
Не подхватишь со мной ерунды ни какой.
При кумарной волне вдохновенья.
Как язык я остёр. Меня в вену ты впёр.
Без эксцессов, без боли-болезни....
12:03  12-01-2017
: [30] [Здоровье дороже]

полтинничек Рябиновой
под яблочко мочёное,
яйцо перепелиное
с арониею чёрною,
в которой сорок градусов
(не надо пресной гадости!)
и так, чуть-чуть, для сладости,
и для гурманской радости,
под уксус, лука синего,
и для аккорда сильного
под чёрную икорочку
на Бородинской корочке
сто двадцать граммов Дэниэлс
затем, пока почти не ел, с
Тобаско Мэри Красную
(в олд фешене по ножичку),
и трезвости напраслина
нам не сосёт под ложечкой!...