Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Палата №6:: - Сдохни

Сдохни

Автор: Рувим Оз
   [ принято к публикации 23:35  25-04-2013 | Raider | Просмотров: 645]
* * *
Отношения с близкими людьми порой бывают непростыми, а можно сказать что и очень сложными.
И чем сложнее они тем труднее разобраться нам в них.
А если попытаться, то что-то всегда останется за кадром, как бы недосказанным, а может и лишнего кто ляпнет — тогда вообще кранты.
И, что интересно, тянуться может это сколь угодно долго, хотя я лично убежден в том, что быстрое, окончательное и бесповоротное завершение данного вялотекущего процесса позитивно сказывается на враждующих сторонах.
Это как бы начало новой жизни, но не всегда та старая, привычная, порядком надоевшая жизнь хочет просто так раствориться в небытие.
Она преследует в воспоминаниях, в старых вещах, привычках. Хочет вернуться и опять навязать себя.
Даже во сне эта прошлая жизнь навещает вас.
Вот и одного моего друга во сне случилась встреча, которой не позавидуешь.


Сдохни!

Был как всегда очередной вечер всеобщего праздника и веселья.
Звенели бокалы с разным пойлом, а также вилки в тарелках, ножи в вазочках и бутылки у проходов.
Постоянный галдеж, бредоподобные звуки ящика в углу на тумбочке, и жестокие удары центра на полу.
«Да выключите вы этот ёбаный ящик» — нет, как бы не так, там очередного педика показывают. Весь в помаде, в рваных трусах и майке-лифчике. Новая супермегазвезда с фабрики нумерованных пиздаблядей.
«Ну заткните вы хотя бы эту злоебучую колбасу на коврике, все кишки выпустила наружу» — нет, как же, ты не знаешь, это же новых охуйдиджейхит, под него весь тошнотворный дискач жопами трясет.
Можно подумать, что они больше ничего и не умеют, как пялиться в ящик и напрягать уши.
И никому не докажешь, что мы ведь собрались для приятного друг для друга общения а не для коллективного умопомешательства, для этого клубы и дискотеки предназначены.

Вот такие вот мысли приходили мне в голову, когда я лежал в соседней комнате, чтобы немного успокоить свои кипящие мозги и покрасневшие от давления уши.
Неужели все они находят в этом кайф и удовольствие, неужели массовое зомбирование дошло до такой стадии, что люди без этого уже не могут существовать, жить, отдыхать, веселиться...
Да, кстати, а по какому поводу опять собрались?
Вроде бы никаких дней рождения не намечалось, календарь тоже ничего не обещал, день граненого стакана может быть?
А почему тогда дома у меня. Места больше не нашли. Скоты. Специально доводят.
В комнате был полумрак. Светильники не горели и свет пробивался сквозь тюль от уличных фонарей, или от луны.

Вошла Лёля. Как-то суетливо осмотрела комнату, потом взгляд ее задержался на мне. Удивленный, непонимающий, абсолютно тупой.
- Ты че, парень, совсем опух штоль, мы там уже заждались, в самой колбасе катаемся, а ты тормозишь не по детски, а?
Я стал потихоньку приподниматься с кровати и думать о том, что опять придется идти к дорогим гостям в этот гадюшник и показывать всем, как я их ненавижу и не пойти ли всем им в жопу. А она мне будет говорить — ты опять недоволен, как ты меня достал, ты не умеешь веселиться.
- Ладно, сейчас приду.
- Здрасте нафиг, куда придешь, ты пришел уже, пойдет он, долго шляешся, это тебе не прогулка по бульвару с малолетками, давай штоли быстрее, а то гусь в духовке совсем засохнет, а водка уже вспотела, заеблася ждать тебя пидармота.
- А не помнишь, по какому поводу собрались?
- А ты не помнишь, падаль такая. Очконул. Говнюк. Давай, сука, вставай на тубаретку и суй в петлю сбою башку.
Я оглядел комнату и с удивлением обнаружил, что в центре действительно стояла табуретка, а над ней вместо привычной люстры висела веревка, завязанная петлей. Прямо виселица какая-то.
- Кто спиздил мою люстру?
- Ты придурок. Ты чмо позорное. Ты сам завязал эту петлю. Сколько раз ты гундел, что все мы тебе надоели со своими пустопорожними интересами. Ах, скорее бы мне сдохнуть. Ну так сдохни тварь, а мы это дело отметим.
- Ты никогда на меня так не орала раньше. Чего я тебе сделал плохого?
- Ладно. Хорошо. Я не буду на тебя орать. Ну, Олежа, ну давай. Вставай на табуретку и суй голову в петельку.
- Зачем я буду сувать.
- Ну как же так. Ты ведь обещал. Ну прости меня, что я на тебя накричала. Ты ведь хороший мальчик. Столько народу собралось, чтобы это увидеть и отметить. Мы же все ждем тебя. Ты должен. Ну я прошу тебя.
- Я не хочу.
- Ну как всегда. Ну ты не бойся. Это же не больно. Хочешь, я из под тебя табуретку выбью, а потом повешу на тебе и ты быстрее откинешься. Мне просто перед людьми стыдно за тебя. Все подумают, что ты трус или педик какой-то.
Я начал постепенно понимать все происходящее вокруг. Вся эта шмась, плясавшая в соседней комнате пришла отметить мою смерть, а вернее посмотреть на то как я сдохну. Они искренне радовались этому и с нетерпением ждали кульминации торжества. И Лёля с ними. Она этого хотела. Она меня к этому призывала. Зачем?
Неужели она меня так ненавидит? Я не сделай ей ничего такого, за что можно желать моей смерти, или сделал? Может быть я не помню.
Я грубая скотина, бездушная тварь. Я ее постоянно обижал и оскорблял, или нет? Не помню. Не может быть, чтобы все было так плохо все эти годы, проведенные с ней?
Ведь она почему-то жила со мной, мы ссорились, ругались, даже расходились, потом опять сходились. Нам ведь было хорошо вместе, или только мне? Мне казалось, что я ее понимаю, или нет? Может быть она меня не понимает?
Нет, тогда бы она не возвращалась ко мне. Могла бы просто расстаться. Могла бы сказать мне, что я сволочь, всю жизнь ей испоганил, лучшие годы украл. Могла бы просто предложить жениться на ней. Тогда бы и проблем не было никаких — я бы и сам ушел.
Но зачем сдохнуть?
Я должен влезть в эту петлю потому что вроде бы я сказал, что хочу умереть. Должен встать на табуретку. Засунуть голову в петлю и пнуть эту никчемную табуретку.
Она смотрит на меня и действительно хочет этого. Даже как-то умоляюще и нежно смотрит.
Конечно я просто обязан это совершить. Это должно ей понравиться. Это ее порадует.
Да я сейчас же встаю на эту треклятую табуретку. Ноги подкашиваются. Не хотят лезть. Лезь мать твою. Ты ведь должен.
Я остановился. Держу в руках петлю, немного раскачиваясь осматриваюсь вокруг. Все тихо и спокойно. Привычные лица с плакатов Битлз смотрят с грустью на меня. Неужели я больше не увижу их лица.
Да нет же. Увижу обязательно. Джон и Джорж уже давно ждут меня. А Пол и Ринго придут попозже. Обязательно придут и возьмут меня в свою группу. Или не возьмут. Но все равно не пройдут мимо и похвалят меня за то, что я пою их песни, или уже пел?
- Лёля. Я не хочу так умереть, не могу, понимаешь. Я не готов.
- Знаешь, Олежа, мне кажется ты должен был уже повзрослеть за то время, которое мы с тобой жили. Ты же не маленький. Ты думаешь, мне сейчас весело и радостно на душе. Тварь такая! Ты думаешь я в восторге от твоей ебучей истерики и припадках: «Ах как я хочу сдохнуть. Мне все надоело». Я устала, понимаешь устала. Ты хоть раз сделал то, что говорил, а? Ты хоть раз сделал то, что ты мне обещал. Почему тебе нужно меня доводить. Почему ты любишь меня доводить до истерик.
- Лёля. Я ведь люблю тебя...
- Это я слышала тысячу раз. Любишь — докажи. Лезь в петлю блядъ такая. Докажы хоть раз, что ты не пиздишь, как привык уже. Ну че те еще от меня надо, а?
- Леля, я не могу, понимаешь, при тебе не могу.
- Ну хорошо, успокойся. Я не буду на тебя кричать. Все хорошо. Я тоже тебя люблю. Ну сделай это для меня, пожалуйста. Давай я выйду к гостям, а ты быстренько залезешь и прыгнешь, хорошо? Только не бойся. Представь как все обрадуются. Они ведь уже скоро весь запас спиртного выпьют. Придется в магазин бежать, а на это как минимум полчаса уйдет. И потом у нас деньги скоро кончатся с такими пьяными чушками. Я в тебя верю. Ты сможешь. Я сейчас выхожу, а когда вернусь все будет уже позади.
Она спокойно и мягко поцеловала меня в лобик, потом неслышно поднялась с кровати и ушла, помахав рукой на прощание и закрыла за собой дверь.
Музыки из соседней комнаты я уже не слышал. Ничего не слышал. Думал только о том, что предстоит сейчас проделать.
Я медленно встал с кровати.
Опять занес ногу над табуретом. Оперся на него. Ухватился рукой за петлю. Поставил другую ногу. Вроде стою.
Надеваю петлю. Немного маловата для моей головы. Ухо задело. Ничего, до смерти заживет. Шутка.
Ну вот вроде бы и все. Готов к старту. А наверное это действительно так просто. И совсем не страшно. Сейчас вот толкну табуретку и повисну на этой веревочке. И всего-то делов на две секунды, или нет?
А как там раньше вешали-то? Помню по ящику показывали, как вешают пиратов. Раз и готово. Висят себе, не дергаются, или дергаются? Про это что-то в книгах писали, не помню только в каких.
Петлю на шею специально одевали не прямо, а сбоку, чтобы при рывке шея сломалась. А ведь это больно, позвоночник хрустит, Может так и надо сделать. А если высоты не хватит и шея не сломается, тогда я просто задохнусь, или нет?
А еще помню, что при удушении у человека все мышцы расслабляются, и поэтому повешенные как правило ссутся и еще срутся.
И со мной такое же случится? Ну да, а чем я лучше.
Вот так видок будет у меня. Заходит Лёля с гостями, а я тут вешу, с вывалившимся языком, еще дергаюсь, по ногам течет моча и говно. А эти подонки недоноски показывают пальцами и говорят «Лёля, и эток кусок говна тебя когда-то ебал?»
Нет я не хочу, не буду. Пошли они все на хер. Суки, на мое сдонхи решили пялиться. Мало им ящика с выдранными зенками и разъебанными черепами. Не будет вам шоу. Катитесь все к ебени матери прыщавые мокрощелки, ненавижу вас всех....
Входит Лёля. С недоумением смотрит, как я опять сижу на кровати.
- Ты все таки не сделал этого, да?
- Леля, подожди, я тебе все объясню, только не уходи....
- Я думала ты — мужчина, а ты...
Она не договорила и хлопнула дверью.
Я немного полежал на кровати, потом посмотрел в окно. Было довольно светло, шуршали деревья, где-то во дворе привычно ругались наркоты.
«Опять эти суки накурились и мешают спать» подумал я.
Со стены привычно смотрели знакомые мне с детства Джонни, Пол, Ринго и старина Джорж.
На потолке привычно висела люстра, а та полу раскиданы с вечера какие то визитки, журналы, тряпки. Наверно устал с ночи и завалился спать. Подумал, что утром проснусь, а тогда уж и соберу все это барахло.
Табуретки не было ни под люстрой, ни в углу, ни под столом. Ее вообще не было. Ее у меня никогда не было.
Да, подумал я, хорошо, что все это мне только приснилось, или нет????


Теги:





0


Комментарии

#0 14:50  26-04-2013кольман    
Что-то по Фрейду. Напомнило:

Хотел сказать: - Милая, подай кофе, пожалуйста. А вырвалось: - Гадина, ты мне всю жизнь испортила.
#1 16:58  26-04-2013Лев Рыжков    
Да так-то и неплохо. Диалоги разве только грязное. И на старте какие-то сопли пафосные развозюканы.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
11:51  08-12-2016
: [4] [Палата №6]
Пусть у тебя нет рук,
Пусть у тебя нет ног,
Ты мне была как друг,
Ты мне была как сок.

В дверь не струи слезой,
И молоком не плачь,
Я ж только утром злой,
Я ж не фашист-палач.

Выпил второй стакан,
С синью твоих глазниц,
Высосал весь твой стан,
Вместе с губой ресниц....
08:27  04-12-2016
: [14] [Палата №6]
Пропитался тобой я,
- Русь,
Выпиваю, в руке
- Груздь,
Такой грязный,
Но соль в нем есть.
Моя родина разная,
Что пиздец.
Только грязью
Не надо срать
Что, мол, блядям там
Благодать.
В колее моей черной
- Куст.
Вырос, сцуко,
И похуй грусть....
09:15  30-11-2016
: [62] [Палата №6]
Волоокая Ольга
удаленным лицом
смотрит длинно и долго
за счастливым концом.

Вол остался без ок,
без окон и дверей.
Ольга зрит ему в бок
наблюденьем корней.

Наблюдением зрит,
уделённым лицом.
Вол ушел из орбит....
23:12  29-11-2016
: [10] [Палата №6]
Я снимаю очередной пустой холст. Белое полотно, на котором лишь моя подпись, выведенная угольным карандашом. На натянутой плотной ткани должны были быть цветы акации.
На картине чуть раньше, вчерашней, над моей подписью должны были плавать золотые рыбы с крючками во рту....
Старуха варит жабу, а мы поём. Хорошо споём – получим свою долю, споём так себе – изгнаны будем в лес. Таковы обычные условия. И вот мы стараемся. Старуха говорит, надо душу свою вкладывать. А где ж нынче возьмёшь такое? Её и раньше-то днём с огнём, а теперь и подавно....