Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

За жизнь:: - Дым от костра

Дым от костра

Автор: вионор меретуков
   [ принято к публикации 13:10  16-07-2013 | Лидия Раевская | Просмотров: 465]
…У Чаплина вычитал, как некто представлял себе счастье. Этот некто, слегка смущаясь, сказал, что когда он думает о счастье, то перед его мысленным взором возникает безлюдный пляж. По песку медленно движется маленький открытый автомобиль, девушка, свесив ноги, чертит следы на песке… Уверен, Чаплин писал о своем понимании счастья.

Только теперь я все понял. У кого-то это пляж с девушкой, у кого-то угол дома, врезающийся в ослепительное небо, у кого-то выщербленная стена кладбища.

У кого-то воспоминание о свежем утре и занавеске, трепещущей от порывов ветра, и пьянящем запахе, исходящим от юной женщины, только что познавшей любовь...

У кого-то — видение театральной сцены, на которой ставят твою пьесу… У кого-то — лужайка перед избушкой и дым от костра, сложенного из сырого хвороста.

Но самое главное – в душе должен быть покой.

… Совсем недавно я был бодр и весел, как Генри Миллер в пору его голодной парижской молодости. Почему я полюбил Миллера? Он величайший мастер по извлечению бодрости и веселья из того, в чем бодрости и веселья вроде бы и нет.

Он во всем видел красоту. И он мотался по свету не для того, чтобы эту красоту отыскивать – она и так всегда была у него перед глазами. Повторяю, он видел красоту буквально во всем. Даже в куске дерьма. У Миллера никогда не бывало плохого настроения. Он всегда был бодр и весел. По крайней мере, так он пишет, и это меня убеждает.

Миллер знал, что основная особенность окружающего мира – это олимпийское спокойствие. Другими словами – равнодушие и безоглядный оптимизм, граничащий с идиотизмом. И Миллер этим жил. И совсем не плохо жил. Он это принимал как данность.

…Когда умирает маленький незаметный человек — понятно, что это проходит незаметно. Даже когда умирает всеобщий любимец: герой войны, знаменитый футболист, кумир попсы или великий актер, — людям хватает получаса, чтобы всласть погрустить и вернуться к своим каждодневным мыслям и делам.

У оставшихся в живых нет времени на грусть, им надо успеть переделать великое множество самых разных вещей: заняться любовью с женой приятеля, позавтракать с нужным человеком, подсидеть коллегу, внести очередной взнос за дом, договориться о кредите, отдать машину в ремонт, поговорить с сыном… И т. д.

Миллер знал, что Господу и миру людей безразлично от чего ты умрешь, главное – чтобы ты умер. И умер вовремя.

* * *

…В один прекрасный день я заметил, что солнце светит не для меня. И что?

Как описать тоску? У Тургенева есть замечательные места, от которых веет скукой далекого девятнадцатого века. Возможно, тогда это скукой не называлось. Так жили все. То есть со скукой все были на короткой ноге. Жили неторопливо, размеренно и осмысленно. Скука была неотъемлемой, привычной и необходимой частью светской городской жизни. Иногда и деревенской. И не надо думать, что только помещичьей. Крестьянин тосковал не меньше. Особенно долгими русскими зимами, когда он сутками лежал на полатях и не знал, чем себя занять.

Так, может, надергать две сотни слов из Тургенева, перетасовать их на современный лад и вывалить на голову читателя?

Я устал от самого себя… Тоска, тоска…

Можно было бы на скорую руку слепить вывод: жизнь без цели, жизнь, купленная воровским путем, приводит творческого человека к банкротству, к нищете духа. Ах, если бы все было так просто! Мы научились с легкостью делать выводы, за которые ни перед кем не отвечаем.

Моя жизнь вовсе не бесцельна. Я пишу книгу. Я все-таки пишу ее.

Может быть, я буду писать ее всю жизнь. И если мне не помешают, если меня раньше не пристрелят, как куропатку, я ее когда-нибудь допишу до конца. Очень может быть. И если это случится, то моя книга станет фактом истории. Вернее, фактом реальности. Это меня приободряет.

Пока книга пишется, ее содержание является достоянием только одной головы, а именно: головы создателя, в рассматриваемом случае — моей писательской головы.

И по этой причине оно, содержание, не имеет ин веса, ни массы, ни формы, ни габаритов, и больше похоже на метафизическое представление о жизни, чем на реальную жизнь.

А готовая книга – это уже нечто осязаемое, реальное. Это как горящая свеча на столе… свеча горела на столе… или Эйфелева башня, которую ненавидел по крайне мере один французский классик. События и лица в написанной и изданной книге не менее реальны, чем моя прошлая жизнь, грязные подробности которой известны только мне.


Теги:





2


Комментарии

#0 19:55  17-07-2013Atlas    
аф, конечно, скажет что этим живет, а я скажу - не верю!

я оценил чаплина, стерпел следом миллера, но тургенева на десерт - увы изрыгнул...
#1 21:59  17-07-2013Лев Рыжков    
Да складно, в принципе. И про Г. Миллера согласен.

Плюсик.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
18:18  17-01-2018
: [9] [За жизнь]
Андрей Васильевич Кудрявцев, основательный и высокий господин, на лице которого редко кто мог заметить улыбку - неужели все директора такие - после душевного застолья с пивом и раками, пошатываясь выходит из заведения с романтическим названием "Плакучая ива"....
11:56  14-01-2018
: [11] [За жизнь]
Грязный заболевший снег,
Словно отзвучавший смех.
Тают крапинки снежинок,
Гаснут искорки смешинок.
Изчезает след невзгод.
Все пройдет, как этот год.

Праздник отгремит в Шри Ланке,
На Арбате, на Полянке -
В танцах кукол и актрис,
В злобном визге серых крыс,
В шуме скидок, в блеске льгот…
Все пройдет, как этот год....
11:02  12-01-2018
: [71] [За жизнь]




Опять дороги белое крыло,
Ложится снег на сумрачную пустошь
Страны, в которой всем нам повезло
Настолько, что ни письменно, ни устно.

Устав от сна, и снова расшатав
Себя от основания до срыва,
Я наблюдаю в небе ледостав
Остывших душ....
14:28  08-01-2018
: [32] [За жизнь]



Не прикасайся к ним, не прекословь.
На всех не хватит - каждому воздастся.
Земля привычно впитывает кровь
Людей, забывших, что такое братство,
Уставших от него, и от себя
Идущих лесом, полем, огородом,
Быстрее, выше, злобная возня
Неравных равных....
10:17  06-01-2018
: [28] [За жизнь]
Наконец я вернулся к такому родному порогу,
Снял портянки и сжег их в отверстии русской печи,
И зубами, которых осталось совсем уж немного,
Пожевал от печи той родной, второпях, кирпичи.

Дорогая, корми меня водкой и хлебом,
Я промок под каким-то ненужным совсем мне дождем,
Я сгорел под чужим незнакомым неласковым небом,
Под которым я не был когда-то случайно рожден....