Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - Воспоминания о Ленине. В цирюльне.

Воспоминания о Ленине. В цирюльне.

Автор: Облом off
   [ принято к публикации 16:53  03-12-2004 | Alex | Просмотров: 566]
Как-то раз Владимир Ильич Ленин решил зайти к цирюльнику. Ну, не то чтобы Ленину надо было подстричься, отнюдь. Как известно, Владимир Ильич с молодости был лыс и, немного стесняясь, носил элегантную кепку. А брился он исключительно самостоятельно – не доверял, справедливо опасаясь покушения. А иной раз и Надежда Константиновна брила.
Так вот, идет Ленин по Петрограду, думает на разные важные государственные темы, вспоминает революцию, как Зимний брали да министров арестовывали. Как вдруг глядь – цирюльня! «А что, - думает Ленин, - зайду-ка, погляжу как народ простой стрижется да бреется». Зашел в цирюльню, да и встал у окошечка подле искусственной пальмы.
Народ внутри сидел все больше рабочий да крестьянский, попадались и солдаты. Сидят, дымят цыгарками, балагурят, ждут своей очереди. Из залы высунулась голова шустрого цирюльника: «Валяй следующий!». Поднялся матрос, который сидел неподалеку от Владимира Ильича.
Проходя мимо, матрос задел Ленина плечом. «Поаккуратнее, товарищ!, - возмутился неуклюжести матроса Владимир Ильич, - смотрите все-таки кого задеваете!». А матрос ему и отвечает: «А ну захлопни пасть, шкура недобитая! Слы, братушки, гляди! Это ж буржуй! Гля, какая у него кепчонка-то, заграничная небось! А жилетка? Ботиночки-то начистил как, а? Огонь!». Владимир Ильич, понятное, дело посмеялся, да и говорит: «Ну, полно вам, товарищ матрос, вы что, в самом деле меня не узнаете? Я – Ленин!». Народ в цирюльне загудел, заинтересовался происшествием, окружил спорщиков. «Это ты то Ленин?, - грубо расхохотался матрос, - Ленин – он два метра росту да в плечах косая сажень, а ты – тьфу! – прыщик буржуйский недорезанный! В расход!». Кое-кто закричал, что дескать, правда, не Ленин вовсе – самозванец. Лица посуровели, брови нахмурились, ряды вокруг Ленина сомкнулись, где-то щелкнул затвор винтовки. Владимир Ильич, понятное дело, смеется, за бока хватается! «Да Ленин я! Ульянов Владимир Ильич! Вождь мирового пролетариата, а вас как зовут, товарищ матрос?».
Ну, тут уж народ не вытерпел, бросился, схватил Ленина, да потащил к выходу. Немного помяли. Ленин-то понял, что дело плохо, да виду не подал, может пару раз только вмазал кому-то по скуле. Однако, скрутили его – дело-то нехитрое. Тащат Ленина к Смольному, кричат, что, дескать, шпиона поймали, самозванца. А у Смольного аккурат стояли Свердлов, Дзержинский, Бонч-Бруевич и другие товарищи. Смотрят – Ленина несут, поколачивают, а впереди матрос бежит, винтовкой размахивает. «В чем дело, товарищи?», - спрашивает Свердлов. «Самозванец! Говорит, что Ленин! А мы-то знаем – Ленин совсем не таков, он – богатырь, а этот – плюгавый весь какой-то, соплей перешибить можно», - отвечает матрос. Свердлов глянул поверх очков на Ленина, повернулся: «Что скажите, товарищи? Лицо трудно распознать – помято сильно, но определенное сходство есть. Какие будут мнения?». «А ведь действительно, очень похож», - нехорошо сощурился Феликс Эдмундович. Бонч-Бруевич только пожал плечами.
Ну, тут уж и Ленин понял, что шутки кончились. Сплевывая выбитые зубы он воскликнул: «Яков Михайлович! Феликс! Товарищи! Да вы в своем ли уме?! Я же Ленин! ЛЕНИН!!». «Самозванец!» - загрохотала сапогами толпа. Кто-то выхватил уже маузер. «Все это надо тщательно проверить, товарищи», - процедил Дзержинский. Свердлов и Бонч-Бруевич горячо закивали. Подошли два солдата с красными повязками на рукавах шинелей и повели упирающегося Ленина в сторону Смольного. Толпа грянула интернационал, Свердлов дирижировал, а по щеке Феликса Эдмундовича скользнула скупая мужская слеза.
Ну, потом, конечно же выяснили, что недоразумение произошло, да. Свердлов, Дзержинский и Бонч-Бруевич получили благодарности за бдительность, но обиду на них Ленин все-таки затаил. А того матроса Владимир Ильич велел расстрелять. И цирюльника тоже, а цирюльню закрыть и сделать там библиотеку для трудящихся. Ибо во всем, частенько любил говаривать Ильич, должен быть свой, революционный порядок.

©2004 Облом off


Теги:





2


Комментарии

#0 19:10  03-12-2004Рыкъ    
хер знает. автор объясни в чем смысл?
#1 00:25  04-12-2004Рыбовод    
Скучновато.

Афтор, ты хоть почитай Зою Воскресенскую. Миллионы детей рыдали от ея крео.

А потом напиши цикл, да получше старушки Зои. Хоть с подъёбкой, но это просто. Сложнее - ужастик.


А так фанерно.

#2 00:33  04-12-2004НИЖД    
Песдато. Ржал.

Только концовка была бы интереснее, если б товарищи, имея злой умысел по захвату власти, как бы не признали вождя.

#3 01:17  04-12-2004Крокодилдо    
пиздато. ржал.
#4 01:18  04-12-2004Крокодилдо    
бля.коммент НИЖДА я не читал...
#5 09:59  04-12-2004Lisitca    
ну, так, читать можно
#6 10:53  04-12-2004Трехглазый С.    
Так се
#7 12:58  04-12-2004Буратина    
устарело. напесал бы лет десять назат - публекацыя в журнале "красная бурда" была бы обезпечена.
#8 11:48  06-12-2004Юрчик    
А еще лучше - лет 70 назад, чтоб лет на 15 в солнечный Магадан...

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
10:05  12-07-2017
: [82] [Литература]
Такое лето. Грёбаный июль
С потёртым небом в едкую полоску.
Капоты, полированные воском,
В помёте птиц как в дырочку от пуль.
И вечный дождь. И рвутся на ветру
Зонты из рук и нежный цвет с акаций.
И градусник завис на плюс тринадцать....
Изъят, отретуширован, отжат
Ночной пейзаж. В остатке – май, Коломна.
Желтеет дом в четыре этажа,
Моргают окна ласково и скромно.

В палате Миши тихо и темно,
Уходит жизнь неспешно, поэтапно,
Плетёт похожих дней веретено
Хозяйка Скорбь, в халатике и тапках....
Первые мысли на этот счёт начали приходить ещё в детстве. Сначала - когда на летних каникулах в деревне меня лягнул жеребец Василёк, который одним изящным движением сломал мне четыре ребра и неокрепшее мироощущение. Потом - когда я подцепил дизентерию, купаясь в техническом пруду свинофермы....
07:42  20-05-2017
: [36] [Литература]
болтают о разном, болтают ногами
болтают когда наступают на камень;
как если разрубишь Татьяну – пол Тани
так есть сотни видов различных болтаний;

болтание членом над женской губою
болтание чувств, когда рядом с тобою
болтание судеб, как в годы репрессий
болтание букв в политической прессе....
Когда от нас останутся стихи,
Ненужные, как пасмурное лето,
Мы выйдем в мир — спокойны и тихи, —
Из пыльных кулуаров Интернета.

Мы станем кормом для слепых червей,
Нас будут пить осины и берёзы,
Мы упадём в объятия морей,
Как синих туч стеснительные слёзы....