Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Палата №6:: - Правда

Правда

Автор: Артур Финч
   [ принято к публикации 11:19  03-04-2014 | Гудвин | Просмотров: 960]
Не знаю, откуда взялся этот мужик, но отговаривать я его не стал. Валера завел его к нам, усадил в кресло и стал наваливать:
— Так ты реально этого хочешь? Тебе не страшно?
— Неа, — отвечал мужик. Походу, он был немного пьяным.
— Ты хоть понимаешь, на что ты соглашаешься?
— Ну да, понимаю. Я согласен.
— Зачем? — спрашивал Валера.
— Слышь, мужик, — говорю, — это тебе не шуточки. Все, что ты узнаешь — правда. Ты не сможешь ничего ни доказать, ни опровергнуть, но ты будешь знать, что это правда. Врубаешься? Ты постоянно будешь думать об этом. Общество потеряет тебя навсегда, тебя не возьмут ни на одну нормальную работу, потому что на работе ты не сможешь сосредоточиться ни на секунду, сечешь?
— И?
— Ты че, дебил? — встревает Валера.
— Ничо я не дебил. Я просто хочу знать правду.
— Поверь, - говорю я, — это самая жесткая правда, которую только можно услышать. А благодаря нам, ты ее еще и увидишь.
— Каким это образом?
— Не спеши, мужик. Какие у тебя планы на завтрашний день? Говори все подробно.
— Нууу, — он задумался, почесал бошку, — с утра я планировал пойти в универ…
— На кого учишься?
— На программиста, третий курс.
— Ого, — говорит Валера, закуривая сигарету, — нормально. А после универа чо делать собирался?
— Ну, обычно я прихожу домой, хаваю, вечерком могу куда-нибудь выскочить, попить пивка, могу позволить себе дунуть иногда, потом зарубиться в каэску. Слышьте, пацаны, какого плана будет та информация, которую я узнаю? Что это вообще?
О, это любимая часть Валеры. Он может рассказывать об этом часами. За всю жизнь он ел пластинку целых три раза, так что опыта у него хватает.
— Ты, — говорит Валера, — ты главное не паникуй. То, что ты охуеешь — это сто процентов, ты будешь в шоке. Ты больше никогда не захочешь ходить ни в универ, ни куда бы то ни было. Пиво, шмаль, игры — все это покажется тебе полной хуйней, на которую не стоит тратить ни минуты своей жизни. Да что там, даже жизнь покажется тебе чем-то незначительным. Но главное, не паниковать. Первый ахуй пройдет недели через три, и ты сможешь более менее спокойно общаться с друзьями, родными. Но главное — не паниковать. Так что, ты согласен?
Они говорят, что хотят знать правду. Говорят, что лучше быть сумасшедшим, но сумасшедшим, который знает правду. Да, да, конечно. Они такие смелые только пока не взяли пластину. Только пока пластина не начала показывать.
— В какой руке? — спрашивает Валера, протягивая кулаки к лицу нашего гостя.
— В правой. — отвечает тот. Валера показывает, в руке синяя пластина, на которой нарисован какой-то знак.
— Это оно?
— Да.
— И что мне с ней делать? — мужик явно нервничает.
— Щас идешь в ту комнату, — говорю я, показывая на спальню, — а там ты все поймешь, будь уверен.
— И главное: не паникуй. — добавляет Валера.
Прошел час. Все спокойно, наш гость все так же сидит в спальне. Я бы все отдал, чтобы посмотреть, как меняется его лицо в тот момент, когда он все узнает. Что он чувствует? Что чувствовал я? Это напоминает…словно…как будто кто-то прятал что-то важное у тебя за спиной. Ты поворачиваешься, чтобы увидеть это, а оно опять оказывается у тебя за спиной. И так всю жизнь. Пока мне в руки не попала синяя пластина, оставляющая мятное послевкусие. Весь процесс длится не дольше секунды, остальное время — несколько часов, ты просто сидишь и думаешь. Вернее не думаешь, ты просто пытаешься это принять. Вбить это в голову, как возможный вариант…но ты прекрасно понимаешь, что это не просто теория или какая-то догадка. Это и есть правда.
Три часа, а гость все сидит в спальне.
Слышались крики, плач, всхлипы, он орал, как сумасшедший. Мы заранее убрали из комнаты все острые вещи, оставили только стул и диван.
Гость вышел часов через шесть. Я даже успел немного подремать.
Вот так всегда…все они говорят, что готовы, но на деле оказывается наоборот. Он еле стоял на ногах, его всего трусило, а глаза бегали туда-сюда, словно не понимая, на чем бы остановиться.
— Говорить можешь? — спросил Валера.
Он закрыл глаза и ничего не ответил.
Мы усадили его на стул, зажгли ему сигу, но он так ни разу и не затянулся.
— Что будем с ним делать? — спросил я.
— Пусть поспит у нас. В универ, думаю, ему больше не нужно.
Я улыбнулся. Забрал сигу у нашего гостя и сам вдохнул дым.
— Привыкай, чувак, больше ни о чем другом ты думать не сможешь, никогда. — сказал я ему.
— Никогда? — переспросил он хриплым неуверенным голосом.
— Никогда. — подтвердил Валера.


Теги:





1


Комментарии

#0 13:36  03-04-2014Шева    
Хорошо.
#1 14:30  03-04-2014Фенечка Помидорова    
нормально да. остальное читатель дорисует.
#2 14:43  03-04-2014allo    
хорошо
#3 15:05  03-04-2014Стерто Имя    
но всеже желательно б узнать ту правду, от которой так нещадно прёт.. трудно представить, что бы могло бы так ашорашыть... если только не последствия отравления необычныме гребаме на всю оставшуюся жись... гг
#4 16:51  03-04-2014Гриша Рубероид    
правда всегда одна (с). плюс.
Хуйня про наркоманов.
#6 00:49  05-04-2014ГринВИЧ    
правду говорить легко и приятно (с)



текст хуйня.
#7 11:15  05-04-2014Вано Борщевский    
тема не раскрыта. не хватает изюма! имхо

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
08:27  04-12-2016
: [9] [Палата №6]
Пропитался тобой я,
- Русь,
Выпиваю, в руке
- Груздь,
Такой грязный,
Но соль в нем есть.
Моя родина разная,
Что пиздец.
Только грязью
Не надо срать
Что, мол, блядям там
Благодать.
В колее моей черной
- Куст.
Вырос, сцуко,
И похуй грусть....
09:15  30-11-2016
: [62] [Палата №6]
Волоокая Ольга
удаленным лицом
смотрит длинно и долго
за счастливым концом.

Вол остался без ок,
без окон и дверей.
Ольга зрит ему в бок
наблюденьем корней.

Наблюдением зрит,
уделённым лицом.
Вол ушел из орбит....
23:12  29-11-2016
: [10] [Палата №6]
Я снимаю очередной пустой холст. Белое полотно, на котором лишь моя подпись, выведенная угольным карандашом. На натянутой плотной ткани должны были быть цветы акации.
На картине чуть раньше, вчерашней, над моей подписью должны были плавать золотые рыбы с крючками во рту....
Старуха варит жабу, а мы поём. Хорошо споём – получим свою долю, споём так себе – изгнаны будем в лес. Таковы обычные условия. И вот мы стараемся. Старуха говорит, надо душу свою вкладывать. А где ж нынче возьмёшь такое? Её и раньше-то днём с огнём, а теперь и подавно....
Давило солнце жидкий свой лимон
На белое пространство ледяное.
Моих надежд наивный покемон
Стоял к ловцу коварному спиною..

Плелись сомы усищами в реке,
Подёрнутой ледовою кашицей.
Моих тревог прессованный брикет
Упорно не хотел на них крошиться....