Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

За жизнь:: - Чума

Чума

Автор: 10_kg_cocainos
   [ принято к публикации 14:53  02-03-2015 | Антон Чижов | Просмотров: 1097]
Улица, флаги, шальные пули.
Фасеточный взгляд КГБ-шных мумий,
Всегда исполняющих чей-то безумный приказ.
Кто тут еще не сыт по горло,
Дерьмом, демократией и свободой?
Дубинки, шлемы, слезоточивый газ.
(с) гр.Красные звезды

Невысокая девушка лет тридцати в спортивном костюме шла за мной от самого вокзала. Я ловил ее в отражении витрин, останавливаясь прикурить очередную сигарету, закрываясь от несуществующего ветра. На Сахарова я резко обернулся, но её вдруг не стало.
Мимо прошел мальчик с чемоданом свинцового цвета, он хотел меня о чем-то спросить, но я не услышал: я был поглощен погоней, был окутан инстинктами загнанного зверя. Ускорил шаг. Выбросил пакет в урну. Разминал пальцы. И шел.
На Даевом переулке меня остановили полицейские. Жирный кургузый увалень проверил мой паспорт, а рыжая, до отвращения рыжая, девка, спросила о целях моего променада.
- Живу я здесь. На Трубной.
Девушка в спортивном костюме, наклонилась завязать шнурки, и, поправив куртку, побежала вперед. Пока я прощался с законом, она уже удалилась вперед, метров на двести, и скользнула под арку.
Хотелось кричать, полицейским, удалявшимся от меня в обратном направлении, что я хочу жить. Что мне все надоело, что эти люди сводят меня с ума, что мир поглотит меня лишь минуты спустя. Но сдержался.
Изменил маршрут, и, двести шагов спустя, оказался в Лисьей Норе. «В спортивном костюме могут и не пустить», - ухмыльнулся я.
- Не курят?
- Не курят, как везде.
- Налей мне бругаля, грамм сто.
- Не держим.
- Тогда водки, только не русской.
Согрелся. Пальцы дрожать перестали, и удалось набрать смс своему приятелю: «я в Москве».
Спустя двести грамм, в бар зашел Димзо.
- Какого рожна, Балыкин! С какого перепугу ты здесь; мы все на прослушке. Шульгина завалили на прошлой неделе, Руфа ведут от подъезда к подъезду. Я жену сослал на другой континент. Всё рушится, ты это понимаешь?
- Залупа это всё, Димзо. Мы нашли их. Много. Столько нет ни у кого.
- У тебя всё с собой?
- Почти. Я боялся, что встретят.
- То, что Комитет еще не прорисовался, не значит, что никто не пасет.
- Мы здесь втроем, Димзо: я, ты и бармен.
- Так не бывает.
Колокольчик над дверью дернулся, и в кабак проскользнула моя недавняя спутница, но уже в кашемировом пальто и шелковом платке. Она уселась за стойку, и бармен, без слов, налил ей кофе.
- Теперь нас четверо.

*****
Несмотря на мороз, люди с площади уходить не спешили. Они кутались в какие-то тряпки, и пили дешевый коньяк. Градус недовольства нарастал. Вокруг оцеплением стояли солдаты – мальчишки-срочники из местного гарнизона. Но их было от силы человек двести. Толпа же была в несколько десятков тысяч человек, в основном мужчины, от 25 до 50. Каждый из них был готов умереть прямо сейчас. Прямо здесь и сейчас, потому что дома их ждали больные жены, родители и дети. Кто-то непрерывно привозил коньяк – ящиками. Солдаты пытались отодвинуть толпу от дороги, но тщетно. Подъехал грузовик и выгрузил теплые вещи, и арматуру. Всё быстро растворилось среди людей, под одобряющий гул и улюлюканье толпы.
Со стороны завода к площади подъехал черный лэнд крузер. Из него вышел невысокий плотный человек, и четко, почти по слогам, произнес в мегафон: «Нам нужны чипы»!
Масса людей оживилась и подхватила: «Чипы»! «Чипы давай»! «Открывай ворота, мразь»!
Мужчина в костюме направился к воротам мэрии, и люди расступились перед ним. Солдаты приоткрыли ворота и, на мгновение оттеснив людей, дали ему пройти внутрь.
- Сергей Александрович, у ворот около 30 000 человек, их семьи больны, они сами больны. Вы это знаете. Раздайте им чипы – они получат их, и уйдут. Иначе…
- Что иначе, Балыкин, что, иначе? Чипов всего 500 штук на складе, и все. Завод вымер – нет материала. Москва все съела.
- Тогда они разнесут мэрию, а Вас… а тебя, Сережа, казнят. Как в средневековье.
- Балыкин, я не решаю этих вопросов. Вчера из Москвы пришел прямой приказ: тебя арестовать, народ утихомирить. Любым способом. У меня развязаны руки. Ты это понимаешь? Ты хочешь крови?
- А я, Сережа, вот этих вопросов не решаю – меня люди отправили к тебе, только потому, что мы вместе с тобой в соседних кабинетах работали. На общее, кстати, дело.
- Уведи людей, Балыкин, Христом Богом прошу. Пусть разойдутся, мирно. Мы выдадим половину запаса, но это все что я могу.
Кто-то из толпы выстрелил в сторону оцепления. Хлопки начали раздаваться со всех сторон. Масса двинула с арматурой к воротам. Дым начал обволакивать все вокруг. В центре площади прогремел взрыв. Ошметки мяса и куски телогреек падали прямо под ноги собравшихся. Хлынула кровь. Хлопки слились очередями; фонтаном, огонь прорезал толпу сначала справа, потом слева. Прогремел еще один взрыв, всё стихло. Пахло жареным мясом и тлеющим синтепоном.
Мужчина в костюме, пробираясь сквозь обезображенные тела, с чемоданом в руках, исчез в завесе дыма и гари.

*****
- Товарищ Балыкин, - приятным голосом, обратилась девушка, к сидевшим в углу приятелям. Можно к вам присоединиться?
- А, пожалуйста, - Димзо ловко пододвинул даме стул, успев опустить руку под стол.
- Ты, мудило, руки над столом держи. Мне твои канители уже под ребрами жмут. Ты думаешь я твою шмару сисястую с выблядком не найду? Так уже. Коперфильд ебаный – народные деньги не бережешь, шесть агентов на югах лохматку твою родимую маринуют. Так что завали, гмох тупорылый. Не за тебя речь сейчас.
Бармен запер дубовую дверь.
- Сколько их у тебя?
- Почти миллион.
- Откуда?
- Мы взяли 500 в Чите, и скопировали их, на сколько хватило материала.
- А материал откуда?
- А кто спрашивает-то?
Я уже не скрывал раздражения. Водка притупила инстинкты и страх.
- Комитет, спрашивает, Балыкин, Комитет, понимаешь? Пока спрашивает – мы готовы договориться, экономии времени для. Ты вообще слышишь меня?
Она наклонилась ко мне, и я понял, что ей сильно за сорок: морщины вокруг глаз, и перекошенный рот, с капающей слюной, прямо напротив моего лица лишь на секунду замерли в ожидании ответа. Вдруг она захрипела, и кровавые сгустки кашлем брызнули мне в лицо. Димзо сработал её вилкой. В шею. Красиво. Через мгновение, бармен, хватаясь за воздух, пытался вырваться из цепких рук. Хруст.
Мы выскочили на улицу, и прыгнули в какую-то колымагу.
- За штуку, в Реутов.
Я перебирал варианты: забираю Олю, Димзо рассылает чипы, мы двигаем на Урал, оттуда через казахов в Китай. Нет. Димзо забирает Олю, Руф рассылает чипы, я остаюсь в Реутове, в тайнике, потом выдвигаю в Питер, оттуда, как Ленин в Финляндию. Хуйня какая-то.
Дом на улице Челомея был заколочен. Мы вышли на несколько кварталов раньше, и прошли сюда дворами. На улице только собаки. Людей совсем нет. Мусор, словно перекати-поле, гуляет по растрескавшемуся асфальту.
- Руф, здравствуй!
- Кто это?
- Кох в пальто!
- Вы ошиблись номером.
Гудки.
Мы прошмыгнули в, казалось, закрытую дверь, и спустились в подвал. Пахло канализацией и бомжами. Я достал ключ, открыл скрипучую дверь. Свет загорелся автоматически.
- Ебануться! – Димзо одобряющим взглядом окинул несколько десятков деревянных ящиков. Здесь же на несколько миллионов баксов.
- Почти на миллиард. Если так продавать. Если государству, то на 280 лимонов, примерно.
В 5 утра от дома на улице Челомея отъехало 4 военных грузовика.
Я открыл припасенную бутылку бругаля, и разлил ее почти всю по двум кружкам.
- Ну, за удачу.
- Ох, ну и говно же этот твой ром, Иван.

*****
- Оля, я тебя жду, в панч и джуди, возьми все самое ценное.
- Я минут через 20 буду.
- Очень, очень тебя жду.
Я сидел, и потягивал килкени. На душе было не спокойно. Слишком все просто. Мне уже отзвонились из восьми точек – груз прибыл. Чипы начинают продавать людям. Осталось всего две точки. Но там не должно возникнуть проблем. Военные – тоже люди, и тоже хотят жить, и жить – хорошо.

*****
- Светлана Николаевна, как вы объясните столь резкое распространение заболевания, особенно среди социально-незащищенных слоев населения.
- Мы выясняем причины, мы делаем все, что можем. Есть версия – что это новый вид биологического оружия. Скорее всего мы подверглись атаке.
- Со стороны кого?
- Не знаю: террористы, запад, штаты – кто угодно. У нас сегодня много врагов. Россия, сегодня – это сильное государство, с ним приходится считаться, это многим не нравится.
- Президент сказал, что уже через месяц необходимое число чипов для населения будет закуплено или произведено, но есть мнение, что в реальности ничего для этого не делается. Заводы стоят, больницы закрыты.
- Это частное мнение и оно не имеет никакого отношения к реальности.

*****
По Пятницкой улице идут двое. Не торопясь. Маленький чемоданчик щелкает колесами по тротуарной плитке. Она кутается в шарф. Он в пальто нараспашку, курит.
- Мы никогда сюда не вернемся?
- Никогда.
Навстречу, медленно подъехало такси, остановилось, таксист опустил стекло. Мужчина наклонился к водителю.
Выстрел.


Теги:





7


Комментарии

#0 14:53  02-03-2015Антон Чижов    
приятно встретить автора
#1 15:05  02-03-2015Илья ХУ4    
дарова какос
#2 19:01  02-03-2015Стерто Имя    
превет какос
#3 19:02  02-03-2015Стерто Имя    
ночю почетаю какоса
#4 22:19  02-03-201510_kg_cocainos    
буэнос ночес, епта, а Стерто Имя - ты че за хуй?

#5 22:31  02-03-2015Стерто Имя    
я друг уважаемого песателя Ильи ху4-а
#6 22:32  02-03-2015Стерто Имя    
мы бывало как курнем.. аж кости гнуться
#7 22:34  02-03-2015Стерто Имя    
он мне книщку обешял подорить, с надпесью дарственной
#8 22:34  02-03-2015Стерто Имя    
да... почитаю щас...
#9 22:53  02-03-2015Стерто Имя    
хороший трэшык такой... хотя сначала все майдан мерещился. нормально так сбито, сколочено
#10 02:47  03-03-2015Файк    
С возвращением!
#11 10:04  03-03-2015Гриша Рубероид    
хорошо.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
16:13  12-10-2019
: [7] [За жизнь]
Андрей Демьяныч Мальцев не ходит в шоу-рум
Андрей Демьяныч Мальцев не ест он шаурму
Никто не проявляет к нему свой интерес
Никто! Ни дети-внуки, ни городской Собес

А всё то потому-что, вдруг Мальцев занемог,
И семьдесят восьмого под вечер взял и слёг
И следующим утром он умер и в серьёз
И згнил давно Демьяныч в земле среди берёз

И вянет где-то иней над речкой без утех
И умер всё же Ленин, хоть был живее всех
И ночь что наступает, сулит сплошной бедлам
И Пальме погиба...
09:38  11-10-2019
: [4] [За жизнь]
Между вечным покоем и кучей хвороб,
Как по грани с названием «тайна»,
Проползал паучок, красный клопик, микроб
По английской тропинке дедлайна.

Он колючими лапками тело зудил,
И вдохнуть не давал полной грудью.
Смерть - с раскрытою пастью большой крокодил....
Среди звездной пелены,
Среди страстной глубины,
Среди горестей, услад,
Средь ветров, средь тишины,
-- --- ---- ---- ----- --
Среди гор, среди лощин,
Средь оврагов и вышин,
Средь тиши и средь ветров,
Среди муторных годов,
-- --- ---- ---- ----- --
Средь тропинок и преград,
Серебристых мириад,
Среди ночи, среди дня,
Среди ты и среди я....
Я не помню живую тёть Зину,
Но зато её помню в гробу
В белом саване, эдак картинно -
Тело тёти с иконкой на лбу

Веки - наглухо, будто бы шторы
Старый попик невнятно читал
И рыдали её ухажеры -
Дядя Костя и Павел Цимбал

А потом гроб неспешно подняли
Задышали цветами сады
Потому-что с небес вдруг упали
Золотистые капли воды

Много пили, и пели, и ели -
На поминках, почтя ритуал
Но особенно пили и пели
Дядя Костя и Павел Цимбал

Тётя Зина, усопшая, ...
21:51  04-10-2019
: [3] [За жизнь]
Кто сильнее, тот и прав, ёпт. Если у одного больше физической силы, выносливости, ловкости и сильнее, устойчивее психика, то второй, кто слабее, неправ, обязан играть по правилам сильного, нравится ему это или нет. Если только сильный не устал, не прощелкал ебалом, или же если тот, кто слабее по описанным параметрам, не оказался в итоге хитрее, умнее, мудрее....